Нужны ли ЧВК России?



Возникнув в середине XX века, частные военные компании стали неотъемлемой частью современных международных отношений и мировой экономики. Рынок частных военных компаний охватывает более 2 тысяч фирм с оборотом более 150 млрд. долларов, а крупнейшая из них, G4S, является вторым после Walmart частным работодателем в мире. В России существует распространенное заблуждение, что такие частные армии — лишь сборище «отмороженных наемников», так называемых «диких гусей», основная задача которых убивать, грабить, насиловать и мародерничать в других странах, в зонах вооруженных конфликтов. Однако насколько этот фантастический образ соотносится с действительностью? И нужны ли России свои частные военные компании?


Закон преткновения

В настоящий момент термин «частная военная компания» (ЧВК) в России является словом ругательным. В российских военных и политических кругах сложилось негативное восприятие всех частных контракторов исключительно как наемников. Из-за этого тормозится развитие национального законодательства в этой сфере, а легализация ЧВК находится на нулевой отметке. При этом стоит отметить, что сдержанный интерес к проблеме уже начал проявляться. Например, летом 2014 года группа депутатов Государственной Думы под руководством Геннадия Носовко приступила к разработке проекта федерального закона, касающегося создания на территории РФ частных военных компаний. К тому же президент Владимир Путин ранее неоднократно заявлял о необходимости создания подобных компаний.

Но в чем же кроется причина преимущественно негативного восприятия частных военных компаний в России?

Ключевой ответ прост: в обществе исторически сложилось негативное отношение к приватизации войны и представление о военных действиях как о сфере исключительного ведения государства. Однако какие аргументы приводят эксперты против легализации ЧВК?

Во-первых, специалисты апеллируют к непроработанности российского и международного законодательства, в рамках которого эти частные армии будут действовать. Впрочем, этот аргумент не выдерживает критики. Если взглянуть на развитие международного законодательства в этой сфере можно заметить, что к настоящему моменту ЧВК создали свою нишу на рынке военных услуг и всячески стараются регулировать и соотносить свою деятельность с международным законодательством. Соблюдение международных норм и конвенций — это неукоснительное правило работы таких компаний. Ни одна страна не потерпит у себя неконтролируемых вооруженных людей, творящих беззаконие налево и направо.

Прежде всего, стоит отметить такие международные нормативно-правовые акты, как документ Монтрё о соответствующих международно-правовых обязательствах и передовых практических методах государств, касающихся функционирования частных военных и охранных компаний в период вооруженного конфликта, Конвенция ООН 1989 года против вербовки, использования, финансирования и тренировки наемников и Дополнительный протокол к Женевским конвенциям от 12 августа 1949 года, касающийся защиты жертв международных вооруженных конфликтов, где в статье 47 определяется статус наемника.

Параллельно идет создание организаций и ассоциаций, лоббирующих интересы частных военных компаний. Первой стала вашингтонская Глобальная ассоциация операций по поддержанию мира, затем Британская ассоциация частных компаний в сфере безопасности (BAPSC).

Ряд стран также открыто легализовал ЧВК в своем национальном законодательстве. В США и ЮАР на государственном уровне созданы институты, которые регулируют их деятельность. В Соединенных Штатах продажа военных услуг регулируется Законом о контроле над экспортом вооружений, согласно которому каждая частная военная компания обязана получить в государственном департаменте лицензию для работы за рубежом. В случае получения лицензии деятельность фирмы по выполнению контракта будет контролироваться государственным департаментом. Кроме того, если сумма сделки превышает 50 млн долларов, требуется одобрение конгресса. В ЮАР деятельность ЧВК лицензируется Национальным комитетом по контролю над обычными вооружениями согласно Закону о регулировании иностранной военной помощи 1998 года (Акт о наемниках).

В России же есть пока только предварительные проекты похожего законодательства.

Современные наемники?

Гораздо серьезней звучит другой аргумент противников легализации ЧВК, что они противоречат не только международному, но и российскому национальному законодательству. В средствах массовой информации их персонал нередко называют «наемниками». Однако в действительности этот термин имеет слишком узкое толкование, чтобы применить его по отношению к сотрудникам частных военных компаний, задействованных в конфликтах последнего времени. Понятия «наемник» и «частный контрактор», вопреки сложившемуся мнению, отнюдь не тождественны.

Считается также, что деятельность ЧВК попадает под статью 359 УК РФ «Наемничество». В действительности же в примечании к данной статье подробно расписано определение наемника, которое полностью противоречит понятию «частный контрактор»: «Наемником признается лицо, действующее в целях получения материального вознаграждения и не являющееся гражданином государства, участвующего в вооруженном конфликте или военных действиях, не проживающее постоянно на его территории, а также не являющееся лицом, направленным для исполнения официальных обязанностей».

Похожее определение есть и в международном законодательстве. К примеру, в статье 47 Дополнительного протокола к Женевским конвенциям от 12 августа 1949 года о статусе наемника говорится, что к наемникам не относятся те лица, которые направлены для «выполнения официальных обязанностей». Эта короткая фраза перечеркивает все попытки сравнить наемника с сотрудником частной военной компании. Наемник по определению действует незаконно, не исполняя никаких служебных обязанностей, в то время как ЧВК всегда подписывает договор с признанными правительствами, международными организациями или известными транснациональными корпорациями. Лучшей иллюстрацией легальности деятельности ЧВК может послужить многочисленные их контракты с такими организациями как ООН, Всемирный банк или МККК.

Российский вариант

По мнению противников легализации, следующая проблема, связанная с этим, заключается в особенностях России как потенциального рынка для этого бизнеса. Эксперты регулярно повторяют, что ЧВК в России не нужны, так как их ниша занята государством. Но сами иностранные частные военные компании, в свою очередь, подчеркивают значение для них российского рынка. Многие из них — такие компании, как Kroll, KBR, Halliburton (в свое время осуществлявшая подъем подлодки «Курск»), Control Risk, G4S — работают в стране уже несколько лет. За рубежом также значителен спрос на российских специалистов — ветеранов спецподразделений.

Однако, кроме охранной и консалтинговой деятельности, чем обычно и занимаются ЧВК, эти компании могут взять на себя часть функций вооруженных сил. Например, традиционное слабое место наших войск — тыловое и логистическое обеспечение армии. За разрешение этой проблемы могут взяться частные подрядчики, и ничего необычного в этом нет. К примеру, командование вооруженных сил Норвегии подписало контракт с одной из крупнейших национальных и мировых логистических компаний, Wilhelmsen, на перевозку и хранение военных материалов и техники в мирное и военное время.

Не оправдались прогнозы экспертов о возможной криминализации этих компаний в России и участии их в борьбе за власть. Это связано с тем, что предъявляемые заказчиками требования практически полностью отсекают криминал. Отбор в частные армии не уступает по строгости отбору в некоторые спецподразделения, а международное право и условия контрактов не дают ЧВК возможности для ведения откровенно криминальной деятельности.

Как видно из вышеперечисленного, говорить о незаконности статуса частных военных компаний не приходится. Международное законодательство проработано в минимально необходимой мере, достаточной для функционирования частных военных компаний. Несмотря на пробелы в национальном законодательстве, в России уже действуют как иностранные, так и отечественные ЧВК (например, РСБ-групп, Орел-Антитеррор, Moran Security Group), а спрос на рынке пока еще превышает предложение. Отечественные ЧВК смогут действовать на рынках Азии, Африки и Ближнего Востока, ныне ставших недоступными нашим конкурентам.

Следует переломить сложившуюся из-за искаженного восприятия ситуацию и признать, что современные ЧВК — это отнюдь не «дикие гуси» и не кондотьеры былых эпох, а высококлассные специалисты, действующие в одной из сфер международного бизнеса, где почти нет российского участия. И здесь для России не существует серьезных преград, кроме собственно нежелания заниматься этой проблемой, что будет искусственно препятствовать развитию этой отрасли.
Автор:
Станислав Зыбин, студент факультета международных отношений МГИМО (У) МИД России
Первоисточник:
http://vk.com/politicaexterna?w=wall-80759400_223
Использованы фотографии:
The U.S. Army / Flickr
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

87 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти