Песня — тоже боец!

Песня — тоже боец!


Приближается юбилей Великой Победы, и мы вспоминаем всех, кто внес в нее вклад тем или иным способом. Вспоминаем солдат и офицеров, генералов и маршалов, партизан и подпольщиков, медсестер и тружеников тыла… Однако вклад в общее дело внесли также люди творческих профессий — поэты, писатели, композиторы, журналисты, но о них мы вспоминаем реже.


Вопреки известному изречению «Когда говорят пушки, музы молчат», практика показывает, что это не так. Стихи и песни поднимали боевой дух солдат во время тяжелых походов, согревали израненные души бойцов в краткие минуты передышек. Песня тоже была товарищем на войне, бойцом против фашизма.

5 мая исполняется 100 лет со дня рождения одного из выдающихся советских поэтов-песенников — Евгения Ароновича Долматовского. Будущий поэт родился 5 мая (или 22 апреля по старому стилю) 1915 года в Москве.

Еще будучи школьником, Женя стал корреспондентом таких изданий для подрастающего поколения, как «Пионер» и «Пионерская правда». Затем он вступил в комсомол, который направил его на нелегкую работу — на строительство первых станций Московского метрополитена. В 1933 году Долматовский поступил в Литературный институт им. Горького. До войны успел издать несколько сборников стихов.



Начиная с 1939 года, он трудился военным корреспондентом на финской войне, а в 1941 году поэт, как и многие другие творческие люди Советского Союза, стал летописцем Великой Отечественной.

Надо отметить, что семью Евгения Долматовского прямо коснулись сложные и запутанные события конца 30-х годов. В 1938 году его отец был арестован, затем в 1939 г. расстрелян по подозрению в «контрреволюционной деятельности». Но, в отличие от многих, кто из-за похожих случаев затаил в душе злобу и потом даже оправдывал этим свое предательство — Евгений Аронович не предал Родину. Более того, он сохранил верность ей и ее идеалам уже после того, как в проклятых 90-х либерало-фашисты начали топтать Красное знамя.

Но это уже было потом. А тогда, в 1941-м году, поэт написал слова к песне «Моя любимая». Она стала одной из самых задушевных, так как близка практически каждому мужчине-воину, кто помнит последний прощальный взмах руки. Кто хранит фотографию своей девушки и достает ее перед боем, чтобы посмотреть в родимые глаза:

Я уходил тогда в поход,
В далекие края.
Платком взмахнула у ворот
Моя любимая.

…В кармане маленьком моем
Есть карточка твоя,
А значим, мы всегда вдвоем,
Моя любимая.

В боях за Умань Долматовский вместе с бойцами попал в окружение, а потом и в плен к фашистам. К счастью, никто не выдал палачам, что он — еврей, иначе его бы его участь была предрешена. Поэту удалось бежать из неволи. Укрывала его у себя простая украинская женщина Христина Вербина.

После чудесного спасения поэт создал еще немало военных песен. Одна из самых любимых, веселых и задорных, — «Ты ждешь, Лизавета, от друга привета»:

Моя дорогая,
Я жду и мечтаю,
Улыбнись мне, встречая,
Был я храбрым в бою.
Эх, как бы дожить бы
До свадьбы-женитьбы
И обнять любимую свою!

После Победы Долматовский вел плодотворнейшую деятельность, откликался всем сердцем на трагические и героические события второй половины грозового ХХ века. В частности, он очень глубоко переживал трагедию Чили, где в 1973 году произошел военный переворот, приведший к власти Пиночета. Когда был убит законный президент Сальвадор Альенде и тысячи людей пали расстрелянными на стадионе в Сантьяго…

О Чили речь, опять о Чили.
Открытой болью рваной раны
Событья вновь нас научили,
Что благодушествовать рано, —

писал Евгений Аронович. А заканчивается поэма так: «Разгневанное человечество явится в зал суда не свидетелем, а прокурором». И сегодня новые и новые события продолжают упорно показывать, что благодушествовать по-прежнему рано...

Помимо замечательных песен, помимо стихов и поэм, Долматовский написал несколько литературоведческих и публицистических книг. Среди них — «Рассказы о твоих песнях». В этой книге поэт-журналист рассказывает историю создания самых любимых народом песен — не только своих, но и созданных другими авторами.

Один из рассказов этой книги посвящен знаменитой песне «Любимый город», написанной Долматовским в соавторстве с композитором Н. Богословским. Песня эта была создана до начала Великой Отечественной войны, в 1939 году. Поэта срочно вызвали в Киев для работы над песней для фильма «Истребители». «...Еще невозможно себе представить , что придется лежать в истоптанной ржи с винтовкой на подступах к этому городу , а потом переплывать ледяной Днепр, а потом — не скоро, не скоро — проходить по разрушенному Крещатику», — вспоминал Долматовский.

По дороге в Киев в купе поезда он познакомился с летчиком, воевавшим в Испании. Затем по странному совпадению они вместе оказались в одной и той же гостинице.

Создатели фильма сначала планировали песню прощания со школой, которая, как сказал Евгений Аронович, «сочинилась легко, но так же легко и забылась». Однако исполнителю роли летчика, Марку Бернесу, пришла в голову другая идея: в фильме должна звучать песня про летчиков.

Долматовский пошел к своему случайному знакомому по купе и соседу по гостинице — посоветоваться. В результате откровенной беседы и родились слова песни. Никита Богословский положил их на музыку.

Режиссер одобрил песню, но другим представителям начальства она не понравилась. Тогда трое соавторов — Долматовский, Богословский и Бернес — записали песню за свой счет. Потом за нее шла долгая борьба, в ходе которой слова пришлось частично переделать. Но весной 1941 года, когда произведение уже было широко известно народу, откуда-то «сверху» пришел приказ — запретить! Евгений Аронович обратился к секретарю Московского комитета партии А.С.Щербакову, и тот сказал: «Песню запретить нельзя». Однако пророчески добавил: слова «Любимый город может спать спокойно» вскоре могут устареть. В воздухе уже пахло будущей войной…

И вот однажды во время немецкой бомбардировки поэт находился среди десантников. Всем пришлось лежать несколько часов, прижавшись к земле. И один офицер вдруг сказал: «Вот бы сейчас сюда этого поэта, что написал «Любимый город может спать спокойно». Лежавший вместе со всеми на земле Долматовский в своем авторстве не признался. Но слова его все же сбылись:

Когда ж домой товарищ мой вернется,
За ним родные ветры прилетят.
Любимый город другу улыбнется -
Знакомый дом, зеленый сад, веселый взгляд.

В мае 1945 года советские города улыбались многим из тех, кому удалось вернуться в «знакомый дом». Майские сады радостно встречали победителей.

Прошло 70 лет — и снова в эти часы кто-то лежит под шквальным огнем, проливает кровь, обливается потом и стреляет в ненавистных врагов — за то, чтобы любимый город мог спать спокойно…

(Специально для «Военного обозрения»)
Автор:
Елена Громова
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

32 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти