Ближневосточная ось



Наступление боевиков «Исламского государства» одновременно в Ираке и Сирии вновь заставляет искать ответа на вопрос: кому выгодно? Ответ лежит на поверхности: силам, заинтересованным в ослаблении Ирана. С этой целью создается ось Вашингтон–Анкара–Эр-Рияд–Иерусалим. Пятым членом альянса является радикальный исламизм.


Кто пустил исламистов в Рамади?

Конец весны стал для Ближнего Востока временем новых испытаний. «Исламское государство», чей наступательный потенциал считали выдохшимся или, по крайней мере, значительно ослабленным, одержало ряд внушительных побед. В Сирии боевики захватили значительную часть провинции Хомс с городом Тадмур и расположенными поблизости развалинами древней Пальмиры. Кроме того, «ИГ» развернуло наступление в провинции Дамаск. От столичного аэропорта передовые отряды группировки находятся на расстоянии чуть более двадцати километров.

В Ираке «Исламскому государству», которое на протяжении последних месяцев медленно, но верно отступало, также улыбнулась удача – и улыбнулась довольно широко. Исламисты вновь захватили столицу провинции Анбар – город Рамади. Для Багдада это весьма ощутимая потеря. Она ставит под угрозу позиции правительственных сил в долине Евфрата и приближает искомую цель «ИГ» - контроль над всем «суннитским треугольником» Ирака.

Но как же получилось, что «Исламское государство» сумело выполнить задачу, которая была ему не по плечу даже на пике могущества – успешное наступление сразу на нескольких фронтах? И это притом, что, если верить американским властям, воздушные удары коалиции нанесли группировке серьезный урон! «В борьбе с «Исламским государством» достигнут значительный прогресс». Это слова не какого-нибудь заштатного аналитика. Они принадлежат госсекретарю США Джону Керри, самоуверенно произнесшему их еще полгода назад.

Никакой мистики здесь нет. Улик, позволяющих установить виновных в победах исламистов, настолько много, что не замечать их могут только люди, начисто лишенные критического мышления (впрочем, на Западе сегодня таковых большинство).

Разберем эти улики по порядку. Штурм Рамади начался 14 мая. В этот день «ИГ», используя бронированные бульдозеры и террористов смертников, прорвало оборону правительственных сил и заняло ключевые объекты города – штаб-квартиру полиции, административные здания и главную мечеть. 17 мая пали последние рубежи обороны иракской армии.

Молниеносный характер атаки и та быстрота, с которой боевикам удалось занять полумиллионный город, сравнима только с падением Мосула. С той поры прошел год, в течение которого три с лишним тысячи американских инструкторов обучали солдат иракской армии. Как видим, ничего не изменилось. Да и не могло измениться! Уровень боеготовности частей, инструктируемых заокеанскими «специалистами», остается чрезвычайно низким. Практически все победы над «ИГ» были одержаны теми частями, которые готовились не американскими, а иранскими инструкторами. Это касается и очищения от экстремистов провинции Дияла, и снятия окружения с Багдада, и взятия Тикрита.

Простым непрофессионализмом этот факт объяснить невозможно. Зато все встает на свои места, если предположить, что американцам и не нужна победа над «Исламским государством». Имитируя борьбу с этим злом, Вашингтон в действительности делает все, чтобы уберечь взлелеянное ими чудище от разгрома. Во время наступления боевиков на Рамади американские ВВС резко снизили интенсивность авиаударов. И даже когда ситуация стала по-настоящему критической, США продолжали оказывать давление на командование иракской армии с тем, чтобы не допустить переброску бойцов шиитского ополчения – самых боеспособных формирований в современном Ираке. Только после падения Рамади под город была стянута шиитская милиция, сумевшая остановить дальнейшее наступление «ИГ». Показательна и реакция Вашингтона на поражение правительственных войск. «Случившееся прискорбно, но на войне такое случается», - с равнодушным выражением лица прокомментировал ситуацию глава объединенного комитета начальников штабов США Мартин Демпси.

Кара за дружбу с Ираном

Однако американцы не просто сделали все от них зависящее, чтобы распахнуть перед экстремистами ворота города. Есть серьезные основания полагать, что само наступление «Исламского государства» было санкционировано зарубежными кураторами. 14 мая – в тот самый день, когда боевики начали свои атаки, в Тегеране прошли переговоры президента Ирака Фуада Маасума с руководством Ирана. В плане достигнутых соглашений визит можно назвать прорывным. Багдад и Тегеран окончательно договорились о строительстве железной дороги, которая свяжет – впервые в истории! - два соседних государства и облегчит Ираку доступ к азиатским (в т.ч. китайскому) рынкам. Во-вторых, решено уже этим летом начать поставки в Ирак иранского газа. Планируется и отмена визового режима между странами.

Однако главной темой переговоров стала безопасность. Стороны договорились продолжать стратегическое сотрудничество. Речь идет о поставках иранского оружия, обмене разведывательной информацией, а также об отправке в Ирак новых военных советников. «Иран стал первой страной, которая оказала существенную помощь Ираку в борьбе с террористической группировкой «Исламское государство» и теми, кто пытается навязать свое доминирование в регионе», - заявил Фуад Маасум. В свою очередь, высший руководитель Ирана аятолла Али Хаменеи заявил, что Тегеран «готов оказать Ираку всестороннюю помощь в целях его развития и укрепления».

Во внешней политике между Багдадом и Тегераном также гораздо больше точек соприкосновения, чем разногласий. Об этот говорит единая позиция по йеменскому конфликту. Маасум осудил военную операцию во главе с Саудовской Аравией и подчеркнул безальтернативность внутрийеменского диалога.


Для США и их главных союзников на Ближнем Востоке – Израиля, Саудовской Аравии и Турции – сотрудничество Ирака с Ираном всегда было «красной тряпкой». Прошлогоднее наступление «ИГ» тоже началось после стратегических соглашений Багдада с Тегераном. Вспомним, с какой настойчивостью требовали американцы отставки проирански настроенного премьера Нури аль-Малики!

Однако, вопреки умыслам внешних сил, иракско-иранские связи с тех пор только укрепились, а освобождение Тикрита создало угрозу «Исламскому государству». Сумей иракские войска при помощи Тегерана отбить у «ИГ» Мосул, это стало бы крахом антииранской стратегии Вашингтона.
Откровенный разговор на эту тему произошел в начале мая в США, куда с официальным визитом был приглашен президент Иракского Курдистана Масуд Барзани. Стороны сошлись во мнении о необходимости предотвратить рост влияния Ирана и проиранских сил в Ираке. В частности, Барзани заявил о том, что шиитское ополчение ни в коем случае не будет участвовать в возможной операции по освобождению Мосула.

Теперь, после захвата Рамади, начало этой операции перенесено на неопределенный срок, а иракским властям отправлен ясный сигнал об опасности дружбы с Ираном.

Параллельно с этим продолжается работа по расколу Ирака. 27 апреля в Конгресс США поступил законопроект о военной помощи Иракскому Курдистану и суннитским отрядам, сражающимся с «ИГ». По международным нормам, вооружать какой-то регион или военную группировку без согласования с центральной властью нельзя. В Вашингтоне этот запрет решили проигнорировать. В тексте документа курдские отряды (пешмерга) и ополчения суннитских племен рассматриваются как вооруженные силы суверенных государств.

Иракские власти поспешили выразить протест. Премьер-министр страны Хайдер аль-Абади в телефонном разговоре с вице-президентом США Байденом заявил, что законопроект направлен на раскол Ирака на три отдельных государства. Крайне жестко отреагировал один из влиятельнейших политиков страны – герой антиамериканского сопротивления Муктада ас-Садр. По его словам, в случае принятия документа возглавляемая им «Армия Махди» восстановит свое военное крыло и начнет наносить удары по американцам и их союзникам. Свою солидарность с Багдадом уже выразил Тегеран. На совместной пресс-конференции с Фуадом Маасумом президент Ирана Хасан Роухани заявил, что его страна окажет полную поддержку целостности Ирака.

В США подобные предостережения не замечают. После возвращения из Вашингтона президент Курдистана Барзани снова заявил о намерении самостоятельно, без разрешения Багдада, продавать нефть. Скандальное заявление сделал и губернатор провинции Киркук Наджмалдин Карим. В одном из интервью он признался, что США «неоднократно выражали свою поддержку независимости провинции».

Влиятельные американские издания также готовят общественное мнение к распаду Ирака. «Иракское правительство с доминированием в нем шиитов до такой степени подорвало свою легитимность, что ее будет невозможно восстановить», - пишет журнал Foreign Affairs. То же издание фактически оправдывает действия «Исламского государства», заявляя, что это «не просто группа повстанцев, но одна из сторон в традиционной гражданской войне между отколовшейся территорией и слабой центральной властью».

Почему молчит Москва?

Таким образом, причины успеха исламистов нужно искать в общем антииранском курсе, проводимом под эгидой Вашингтона и его союзников. Причем Ираком дело не ограничивается. Йемен и Сирия тоже входят в список стран, где влияние Ирана должно быть сведено на нет, а новые режимы включены в орбиту влияния США, Турции и Саудовской Аравии.

Именно противостояние Ирану определило повестку дня саммита США и Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ), который, по поразительному совпадению (совпадению ли?) тоже прошел 14 мая. Главной целью американского руководства было убедить монархии во главе с Саудовской Аравией, что «ядерная сделка» с Ираном – всего лишь тактический ход, не угрожающий безопасности Эр-Рияда. Барак Обама не жалел для этого своего красноречия. «Иран явно делает опасные и дестабилизирующие шаги в отношении различных стран региона, - заявил он. – Иран – спонсор терроризма… Поэтому страны региона правы в том, что глубоко обеспокоены действиями Ирана, особенно его поддержкой жестоких марионеток в пределах границ других наций».

В принятом по итогам саммита совместном заявлении говорится о военной силе, которую Вашингтон готов применить для «отражения угроз территориальной целостности любого из государств-членов ССАГПЗ». Источник этих «угроз» называется без обиняков. «Соединенные Штаты и государства-члены ССАГПЗ будут действовать вместе, чтобы противостоять дестабилизирующей деятельности Ирана в регионе», - отмечается в заявлении.

Саммит в Кэмп-Дэвиде заложил важный камень в основу геополитической оси, которая начала формироваться еще несколько лет назад. Данная ось, включающая США, Турцию, страны ССАГПЗ и Израиль, направлена против влияния в регионе Ирана, Китая и России. Полный контроль над Ближним Востоком с его богатейшими нефтегазовыми ресурсами – ее конечная цель. Другими «камнями» оси стал визит президента Турции в Саудовскую Аравию в марте этого года, в результате которого было решено координировать борьбу против Башара Асада, а также тайные антииранские соглашения между Эр-Риядом и Израилем.

В Сирии результат всех этих договоренностей уже виден. Весной этого года разрозненные группировки, прежде поддерживаемые различными странами – Турцией, Саудовской Аравией, Катаром, США – создали коалицию «Джейш Аль-Фатх» и перешли в наступление сразу на нескольких участках фронта. Результатом стал захват нескольких крупных городов – Идлиба, Джиср Аш-Шугура и т.д. Финансирование коалиции обеспечивает Саудовская Аравия, поставки оружия, снабжение разведданными и организацию штабной работы взяла на себя Турция. США, в свою очередь, отвечают за «дипломатический фронт», а также за господство в воздухе. 25 мая Анкара и Вашингтон заключили соглашение о том, что боевики оппозиции, чья подготовка уже началась в Турции и Иордании, будут получать авиационную поддержку.

Одновременно с «умеренной» оппозицией перешло в наступление «Исламское государство», постепенно сжимая кольцо вокруг Дамаска. По некоторым данным, антиасадовский альянс планирует захватить столицу Сирии в течение 6-8 месяцев, а решающее наступление начнется после окончания священного месяца Рамадан, во второй половине июля.

России в этих условиях нужно максимально активизировать действия в поддержку Сирии, как это было осенью 2013 года, когда только твердая позиция Москвы, Пекина и Тегерана помогла избежать начала открытой агрессии. К сожалению, сейчас этой твердости не видно. В Кремле предпочитают повторять о внутрисирийском диалоге, закрывая глаза на уже несколько месяцев продолжающееся наступление и откровенную поддержку боевиков извне. Ряд влиятельных западных изданий в открытую говорит, что главной целью майского визита Джона Керри в Россию было предложение сделки – сдача Москвой Сирии в обмен на компромиссы Запада в украинском вопросе. В истинность подобных договоренностей не хочется верить, не факты заставляют задумываться…
Автор:
Сергей Кожемякин
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

9 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти