Германские нацисты и Ближний Восток: довоенная дружба и послевоенное убежище

В предыдущей статье мы рассказывали о том, как нацистские военные преступники после поражения Германии во Второй мировой войне нашли убежище в странах Нового света — от Парагвая и Чили до Соединенных Штатов. Вторым направлением, по которому осуществлялось бегство нацистов из Европы, была «дорога на Восток». Арабские страны стали одним из конечных пунктов назначения нацистов, особенно немецких. Обустройство беглых военных преступников на Ближнем Востоке облегчалось давними связями, существовавшими между гитлеровской Германией и арабскими националистическими движениями. Еще до начала Второй мировой войны германские спецслужбы установили контакты с арабскими националистами, которые видели в Германии естественного союзника и покровителя в борьбе с Великобританией и Францией — двумя колониальными державами, претендовавшими на полный контроль над арабскими странами.

Амин аль-Хусейни и войска СС


Наиболее крепкие связи установились у Германии в довоенный период с палестинскими и иракскими политическими и религиозными деятелями. Великим муфтием Иерусалима в это время был Хадж Амин аль-Хусейни (1895-1974), который очень не хотел массового переселения евреев, вдохновленных сионистским движением, из Европы в Палестину. Амин аль-Хусейни, выходец из богатой и знатной иерусалимской арабской семьи, окончил знаменитый исламский университет Аль-Азхар в Египте, а в годы Первой Мировой войны служил в турецкой армии. Примерно в тот же период он и стал одним из авторитетных лидеров арабских националистов. В 1920 г. британские власти приговорили аль-Хусейни к десяти годам тюрьмы за антиееврейские беспорядки, но вскоре помиловали и даже сделали в 1921 г., всего лишь в 26-летнем возрасте, великим муфтием Иерусалима. На этом посту он сменил своего сводного брата.

Еще в 1933 г. муфтий вышел на связь с гитлеровской партией, от которой стал получать финансовую и военную помощь. НСДАП видело в муфтии возможного союзника в борьбе против британского влияния на Ближнем Востоке, для чего организовало поставку ему финансовых средств и вооружения. В 1936 г. в Палестине произошли крупные еврейские погромы, срежиссированные не без участия гитлеровских спецслужб, сотрудничавших с Амином аль-Хусейни. В 1939 г. муфтий Хусейни перебрался в Ирак, где поддержал приход к власти Рашида Гейлани в 1941 году. Рашид Гейлани также был давним союзником гитлеровской Германии в борьбе с британским влиянием на Ближнем Востоке. Он выступал против англо-иракского договора и открыто ориентировался на сотрудничество с Германией. 1 апреля 1941 г. Рашид Али аль-Гейлани и его соратники из группировки «Золотой квадрат» — полковники Салах ад-Дин ас-Сабах, Махмуд Сальман, Фахми Саид, Камиль Шабиб, начальник генштаба иракской армии Амин Заки Сулейман совершили военный переворот. Британские войска, стремясь не допустить перехода нефтяных ресурсов Ирака в руки Германии, предприняли вторжение в страну и 2 мая 1941 г. начали боевые действия против иракской армии. Поскольку Германия была отвлечена на восточном фронте, оказать поддержку правительству Гейлани она не смогла. Британские войска быстро разгромили слабую иракскую армию и 30 мая 1941 г. режим Гейлани пал. Свергнутый премьер Ирака бежал в Германию, где Гитлер предоставил ему политическое убежище в качестве главы иракского правительства в изгнании. В Германии Гейлани пробыл до конца войны.

С началом Второй Мировой войны сотрудничество гитлеровской Германии с арабскими националистами активизировалось. Гитлеровские спецслужбы ежемесячно выделяли крупные суммы денежных средств иерусалимскому муфтию и другим арабским политическим деятелям. Муфтий Хусейни в октябре 1941 г. прибыл из Ирана в Италию, а затем перебрался в Берлин. В Германии он познакомился с высшим руководством служб безопасности, включая Адольфа Эйхмана, и посетил с экскурсионными целями концлагеря Освенцим, Майданек и Заксенхаузен. 28 ноября 1941 г. состоялась встреча муфтия аль-Хусейни с Адольфом Гитлером. Арабский лидер назвал фюрера Гитлера «защитником ислама» и заявил, что у арабов и немцев общие враги — англичане, евреи и коммунисты, поэтому им предстоит вместе сражаться в начавшейся войне. Муфтий обратился к мусульманам с призывом воевать на стороне гитлеровской Германии. Были сформированы мусульманские добровольческие формирования, в которых служили арабы, албанцы, боснийские мусульмане, представители кавказских и среднеазиатских народов Советского Союза, а также более малочисленные группы добровольцев из Турции, Ирана, Британской Индии.

Муфтий аль-Хусейни стал одним из главных сторонников тотального уничтожения евреев в странах Восточной Европы. Именно он подавал жалобы Гитлеру на власти Венгрии, Румынии и Болгарии, которые недостаточно эффективно, по мнению муфтия, решали «еврейский вопрос». Стремясь полностью уничтожить евреев как нацию, муфтий объяснял это желанием сохранить Палестину как арабское национальное государство. Так он превратился не просто в сторонника сотрудничества с Гитлером, а в нацистского военного преступника, благословлявшего мусульман на службу в карательных подразделениях СС. Как утверждают исследователи, муфтий лично несет ответственность за смерть не менее чем полумиллиона восточноевропейских евреев, отправлявшихся из Венгрии, Румынии, Болгарии, Югославии в лагеря смерти, расположенные на территории Польши. Кроме того, именно муфтий вдохновлял югославских и албанских мусульман на вырезание сербов и евреев в Югославии. Ведь именно аль-Хусейни стоял у истоков идеи о формировании в составе войск СС специальных подразделений, которые могли бы комплектоваться из представителей мусульманских народов Восточной Европы — албанцев и боснийских мусульман, озлобленных на своих соседей — православных христиан и иудеев.

Восточные дивизии СС

Германское командование, решив создать вооруженные формирования из числа этнических мусульман, в первую очередь обратило внимание на две категории — мусульман, проживающих на Балканском полуострове, и мусульман национальных республик Советского Союза. И те, и другие имели давние счеты к славянам — сербам на Балканах, русским в Советском Союзе, поэтому гитлеровский генералитет рассчитывал на воинскую доблесть мусульманских подразделений. Из мусульман Боснии и Герцеговины была сформирована 13-я горная дивизия СС «Ханджар». Несмотря на то, что боснийские духовные лидеры из числа местных мулл и имамов выступили против антисербских и антисемитских действий хорватского усташского правительства, муфтий Амин аль-Хусейни призвал боснийских мусульман не слушать собственных лидеров и воевать за Германию. Численность дивизии составила 26 тысяч человек, из которых 60% были этническими мусульманами — боснийцами, а остальные — хорватами и югославскими немцами. В связи с преобладанием мусульманского компонента в составе дивизии, в рационе подразделения была исключена свинина, введен пятикратный намаз. Бойцы дивизии носили фески, а на петлицах изображался короткий меч — «ханджар».

Германские нацисты и Ближний Восток: довоенная дружба и послевоенное убежище


Тем не менее, командный состав дивизии был представлен немецкими офицерами, которые относились к рядовым и унтер-офицерам боснийского происхождения, набранным из простых крестьян и часто совершенно не разделяющим нацистскую идеологию, весьма высокомерно. Это не раз становилось причиной конфликтов в дивизии, в том числе и восстания, ставшего единственным примером солдатского бунта в войсках СС. Восстание было жестоко подавлено гитлеровцами, его инициаторы казнены, а несколько сотен солдат отправлены в показательных целях на работы в Германию. В 1944 г. большинство бойцов дивизии дезертировало и перешло на сторону югославских партизан, однако остатки дивизии, преимущественно из числа югославских этнических немцев и хорватов — усташей, продолжали сражаться во Франции и затем сдались британским войскам. Именно дивизия «Ханджар» несет львиную долю ответственности за массовые зверства против сербского и еврейского населения на территории Югославии в годы Второй Мировой войны. Сербы, пережившие войну, говорят, что усташи и боснийцы зверствовали намного страшнее, чем собственно немецкие подразделения.

В апреле 1944 г. в составе войск СС была сформирована еще одна мусульманская дивизия — 21-я горная дивизия «Скандербег», названная по имени народного героя Албании Скандербега. Эту дивизию гитлеровцы укомплектовали 11 тысячами солдат и офицеров, большая часть которых была этническими албанцами из Косово и Албании. Гитлеровцы стремились эксплуатировать антиславянские настроения среди албанцев, которые считали себя аборигенами Балканского полуострова и его подлинными хозяевами, чьи земли были оккупированы славянами — сербами. Однако в действительности воевать албанцы особо не хотели и не умели, поэтому их приходилось использовать лишь для карательных и антипартизанских акций, чаще всего — для уничтожения мирного сербского населения, что албанские солдаты делали с удовольствием, учитывая давнюю ненависть между двумя соседними народами. Дивизия «Скандербег» прославилась зверствами против сербского населения, вырезав за год участия в боевых действиях 40 тысяч сербских мирных жителей, включая несколько сотен православных священников. Действия дивизии активно поддерживал муфтий аль-Хусейни, который призывало албанцев к созданию исламского государства на Балканах. В мае 1945 г. остатки дивизии сдались в плен союзникам на территории Австрии.

Третьим крупным мусульманским соединением в составе вермахта стала дивизия «Нойе-Туркестан», созданная в январе 1944 г. также по инициативе муфтия аль-Хусейни и укомплектованная представителями мусульманских народов СССР из числа перешедших на сторону гитлеровской Германии советских военнопленных. Подавляющее большинство представителей народов Северного Кавказа, Закавказья, Поволжья, Средней Азии героически сражались с нацизмом и дали множество Героев Советского Союза. Однако находились и те, кто по каким-либо причинам, будь то стремление к выживанию в плену или сведение личных счетов с советской властью, переходили на сторону гитлеровской Германии. Таких набралось около 8,5 тысяч человек, которые были разделены на четыре ваффен-группы — «Туркестан», «Идель-Урал», «Азербайджан» и «Крым». Эмблемой дивизии были три мечети с золотыми куполами и полумесяцами с надписью «Биз Алла Биллен». Зимой 1945 г. ваффен-группа «Азербайджан» была выведена из состава дивизии и передана в Кавказский легион СС. Дивизия принимала участие в боях со словенскими партизанами на территории Югославии, после чего прорвалась в Австрию, где и была взята в плен.



Наконец, при непосредственной помощи муфтия Амина аль-Хусейни в 1943 г. был создан Арабский легион «Свободная Арабия». Удалось завербовать около 20 тысяч арабов с Балкан, Малой Азии, Ближнего Востока и Северной Африки, среди которых были не только мусульмане — сунниты, но и православные арабы. Легион разместили на территории Греции, где он боролся с греческим антифашистским партизанским движением, затем перевели в Югославию — также для борьбы с партизанскими формированиями и наступающими советскими войсками. Свой путь арабское подразделение, так и не отличившееся в боях, завершило на территории современной Хорватии.
Поражение Германии во Второй Мировой войне оказало влияние и на политическую ситуацию в мусульманском мире, прежде всего — на Арабском Востоке. Муфтий Амин аль-Хусейни на учебном самолете перелетел из Австрии в Швейцарию и попросил у швейцарского правительства политического убежища, но власти этой страны отказали одиозному муфтию в убежище, и ему не осталось иного выхода, как сдаться французскому военному командованию. Французы перевезли муфтия в тюрьму Шерш-Миди в Париж. За совершение военных преступлений на территории Югославии муфтий был внесен руководством Югославии в список нацистских военных преступников. Тем не менее, в 1946 г. муфтию удалось бежать в Каир, а затем в Багдад и Дамаск. Он занялся организацией борьбы против создания государства Израиль на палестинских землях.


После окончания Второй Мировой войны муфтий прожил еще почти тридцать лет и умер в 1974 г. в Бейруте. Его родственник Мухамма́д Абд ар-Рахма́н Абд ар-Рау́ф Арафа́т аль-Ку́два аль-Хусейни́ вошел в историю под именем Ясир Арафат и стал лидером палестинского национально-освободительного движения. Вслед за муфтием аль-Хусейни, на Арабский Восток перебрались и многие немецкие нацистские преступники — генералы и офицеры вермахта, абвера, войск СС. Они нашли политическое убежище в арабских странах, сблизившись с их руководителями на базе антисемитских настроений, в одинаковой степени присущих нацистам и арабским националистам. Прекрасным поводом к использованию гитлеровских военных преступников в странах Арабского Востока — как военных и полицейских специалистов — стало начало вооруженного конфликта арабских государств с созданным еврейским государством Израиль. Многим нацистским преступникам создал протекцию на Ближнем Востоке муфтий аль-Хусейни, который продолжал пользоваться значительным влиянием в кругах арабских националистов.

Египетский путь нацистов

Одним из важнейших пунктов размещения нацистских военных преступников, перебравшихся на Ближний Восток после войны, стал Египет. В Каир, как известно, перебрался муфтий аль-Хусейни. За ним устремились и многие немецкие офицеры. Был создан Арабо-германский центр эмиграции, который занимался организационными вопросами переезда гитлеровских офицеров на Ближний Восток. Центр возглавил бывший офицер штаба армии генерала Роммеля подполковник Ганс Мюллер, натурализовавшийся в Сирии как Хасан Бей. За несколько лет центру удалось перебросить в арабские страны 1500 гитлеровских офицеров, а всего Арабский Восток принял не менее 8 тысяч офицеров вермахта и войск СС, и это без учета мусульман из дивизий СС, созданных под патронажем палестинского муфтия.

В Египет прибыл Иоганн Демлинг, который возглавлял гестапо Рурской области. В Каире он занялся работой по специальности — возглавил реформирование службы безопасности Египта в 1953 году. Другой гитлеровский офицер, Леопольд Глейм, возглавлявший гестапо в Варшаве, возглавил службу безопасности Египта под именем полковника аль-Нахера. Отдел пропаганды египетской службы безопасности возглавил бывший обергруппенфюрер СС Мозер, принявший имя Хусса Налисман. Руководивший гестапо в Ульме Генрих Зельман стал начальником тайной государственной полиции Египта под именем Хамид Сулейман. Политической отдел полиции возглавлял бывший оберштурмбанфюрер СС Бернгард Бендер, он же «полковник Салам». При непосредственном участии нацистских преступников создавались концентрационные лагеря, в которых размещались египетские коммунисты и представители других оппозиционных политических партий и движений. В организации системы концлагерей бесценный опыт гитлеровских военных преступников очень понадобился, а они, в свою очередь, не преминули предложить свои услуги египетскому правительству.

Убежище в Египте нашел и Иоганн фон Леерс — бывший ближайший сподвижник Йозефа Геббелса и автор книги «Евреи среди нас». Леерс бежал из Германии через Италию и первоначально обосновался в Аргентине, где прожил около десяти лет и работал редактором местного нацистского журнала. В 1955 г. Леерс покинул Аргентину и переехал на Ближний Восток. В Египте он также нашел работу «по специальности», став куратором антиизраильской пропаганды. Для служебной карьеры в Египте он даже принял ислам и имя Омар Амин. Египетское правительство отказало руководству ФРГ в выдаче Леерса германскому правосудию, но когда в 1965 г. Леерс скончался, его тело было перевезено на родину в ФРГ, где похоронено по мусульманскому обычаю. В пропагандистской работе Леерсу ассистировал Ганс Апплер, также принявший ислам под именем Салаб Гафа. Каирское радио, действовавшее под контролем немецких пропагандистских специалистов, превратилось в основной рупор антиизраильской пропаганды в арабском мире. Следует отметить, что именно немецкие эмигранты сыграли основную роль в становлении и развитии пропагандистской машины египетского государства в 1950-е гг.

Позиции германских военных советников из числа бывших нацистов особенно усилились в Египте после военного переворота — Июльской революции 1952 года, в результате которой была свергнута монархия и установлен военный режим под руководством арабских националистов. Произведшие переворот арабские офицеры националистических взглядов еще в годы войны симпатизировали гитлеровской Германии, в которой видели естественного союзника в борьбе с Великобританией. Так, Анвар Садат, впоследствии ставший президентом Египта, провел два года в тюрьме по обвинению в связях с гитлеровской Германии. Не оставлял он симпатий к нацистскому режиму и после окончания Второй Мировой войны. В частности, в 1953 г. в египетском журнале «аль-Мусавар» было опубликовано письмо умершему Гитлеру за авторством Садата. В нем Анвар Садат писал «Мой дорогой Гитлер. Я приветствую тебя от всего сердца. Если ты, судя по всему, теперь проиграл войну, ты все же подлинный победитель. Тебе удалось вбить клин между старым Черчиллем и его союзниками — отродьем сатаны» (Советским Союзом — прим. авт.). Эти слова Анвара Садата наглядно свидетельствуют об его подлинных политических убеждениях и об отношении к Советскому Союзу, которое он продемонстрировал еще более ярко, когда пришел к власти и переориентировал Египет на сотрудничество с Соединенными Штатами Америки.

Сочувствовал нацистам и Гамаль Абдель Насер — в годы войны молодой офицер египетской армии, также недовольный британским влиянием в стране и рассчитывавший на помощь Германии в освобождении арабского мира от британского колониального управления. И Насер, и Садат, и майор Хасан Ибрагим — еще один важный участник переворота, в годы Второй Мировой войны были связаны с германским командованием и даже поставляли германской разведке сведения о местоположении британских подразделений на территории Египта и других стран Северной Африки. После прихода к власти Гамаля Абделя Насера в Египет прибыл известный германский специалист по ведению разведывательно-диверсионных операций Отто Скорцени, который оказывал помощь египетскому военному командованию в формировании подразделений египетского спецназа. На территории Египта скрывался и Ариберт Хайм — еще один «Доктор Смерть», венский врач, поступивший в 1940 г. в Войска СС и занимавшийся зверскими медицинскими экспериментами над узниками нацистских концлагерей. В Египте Ариберт Хейм прожил до 1992 года, натурализовавшись под именем Тарик Фарид Хусейн, и умер там же в 78-летнем возрасте от рака.

Сирия и Саудовская Аравия

Помимо Египта нацистские военные преступники обосновались также в Сирии. Здесь, как и в Египте, сильные позиции имели арабские националисты, были очень распространены антиизраильские настроения, пользовался большим влиянием палестинский муфтий аль-Хусейни. «Отцом сирийских спецслужб» стал Алоиз Бруннер (1912-2010?) — ближайший соратник Адольфа Эйхмана, один из организаторов депортации австрийских, берлинских и греческих евреев в концлагеря. В июле 1943 г. он отправил 22 транспорта с евреями Парижа в Освенцим. Именно Бруннер нес ответственность за депортацию в лагеря смерти 56 000 евреев из Берлина, 50 000 евреев из Греции, 12 000 словацких евреев, 23 500 евреев Франции. После поражения Германии во Второй Мировой войне Бруннер бежал в Мюнхен, где под чужим именем устроился водителем — причем в автотранспортную службу американской армии. Позже он некоторое время работал на шахте, а затем решил окончательно покинуть Европу, поскольку опасался риска вероятной поимки в процессе усилившейся охоты французских спецслужб за нацистскими военными преступниками, действовавшими в годы войны на французской территории.

В 1954 г. Бруннер бежал в Сирию, где сменил имя на «Георг Фишер» и вышел на связь с сирийскими спецслужбами. Он стал военным советником сирийских спецслужб и участвовал в организации их деятельности. Местонахождение Бруннера в Сирии было установлено и французскими, и израильскими спецслужбами. Разведка Израиля начала охоту на нацистского военного преступника. Дважды Бруннер получал посылки с бомбами по почте, причем в 1961 г. он лишился глаза во время вскрытия посылки, а в 1980 году — четырех пальцев на левой руке. Тем не менее, правительство Сирии всегда отказывалось признавать факт проживания Бруннера на территории страны и утверждало, что это клеветнические слухи, распространяемые врагами сирийского государства. Однако западные СМИ сообщали, что до 1991 г. Бруннер проживал в Дамаске, а затем перебрался в Латакию, где и скончался в середине 1990-х гг. По информации Центра Симона Визенталя, Алоиз Бруннер умер в 2010 году, дожив до глубокой старости.

Помимо Бруннера в Сирии обосновались и многие другие видные нацистские офицеры. Так, офицер гестапо Рапп возглавил организационную работу по укреплению сирийской контрразведки. Бывший полковник генерального штаба вермахта Крибль возглавил миссию военных советников, руководивших подготовкой сирийской армии. Гитлеровские офицеры установили тесные связи с радикальными арабскими националистами, которых было много среди высших и старших офицеров сирийской армии. Во время правления генерала Адиба аш-Шишакли в стране работало 11 германских военных советников — бывших высших и старших офицеров вермахта, которые помогали сирийскому диктатору в организации объединения арабских государств в Объединенную Арабскую Республику.
Саудовская Аравия также представляла большой интерес для гитлеровских офицеров. Существующий в стране ультраконсервативный монархический режим вполне устраивал гитлеровцев тем, что видел в качестве главных врагов Израиль и Советский Союз. Кроме того, ваххабизм еще в годы Второй Мировой войны рассматривался гитлеровскими спецслужбами как одно из наиболее перспективных направлений в исламе. Как и в других странах Арабского Востока, в Саудовской Аравии гитлеровские офицеры участвовали в подготовке местных спецслужб и армии, в борьбе с коммунистическими настроениями. Вполне вероятно, что в учебно-тренировочных лагерях, создававшихся при участии бывших нацистских офицеров, со временем проходили подготовку боевики фундаменталистских организаций, сражавшихся по всей Азии и Африке, в том числе и против советских войск в Афганистане.

Иран, Турция и нацисты

Помимо арабских государств Ближнего Востока и Северной Африки, в предвоенные годы нацисты тесно сотрудничали с правящими кругами Ирана. Шах Реза Пехлеви воспринял доктрину об арийской принадлежности иранской нации, в связи с чем и переименовал страну из Персии в Иран, то есть — в «Страну Ариев». Германия рассматривалась шахом в качестве естественного противовеса британскому и советскому влиянию в Иране. Тем более, в Германии и Италии иранский шах видел примеры создания успешных национальных государств, ориентированных на стремительную модернизацию и наращивание военной и экономической мощи.
В качестве образца внутреннего политического устройства шах рассматривал фашистскую Италию, стремясь создать в Иране аналогичную модель организации общества. в 1933 г., когда в Германии пришел к власти Гитлер, в Иране усилилась пропаганда нацизма.

Иранские военнослужащие стали проходить подготовку в Германии, заодно получая там и идеологическую нагрузку. В 1937 г. Иран посетил лидер нацистской молодежи Бальдур фон Ширах. Среди иранской молодежи получили широкое распространение национал-социалистические идеи, что встревожило и самого шаха. Реза Пехлеви увидел в распространении нацизма в иранском обществе угрозу для собственной власти, поскольку молодежные нацистские группы обвиняли шахский режим в коррумпированности, а одна из ультраправых групп даже готовила военный переворот. В конце концов, шах приказал запретить в стране деятельность нацистских организаций и печатных изданий. Некоторые особенно активные нацисты были арестованы, в особенности те, кто действовали в составе вооруженных сил и представляли реальную опасность для политической стабильности шахского Ирана.

Тем не менее, влияние немецких нацистов в стране сохранялось и в годы Второй Мировой войны, чему способствовала активность германских спецслужб и пропагандистские уловки нацистской партии, которая, в частности, распространяла среди иранцев дезинформацию о том, что Гитлер принял ислам шиитского толка. В Иране возникли многочисленные нацистские организации, распространившие свое влияние, в том числе, и на офицерский корпус вооруженных сил. Поскольку существовала вполне реальная опасность включения Ирана в войну на стороне гитлеровской Германии, войска антигитлеровской коалиции оккупировали часть иранской территории. После окончания Второй Мировой войны в Иране опять появились нацистские группы, создаваемые по образцу НСДАП. Одна из них так и называлась — Национал-социалистическая иранская рабочая партия. Ее создал Давуд Моншизадех — участник обороны Берлина в мае 1945 г., убежденный сторонник «арийского расизма» иранской нации. Иранские ультраправые выступали с антикоммунистических позиций, но в отличие от арабских политиков, симпатизировавших гитлеризму, также негативно относились и к роли исламского духовенства в жизни страны.



Еще в довоенный период гитлеровская Германия пыталась развивать связи с Турцией. Националистическое правительство Ататюрка рассматривалось гитлеровцами как естественный союзник и, более того, даже как определенная модель «национального государства», которая может служить примером для подражания. Гитлеровская Германия весь предвоенный период стремилась к развитию и укреплению сотрудничества в Турции в самых различных областях, упирая на давние традиции взаимодействия Турции с Германией. К 1936 г. Германия стала основным внешнеторговым партнером Турции, потребляя до половины экспорта страны и поставляя в Турцию до половины всей импортной продукции. Поскольку Турция в годы Первой Мировой войны была союзником Германии, Гитлер рассчитывал, что и во Вторую Мировую турки войдут на стороне Германии. Здесь он ошибался. Турция так и не решилась выступить на стороне «стран оси», в то же время оттянув на себя значительную часть советских войск, которые дислоцировались в Закавказье и не вступали в бои с гитлеровцами именно по причине опасений Сталина и Берии в том, что турки могут напасть на Советский Союз в случае отвода боеготовых дивизий с советско-турецкой границы. После окончания Второй Мировой войны в Турции нашли пристанище многие албанские и боснийские, а также среднеазиатские и кавказские мусульмане, воевавшие на стороне гитлеровской Германии в мусульманских подразделениях СС. Некоторые из них принимали участие в деятельности турецких силовых структур в качестве военных специалистов.

Идеи нацизма до сих пор живы в странах Ближнего Востока. В отличие от Европы, которой гитлеровский нацизм принес лишь страдания и смерть многих миллионов людей, на Востоке к Адольфу Гитлеру — двоякое отношение. С одной стороны, многие выходцы с Востока, особенно проживающие в европейских странах, не любят нацизм, поскольку имели печальный опыт общения с современными неонацистами — последователями гитлеризма. С другой стороны — для многих восточных людей гитлеровская Германия остается страной, воевавшей с Великобританией, а значит — находившейся на одной линии баррикад с тем же арабским или индийским национально-освободительными движениями. Кроме того, симпатии к Германии периода нацизма могут быть связаны и с политическими противоречиями на Ближнем Востоке после создания государства Израиль.
Автор:
Илья Полонский
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

46 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти