Отвоеванный рубеж

Отвоеванный рубеж
Россия восстановила позиции на мировом рынке вооружения, утраченные после развала СССР

Системе экспорта вооружений отечественного производства, приносящей все годы своего существования государству постоянно и стабильно увеличивающийся доход, скоро исполнится 10 лет. 1 декабря 2000 года был образован Комитет Российской Федерации по военно-техническому сотрудничеству с иностранными государствами, преобразованный в 2004-м в Федеральную службу по военно-техническому сотрудничеству (ФС ВТС России). Это головная структура спецэкспорта, принимающая решения о ввозе в нашу страну и вывозе из нее продукции военного назначения. О сегодняшнем состоянии дел в сфере поставок за рубеж изделий российского оборонно-промышленного комплекса рассказал заместитель директора ФС ВТС Вячеслав ДЗИРКАЛН.

- Вячеслав Карлович, наверное, главный вопрос в преддверии юбилея Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству: каковы итоги ее работы за минувшее десятилетие в частности и каких результатов за этот период удалось достичь России в сфере ВТС в целом?


- По различным оценкам как отечественных, так и иностранных аналитиков, Россия в последние годы занимает одно из ведущих мест на мировом рынке продукции военного назначения (ПВН). Его общий объем составляет сегодня порядка 25-30 миллиардов долларов в год. Мы работаем в своем сегменте, причем на протяжении последних 10 лет ежегодно наращиваем объемы поставок и в прошлом году вышли на рубеж, превысивший 8 миллиардов долларов.

После развала и кризиса в нашей оборонной промышленности в 90-х годах сейчас можно уверенно сказать, что Россия полностью восстановила свои позиции на главных мировых рынках вооружения. Основным нашим преимуществом является критерий «цена-качество». Отечественное оружие пользуется спросом, поскольку довольно простое в обращении. И вместе с тем его боевые возможности достаточно высоки. С учетом более низких цен, чем у конкурентов, мы имеем круг своих покупателей, которые отдают предпочтение именно российскому вооружению. В планах на ближайшие годы - наращивать объемы экспорта. И поскольку мы используем не только задел, созданный в советские времена, но и активно внедряем новые разработки, перспективы у нас достаточно хорошие.

- Кстати, некоторые эксперты утверждают, что по мере расходования интеллектуального потенциала, накопленного до момента развала СССР, пойдет на спад и экспорт российского оружия, ведь 90-е годы нанесли сильный удар по отечественной промышленности. Действительно ли ощущается такой эффект?

- Он ощущался на начальном этапе работы ФС ВТС, в первые годы нынешнего столетия. Тогда действительно был востребован задел, созданный в советское время. Но если мы хотим быть конкурентоспособными, необходимо предлагать новые разработки. И они у нас имеются. Тем более что в последнее время мы активно сотрудничаем с иностранными партнерами, так как понимаем: в некоторых областях есть смысл объединить усилия, взять за границей что-то новое и интересное, чтобы использовать для повышения экспортного потенциала нашего вооружения. Мы работаем с фирмами из Франции, Италии, Израиля, с ними налажены достаточно серьезные контакты.

- Не получится ли в итоге так, что мы будем поставлять только корпус, а вся начинка - иностранного производства?

- Нет, такого нет, мы берем только то, что полезно для нас, в чем мы, может быть, еще недостаточно продвинулись. Это отдельные системы, которые по общему объему составляют не более 10 процентов стоимости поставляемого изделия. Нам неинтересно экспортировать, скажем, танк, корпус которого изготовлен в России, а все оборудование сделано за границей. Это выгодно скорее нашим партнерам - использовать российскую базу для установки собственных разработок.

- Какие изменения за прошедшие 10 лет произошли в плане распределения поставок российского вооружения, образцов отечественной военной техники на различные рынки?

- Если раньше мы говорили, что основные наши партнеры - это Индия и Китай и они до сих пор остаются таковыми, то в последнее время очень серьезный прорыв совершен в Латинскую Америку. Это не только Венесуэла, но и Эквадор, Уругвай, Бразилия. Активно развиваются контакты с Аргентиной, в Мексике давно эксплуатируются наши вертолеты, ПЗРК «Игла». Мы действительно совершили очень серьезный прорыв на рынок Латинской Америки. И существенную роль в этом, я считаю, сыграли определенные политические мотивы, которыми руководствуются лидеры латиноамериканских государств. Для нас этот рынок интересен и перспективен. Кстати, здесь мы не только торгуем, но и оказываем военно-техническую помощь таким странам, как, например, наши традиционные партнеры - Никарагуа и Куба.

Мы возродили наше присутствие в арабском мире. Причем здесь разговор идет не только о традиционных партнерах - Сирии, Алжире, Ливии. Сейчас работа ведется с Кувейтом, Оманом, Бахрейном. Не секрет, что переговоры продолжаются с Саудовской Аравией. То есть мы вышли на рынки стран, которые традиционно ориентировались только на западных поставщиков. Поэтому здесь если не прорыв, то сделаны серьезные шаги для восстановления военно-политических позиций России в арабском мире.

Традиционные наши партнеры - государства Юго-Восточной Азии. Сейчас очень активно развивается сотрудничество с Вьетнамом - составлена целая программа взаимодействия до 2020 года.

В меньшей степени Россия сегодня присутствует на Африканском континенте, но и здесь имеются определенные планы возвращения. В Африке у нас также есть традиционные партнеры, которые ориентировались на Советский Союз: мы поставляли им технику, готовили специалистов и, естественно, для них до сих пор ближе российская военная школа, нежели западная. Правда, раньше поставки вооружения шли в основном безвозмездно. Сейчас наша система ВТС коммерциализирована. Но и в этой ситуации мы ищем нестандартные пути, понимая ограниченные платежеспособные возможности этих стран.

- В перспективе Индия и Китай так и останутся нашими главными партнерами по ВТС или ожидаются какие-то изменения?

- Изменения в отношениях с Индией и Китаем состоят в том, что мы переходим от формы «продавец-покупатель» к технологическому сотрудничеству. То есть в первую очередь эти страны интересует возможность развития собственной оборонной промышленности, и они делают успехи. В частности, КНР уже выступает серьезным конкурентом России на Африканском континенте. Так что развитие наших отношений продолжится, но оно несколько видоизменяется с точки зрения наполнения - основной упор станет делаться на передачу технологий, на совместную разработку. С Индией, например, помимо создания ракет семейства BraMos у нас в активной работе находятся такие проекты, как истребитель пятого поколения и средний транспортный самолет. По этим направлениям ведется совместная разработка, часть агрегатов, узлов и систем будет создана индийскими партнерами.

- Насколько серьезными можно назвать проблемы с качеством российского оружия? Часто ли приходится сталкиваться с рекламациями? Имеется ли тенденция к улучшению продукции?

- Не буду скрывать: проблема с качеством существует, но она родилась по объективным причинам. Речь в первую очередь идет о провале 90-х годов, характеризовавшемся оттоком квалифицированных кадров, нарушением кооперационных связей. Но надо подчеркнуть, что с начала 2000-х наша промышленность возрождается. И сейчас можно прямо говорить, что мы вернули те позиции, которые были заложены советским оборонно-промышленным комплексом. Это касается и кадров, и обновления производственных фондов. Если посмотреть статистику, то сейчас четко прослеживается тенденция к снижению рекламационных актов, которые нам предъявляются. При этом заказчики стали более требовательными, ведь если они платят деньги, то рассчитывают получить продукт надлежащего качества. Работа ведется, причем и в рамках государственных программ повышения качества поставляемой продукции, повышения уровня контроля за производством. Проблема существует, о ней знают, за исправление ситуации активно борются. И результаты есть.

- Сформировавшаяся структура зарубежных поставок российской ПВН с одним главным спецэкспортером в лице компании «Рособоронэкспорт» и рядом предприятий, имеющих право на самостоятельный выход на внешний рынок, является оптимальной? Ожидаются ли здесь какие-то перемены?

- Я работаю в системе ВТС уже 15 лет. За этот период существовали различные варианты спецэкспорта. Было ГИУ ГТУ, затем целый ряд предприятий получил право самостоятельно экспортировать свою продукцию, минуя посредников. Работали одновременно и три посредника в лице Росвооружения, Ростехнологий и Промэкспорта.

Та система, к которой мы пришли сейчас, на данном этапе конкурентной борьбы, на данном этапе оптимизации процесса поставок и послегарантийного обслуживания, когда 22 предприятия наделены правом самостоятельно выполнять ремонт, модернизацию и поставку запасных частей для выпускающейся ими техники, оптимальна. Но ее нынешняя конфигурация не догма. При необходимости такая схема может быть изменена для улучшения продвижения российского вооружения.

Система ВТС не должна быть закостенелой, ей необходимо сохранять гибкость. Вместе с тем, если потребуются какие-то изменения в схеме спецэкспорта, они не будут носить революционный характер. Но пока система ВТС, повторюсь, оптимальна. Объемы растут, география наших поставок расширяется, поэтому бессмысленно резать курицу, которая несет золотые яйца. С декабря 2009 года в трех государствах мы открыли представительства ФС ВТС при российских посольствах - в Индии, Китае и Вьетнаме. В этом году планируем создать наши миссии еще в двух странах - в Алжире и Венесуэле. По этому показателю, кстати, можно сделать вывод о том, кто входит в число основных партнеров России в сфере ВТС.

При необходимости мы будем открывать и новые представительства, которые увеличат оперативность и общую эффективность нашей работы. Представительства имеют статус региональных, то есть действуют и в интересах близлежащих государств, за исключением миссий в Индии и Китае, где работы хватает и в пределах одной страны. Министерство иностранных дел с большим энтузиазмом приветствовало эту инициативу. Ведь в наиболее важных для нас странах теперь работают люди, профессионально разбирающиеся в ВТС.

- Иногда приходится слышать, что система российского спецэкспорта слишком забюрократизирована и для решения вопроса о поставке, например, партии из трех десятков пулеметов требуется многомесячное согласование. Есть ли какие-то резервы повышения оперативности работы системы ВТС?

- Резервы есть. Более того, президентом Российской Федерации поставлена задача по совершенствованию системы регистрации, работы бюрократического аппарата. Целый ряд предложений, направленных на оптимизацию процесса выдачи разрешительных документов, выдвинут нашей службой и был одобрен и правительством, и главой государства.

Сейчас уже нельзя говорить, что этот процесс настолько забюрократизирован. Если раньше мы действительно имели случаи,ичное дело когда распорядительные бумаги готовились в течение двух лет, то сейчас вопросы рассматриваются достаточно оперативно. Установлены нормативные сроки для каждого министерства и ведомства на рассмотрение тех или иных документов. Они в большинстве случаев - если нет проблемных вопросов - выдерживаются.

Но есть ведь еще один момент, который до конца, к сожалению, не решен. Я говорю о проработке взаимодействия на уровне продавца и соисполнителей. Если выполнение контракта поручается Рособоронэкспорту, то он должен установить контакты с головным предприятием, которое будет изготавливать требующуюся продукцию. Так вот, процесс взаимодействия между головником и кооперацией, которая распадается на несколько уровней, не до конца отработан. На этом этапе мы действительно теряем сейчас довольно много времени. И тут есть над чем поработать.

Отвоеванный рубеж- Могли бы вы сделать прогноз по динамике выручки в системе ВТС на ближайшую перспективу?

- Это не совсем мой вопрос. Но могу сказать, что на текущий год у нас опять должен увеличиться объем выручки. Если по итогам 2009 года было более 8 миллиардов долларов, то в 2010-м мы планируем заработать уже более 9 миллиардов. Динамика постоянного роста доходов от экспорта вооружения присутствует. Это еще раз свидетельствует в пользу того, что мы не только эксплуатируем советский задел, но и выводим на рынок новые разработки. Если бы предлагали одно старье, то, наверное, не занимали бы тех позиций, которых достигли.

Личное дело

ДЗИРКАЛН Вячеслав Карлович

Родился 6 августа 1954 года в Риге. В 1976-м окончил Рижское высшее военное авиационное инженерное училище имени Я. Алксниса. С 1976 по 2008 год проходил службу в Вооруженных Силах. С декабря 2004-го по настоящее время - заместитель директора Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству. Награжден медалью «За боевые заслуги», орденом Дружбы.
Автор: Илья КЕДРОВ
Первоисточник: Илья КЕДРОВ


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 0

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня