Украинские «звезды» империи



Неправда, что украинцев в Российской империи не любили. Некоторых просто обожали. И было за что!


Они зачинали эту сверхдержаву в потемках царских спален. Стояли у ее колыбели. И с хитроватой малороссийской душевностью «виколихували дитинку» под двуглавым орлом. «Дядьки отечества чужого!» — зло процедил о таких Тарас Шевченко. Но было и другое мнение. Приятель, собутыльник, но и заядлый отрицатель Великого Кобзаря Пантелеймон Кулиш даже посвятил гимн основателю имперской России. Тому самому, что, по словам Тараса Григорьевича, «розпинав нашу Україну». А вот у Кулиша Петр I — молодчага и герой:

Ти наш, дарма, що між бояр кудлатих
На світ родивсь, як між ведмедів диких.
Без тебе нам прийшлось би всім пропасти,
Без подвигів і праць твоїх великих.

Ми праведним царем тебе прозвали
Ще аж тоді, як наші людоїди
З Мазепою та шведом накладали,
Не чуючи Полтавської побіди.

Любая империя возникает из политического брака двух народов. Великобритания родилась, когда в 1707 году в Англии и Шотландии решили, что им выгоднее не изводить друг друга в провинциальных междоусобицах на своем острове, а объединиться в одно государство, чтобы совместно «править морями». Полутора веками ранее Польша и Литва слились в двуединую Речь Посполитую с дерзким планом великой державы, контролирующей всю Восточную Европу. И даже Бисмарк, соединив королевские дома Пруссии и Саксонии, создал по этому же сценарию Германию, которая «превыше всего».

Украинские «звезды» империи

Феофан Прокопович


Российская империя — не исключение. Она появилась на географической карте из геополитического объединения двух славянских народов — русских и восточных украинцев. Трудно сказать, у кого идея сближения возникла раньше. Интеллектуальный процесс шел одновременно в Москве и Киеве. Но однозначно ясно, кто стал первой украинской «звездой» этого государства — киевлянин Феофан Прокопович.

Певец полтавской победы


Задолго до Пушкина именно он первым воспел Полтаву, чем необыкновенно понравился Петру I. Царь направился в Киев сразу после победы над Карлом XII. Там его ждал торжественный прием. И молодой 28-летний префект Киево-Могилянской академии Прокопович, который произнес в Софийском соборе «слово похвальное о преславной над войсками свейскими победе».

Речь Феофана не была обычной бездарной лестью. С тонким украинским юмором он упоминал в ней о пророчестве Мазепы, что «свейской силе на Москве быть», и добавлял, что многие пленные шведы уже достигли Москвы, а другие навечно «под Полтавой возлюбили места» и предлагал воздвигнуть памятник там, где «побежден внешний и внутренний твой, о Россия, супостат!»


Все это необыкновенно понравилось Петру. Кроме умения пошутить, Прокопович обладал еще и удивительным чувством истории. Он воспринимал свое время как великую эпоху, говоря, что если бы знаменитые историки древности воскресли, то «новый бы образ в нас увидели».

Царь забрал красноречивого оратора в Петербург и назначил фактическим главой русской церкви, а по совместительству главным идеологом страны. Феофан доказывал, что никакая власть, кроме самодержавной, не подходит характеру русского народа. Лишенные твердой руки славяне начинают баловаться, впадать в смуту и разбой. Им нужен вождь — решительный и одухотворенный божественной силой. Только такой человек способен унять самонадеянную гордыню доморощенных любомудров, чьи измышления ведут государство к развалу.

История показала, что киевский мыслитель был прав. Решительные скачки вперед происходили у нас только под руководством сильной и имеющей четкий план действий власти. Три величайшие эпохи нашей общей истории — Владимира Святого, Петра Великого и Сталина — оказались тому подтверждением. Тогда дискуссий было мало. Зато хватало славных дел.

Но всем, кто хотел бы повторить карьеру Прокоповича, следует помнить, что он был не только красноречив, но еще и верен принципам. В самые тяжелые дни Северной войны, когда Мазепа дал деру, а Карл двигался к Полтаве, киевский префект не поддался искушению переметнуться к шведам, имевшим репутацию непобедимых. «Когда Мазепина измена была и введенный оною в отечество неприятель, каков я тогда был к государю и государству, засвидетельствует его сиятельство князь Д. М. Голицын», — писал Феофан уже после смерти Петра.

Упомянутый им Дмитрий Голицын — киевский губернатор. Очень хороший и умный человек. Большой любитель древностей и книг. Он заказывал переводы античных классиков Киевской академии, где преподавал Прокопович. Любовь к литературе сблизила администратора и ученого. Вместе они пережили наиболее трудные мгновения шведского вторжения.

Приключения «ночного императора»


Алексей Разумовский


В XVIII веке Украина была страной неограниченных возможностей. Гоголевскому Пацюку вареники сами прыгали в рот. А одному простому казаку — Кириллу Разумовскому — однажды залетела в руки целая гетманская булава. И пролежала там неподвижно аж четырнадцать лет! Но обязан своему нежданному счастью простой хлопец с Черниговщины был не себе, а своему умному и тактичному брату — Алексею, чьи успехи на интимном фронте превзошли подвиги его современника Казановы.

Нет ничего труднее, чем соблазнить принцессу. Если кто не верит, пусть попробует. Алексей Разумовский попробовал. Он выбрал принцессу, находившуюся в стесненных обстоятельствах, — дочь Петра I Елизавету. После смерти отца бедняжка находилась в загоне. Правящая императрица Анна Иоанновна держала ее чуть ли не в ссылке — в Москве, а не в столичном Петербурге.

Алексея Разумовского это не смутило. Он был модным певцом вроде нынешнего Филиппа Киркорова, но очень интересовался политикой. А Елизавета Петровна как истинная женщина больше всего любила пение. Разумовский не только сумел соблазнить ее, но и стал координатором всех закулисных интриг. Фактически он вывел царевну в люди — организовал придворный переворот 1741 года, после которого Елизавета стала императрицей.

Разумовского называли «ночным императором», так как царица тайно вышла за него замуж. Окружающие отмечали его необыкновенный такт. Алексей старался не занимать официальных постов, зато умело расставлял на них своих сторонников. Младшего брата Кирилла он вызвал из черниговского захолустья, отправил учиться за границу, а потом сделал гетманом и президентом Российской академии наук.

Наше лобби в Петербурге при Разумовских было так сильно, что из трех гвардейских пехотных полков один — Измайловский — был фактически целиком заполнен выходцами из Украины. И командовал ими тоже, естественно, украинец — все тот же Кирилл Разумовский. ЕкатеринуII на престол возвел он, а не братья Орловы, как ошибочно считается. Выступление Измайловского полка и его командира предопределило успех очередного придворного переворота. А Орловым осталась только грязная работа — душить галстуком свергнутого Петра III.

Между прочим, как раз во время этих событий посадили в Петропавловскую крепость дедушку Пушкина, сохранившего верность бедняге Петру. Александр Сергеевич это хорошо помнил, заметив в стихах, что его предок «в князья не прыгал из хохлов». Ну и напрасно, скажем мы!

Руководитель внешнеполитического ведомства


Александр Безбородко


Александр Безбородко жил недолго, но необыкновенно ярко. За пятьдесят два года он сумел побывать личным секретарем Екатерины II, главой коллегии иностранных дел и канцлером Российской империи. Именно его подпись стоит под Ясским мирным договором 1791 года, по которому весь юг нынешней Украины и Крым отбирался у турок.

Родившийся в Глухове Александр Безбородко никогда не забывал, откуда отправился на поиски счастья. В Петербурге любил загулять с земляками. Обожал хорошеньких актрис. Устраивал роскошные оргии. Однажды после пьянки прочел Екатерине якобы заблаговременно заготовленный указ, держа перед собой лист чистой бумаги.

Этого талантливейшего очковтирателя и дипломата отличала исключительная склонность к самостоятельным решениям. Екатерина II планировала передать власть своему внуку Александру через голову сына Павла. Но после смерти царицы Безбородко хладнокровно бросил в камин ее завещание. Павел Петрович, на глазах у которого случилось все это, не только не забыл услуги украинца, но и сделал его светлейшим князем. Если бы не преждевременная смерть Безбородко, переворот 1801 года, во время которого Павел погиб от удара табакеркой в висок, был бы невозможен.

Украина должна быть навечно благодарна Александру Андреевичу. Если отдать Турции назад те земли, под договором о передаче которых нам он расписался, территория страны уменьшится примерно на треть.

Украинец, взявший Варшаву



Иван Паскевич


Увлеченная выборами и политическими фантазиями власть имущих наша страна совершенно не заметила юбилея своего величайшего полководца. В январе нынешнего года исполнилось 150 лет со дня смерти фельдмаршала Ивана Паскевича — потомка запорожских казаков и уроженца Полтавы.

Списку его побед мог бы позавидовать любой из современных генералов. Ни одного украинского министра обороны за пятнадцать лет независимости не будут помнить даже профессиональные историки. А Паскевича будут!

По его плану русская армия оборонялась в 1812 году под Смоленском. Его 26-я пехотная дивизия, сформированная из штрафников, насмерть стояла под Бородино на батарее Раевского.

Командуя русской армией, Паскевич победил в войнах с Персией, Турцией и Польшей. Богдан Хмельницкий даже не мечтал взять Варшаву. А Паскевич в 1831 году доносил Николаю I со спартанской лаконичностью: «Варшава у ног Вашего императорского величества». Ему противостояла одна из лучших армий Европы, в которой служило множество ветеранов наполеоновских войн. Никогда в своей истории Польша не имела такого обученного и агрессивного войска. Тем не менее Паскевич справился. Ему очень не хотелось, чтобы Речь Посполитая снова восстановилась в границах по Днепр. У него как у украинца на этот счет было свое мнение.

Сейчас украинское правительство не видит на Кавказе друзей, кроме Грузии. Такое впечатление, что тбилисское министерство иностранных дел руководит Украиной. А ведь есть в тех местах еще одна страна, с которой неплохо было бы поддерживать хорошие отношения, — Армения. К тому же и исторически она нам обязана. Ведь в 1828 году армия Паскевича отбила ее столицу Ереван у турок. Армяне встречали освободителей со слезами на глазах. И как приятно, что во главе этих молодцов находился украинец! Не пьяный атаман, не опереточное чучело в шароварах, а красивый, свободно разговаривавший на трех языках генерал в блестящем мундире и эполетах. Ни в одном из сражений, которые дал как полководец, Паскевич не был побежден.

Забавный факт — одно время он командовал лучшей дивизией русской армии — 1-й Гвардейской. А у него в подчинении находился Великий князь Николай Павлович — будущий император Николай I. Совместная служба навсегда сделала их друзьями. Став царем, Николай называл в письмах Паскевича «отцом-командиром».

Самый известный исторический романист



Григорий Данилевский


Мне не хотелось бы повторять общеизвестное. Слава Гоголя, поставившего «Ревизора» благодаря «реакционному» самодержавному режиму и с энтузиазмом дерибанившему десятки тысяч рублей царских субсидий на итальянские макароны, очень хорошо демонстрирует, как «ненавидели» украинцев при дворе.

Но был еще один литератор, имя которого сейчас почти не вспоминают, — Григорий Данилевский. В советское время удосужились переиздать его «Сожженную Москву», «Мировича» и «Беглых в Новороссии». Тем и ограничились. А ведь это популярнейший романист! Одни названия его книг чего стоят — «На Индию при ПетреI», «Черный год», «Уманьская резня». При жизни и сразу после смерти вышло восемь изданий собрания сочинений Данилевского. Но после октябрьской революции он сразу попал в «неправильные» писатели. Данилевскому припомнили удачную петербургскую карьеру (помимо литературных занятий, он успевал еще и редактировать газету «Правительственный вестник»), отход от революционных идеалов молодости и монархические убеждения, которые он исповедовал на склоне лет.

А ведь его «Уманьскую резню» о событиях 1768 года давно стоило бы снова напечатать как другой взгляд на события, описанные в шевченковских «Гайдамаках». А роман «Воля» включить в школьную программу. Сколько у нас говорят о том, что строят правовое государство! Между тем Данилевский рассказывает в этой книге о том, как генерал не может вступить во владение полученным в наследство поместьем, потому что в нем засела наглая «рэкетирша», перекупившая все местное чиновничество. Роман — комичнейший, полный юмора и абсолютно современный. Читаешь его, и сразу вспоминаются силовые захваты облэнерго близкими к «оранжевым» бизнесменами. И приходит на ум банальная, но совершенно правильная мысль: ничего не изменилось с XIX века...

Все романы Данилевского написаны на тему приключений украинцев в империи. И уж по крайней мере они куда увлекательнее какого-нибудь примитивного «Миколи Джері», которым из года в год пугают детишек в школе.

Сколько их было — украинцев, считавших своим отечеством не только то место, где родились, но и всю огромную страну вплоть до Тихого океана! И адмирал Завойко, оборонявший от англичан и французов Камчатку, и генерал Кондратенко, погибший в Порт-Артуре, и тенор Козловский, и режиссер Сергей Бондарчук, вклад в киноискусство которого, несомненно, побольше, чем у Довженко, и всегда считавший себя украинцем Зощенко, и один из трех самых исполняемых в мире композиторов — Чайковский...

Историю не нужно переписывать, начиная от горшка. Ее нужно помнить. Тогда станет понятно, кто нами сегодня управляет.
Автор:
Олесь Бузина, 31 марта 2006 года
Первоисточник:
http://www.buzina.org/povtorenie/1609-ukrainskie-zvezdy-imperii.html
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

21 комментарий
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти