Сталин – победитель марксизма

Сталин ушел не в прошлое,
он растворился в нашем будущем», -
как это ни опечалит многих.
Наше общество — если говорить о народе, публичной политике и политической аналитике - за шестьдесят два года прошло путь от преклонения перед Сталиным, до порицания всего, что им было сделано:


• как человеком, жившим среди себе подобных,

• как государственным деятелем, от мысли, слова и подписи которого зависели судьбы миллионов других людей в разных странах мира в нескольких поколениях.

Но Сталин не забылся, как того желали и желают многие. Не забылся вследствие того, что вся политическая реальность СССР и СНГ заставляет вспомнить и о нём лично, и о том деле, которому он служил. Заставляет вспомнить под давлением заурядных каждодневных жизненных обстоятельств:

• попробовал бы кто при нём не заплатить вовремя пенсии или зарплату;

• попробовал бы кто при нём на наворованные деньги купить лимузин или построить особняк;

• попробовал бы кто при нём сеять вражду и разжигать войну между народами СССР;

• попробовал бы кто при нём в СССР проводить политику в интересах зарубежных правительств и международных мафий;

• попробовал бы кто при нём шантажировать СССР кредитом или оружием иного рода;

• попробовал бы кто при нём…

И всё это толкает значительную часть общества сплотиться вокруг тех, кто на своих знаменах начертал имя Сталина, и заявляет о продолжении его дела. Но прежде чем пойти за ними, всё же лучше подумать и постараться понять суть того дела, которому он служил. Однако большинство публикаций о нём не отражает действительного положения дел и далеки от этого. Они пропагандируют культовые мифы прошлого о Сталине, характеризуя его:

• то как верного марксиста, продолжателя дела Маркса, Энгельса, Ленина;

• то как фашиста, прикрывшегося идеалами коммунизма, политику построения безраздельной личной диктатуры;

• то как-то иначе: в зависимости от того, насколько автор публикации сам силен в знании фактов истории и насколько силен в реальной политике.

Но большинство писателей и читателей статей, книг и фильмов на эту тему, не задаются вопросами:марксизм, большевизм и коммунизм это одно и то же, существующее под разными названиями? Давайте попробуем разобраться. Марксизм и коммунизм это не одно и то же. Эти понятия стали синонимами благодаря исторической эпохе с 1848-го года –даты выхода Манифеста коммунистической партии по 1953 год – года смерти (убийства) Сталина. Коммунизм в переводе с латыни на русский язык — общинность, общность. Кроме того в латинском языке это слово является однокоренным с «коммуникацией», т.е. со связью, в том числе и с информационной связью между людьми, что по-русски именуется «со-ВЕСТЬ». Коммунизм — общность людей на основе совести: всё остальное в коммунизме — следствие единства совести у разных лиц и быть коммунистом – это значит жить по совести. Коммунизм подразумевает согласие с тем, что далеко не всё, что связано с жизнью человека и общества, может находиться в безраздельной личной (частной) собственности. Многое может быть в коллективной собственности и, будучи достоянием каждого, оно не может быть исключительным правом собственности никого из них персонально. Общий смысл данного определения ясен. Хотя между коммунистами возникали и возникают разногласия в вопросе - что может быть личным, а что общественным. При этом подразумевая, что если в обществе господствует право общинной собственности (коллективной), то исключается зависимость большинства от меньшинства, стяжавшего в частную собственность достояние, как данное природой, так и созданную общественным трудом.

Коммунизм, это идеал, к которому должно стремиться человечество в процессе своего развития. Он проповедуется издревле, и история знает примеры воплощения идеи коммунизма. Это могучая Ведическая цивилизация древних славяно-ариев, где поддерживался принцип жития по СоВести и народ жил общиной. Так же, основываясь на опыте общины Ессеев, считают (ошибочно причем), что это обстоятельство лежит в обосновании мнения о том, что «коммунизм — специфически еврейское изобретение, чуждое и враждебное всем остальным культурам»

Марксизм — это наименование мировоззренческой системы и проистекающего из её понимания законов развития общества и его перспектив, данное по имени одного из основоположников. Марксизм представлялся как научная теория построения коммунистического общества на основе использования законов общественно-исторического развития, якобы открытых его основоположниками, что и привело к отождествлению в сознании многих коммунизма и марксизма. При этом почему-то не коммунистов называют марксистами, а марксистов называют коммунистами, что неверно по сути, если даже исходить из существа “научных” теорий марксизма, способных быть только ширмой для прикрытия далеко идущего политического аферизма и лицемерия, но не научной основой политики построения коммунистического общества, а равно и какой-либо иной политики.

Большевизм, как учит история КПСС, возник в 1903 г. на II съезде РСДРП. Как утверждали его противники, большевики до 1917 г. никогда не представляли собой действительного большинства членов партии. Но, как заявляли сами большевики, именно они выражали в политике стратегические интересы трудового большинства населения страны, вследствие чего только они и имели право именоваться большевиками. Насколько последнее утверждение соответствует действительности, — это вопрос многогранный, поскольку и само трудовое большинство может ложно понимать свои жизненные интересы, и те, кто заявляет о своей такого рода роли в политике, могут быть не только в заблуждении, но и нагло лицемерить, прикрывая своекорыстие якобы защитой интересов трудового большинства. Но наряду с трудовым большинством, которое считает нормальной жизнью жизнь в созидательном труде, есть еще и меньшинство, которое считает для себя нормальным пожинать там, где пахали и сеяли другие, и видит в этом свое призвание. В доведенном до предела случае оно отказывается от эпизодической жатвы там, где сеяли другие, и настаивает на своем системообразующем праве организовать других на пахоту, сев и жатву, узурпируя при этом и право на “честное” распределение “урожая”. Распределение же это меньшинство осуществляет по пропорциям куда худшим, нежели пиратские: у большинства пиратов нормой было две доли выделять капитану и штурману, все же остальные «работники ножа и топора» получали одну долю. Представители же правящих “элит”, на протяжении всей истории, не ограничиваются в своем потреблении хотя бы двукратным превышением доли простого труженика от совокупного продукта, произведенного в общественном объединении труда, будь она в натуральном (иметь в своем распоряжении труд и тела тысяч душ крепостных православные “христиане” не считали зазорным) или в стоимостном выражении (кратность отношения прямых и косвенных расходов по обеспечению семьи из состава “элиты” и семьи из состава простонародья.

Какой толк от сравнения зарплаты президента России с зарплатой токаря? Ведь в содержании семьи президента участвует и государственный бюджет, а в содержании семьи токаря нет. Анализ же расходов на содержание семьи во всякой социальной группе обязывает учесть не только расходы из её собственных доходов и накоплений, но и расходы сторонних физических и юридических лиц.

Мировоззрение большевизма отрицает право на монопольно высокие цены, в том числе и на продукт управленческого труда, в чём бы эти цены ни выражались в конкретных исторических условиях. Это противники большевизма называют “уравниловкой” и совершенно справедливо указывают на то, что при господстве уравниловки у большинства тружеников исчезает стимул к труду и профессиональному совершенствованию. По отношению к уравниловке это действительно так:.

Но большевизм не призывал к уравниловке, а настаивал на том, чтобы кратность отношения «максимальные доходы»/«минимальные доходы» была достаточной для стимулирования труда и профессионального совершенствования, исключая как системообразующий, фактор общественной значимости паразитизм одних на труде других.

История показывает, что ошибки управления, обусловленные квалификацией управленцев, по своей тяжести последствий пропорциональны их зарплате. И чем выше уровень потребления семей управленческого корпуса по отношению к среднему в обществе, тем больше трудностей испытывает это общество по сравнению с другими, ему современными обществами, по причине низкого качества управления. Яркий пример – современная Россия в отличии от Японии. После этого, остается только разобраться в том, коммунизм

— общность на основе единства совести — это объективно хорошо либо объективно плохо?

большевизм это объективно хорошо либо объективно плохо?

как с этим связан марксизм?

в каких отношениях между собой находятся коммунизм и большевизм?

Тогда станет ясно, был ли Сталин коммунистом, марксистом, большевиком и как относиться к нему лично и к тому делу, которому он служил и был верен всю свою сознательную жизнь.Марксистская политэкономия оперирует такими абстракциями, как «необходимый продукт» и «прибавочный продукт», «необходимое» и «прибавочное рабочее время». Беда верующих в марксистскую политэкономию состоит в том, что её абстракции невозможно однозначно связать с жизнью, с решением практических задач макро- и микроэкономического регулирования. Если зайти на склад готовой продукции любого производства или подойти к конвейеру, то невозможно разграничить, где кончается «необходимый» продукт, а где начинается «прибавочный»; ни одни часы не покажут, когда завершилось «необходимое» рабочее время и началось «прибавочное». Это означает, что реальный учёт и контроль («социализм — это учёт и контроль», — одно из афоризмов социализма) не могут быть связаны с марксисткой политэкономией, вследствие чего она практически никчемна. А при рассмотрении в масштабе общества, марксистская философия и политэкономия по существу вредны, поскольку представляют собой мусор, извращающий мышление тех, кто не в состоянии оценить их как недостоверную информацию.

Сталин и марксизм


Поэтому, если И.В.Сталин действительно был марксистом до конца своих дней, то это характеризует его как слабоумного или лицемера. Но для того, чтобы получить ответ на вопрос, был ли Сталин действительно марксистом, и соответственно слабоумным и лицемером, необходимо обратиться к произведениям его самого, а не к произведениям мифотворцев о нём, каждый из которых, прежде чем написать свой труд, уже имел вполне определенное предубеждение по этому вопросу. Заявление о том, что кто-тоявляется коммунистом, не будучи марксистом, не было бы понято, исходи оно хоть из уст одного из вождей, хоть из уст простого партийца, или даже от Бога. Для того, чтобы ответить на вопрос, был ли И.В.Сталин когда-либо марксистом и перестал ли он быть им к концу жизни, необходимо рассматривать то, как он сам выражал свое понимание различных утверждений марксизма. Но рассмотрение любой философской системы и марксизма в частности бессмысленно проводить в отрыве от конкретного исторического периода. Выше было показано о его вредности в современных исторических условиях, но если вернуться в ХIХ век, то следует признать за марксизмом и определенную благость за внедрение в политическую жизнь основу своей философии – диалектику. Все философские системы и культуры можно классифицировать как:

Цитатно-догматичекий, действующий по принципу вопрос есть – ищи подходящие цитаты у основоположников и признанных классиков-продолжателей. Таковы все философии религий и самым ярким представителем этого класса является ветхозаветно-талмудическая система иудаизма и его ветви – христианство и мусульманство.

Метафизический. В марксистской терминологии:

• метафизические философии, где всё сказано раз и навсегда на все случаи жизни.

• методологические, действующие по иному принципу: «возник вопрос? — осваивай метод, который позволит тебе самому дать ответ на этот и на другие вопросы по мере возникновения потребности в ответах в ходе жизни».

У Сталина есть работа “Анархизм или социализм?”, написанная им в возрасте 29 лет (1907 г.), которая завершает первый том собрания его сочинений. Данная работа содержит три раздела:

1. “Диалектический метод”.

2. “Материалистическая теория”

3. “Пролетарский социализм”.

Сам порядок следования разделов однозначно указывает на то, что высказывать мнения о Природе и обществе для Сталина имело смысл только после того, как внесена полная определённость в методологии познания и осмысления происходящего, на основе которых получены мнения о Природе и Обществе. То есть уже этот, чисто формальный показатель свидетельствует, что И.В.Сталин уже в молодые годы относился к марксизму как к методологической системе, а не как к окончательной догме, не подлежащей переосмыслению. В разделе “Диалектический метод” он об этом пишет прямо:

«Диалектика говорит, что в мире нет ничего вечного, в мире всё преходяще и изменчиво, изменяется природа, изменяется общество, меняются нравы и обычаи, меняются понятия о справедливости, меняется сама истина, — поэтому-то она и отрицает раз и навсегда установленную истину, следовательно, она отрицает и отвлеченные «догматические положения, которые остается только зазубрить, раз они открыты»
/ И.В.Сталин, Сочинения, т. 1, с. 304/.

И если говорить по существу, то Сталин не был марксистом уже в юные годы, поскольку заведомо ложные положения, введенные в марксизм его основоположниками, были для него всего лишь приближенным выражением объективной истины в данную историческую эпоху. Вследствие этого унаследованная от основоположников полнота и структурная целостность марксизма для него ничего не значила.Под конец своей жизни он вынес смертный приговор марксистской доктрине:

«... наше товарное производство коренным образом отличается от товарного производства при капитализме»
(“Экономические проблемы социализма в СССР”, Гос. изд. Политической литературы, 1952 г., стр. 18).

Это действительно было так, поскольку налогово-дотационный механизм был ориентирован на снижение цен по мере роста производства в государстве-суперконцерне. И после приведенной фразы И.В.Сталин продолжает:

«Более того, я думаю, что необходимо откинуть и некоторые другие понятия, взятые из “Капитала” Маркса, ... искусственно приклеиваемые к нашим социалистическим отношениям. Я имею в виду, между прочим, такие понятия, как “необходимый” и “прибавочный” труд, “необходимый” и “прибавочный” продукт, “необходимое” и “прибавочное” время.»
По существу Сталин прямо указал на метрологическую несостоятельность марксистской политэкономии. Все перечисленные им её изначальные категории неразличимы в процессе практической хозяйственной деятельности.Вследствие этого они объективно не поддаются измерению и они не могут быть введены в практическую бухгалтерию ни на уровне предприятия, ни на уровне Госплана и Госкомстата.

Сталин и большевизм


В июле 1907 г. в газете “Бакинский пролетарий” была опубликована за подписью Коба Иванович его статья “Лондонский съезд Российской социал-демократической рабочей партии. (Записки делегата)”. К этому времени разделение РСДРП на «большевиков» и «меньшевиков» уже сложилось и обрело устойчивость, носъезды партии были еще общими. Статья “Лондонский съезд РСДРП” — это освещение работы съезда, адресованное рядовым членам партии и сочувствующей партии общественности. Поэтому в ней особенно значимо то, к чему Сталин хотел привлечь внимание партийного большинства, в работе съезда не принимавшего участия. Он пишет:

«Не менее интересен состав съезда с точки зрения национальностей. Статистика показала, что большинство меньшевистской фракции составляют евреи (не считая конечно бундовцев), далее идут грузины, потом русские. Зато громадное большинство большевистской фракции составляют русские, далее идут евреи (не считая, конечно, поляков и латышей), затем грузины и т.д. По этому поводу кто-то из большевиков заметил шутя (кажется тов. Алексинский), что меньшевики — еврейская фракция, большевики — истинно-русская, стало быть, не мешало бы нам, большевикам, устроить в партии погром. А такой состав фракций не трудно объяснить: очагами большевизма являются главным образом крупные промышленные районы, районы чисто русские, за исключением Польши, тогда как меньшевистские районы, районы мелкого производства, являются в то же время районами евреев, грузин и т.д.»

(И.В.Сталин, Сочинения, т. 2, стр. 50).

Объяснение, данное И.В.Сталиным этому специфическому составу фракций меньшевиков и большевиков, выдержано безупречно в марксистском духе «пролетарского интернационализма». Но предшествующая этому объяснению шутка тов. Алексинского противоречит марксистскому духу «пролетарского интернационализма». Также необходимо понимать, что если шутка вложена в сухой текст отчета, то отчет забудется раньше, чем приведенная в нём шутка. Возможно, что шутка вырвалась у Алексинского не умышленно. Но невозможно представить и поверить, что в отчет о съезде столь же неумышленно её поместил и И.В.Сталин. Поместил он её к месту, но в марксистской газете, в марксистской партии он не мог дать специфическому составу фракций большевиков именьшевиков другого объяснения, известного ему.Именно эта статья полностью объясняет причины уничтожения евреев в руководящем составе СССР, практически закончившегося в 1938 году, причем как говорят современные евреи, Сталину удалось силами евреев провести это уничтожение. Вот что написано в «Электронной Еврейской Энциклопедии» в статье «Сталин Иосиф»

http://www.eleven.co.il/article/13935
:«….. В годы «большого террора» (1936–38) большинство евреев, занимавших видные ( и не только видные )партийные и государственные посты, стали жертвами репрессий. Партийный аппарат, реально управлявший страной, был почти полностью «очищен» от евреев. Среди аппаратчиков «призыва 1937-го года» евреев почти не было. В ближайшем окружении Сталина осталось лишь два еврея — Л. Каганович и Л. Мехлис. Хотя евреи были в числе тех, кто непосредственно осуществлял террор конца 1930-х гг., особенно на первых его этапах (Г. Ягода, Я. Агранов и др.) (Именно это является причиной ненависти евреев к Сталину. Они ему этого не могут простить), Н. Ежов, занявший в 1937 г. пост наркома внутренних дел, последовательно осуществлял чистку органов НКВД от евреев. Судебные инсценировки 1936–38 гг., так называемые процессы «троцкистско-зиновьевского центра» и «параллельного троцкистского центра», способствовали распространению антисемитских настроений: на одном из них около половины, на другом — две трети подсудимых были евреями, среди них — евреи — немецкие эмигранты, обвиненные не только в троцкизме, но и в связях с гестапо…..»
Правда, как показало время, чистка рядов партии и всего руководства страны была проведена не полностью и в конечном итоге привела к отравлению Сталина ( Коган Стюарт. «Кремлевский волк»: Прогресс; М.; 1991 ). Это отравление связывают с так называемым «Делом врачей», но И.В.Сталин подписал себе смертный приговор после тоста, произнесённого им на Кремлёвском приёме 24 мая 1945 года - «За русский народ!». Именно здесь он публично провозгласил курс на Русскую Державность.

Коммунизм – слова и дела


Следует отметить, что в отличии от Горбачева, Сталин не произносил пустых речей на тему «больше социализма», после которых степень эксплуатации простого трудящегося многократно возрастала и утрачивались перспективы завтрашнего дня. Досужие читатели, падкие на словоблудие, возразят – что в действительности было не так, степень эксплуатации народа в СССР многократно увеличилась в 30-е годы прошлого столетия по сравнению с тем же НЕПом или временами царизма, особенно на селе после коллективизации. Но необходимо все же различать такие моменты как «приходилось больше работать, с ограничением собственного потребления» и «степень эксплуатации возросла», вследствие чего тоже приходилось больше работать и меньше получать. Разница между этими явлениями в жизни общества принципиальная, открывающаяся только тогда, когда обращаются к вопросу: что производится и куда что девается. Если степень эксплуатации выросла, то в обществе увеличилась кратность отношения «расходов на содержание» самых богатых к расходам на содержание самых бедных. Скажем 10% тех и других. Если при этом работать приходится больше, а потреблять меньше, то в структуре валового продукта вырос объем производства на душу населения для богатого меньшинства, а объем производства для меньшинства сократился ввиду падения покупательной способности этого большинства и оно не в состоянии купить даже произведенное, что в конечном итоге неизбежно приведет к падению производства отдельных групп продукции. Было это при Сталине? – Не было. Страна готовилась к победе в войне, поэтому работать приходилось действительно больше всем без исключения, а большинство пришлось ограничивать с помощью государственной финансовой политики. Но при этом следует заметить, что в тоже время партийная, государственная, хозяйственная, научно-техническая, военная «элита» и выдающиеся деятели искусств обладали более высоким потребительским статусом. Но причем здесь «злонамеренность» Сталина? В своей работе «Государство и Революция» В.И.Ленин писал:

«…. На примере Коммуны (Парижской) Маркс показал, что при социализме должностные лица перестают быть «бюрократами», быть «чиновниками», перестают по мере введения, кроме выборности, еще и сменяемости в любое время, да еще сведения платы к среднему рабочему уровню, да еще замены парламентских учреждений работающими (не занимающимися пустословием). Маркс …. увидел, в практических делах Коммуны тот перелом, которого боятся и не хотят признать оппортунисты из-за трусости, из-за нежелания бесповоротно порвать с буржуазией….».
Как известно, основной причиной падения Парижской Коммуны явилось то, что квалифицированные специалисты считали ниже своего достоинства отдавать свой труд за плату среднего рабочего. Они желали такой организации жизни общества, в которой можно получать монопольно высокую корпоративную цену за продукт своего труда и поэтому не поддержали Коммуну (либо противились, либо саботировали). Причем заметьте, что речь идет не о различиях зарплаты специалистами той или иной отрасли, а о различии в доходах между работниками разных отраслей общественного объединения труда, в следствии чего существуют отрасли с монопольно высокими и монопольно низкими ценами на рабочую силу. Речь идет не о дифференциации доходов в каждой из отраслей. Речь идет о необходимости избавиться от межотраслевой дифференциации доходов, поскольку она стимулирует только честолюбие и паразитизм. Как говорится - история повторяется. То же самое произошло в России после 1917 года. Хваленая российская интеллигенция, как общественная группа в целом, не считала для себя возможным отказаться от монопольно высоких цен за произведенный ею продукт, вследствие чего очень многие выдающиеся и средние умы не поддержали Советскую власть, вытесняя из своих органов сионо-интернацистских меньшевиков, а выступили против нее в гражданской войне. Многие по завершении гражданской войны остались в “совдепии” просто потому, что не смогли сбежать и вынуждены были жить в ней. Но они по-прежнему оставались специалистами каждый в своем деле. И большевизм пошел на то, чтобы ради достижения своих целей заплатить им монопольно высокую цену за их участие в общественном объединении труда. Но значимо другое. Обеспечив относительно высокий потребительский статус разнородной по характеру её деятельности интеллигенции, к этому стандарту потребления постепенно, по мере роста экономической мощи страны, Сталин подтягивал и остальное население. Вследствие чего кратность отношения расходов на содержание 10 % самых богатых семей к расходам на содержание 10 % самых бедных семей снижалась. То есть степень эксплуатации большинства меньшинством неуклонно падала. Именно в таких условиях в тридцатые годы работать приходилось действительно больше, а жить относительно бедно. Но не потому, что росла степень эксплуатации, а потому что производились новые средства производства и вооружение. И было бы преступлением Советской власти против долговременных интересов народов России не подготовить страну к войне, которую сионисты запланировала едва ли не раньше, чем захлебнулись марксистские революции в странах Европы (в Германии, в Венгрии), из которых предполагалось раздуть мировую марксистскую революцию, к чему призывал меньшевик и сионо-интернацист Л.Д.Бронштейн (Троцкий), и что сорвал В.И.Ленин заключением Брестского мира. (Примечательный факт. Если заглянуть на сайт «Электронной Еврейской Энциклопедии», то в списке 583 самых знаменитых евреев СССР, Лев Бронштейн (Троцкий ) занимает видное место. Этот человек «знаменит» тем, что у него руки по локоть в русской крови. Интересно, какой бы визг был бы поднят, если в подобной немецкой энциклопедии была бы фамилия Шилькгрубер). Если же говорить о колхозном строе, то переход к нему от НЭПа действительно был жестоким и тяжелым. Но разгром страны в будущей войне, запланированной сионистами, был бы еще более жестоким по сравнению с коллективизацией: если бы не коллективизация, давшая в короткие сроки рабочую силу промышленности, то за разгромом лета 1941 г. последовало бы германское нацистское иго. Но уже в 1938 г. колхозный строй начал давать отдачу: на трудодни во многих рядовых, а не образцово-показательных колхозах, и на Украине, и в Поволжье, и в других регионах СССР выдавалось продукции, произведенной в коллективном хозяйстве, больше нежели могли вместить закрома крестьян, оставшиеся от времен единоличного ведения ими хозяйства. Это вспоминают в беседах сейчас оставшиеся еще в живых простые люди, жившие в то время. Рождаемость в стране устойчиво превышала смертность. Достижения культуры прошлого и возможность получить образование становились доступными всё более широким слоям общества. Этот процесс культурного и экономического подъема был прерван первоначально войной, и вторично приходом к партийной и государственной власти (после устранения И.В.Сталина) троцкистов: как уцелевших в репрессиях эпохи сталинизма, так и троцкистов второго поколения, которые после 1953 г. стали проводить антибольшевистскую политику. Именно вследствие этого произведения большевика И.В.Сталина не только перестали издаваться (было прекращено даже издание Собрания его сочинений), но и то, что издано ранее, было изъято из библиотек и попало в спецхраны. Это лишило возможности сравнивать бессмысленные речи последующих “вождей” с программными произведениями Сталина. Что и привело к безыдейности СССР в 1970 — 80-е гг. и открыло дорогу перестройке недостроенного социализма в дерьмовый марионеточный капитализм.

Теперь снова обратимся к завещанию И.В.Сталина - “Экономическим проблемам социализма в СССР” (ссылки на страницы по отдельному изданию 1952 г.):

«Экономической основой противоположности между умственным и физическим трудом является эксплуатация людей физического труда со стороны представителей умственного труда. Всем известен разрыв, существующий при капитализме, между людьми физического труда предприятий и руководящим персоналом. Известно, что на базе этого разрыва развивалось враждебное отношение рабочих к директору, к мастеру, к инженеру и другим представителям технического персонала, как к их врагам. Понятно, что с уничтожением капитализма и системы эксплуатации должна была исчезнуть и противоположность интересов между физическим и умственным трудом. И она действительно исчезла при нашем современном социалистическом строе. Теперь люди физического труда и руководящий персонал являются не врагами, а товарищами-друзьями, членами одного производственного коллектива, кровно заинтересованными в преуспеянии и улучшении производства. От былой вражды между ними не осталосьи следа»
(стр. 27).

Хотя И.В.Сталин пользуется марксистской терминологией («умственный труд», «физический труд»), но речь ведет о непосредственно производительном труде в сфере материального производства и о прочих видах труда вне сферы материального производства, и прежде всего о труде в сфере управления. В приведенном контексте «эксплуатация людей физического труда» — синоним «монопольно высоких цен на продукт труда вне сферы материального производства» и опять же, прежде всего прочего, синоним монопольно высоких цен на продукт труда в сфере управления (директор, мастер исключительно управленцы; инженер — может быть и управленцем, и производственником в сфере обработки информации). К 1952 г. отраслевые монопольно высокие цены на участие в общественном объединении труда (в форме зарплат), в своем большинстве, были в СССР в основном преодолены, а внутриотраслевые вилки зарплат стимулировали рост квалификации персонала. И это было стратегическим направлением экономической политики большевистского государства. Однако И.В.Сталин не обольщался достигнутым, поскольку тарифная сетка в СССР была результатом государственного диктата, а не выражением нравственности общества на рынке спроса и предложения той или иной деловой квалификации.Он пишет:

«...Советская власть должна была не заменить одну форму эксплуатации другой формой, как это было в старых революциях, а ликвидировать всякую эксплуатацию» (стр. 7).
«Должна была ликвидировать», но не утверждает, что ликвидировала эксплуатацию во всех её формах раз и навсегда. Тем более он не утверждает, что в СССР ликвидированы и сами возможности и предпосылки возобновления системы эксплуатации большинства меньшинством когда-либо в будущем. Он пишет о том, что необходимо сделать, чтобы система эксплуатации большинства меньшинством утратила в СССР возможности к существованию в принципе:«Необходимо … добиться такого культурного роста общества, который бы обеспечил всем членам общества всестороннее развитие их физических и умственных способностей, чтобы члены общества имели возможности получить образование, достаточное для того, чтобы стать активными деятелями общественного развития, чтобы они имели возможность свободно выбирать профессию, а не быть прикованными на всю жизнь, в силу существующего разделения труда к какой-либо профессии.Что требуется для этого? Было бы неправильно думать, что можно добиться такого серьезного культурного роста членов общества без серьезных изменений в нынешнем положении труда. Для этого нужно прежде всего сократить рабочий день по крайней мере до 6, а потом и до 5 часов. Это необходимо для того, чтобы члены общества получили достаточно свободного времени, необходимого для получения всестороннего образования. .. Для этого нужно, дальше, коренным образом улучшить жилищные условия и поднять реальную заработную плату рабочих и служащих минимум вдвое, если не больше, как путем прямого повышения денежной зарплаты, так и, особенно, путем дальнейшего систематического снижения цен на предметы массового потребления». Всё после устранения И.В.Сталина было сделано так, чтобы этого не произошло. По инерции общественного развития в СССР действительно уже при Хрущеве имело место сокращение недельного фонда рабочего времени до 41 часа, при 7 часовом рабочем дне с понедельника по пятницу и 6 часовом в субботу. Благодаря этому у людей появилось свободное время, чтобы быть в семье, воспитывать детей, заниматься личностным развитием. Но осуществленный вскоре переход на пятидневку ликвидировал это благо: Один дополнительный свободный день не мог компенсировать каждодневной утраты ранее высвобожденного часа: быть в семье, воспитывать детей надо каждый день, а не два раза в неделю по субботам и воскресеньям (тем более, что в застой сверхурочные и аккордные работы стали нормой, а многие субботы делались рабочими); то же касается и времени на личностное развитие — оно необходимо каждый день, хотя бы по часу, а не раз в неделю целый день: этого требует биоритмика подавляющего большинства людей. Вместо того, чтобы систематически снижать цены на продукцию массового потребления, что было путем естественного перехода к распределению по потребностям по мере роста производства и удовлетворения спроса, стали увеличивать номинальные зарплаты, причем не обеспечивая доходы населения объемом производимых товаров и услуг по установленным государством же ценам. Это падение надежности защищенности индивида и семьи со стороны общества в целом и его государства в искусственно созданных таким образом условиях недостаточного культурного развития большинства населения имело следствием возобновление у многих надежд обеспечить себя и свою семью всем необходимым на основе независимой от государства и общества личной инициативы. Это вело к отношению к государственной и прочей общественной собственности как к ничейной, вопреки тому, что Сталин писал, что только при выполнении всех названных им «предварительных условий, взятых вместе, можно будет надеяться, что труд будет превращен в глазах членов общества из обузы «в первую жизненную потребность» (Маркс), что «труд из тяжелого бремени превратится в наслаждение» (Энгельс), что общественная «собственность будет расцениваться всеми членами общества как незыблемая основа существования общества». Только после выполнения всех этих предварительных условий, взятых вместе, можно будет перейти от социалистической формулы - «от каждого по способностям, каждому по труду» к коммунистической формуле — «от каждого по способностям, каждому по потребностям» (“Экономические проблемы социализма в СССР”, стр. 69).

То есть Сталин действительно был коммунистом и на словах, и на деле. А сталинские принципы народовластия это:

• обеспечение одинаковой доступности сколь угодно высокого образования всем вне зависимости от происхождения;

• ликвидация монополии всех “элитарных” социальных групп на управленческую деятельность во всех её видах;

• ликвидация монопольно высокой цены на продукт управленческого труда, которая и вызывает вражду между всей иерархией управления и управляемыми ею людьми, а также и всех прочих монопольно высоких отраслевых цен на участие в общественном объединении труда.

В сталинском видении народовластия нет места ни корпорации еврейских ростовщических кланов с их надгосударственной монополией на институт кредита и управление инвестициями в развитие народного хозяйства; нет места и монополии еврейской, и национальной жидовствующей, преимущественно гуманитарной, “интеллигенции”, умеющей только болтать (но не умеющей управлять обстоятельствами), по растолковыванию окружающим смысла бытия и нравственного права, на паразитизм меньшинства на труде большинства; и, прежде всего, - обоснования права на ростовщический паразитизм еврейских же банковских кланов, как основу лжедемократии и “прав” человека во всем мире.

То есть это понимание народовластия весьма отличается от существа “демократии” западного образца, поскольку многопартийность Запада, парламентаризм, голосования по поводу и без повода, свобода прессы без всего того, что Сталин назвал в “Экономических проблемах социализма в СССР” как насущные потребности общественного развития, — канализация для слива самонадеянного, необразованного, бездумного невежества в формах, безопасных для безраздельной власти трансрегиональной ростовщической корпорации и стоящих за нею её хозяев - действительно много знающих и глубокомысленных интеллектуалов. “Демократия” по-западному - реализация принципа «чем бы дурак не тешился, лишь бы ишачил».

Таким был Сталин. Для того, что бы характеристика И.В.Сталина была бы более полной необходимо привести еще 2 момента:

1. Вспомним знаменательную дату в истории РПЦ, а именно 8 сентября 1943 г. Дата интронизации патриарха Сергия (Старгородского). Был избран Собором, проведённым в Москве 8 сентября 1943 г. . О этом событии писали много и писали разное: от того, что он хотел создать свой «карманный Ватикан» и сформировать в буржуазно-либеральном зарубежье благоприятное впечатление о соблюдении в СССР «свобод и прав человека»; до того, что восстановление патриархии — это был первый шаг тайного монархиста И.В.Сталина (всегда бывшего настоящим православным воином-подвижником) к ликвидации «безбожной Советской власти» и возрождению «исконно русского» монархического самодержавия и Российской империи. Вопрос приверженцам такого рода мнений: Если это соответствует действительности, то для чего И.В.Сталин в преддверии ухода в мир иной написал «Экономические проблемы социализма в СССР»

2. Характеристика И.В.Сталина данная его злейшим врагом Львом Бронштейном (Троцким) в мировоззрении которого не было места Богу, вследствие чего — с его точки зрения — на Земле не может быть и людей, водительствуемых Богом, выразился ещё более определённо, увидев в Сталине человека-персонификацию Бога, причем персонификацию не бога Никейских церквей Библии, а Бога Корана:

«В религии сталинизма Сталин занимает место бога со всеми его атрибутаами. Но это не христианский бог, который растворяется в Троице. Время тройки Сталин оставил далеко позади. Это скорее — Аллах, — нет Бога, кроме Бога — который наполняет вселенную своей бесконечностью. Он средоточие, в котором всё соединяется. Он господь телесный и духовный мира, творец и правитель. Он всемогущ, премудр и предобр, милосерден. Его решения неотмеримы. У него 99 имён»
(Л.Д.Троцкий. “Сталин”, в 2-х томах, Москва, «Terra —Терра», «Издательство политической литературы», т. 2, стр. 155, в орфографии цитируемого издания).

И в приведенной цитате значимо то обстоятельство, что Троцкий, помянув «Троицу» и «христианского бога», ни слова не сказал о разногласиях Бога Корана, чей Промысел для него персонифицирован И.В.Сталиным, с иудейским богом самого Л.Бронштейна. Именно его, водительстваемого Богом, такого могучего и ненавидят Троцкистские выкормыши, для которых Народ России ценен только тогда, когда он выступает в роли «пушечного мяса» или безмозглого «стада баранов», причем взвращение этого «стада» осуществляется в результате реформ, проводящихся в современной России. Отсюда и нарастающие попытки провести десталинаизацию, списав на него все, что они творили в СССР и России.Как показал исторический опыт, многое можно сделать с человекообразными «баранами» - толпой беззаботных иждивенцев-индивидуалистов, забывших свой Род и свои Родовые корни. Но:

«Есть один народ, который Геродот называет гипербореями. Нынешнее название этого народа - Московия. Нельзя доверять их страшному упадку, который будет длиться много веков.Гипербореи познают и сильный упадок, и огромный расцвет. В этой самой стране гипербореев, о которой никто никогда не думал как о стране, в которой может случиться что-то великое, над униженными и отринутыми воссияет Великий Крест..., воссияет Божественный Свет с горы гипербореев, и его увидят все жители Земли».
Парацельс

Но для приближения этого пророчества надо много работать, быть мудрыми и научиться жить по Совести, как и жили наши мудрые предки.
Автор:
Александр Фомин
Первоисточник:
http://cont.ws/post/93234
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

77 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти