Как Красная Армия готовилась к битве за Берлин

Стратегический замысел советской Ставки

Стратегический замысел Ставки Верховного Главнокомандования по завершению войны сложился уже в ноябре 1944 г. и был отражен в стратегическом плане зимней кампании 1945 г. Завершающий этап войны планировали провести в два этапа. На первом этапе Красная Армия должна была разгромить стратегические группировки врага в Восточной Пруссии, Польше, Словакии и Венгрии, и выйти на рубеж Бромберг, Познань, Бреслау, Вена, создав благоприятные предпосылки для полного разгрома вермахта и проведения завершающей Берлинской стратегической операции. На втором этапе планировали взять Берлин, выйти к Эльбе и завершить войну. Брать Берлин по плану ноября 1944 г. должен был 1-й Белорусский фронт.

Советская Ставка не могла точно определить, как будут развивать будущие события. Победоносное развитие Висло-Одерской операции давало надежду, что Красная Армия безостановочно и стремительно проведет Берлинскую операцию. Однако дальнейшие события показали, что невозможно завершить войну во время зимней кампании. Вермахт продолжал ожесточенно сопротивляться, продолжал переброску войск на восток за счет ослабления Западного фронта и бросал в бой последние резервы, наносил серьёзные контрудары на стратегических флангах — в Восточной Померании и Венгрии, советским войскам требовалось время на подготовку броска на Берлин.


Войска 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов в предшествующих тяжелых боях понесли большие потери, в дивизиях было по 4-5 тыс. человек. Стремительное наступление войск привело к тому, что тылы отстали, коммуникации были сильно растянуты. Железные дороги необходимо было переделать на русскую колею. Войска испытывали недостаток в горючем, боеприпасах, запчастях для техники и мн. другом. У артиллерии не было боеприпасов для нормальной артподготовки, которая требовалась для прорыва немецкой обороны на Одере. Запаздывали с перебазированием авиации, сухопутные войска оторвались от воздушных армий, новые аэродромы вблизи войск ещё не подготовили. Это привело к тому, что после выхода наших войск Одеру, нами временно было утрачено господство в воздухе (!). Так, если в первой половине февраля 1945 г. в полосе 1-го Белорусского фронта немецкие ВВС произвели около 14 тыс. самолето-вылетов, то наша авиация всего 1233 самолето-вылета. В результате из-за серьёзных обстоятельств взять Берлин в феврале 1945 г. не смогли.

На центральном (берлинском) направлении советские войска вышли на дистанцию прямого удара по Берлину, но флангам приходилось решать тяжелые задачи, уничтожая мощные стратегические группировки врага и штурмуя его твердыни. На северном (правом) стратегическом фланге наши войска решали задачу уничтожения восточно-прусской и восточно-померанской группировок. 1-й Белорусский фронт, который вышел к Одеру в центре, должен был вынужден повернуть часть своих войск на восточно-померанское направление, чтобы парировать немецкие контрудары и помочь 2-му Белорусскому фронту разгромить группу армий «Висла». Германское командование надеялось нанести с севера мощный контрудар по флангу и тылу 1-го Белорусского фронта, используя померанский плацдарм, уничтожив часть советских войск, и восстановить оборонительный рубеж по Висле. Однако успешные действия советских войск сорвали вражеские замыслы.

На южном (левом) стратегическом фланге тяжелые бои шли в Венгрии. Немцы яростно дрались и пытались сбросить наши войска в Дунай. В феврале и марте 1945 г. шли тяжелые бои на будапештском направлении, в районе озера Балатон. Вермахт организовал сильное контрнаступление в Венгрии, надеясь отбросить советские войска за Дунай, ликвидировав тем самым угрозу Вене и южным районам Германии. Германское верховное командование хотело сохранить последние источники нефти в Венгрии и Австрии. Однако и на южном стратегическом фланге Красная Армия одержала вверх. Были взяты Будапешт, Братислава, Вена и Брно. Германия потеряла последние источники нефти и крупные промышленные районы. Серьёзные потери южной стратегической группировки вермахта не позволили ей оказать влияние на развитие событий на центральном (берлинском) направлении.

Учитывая это, советская Ставка, Генштаб и командования фронтов пришли к выводу, что необходимо перенести завершающую операцию Великой Отечественной войны на более поздние сроки. Необходимо было решить задачи по разгрому стратегических группировок врага на флангах, пополнению войск личным составом, материально-техническими средствами, восстановлению господства в воздухе и перегруппировке войск. Наступление перенесли на весну 1945 г.

Одновременно Генштаб и командование фронтов продолжало работу по подготовке плана Берлинской операции. Так, к примеру, в конце марта 1945 г. командованием 1-м Белорусским фронтом представило Генштабу два варианта операции: план «А» и план «Б». По первому варианту планировали начать наступление с того рубежа и тех плацдармов, которые советские войска занимали к этому времени, с нанесением главного удара с кюстринского плацдарма. По плану «Б» сначала собирались провести ряд частных операций по улучшению положения фронта перед решающей операцией. Планировали провести операцию по захвату нового плацдарма южнее Шведта, и значительно расширить франкфуртский плацдарм. Главный удар по плану «Б» планировали нанести на франкфуртском направлении.

Как Красная Армия готовилась к битве за Берлин

Советский танк Т-34-85 в сосновом лесу к югу от Берлина
Как Красная Армия готовилась к битве за Берлин

Батарея 152-мм гаубиц МЛ-20 1-го Белорусского фронта на позиции на подступах к Берлину
Как Красная Армия готовилась к битве за Берлин

Расчет 76-мм орудия сержанта Трифонова за обедом на подступах к Берлину

31 марта 1945 г. Генштаб и командующие фронтами рассмотрели общий замысел операции. Остался только один вопрос — разграничительная линия между 1-м Белорусским и 1-м Украинским фронтами. Ранее разграничительная линия проходила южнее Берлина, германскую столицу должны были брать войска Жукова. Однако с этим не соглашался командующий 1-м Украинским фронтом Конев. Он считал, что его войска должны иметь возможность нанести удар по Берлину с юго-востока или юга.

1 апреля прошло заседание Ставки, посвященное проведению Берлинской операции. Верховный Главнокомандующий Иосиф Сталин дал оценку военно-политической обстановки на театрах войны и указал на необходимость в кратчайшие сроки решить проблему Берлина. Операцию необходимо было начать не позднее 16 апреля и завершить за 12-15 дней. Затем заслушали главу Генерального штаба Антонова, который сообщил о предварительном плане. Сталин решил проблему разграничительной линии. На карте он зачеркнул ту часть разграничительной линии, которая отделяла войска Конева от Берлина, сохранив её только до города Люббен (60 км к юго-востоку от столицы). «Кто первый ворвётся, — сказал Сталин, — тот пусть и берет Берлин». Командование 1-го Украинского фронта получило указание разработать план действий 3-й и 4-й гвардейской танковых армий, когда они после прорыва нейсенского рубежа будут наступать на Берлин с юга. 2 и 3 апреля Ставка дала фронтам директиве о немедленном начале непосредственной подготовке операции.

В связи с тем, что войска 2-го Белорусского фронта в это время ещё вели бои по ликвидации остатков восточно-померанской группировки в районе Данцига и Гдыни, комфронта Рокоссовский на этом совещании не присутствовал. Ему задачи поставили в письменном виде. 1 апреля Ставка приказала 2-му Белорусскому фронту срочно перегруппировать основные силы (три армии, несколько танковых и механизированных корпусов) на штеттинское направление, чтобы сменить войска 1-го Белорусского фронта.

Общий замысел советской Ставки заключался в следующем: три фронта шестью мощными ударами должны были прорвать вражескую оборону на участке от Штеттина до Пенциха, расчленить берлинскую группировку вермахта на части, уничтожить их и взять Берлин. На 12-15 день наступления наши войска должны были выйти к Эльбе и соединиться с союзниками. На подготовку операции отводило 12-14 суток. Затягивать операцию было нельзя, так как существовали негативные сценарии развития ситуации, связанные с политикой руководства Третьего рейха и части англосаксонской элиты.

Ставка поставила перед фронтами следующие задачи. Войска Жукова должны были тремя одновременными ударами сокрушить немецкую оборону на 90-километровом участке между каналами Гогенцоллерн и Одер-Шпрее, разгромить основные силы 9-й армии на подступах к Берлину, штурмом взять германскую столицу и на 12-15 день наступления выйти к Эльбе (Лабе).

Главная ударная группировка 1-го Белорусского фронта в составе 4 общевойсковых и 2 танковых армий наносила удар с плацдарма на западном берегу реки Одер в районе Кюстрина. Подвижные соединения, после прорыва одерского оборонительного рубежа, должны были пойти в обход германской столицы с северо-востока и севера. Развить успех ударной группировки должна была ещё одна общевойсковая армия, которая составляла второй эшелон фронта. Чтобы обеспечить успех главной ударной группировки планировали нанести два вспомогательных удара на флангах силами двух общевойсковых армий каждый: первый — из района Бервальде в общем направлении Эберсвальде — Фербеллин; второй удар — с плацдармов южнее и севернее Франкфурта-на-Одере в общем направлении на Фюрстенвальде — Потсдам — Бранденбург.

В результате правофлангового вспомогательного удара главная ударная группировка обеспечивалась от возможного контрудара с северного направления, Берлин охватывали с северного направления, создавая внешнее кольцо окружения. Южный вспомогательный удар вёл к обходу Берлина с юга, от германской столицы отсекалась франкфуртско-губенская группировка, что облегчало разгром ядра берлинской группировки.

Чтобы усилить мощь удара 1-го Белорусского фронта Ставка направило на его усиление 3-ю общевойсковую армию, 8 артиллерийских дивизий прорыва и ряд других частей и соединений. С учётом того что 1-му Белорусскому фронту отводилась главная роль в операции, его полоса была сужена до 175 км за счёт передачи участка от Кольберга до Шведта армиям 2-го Белорусского фронта. Разграничительная линия со 2-м БФ проходила через Пиритц, Шведт, Ангермюнде, Гранзее и Виттенберге.

1-й Украинский фронт должен был прорвать немецкий оборонительный рубеж на р. Нейсе, быстро разгромить основные силы немецкой 4-й танковой армии в районе Котбуса и наступать в западном и северо-западном направлениях, выйти к Эльбе. Главный удар силами пяти общевойсковых и двух танковых армий планировали нанести из района Трибель на Шпремберг. Правое крыло фронта должно было принять участие в штурме Берлина. После взятия Берлина войска фронта должны были наступать на Лейпциг.

Чтобы обеспечить успех главной ударной группировки фронта с юга, где был возможен контрудар противника, две общевойсковые армии должны были наступать на дрезденском направлении. Войска левого крыла фронта оставались в обороне, особое внимание уделяя бреславльскому направлению. Разграничительная линия между 1-м БФ и 1-м УФ проходила через Грос-Гастрозе и Люббен.

Чтобы усилить мощь удара главной группировки фронта Ставка передала 1-му Украинскому фронту 28-ю и 31-ю армии из состава 3-го Белорусского фронта. 31-я армия прибыла 21 апреля и была использована на левом крыле фронта, 28-я армия по мере пребывания с 21 апреля частями вводилась в сражение. Фронту также передали 7 артиллерийских дивизий прорыва.

Командующий 2-м Белорусским фронтом Рокоссовский получил приказ занять участок фронта от Кольберга до Шведта, сменив войска 1-го БФ. Войска фронта должны были наступать в общем направлении Штеттин — Росток. Войска 2-го БФ получили задачу взломать оборону противника в районе между Шведтом и Штеттином, нанести поражение 3-й танковой армии противника, не допусти её отхода в район Берлина, тем самым обеспечив наступление 1-го БФ с севера. Затем советские войска должны были развить наступление в западном и северо-западном направлениях, и на 12-15 день операции выйти на рубеж Анклам, Деммин, Варен и Виттенберге. Главная ударная группировка фронта наносила удар силами трех общевойсковых армий, трех танковых и 1 механизированного корпусов из района севернее Шведта на Нёйстрелиц.

Таким образом, по замыслу Ставки ВГК три советских фронта должны были нанести по противнику шесть мощных ударов, разрушить одерско-нейсенский оборонительный рубеж, расчленить и уничтожить берлинскую группировку, взять Берлин.

Маневр правофланговых соединений ударной группировки 1-го Белорусского фронта, обходивших германскую столицу с севера и северо-запада, и правофланговых соединений 1-го Украинского фронта, обходивших город с юга и юго-запада, должен был привести к окружению войск оборонявшихся непосредственно на берлинском направлении (9-й и 4-й танковой армий). Одновременно удар левого фланга 1-го Белорусского фронта в общем направлении на южную окраину Берлина и Бранденбург рассекал всю берлинскую группировку на две части. Всё это облегчало взятие Берлина, так как основные силы 9-й и 4-й танковой армии попадали в «котёл» юго-восточнее Берлина и не могли принять участие в решающих боях за германскую столицу.

Развитие наступления ударной группировки 2-го Белорусского фронта на запад и северо-запад вело к разгрому немецкой группировки севернее Берлина (3-я танковая армия). Немецкие войска, расположенные севернее каналов Гогенцоллерн и Финов, отсекались от Берлина, не имея возможности поддержать гарнизон столицы, прижимались к морю и уничтожались.

Как Красная Армия готовилась к битве за Берлин


Подготовительные мероприятия

Войска 2-го Белорусского фронта, только что закончившие Восточно-Померанскую операцию, в период с 4 по 15 апреля произвели перегруппировку из района городов Данциг и Гдыня на рубеж реки Одер, сменяя армии 1-го БФ. Железные дороги, которые были разрушены немцами, и острая нехватка подвижного состава не позволили осуществить переброску войска эшелонами. Основная нагрузка легла на автотранспорт, часть пути армии преодолели пешим маршем. Всего войска 2-го БФ фронта преодолели 350 км. «Это был сложный маневр войск целого фронта, — отмечал комфронта маршал К. К. Рокоссовский,— подобного которому не было на протяжении всей Великой Отечественной войны».

Авиация провела большую работу по воздушной разведке. Самолеты сделали около 15 тысяч аэрофотоснимков одерско-нейсенского оборонительного рубежа и Берлинского оборонительного района. По данным воздушной и армейской разведки составлялись подробные схемы, планы, карты, которыми снабжали штабы всех уровней. В штабе 1-го БФ создали точный макет Берлина с пригородами, чтобы отработать вопросы организации штурма города. За несколько дней до начала операции советские войска провели разведку боем, чтобы выявить расположение переднего края противника, его огневые позиции, определить сильные и слабые стороны немецкой обороны.

Инженерные войска выполнили огромный объем сапёрно-инженерных работ. Сапёры 1-го БФ ещё до начала операции построили через Одер 25 мостов и подготовили 40 паромных переправ. Чтобы обеспечить непрерывное снабжение войск инженерные войска перешили железные дороги на русскую колею почти до самого Одера. Кроме того, большие работы провели по укреплению мостов через Вислу, которые были под угрозой снова во время весеннего ледохода. Инженерные войска 2-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов провели большую работу по подготовке плавсредств для форсирования Одера с рукавами и Нейсе. Были проведены гати на заболоченных участках, подготовлены причалы, заготовлены материалы для сооружения мостов и т. д.

Советское командование знало, что противник осведомлен о готовящемся ударе по Берлину, поэтому особое внимание было уделено вопросам маскировки и достижения оперативной и тактической внезапности. Командование 2-го Белорусского фронта имитировало подготовку наступления на штеттинском направлении. 1-й Белорусский фронт демонстративно готовил наступление в районе Губена. Одновременно на кюстринско-берлинском направлении, где войска Жукова должны были нанести главный удар, продолжались активные инженерные оборонительные работы. Особенно старательно такие работы проводились на участках, хорошо просматриваемых со стороны противника. Немцам пытались внушить, что на этом участке фронта Красная Армия готовится к обороне. Чтобы избежать утечек информации личному составу объясняли, что главной задачей на нынешнем этапе является упорная оборона. Кроме того, немцам подбрасывались дезинформирующие документы, что ослабить их внимание на том участке фронта, где армии 1-го Белорусского фронта планировали нанести главный удар.

Прибытие пополнений, резервов и новых соединений тщательно скрывали. Военные эшелоны маскировались под составы, которые везли лесоматериалы, сено и т. д. Круг полностью осведомленных лиц был крайне узок. Кроме командования фронта, с директивами ознакомили командиров армий, начальников штабов армий, начальников оперативных отделов штабов армий и командующих артиллерией. Командиры полков получили наступательные задачи только за три дня до наступления, а младший командный состав и рядовые узнали о наступлении только за два часа до операции.

Как Красная Армия готовилась к битве за Берлин

Танк Т-34-85 7-го гвардейского танкового корпуса на дороге на подступах к Берлину

Как Красная Армия готовилась к битве за Берлин

Советские бойцы в окопах на подступах к Берлину. На заднем плане виден трофейный немецкий гранатомет «Панцерфауст»

Продолжение следует…

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 3
  1. kare 22 апреля 2015 06:22
    Была их очередь . Они выполнили долг до конца . Вероятно может скоро придёт наш черёд
    Будем готовы к новому штурму рейхов
  2. Денис-Скиф M2.0 22 апреля 2015 19:35
    152-мм гаубица, хорошая фотография. никогда так близко эти орудия не видел.
    Денис-Скиф M2.0
  3. Samarskiy 23 апреля 2015 13:21
    Классная фотография с 152-мм гаубицей! У меня дед её наводчиком войну встретил! Спасибо за качественный материал!

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня