Иран грозный

Военная мощь исламской республики – в интересах России

В гражданские войны в Сирии, Ираке и Йемене вовлечено множество региональных и глобальных местных игроков. Один из важнейших – Иран.


Эта страна – всемирный оплот шиитского варианта ислама. Хотя идея экспорта исламской революции, которой руководствовался режим аятоллы Хомейни после прихода к власти в 1979 году, явно ослабла, шииты, проживающие в других странах Ближнего и Среднего Востока, находятся под покровительством Тегерана. Арабы-шииты составляют большинство в Ираке (в основном именно они осуществляют сейчас законную власть в этой стране), Бахрейне (до 75% населения, но власть принадлежит суннитам), Ливане (большинство, впрочем, относительное – примерно 40% населения и примерно такая же доля во власти). Меньшинством они являются в Йемене (те самые хоуситы), Кувейте и Саудовской Аравии (жестоко подавляются ваххабитскими властями королевства). Очень близки к шиитам сирийские алавиты, составляющие меньшинство, но контролирующие пока почти всю власть в Дамаске.

“ Полномасштабный удар по «халифату» может привести Иран к войне против аравийских монархий, Турции и США ”
Главными врагами республиканского Ирана традиционно являются аравийские монархии во главе с КСА, Израиль, США и «Аль-Каида». В последнее время к этому списку добавился «Исламский халифат», для которого (как, впрочем, и для «Аль-Каиды») шииты даже хуже евреев и христиан. Соответственно именно Тегеран сегодня – настоящий оплот борьбы с суннитскими радикалами всех разновидностей.

Он активно помогает оружием и советниками Ираку и Сирии, политически поддерживает хоуситов. Проиранская ливанская группировка «Хезболла» воюет на стороне Асада. Видимо, Тегеран разными способами стимулирует антиправительственные выступления шиитов в Саудовской Аравии и Бахрейне. В Сирии та часть сторонников Асада, что выступает за светское государство (коим по сути страна и была до начала гражданской войны), не очень довольна растущим влиянием Ирана и соответственно шиитского ислама, но выбирать не приходится, из союзников у Дамаска еще только Москва, которая готова помогать оружием, но не людьми.

В соседнем с Ираном Ираке только поставками оружия и советников дело уже не ограничивается. ВВС Ирана все чаще наносят удары по позициям «Исламского халифата», появляются свидетельства и прямого участия иранских военных (в первую очередь КСИР) в боях на суше.

Техника, проверенная временем

Военная система Ирана уникальна: в ней сосуществуют армия, сохранившаяся с шахских времен, и Корпус стражей исламской революции (КСИР), созданный в 1979 году, причем и армия, и КСИР имеют свои сухопутные войска, ВВС и ВМС. КСИР выполняет функции «второй армии» и одновременно внутренних войск.

Сухопутные войска армии делятся на четыре территориальных командования, каждое из которых включает один армейский корпус: Северное (2-й АК), Западное (1-й АК), Юго-Западное (3-й АК), Восточное (4-й АК). Большая часть соединений дислоцирована на западе страны. Всего в составе сухопутных войск армии 4 бронетанковые (16, 81, 88, 92-я), 3 механизированные (28, 77, 84-я), 3 пехотные дивизии (21, 30, 64-я), 3 бронетанковые (37, 38, 71-я), 2 пехотные (40, 41-я), 6 артиллерийских бригад (11, 22, 23, 33, 44, 55-я). Имеются также мощные мобильные и специальные силы: 23-я воздушно-десантная и 58-я десантно-штурмовая дивизии, 55 и 65-я воздушно-десантные, 25, 44 и 66-я десантно-штурмовые, 35 и 45-я бригады коммандос.

В составе сухопутных войск КСИР – 26 пехотных, 2 механизированные, 2 танковые дивизии, 16 пехотных, 6 бронетанковых, 2 механизированные, 1 РХБЗ, 1 психологической войны бригады, 10 групп (ракетная, РХБЗ, связи, ПВО, инженерная, 5 артиллерийских).

На вооружении состоят тактические ракеты «Тондар» (до 30 ПУ и 150–200 ракет, дальность стрельбы – до 150 км). Они скопированы с китайских М-7, которые в свою очередь созданы на основе ЗРК HQ-2 (китайская копия советского ЗРК С-75).

Танковый парк Ирана чрезвычайно разнообразен. Наиболее современными являются до 570 советских Т-72. Имеется также множество старых танков: от 100 до 200 английских «Чифтен» и до 400 «Мобарез» («Чифтены», модернизированные в самом Иране), до 100 советских Т-62 и созданных на их базе северокорейских «Чхонма-хо», от 200 до 400 модернизированных в Иране танков «Сафир» (советские Т-54/55 с башней Т-72), до 200 китайских Туре 59, до 250 Туре 69 и до 300 Т-72Z (Туре 59/69 с башней Т-72), до 150 американских М60А1, до 100 М48, от 75 до 150 местных «Зульфикар-1» и 5 «Зульфикар-3» (М48/60 с башней Т-72), до 170 М47. Кроме того, на вооружении находятся от 80 до 130 английских легких танков «Скорпион» и 20 созданных на их основе собственных танков «Тосан».

На вооружении сухопутных войск состоят 35 бразильских БРМ ЕЕ-9, примерно 750 БМП (до 200 БМП-1 и 140 их местных аналогов «Бораг», 413 БМП-2), до 550 БТР (до 200 американских М113А1, до 150 советских БТР-50 и 150 БТР-60, примерно 50 «Ракш»). Поскольку большинство старых танков (советских, китайских и американских) оснащены теперь башнями от Т-72 (их производство освоено в самом Иране), часть освободившихся башен с Т-55 и М48 установлены на БТР-60.

Самоходная артиллерия включает до 60 советских САУ 2С1 и их местных копий «Раад-1» (122 мм), примерно 180 американских М109 и их местных копий «Раад-2» (155 мм), 20 северокорейских М-1978 (170 мм), от 25 до 40 американских М107 (175 мм) и от 30 до 38 М110 (203 мм). Имеются многочисленные буксируемые орудия – до 200 американских М101А1 (105 мм), до 540 советских Д-30 и их местных копий НМ-40, до 100 китайских Туре 60 (122 мм), от 985 до 1100 советских М-46 и аналогичных китайских Туре 59 (130 мм), до 30 советских Д-20 (152 мм), примерно 120 австрийских GHN-45, от 70 до 100 американских M114 и их местных копий НМ-41, 15 китайских Type 88 (они же WAC-21), до 30 южноафриканских G-5 (155 мм), от 20 до 50 американских M115 (203 мм). Количество минометов достигает 5 тысяч.


Иран грозный


На вооружении реактивной артиллерии – до 150 советских БМ-21 «Град» (122 мм), до 700 китайских буксируемых Туре 63 и до 600 их местных аналогов «Хасеб» (107 мм), до 100 отечественных «Фаджр-3» и северокорейских М-1985 (240 мм).

Имеется значительное количество ПТРК – не менее 130 американских «Тоу» и их местных копий «Туфан», а также несколько сотен (или даже тысяч) советских ПТРК «Малютка» (и их местных копий «Раад»), «Фагот», «Конкурс».

Войсковая ПВО включает 29 современных российских ЗРК малой дальности «Тор-М1» и до 250 местных ЗРК «Шахаб» и «Я-захра», скопированных с китайского HQ-7 (который сам является копией французского ЗРК «Кроталь»). Имеется до 400 старых советских ПЗРК «Стрела-2», до 700 более современных «Игла», 200 шведских RBS-70. На вооружении состоит до 100 советских ЗСУ-23-4 «Шилка» и, возможно, 80 совсем старых ЗСУ-57-2. Количество зенитных орудий близко к тысяче. Это 300 советских ЗУ-23 (23 мм) и 200 С-60 (57 мм), 92 швейцарских «Скайгард» (35 мм), 50 шведских L/70 (40 мм) и, возможно, 300 советских 61-К (37 мм).

В армейской авиации имеется 1 голландский транспортный самолет F-27, 4 транспортных «Коммандер-690», 1 «Фалкон-20», 2 «Цессна-206». На вооружении остается до 50 американских боевых вертолетов АН-1J «Кобра», часть которых прошла модернизацию в самом Иране. Многоцелевые и транспортные вертолеты – от 12 до 20 американских СН-47С, от 30 до 50 «Белл-214», до 10 «Белл-205», до 10 «Белл-206», 25 российских Ми-17.

Военно-воздушные силы армии Ирана делятся на три оперативных командования: «Север» (штаб – Тегеран), «Центр» (Исфахан), «Юг» (Шираз). В их составе 17 тактических авиабаз. ВВС КСИРа имеют в своем составе 5 авиабаз и 5 ракетных бригад.

Именно в ВВС КСИРа находятся все баллистические ракеты (кроме вышеупомянутых тактических ракет сухопутных войск). Это до 20 ПУ «Шехаб-1/2» (до 600 ракет «Шехаб-1», до 150 «Шехаб-2»), скопированных с северокорейских «Хвасон-5/6» (дальность полета – до 500 км), 32 ПУ БРСД «Шехаб-3» (северокорейские «Нодон», до 1500 км). Имеется также неизвестное количество ракет других типов, наиболее перспективными и современными из которых следует считать БРСД «Седжиль» (дальность – до 2 тыс. км).

Ударная авиация состоит из самолетов советского производства. Это до 34 бомбардировщиков Су-24, 37 штурмовиков Су-22 (находятся на хранении в ожидании модернизации) и 5 Су-25. Еще 7 Су-25, перелетевших в Иран из Ирака в 1991 году, в 2014-м были возвращены в Ирак для борьбы с «Исламским халифатом». Возможно, они по-прежнему принадлежат ВВС Ирана.

На вооружении остается значительное количество истребителей американского производства – от 27 до 68 F-14А (еще 1 на хранении), от 38 до 100 F-4 (от 8 до 18 D, от 30 до 88 E), от 61 до 126 F-5 (до 3 A, от 9 до 15 B, от 34 до 80 E, от 15 до 28 F). В число F-5 включено 6 истребителей «Саега», 2 «Азаракш» и 7 «Симург», созданных на базе F-5Е/F («Саега», «Азаракш») и F-5В («Симург») в самом Иране. Их массовое производство вряд ли будет развернуто из-за низких ТТХ этих машин. Кроме того, в составе ВВС имеется 12 французских истребителей «Мираж-F1» (8 ЕQ, 4 учебно-боевых BQ; еще 7–8 ЕQ, 2–3 BQ на хранении), 29 советских МиГ-29 (в том числе 7 учебно-боевых), от 20 до 53 китайских J-7 (в том числе 11–13 учебно-боевых JJ-7).

Разведывательная авиация состоит из американских самолетов – от 4 до 10 RF-4Е и до 10 RF-5А на базе истребителей, 1 RC-130Н на базе транспортного самолета. Имеется также 1 самолет РЭБ на базе американского транспортного «Боинга-707» (еще 1 на хранении).

Транспортные самолеты: 4 американских «Боинг-707» (все они могут быть заправщиками, еще от 4 до 9 на хранении), от 5 до 9 «Боинг-747» (из них от 2 до 5 могут быть заправщиками, еще 3–4 на хранении), от 22 до 31 С-130 (от 11 до 14 Е, от 11 до 17 Н, еще до 6 Е и 12 Н на хранении), 2 L-1329 «Джетстар» (еще 1 на хранении), 3 «Коммандер-690», 4 «Фалкон-20» (еще 1 на хранении), 2 «Фалкон-50» (еще 1 на хранении), 6 европейских (1 А321, 3 А320, 2 А300), 9 голландских F-27, до 15 швейцарских РС-6В, от 2 до 14 китайских Y-7 и до 12 Y-12, 3–7 собственных «Иран-140» (копия Ан-140), 10 украинских Ан-74ТК, от 12 до 15 советских Ил-76 (еще от 1 до 4 на хранении).

Учебные самолеты: 20–26 американских F-33 и до 7 Т-33, до 35 швейцарских РС-7, до 24 бразильских ЕМВ-312, 26 пакистанских «Мушак», не менее 2 собственных «Фаджр-3», до 25 «Дорна» и «Тазарв».

Вертолеты: американские 2 «Белл-206А», 39 «Белл-214С», до 11 «Белл-212», 2 «Белл-412», не менее 12 СН-47, 22 российских Ми-17.

Штурмовики Су-25, транспортные самолеты Y-12, Ил-76, Ан-74, учебные самолеты ЕМВ-312, вертолеты Ми-17, «Белл-206», часть «Белл-214» входят в состав ВВС КСИР, остальные самолеты и вертолеты – в ВВС армии.

Наземная ПВО включает от 30 до 80 английских ЗРК «Рапира» и 15 «Тайгеркэт» (последние скорее всего списаны), от 7 до 14 батарей (42–84 ПУ) китайского ЗРК HQ-2 и его местного варианта «Саяд», от 25 до 39 батарей (150–234 ПУ) американского ЗРК «Усовершенствованный Хок» и его местной копии «Мерсад», 2–3 батареи советского ЗРК «Квадрат» и его местного варианта «Раад» (8-12 ПУ) и 1 полк ЗРС С-200 (12 ПУ).

Большой разброс количественных значений многих образцов наземной и авиационной техники объясняется тем, что до сих пор недостаточно хорошо известны потери сторон в ирано-иракской войне, неясно также, какая часть техники вышла из строя из-за полного исчерпания ресурса. Ближе к реальности нижние границы указанных диапазонов.

ВМС Ирана дислоцированы в основном в Персидском заливе, но в последнее время наращиваются силы в Каспийском море.

Имеются 3 достаточно современные российские ПЛ проекта 877, 4 малые ПЛ («Бесах», 2 типа «Фатех», «Наханг»), 21 СМПЛ собственной постройки типа «Гадир», 4 югославских СМПЛ типа «Юго».

В составе ВМС остается 3 фрегата английской постройки типа «Алванд». По аналогичному проекту в самом Иране в последние годы построены 2 фрегата типа «Джамаран». Строится фрегат «Саханд» более совершенного проекта.

Остаются в строю 3 старых корвета – 2 типа «Баяндор», 1 «Хамзех».

Имеется 10 китайских ракетных катеров типа «Худонг», 10 типа «Каман» (французской постройки по проекту «Комбатант-2») и 4 аналогичных «Сина» иранской постройки, до 80 малых ракетных катеров собственной разработки с китайскими ПКР С-701 и С-704.

Сторожевые катера: 3 типа «Парвин» (американские PGM-71), 2 типа «Кайван», 3 типа «Зафар», 6 типа MIG-S-2600, до 150 малых (из них многие вооружены установками РСЗО или ПТРК), в том числе 20 торпедных (по 10 типов «Тир-2» и «Пейкап»).

Имеется 5 тральщиков: 2 типа «Риази» (американские «Кейп»), 2 типа «292», 1 «Шахрох» и 2 минзага типа «Хеджаз» (переоборудованные из ТДК).

Десантные силы включают 4 ТДК типа «Хенгам», 6 ТДК типа «Ормуз», 3 малых ДК «Фуке», 7 катеров на воздушной подушке английской постройки (6 ВН7, 1 SRN6).

Все фрегаты и ракетные катера вооружены китайскими ПКР или их местными копиями.

В ВМС КСИРа входят все СМПЛ, ракетные катера типа «Худонг», до 30 малых ракетных, до 50 малых сторожевых и все торпедные. Все остальные – в составе ВМС армии.

На Каспийском море дислоцированы малая ПЛ типа «Фатех» (вторая данного типа), фрегат «Дамаванд» (второй корабль типа «Джамаран»), корвет «Хамзех» (построен в 1936 году), 2 ракетных катера типа «Сина», до 4 ракетных катеров типа «Худонг», до 40 сторожевых катеров, тральщик «Шахрох».

Морская авиация имеет в своем составе 5 американских базовых патрульных Р-3F, 3 американских же самолета РЭР «Фалкон-20», 3 голландских транспортных F-27, от 2 до 19 противолодочных вертолетов SH-3D, от 3 до 6 вертолетов-тральщиков RH-53D, до 21 транспортного вертолета (5 «Белл-205», 2 «Белл-206», до 14 «Белл-212», при этом боеспособность «Белл-205/206» крайне сомнительна, скорее всего в строю только несколько «Белл-212»).

Морская пехота включает 2 бригады (1 и 2-ю), в том числе 1 – в КСИРе. В составе береговой обороны по 1 бригаде (по 4 ПУ) китайских ПКР НY-2 и С-802.

Таким образом, военный потенциал Ирана очень велик, хотя и весьма архаичен. Но у страны достаточно мощный ОПК, который не только копирует иностранные образцы, но и создает свои. В частности, заметных успехов иранцы добились в создании беспилотников (пока только разведывательных).

От него ждут агрессии


В случае полномасштабного участия в войне Иран сумеет полностью разгромить «Исламский халифат». Пока, однако, от такого участия он воздерживается. Причин этому несколько. Экономика Ирана много лет находится под жесткими санкциями, поэтому большая война для Тегерана нежелательна. Кроме того, хотя устойчивость иранских ВС к собственным потерям на порядок выше, чем у западных армий, все-таки значительные жертвы будут влиять на внутреннюю социально-политическую ситуацию в стране. А они неизбежны, когда иранские войска окажутся на территории Ирака, населенной суннитами. Самое же главное в том, что в Тегеране прекрасно понимают: полномасштабный удар по «халифату» может запросто привести страну к войне против аравийских монархий при поддержке Турции и США. Для этой компании именно Иран, а отнюдь не «халифат» является настоящим противником. Поэтому он скорее всего будет объявлен агрессором со всеми вытекающими последствиями.

Тем не менее через Ирак, а может быть, и через Йемен Иран вполне может оказаться втянутым в такую войну. В этом случае Россия просто обязана будет оказать ему военную помощь (как минимум масштабными поставками боевой техники).

Вообще в российском общественном сознании Иран чрезвычайно мифологизирован. С одной стороны, достаточно силен американо-израильский миф об Иране как некоем тоталитарном чудовище, оплоте исламского терроризма. На самом деле Иран – это страна, одна из самых демократических в исламском мире. В частности, все три последних президента Ирана (Хатами, Ахмадинежад, Рухани) выигрывали свои первые выборы вопреки всем прогнозам аналитиков. Положение женщин в Иране гораздо лучше, чем в подавляющем большинстве арабских стран.

В противовес этому мифу в России родился миф об Иране как нашем «традиционном союзнике». На самом деле Иран не был им никогда. Российская империя воевала с Персией не менее шести раз, причем войны были тяжелыми и затяжными. В 1941 году СССР и Великобритания совместно оккупировали Иран, поскольку он занимал откровенно прогерманскую позицию. Послевоенный шахский Иран был одним из ближайших союзников США и Великобритании, то есть никак не СССР. После свержения шаха аятолла Хомейни провозгласил США «большим сатаной», а СССР – «сатаной малым». Тегеран активно поддерживал душманов во время нашей афганской войны.

Впервые в истории нашим фактическим союзником Иран стал около 20 лет назад, в конце 90-х. Это был союз по принципу общности противника, то есть афганских талибов. Именно Россия и Иран помогли устоять афганскому «Северному альянсу», который осенью 2001-го успешно «приватизировали» США, не сказав спасибо ни Москве, ни Тегерану.

«Халифат» – сила куда более жесткая и опасная, нежели талибы. Поэтому любой его реальный противник должен рассматриваться в качестве нашего союзника. Самым реальным противником суннитских радикалов сегодня является Иран. Из этого и должна исходить Москва. По крайней мере до ликвидации общего врага. Пока еще это можно сделать малой кровью на относительно ограниченной и удаленной от наших границ территории. Через год-два все будет гораздо сложнее и хуже.
Автор:
Александр Храмчихин
Первоисточник:
http://vpk-news.ru/articles/25977
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

29 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти