Судьба музеев Лермонтова в военные годы

Продолжая рассказ о музеях, пострадавших в годы Великой Отечественной войны, остановимся на истории Тархан и Пятигорского «Домика Лермонтова». Судьба обоих этих музеев опалена тем огненным временем. А ещё интересно то, что в послевоенных событиях важную роль сыграли липецкие дети.

Тарханы

Судьба музеев Лермонтова в военные годы



Весной 1941 года работники музея в Тарханах (это Пензенская область) готовились проводить большие мероприятия, связанные со столетней годовщиной смерти Михаила Юрьевича Лермонтова. Музей был ещё молодой — всего-то два года, но уже знаменитый, можно сказать, на всю страну. Каждый месяц он принимал огромное число посетителей. Так вот, шла тщательная подготовка. Уже приезжали корреспонденты из разных газет, ждали гостей из столицы. Вечер памяти должен был состояться в июле. Но, конечно, отменился...

Фашисты, к счастью, не дошли до Пензы. Но некоторые части наших в то время отступающих войск шли через Тарханы. А музей работал. Здесь по-прежнему шли экскурсии. В тот первый год войны у наших солдат родилась традиция: те, кто отправлялся на фронт из Пензенской области, обязательно должен был посетить Тарханы. Кроме того, в Пензе за годы Великой Отечественной войны размещалось девяносто госпиталей, где лечились около двухсот тысяч раненых. И бойцы, поправившись, перед дорогой тоже старались побывать в музее. Это было своеобразным вдохновением: ведь Лермонтов тоже воевал.

Только в 1941 году усадьбу посетили около двенадцати тысяч человек. Из них более десяти тысяч — солдаты. Много посетителей было и из числа эвакуированных. Ведь в первый год войны в Пензу «переехали» около пятидесяти промышленных предприятий, в том числе машиностроительные заводы Москвы, Ленинграда, Орла, Курска. В Пензе размещались артиллерийское и миномётное училища, школа младшего авиационного состава. Здесь формировалась 10-я армия, пять стрелковых дивизий, в том числе 354 Калинковичская дивизия, которая прославилась тем, что ни разу за все четыре года не отступила.

Сколько людей — и очень многие спешили в музей. Это удивляет: находили же время, желание и силы! - и в то же время восхищает — тем же.

А ведь в штате музея было всего-то шесть человек! Но они успевали не только принять посетителей, но и содержать в порядке и усадьбу, и парковую зону (а это почти двести гектар!). У музейщиков не было понятия «рабочий день»: экскурсанты могли приходить в любое время суток, им открыли бы дверь и всё показали. Был случай, когда наши бойцы проходили через Тарханы ночью. Они хотели только попросить ночлега, но все работники Тархан встали и провели для солдат настоящую экскурсию.

Здесь надо упомянуть экскурсовода - девушку Аню Шубенину. Её родословная восходила к крепостной кормилице Лермонтова Лукерье, и сама Аня признавалась, что видела в усадьбе свой второй дом. Наверное, именно поэтому в книге отзывов военных лет чаще всего встречаются благодарности мастеру-экскурсоводу Шубениной.

Сторож часовни Андрей Ефимович Исаев, получивший инвалидность, участвуя в русско-японской войне. Он родился и вырос в Тарханах и знал о Лермонтове не только из книг, но и из народных преданий. Посетители часто принимали Андрея Ефимовича за экскурсовода, а Ираклий Андроников, познакомившись со скромным сторожем, посвятил ему рассказ «Земляк Лермонтова».

Иван Васильевич Кузьмин тоже работал сторожем, в его обязанности не входили эккурсии. Но рассказывал о Лермонтове он так, что представал перед гостями участником тех давних событий: то близким другом бабушки Михаил Юрьевича, то советчиком самого поэта. У «Василича» бойцы, как правило, смеясь, спрашивали: «Сколько же вам лет?».

Вот запись из книги отзывов тех лет: «В годы войны я возила с собою по фронтовым дорогам томик «Демона». Лермонтов стал для меня лучшим другом. И сегодня, в день посещения музея, говорю спасибо... Студентка исторического факультета МГУ Вероника Попова»...

Пятигорск

Судьба музеев Лермонтова в военные годы


До 1943-го года — времени наступления фашистской оккупации - «Домик Лермонтова» в Пятигорске принимал посетителей. Здесь, как и в Тарханах, летом 1941 года тоже готовили мероприятия, посвящённые столетней годовщине со дня смерти поэта. И они тоже не состоялись. Однако в музей спешили гости — и тоже, в основном, солдаты.

Но наступил 1943 год. Пятигорск заняли фашисты. Музейщики закрыли «Домик Лермонтова» - они не собирались проводить экскурсии для немцев. Однако так не получилось. Тогда сотрудники музея уволились, оставив в штате всего трёх человек: тех, у кого были маленькие дети, их ведь надо было кормить.

Фашисты приходили в «Домик» каждый день. Они искали ценные вещи, но их спрятали задолго до начала оккупации. Директором в то время была Елизавета Ивановна Яковкина, она оставила книгу-воспоминание. И в этой книге есть поразительные строки о спасении музея... полицаем.
Фашисты понимали, что вот-вот придут наши войска и кончится время их власти. А «Домик Лермонтова» - это русская святыня, здесь родился известный на весь мир поэт. И враги решили сжечь музей.

10 января 1043 года в музей явился пьяный полицай со свёртком под мышкой (скорее всего, это была бутылка с зажигательной смесью). К тому времени уже по всему городу вспыхнули пожары. И хотя музейщики собрали вокруг «Домика» большую кучу снега, но ведь это не могло предотвратить огонь, а только помочь с ним справиться.

Полицай объявил, что имеет приказ сжечь музей. Его обступили, стали уговаривать не делать этого. Но бандит был неумолим. И здесь надо рассказать ещё об одном человеке — Олеге Пантелеймоновиче Попове.

До оккупации Олег Пантелеймонович тоже работал в «Домике Лермонтова» - научным сотрудником. Он в первые же дни Великой Отечественной просился на фронт добровольцем, но его не взяли из-за слабого зрения. А когда в Пятигорск вошли фашисты, на рукаве Попова появилась повязка полицая. Да, он официально поступил на службу к фашистам — это, к сожалению, факт. Но, по словам его современников-земляков, на самом деле имел задачей помощь горожанам, в том числе и сотрудникам музея. Олег Пантелеймонович не стал карателем. Он предупреждал людей о грозящих арестах и облавах и те самым спас не одну жизнь. В то время на Кавказе было много эвакуированных ленинградцев. Многие из них ехали на юг, а попали в оккупацию. Немцы охотились за ними. Но практически все ленинградцы остались живы благодаря Попову, который поставил в их документах штамп о постоянной прописке в Пятигорске.

Но вернёмся в 10 января, к приговорённому к сожжению музею. Неизвестно откуда появился Попов и решительно сообщил полицаю, что ещё утром фашисты заминировали территорию вокруг музея. Тот не поверил, но поджигать «Домик» побоялся. И повёл Попова к начальству, чтобы выяснить, так ли это. Однако выяснение не состоялось: в последнюю минуту полицаю понадобилось отлучиться, и Попов сбежал из гестапо. Его укрыла сотрудница музея. А на следующее утро в Пятигорск вошли наши войска.

Через несколько лет после войны Попова, в то время работавшего учителем литературы, арестовали. Как предателя его приговорили к двадцати годам исправительных работ. Однако впоследствии, досрочно, Олег Пантелеймонович был реабилитирован. Он сотрудничал с музеем, его материалы есть в знаменитой «Лермонтовской энциклопедии».

Закончу рассказ о военной судьбе «Домика» строками из книги отзывов, которые были написаны в первые после оккупации дни: «Об этом священном для всех нас месте — домике, где жил поэт, мы думали в горах, там, где наши товарищи сражались с немцами. И мы счастливы, что полка Красной Армии освободили Пятигорск. Счастливы, что «Домик Лермонтова» сохранили...»

Липецкая область

А теперь перенесёмся в Липецкую область. Она тоже связана с именем Михаила Юрьевича Лермонтова: на самой её границе есть село Кропотово, где находилось родовое имение отца поэта.

...Зима 1941-го года. Фашисты оккупировали часть Становлянского района Липецкой области. Но власть не удержали и теперь отступали под натиском наших солдат. Уходя с чужой земли, немцы сжигали за собой всё, что могли. На пути их лежало село Кропотово, в те годы большое, с красивыми деревянными домами и старинной усадьбой. Не пощадили фашисты село, превратили в пепел. Вместе с домами сгорел дотла и исторический памятник русской культуры — поместье Юрия Петровича Лермонтова, отца знаменитого поэта. Осталась от усадьбы только старая тополиная аллея, которую посадил ещё маленький Мишенька. Спас деревья сильный мороз, не дал огню разгореться.

«Ничего, восстановим!» - говорили тогда становлянцы. Но сразу после Великой Отечественной войны их, как и всех людей нашей тогда большой страны, захватили другие заботы. Надо было отстраивать дома, колхозы, поднимать промышленность и сельское хозяйство. Так и осталось разорённым место, где когда-то была усадьба Юрия Петровича Лермонтова. Лишь тополя стояли, словно ждали кого-то...

Судьба музеев Лермонтова в военные годы


...1961 год. Создатель и руководитель драмкружка липецкой 32-й школы Алла Матвеевна Шаталова готовила со своими воспитанниками литературный вечер, посвящённый 150-летнему юбилею Михаила Лермонтова. Постановка была отработана до мелочей, последняя репетиция окончена. Но ребята не расходились, им всё казалось, что-то ещё не доделано. Мальчишки и девчонки тянули с уходом и говорили, говорили... И будто сама собой появилась у них идея: а что, если на каникулах съездить в Пензенскую область, посетить знаменитые Тарханы, где в имении бабушки Елизаветы Алексеевны Арсеньевой провёл Миша своё детство?

Алла Матвеевна горячо поддержала мечту ребят. Но для воплощения её в жизнь предстояло сделать очень и очень многое. Самое главное — ученики не хотели просить у родителей деньги на поездку, решили заработать сами. Поэтому четыре долгих года у воспитанников Аллы Матвеевны не было каникул и выходных. Они подрабатывали на почте, в трудовых бригадах, откладывали каждую заработанную копейку. Именно в те трудные дни ребята поняли, что любовь к творчеству знаменитого поэта превратила их из учеников одной школы в лермонтовский клуб. И едва к ним пришла эта мысль, родилось и название клуба - «Парус».

...Лето 1966 года. Клуб «Парус» едет в Тарханы. С собой у ребят огромный багаж: костюмы, грим, декорации. Ведь целых два года липчане готовили спектакль, который мечтали показать в Тарханах. Буквально всё для постановки они сделали сами.

А в Тарханах-то царил беспорядок. В те годы дом-музей Михаила Юрьевича Лермонтова не был государственной охранной зоной. Дом находился в аварийном состоянии, заходить в него было нельзя.

Казалось, у клубовцев должны были опуститься руки. Но в первый же вечер ребята собрали работников музея и жителей соседних сёл и показали спектакль. Что тут началось! Буквально каждый зритель пригласил их к себе ночевать. А работники музея разрешили провести юным лермонтоведам в усадьбе всё лето. Правда, никто из тархановцев и не думал, что ребята будут здесь не отдыхать, а работать.

Но мальчишки и девчонки стали трудиться, не жалея сил. Расчищали парк, красили, таскали кирпичи, выносили мусор. Разыскали в Тарханах бригаду плотников, готовых провести капитальный ремонт. Заключили с ними договор и отдали деньги, оставшиеся от поездки. А вернувшись в Липецк, снова забыли о каникулах и выходных. Клубовцы хотели полностью сами оплатить труд плотников.

Вскоре ребята написали в Москву два письма. Одно адресовали министру культуры Екатерине Алексеевне Фурцевой. В нём подробно описали всё, что увидели в Тарханах, попросили выделить деньги на полную реставрацию усадьбы и включить музей в список государственных охранных зон. Второе письмо — с просьбой перенести совхоз подальше от музея - направили в Министерство сельского хозяйства.

Обе просьбы были выполнены! С тех пор каждое лето клубовцы проводили в Тарханах. Но уже на правах хозяев, а не гостей.

...1969 год. Теперь ребята отправились в Пятигорск, где произошла роковая дуэль Лермонтова и Мартынова.

Здесь их встретили радушно, но немного снисходительно. В музее «Домик Лермонтова» в то время шла реставрационная работа. Не до гостей! Но ребята быстро доказали, что они не праздные гости. И доказали так, что эту историю до сих пор рассказывают местные жители Пятигорска.

Неизвестно как мальчишки и девчонки дознались, что художник музея мечтал сделать у стен особое покрытие из мелкого цветного гранита. Однако от идеи решили отказаться, ведь камня надо было около ста тонн! Кому под силу такой труд?

А он оказался под силу сорока юным липчанам. Больше месяца мальчишки и девчонки собирали и дробили гранит на реке Малке. И сделали дело, которые взрослые считали невыполнимым.

...Весна 2007 года. Алла Матвеевна Шаталова уже вышла на пенсию, новым руководителем «Паруса» стала учитель литературы Елена Михайловна Чиликина. Теперь в клубе другие ребята, а на дворе другое время. Неизменной осталась лишь их любовь к творчеству Лермонтова. И она, эта любовь, повела ребят по новой дороге, теперь уже в Кропотово, где их по-прежнему ждала старая тополиная аллея...

Работы здесь предстояло очень много. Конечно, с нуля построить усадьбу не имело смысла, ведь она, абсолютно новая, уже не стала бы домом-музеем. Но само место требовалось привести в порядок. Кроме того, ребята решили установить здесь памятный знак. Сделать его макет вызвалась одна их первых воспитанников «Паруса», Татьяна Ивановна Бербаш, теперь уже профессиональный художник.

И летом клубовцы отправились в Кропотово, чтобы пожить здесь в палаточном лагере. Картина здесь предстала печальная: крапива в человеческий рост, дикая малина. Аллеи и не разглядеть, она спрятана в густых зарослях кустарника. Но ребята недаром привезли с собой лопаты и топоры — и дело закипело.
Почти всё лето работали школьники. Каждый вечер на их костёр собирались и ребята из соседних деревень. Читали стихи, пели песни. Мальчишки из деревни Лукьяновка отыскали и принесли большой камень — как раз такой, какой нужен был для памятного знака.

И вот осенью в Кропотово состоялось торжественное открытие старого и одновременно нового исторического памятника русской культуры...

Судьба музеев Лермонтова в военные годы
Автор: Софья Милютинская


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 9
  1. Reptiloid 28 декабря 2015 07:02
    Большое спасибо за рассказ,Софья.
    Надо из шкафа достать 2-х томник Лермонтова,читать.
  2. velikoros-88 28 декабря 2015 07:18
    Тарханы, 35 км от моей малой Родины (г. Каменка, Пензенской обл.). Да и сейчас традиция посещения музея сохранилась. Несмотря на наличие множества других и в самой Пензе и в области почему-то именно Тарханы хотя бы раз посещаются каждым жителем области. Сам с десяток раз там бывал, мама традиционно каждый год на день поэзии, который проходит в Тарханах широко, с ярмаркой, с театром на открытом небе, с выступлением множества артистов и поэтом (традиционно Кобзон, Дементьев). В общем рекомендую.
  3. parusnik 28 декабря 2015 07:55
    Спасибо..Есть музей Лермонтова и в станице Тамань.Возник он конечно после войны усилиями энтузиастов.Сейчас занесён в список мирового культурного наследия ЮНЕСКО....
  4. moskowit 28 декабря 2015 12:14
    Спасибо. Интересно. "...Погиб Поэт, невольник чести..." , слова посвящённые Пушкину, но и предвидение собственной гибели...
    К изучению творчества и жизни Михаила Юрьевича меня подтолкнула книга "Детство Лермонтова" Т.Толстой. Потом в домашней библиотеке появилось прекрасное подписное 4-х томное издание Поэта. Затем, более полная книга Сизовой "Из пламя и света". Ираклий Андронников , "Документы и исследования ", книги о Лермонтове появлялись, как то сами собой и все их я, с огромным интересом, читал. Это всё было до появления телевидения в нашей семье. Потом теленовеллы Андронникова, посвящённые Лермонтову.
  5. moskowit 28 декабря 2015 12:24
    4-х томник Михаила Юрьевича Лермонтова в нашей семейной библиотеке такой. Ему уже больше пятидесяти лет, а я с трепетом беру эти книги в руки. Тома даже по своему изданию и полиграфическому исполнению, какие то камерные, душевные, небольшого формата(тогда не много издавалось нестандартных книг), в руках держать было приятно,а читать...Слов нет...
    1. Reptiloid 28 декабря 2015 13:47
      Видимо,вследствие Вашего 4х томника в 1986 году издательство "Правда" выпустило собрание сочинений поэта.Но я к нему не привык,тк приобрёл его недавно ,в прекрасном состоянии по случаю,коричневого цвета обложка.А привык к 2-х томнику тёмно-синего цвета 1990 г.
      Неизвестно,кто,что скажет про современные фильмы.2 раза смотрел сериал о Печорине.По ТВ.Современный.На меня произвёл впечатление какое-то завораживающее.Страшно понравились все серии.
      1. moskowit 28 декабря 2015 14:23
        Ну да. Это у Вас двухтомник, изданный тиражом 14 000 000 экземпляров. Да была в середине 80-х годов принята программа массового издания произведений классиков отечественной литературы. Вышли Пушкин А.С.тираж 10 700 000(помню всё "гонялись" за книгами в красных обложках, казались более презентабельны)и С.Есенин .
        Между прочим, в инете по этой программе ничего не нашёл. Издания представлены, а сама "компания" по изданию столь массовых тиражей опущена...
  6. Reptiloid 28 декабря 2015 14:56
    Да,действительно,2-х томник этот.Пушкин синего цвета в 2-х томах 1961,Л.75 000.Маяковский красный 1988г.Есенин маленький 6 томник.Сделал я в свое время страшную глупость---видел 5?-6? Томник годов 50 прошлого века,там черно белые рисунки под калькой и бумага гладкая,коричневый цвет, шоколадный.Была полоса небольших цен,как-то дешево.Правда,другие хорошие книги приобрёл. Если бы не этот разговор,то наверно не вспомнил бы,наверно потому и купил недавно 4 тома других.
    1. moskowit 28 декабря 2015 15:15
      Да, да. Владимир Владимыча забыл... Старею...

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня