Покупка Луизианы: начало новой эпохи

Покупка Луизианы 30 апреля 1803 года стала важнейшим событием в истории США, навсегда развернувшим эту страну к империализму. Громадная территория тогдашней Луизианы (2 100 000 кв. км) к нынешнему небольшому штату с тем же названием имеет условное отношение. Чтобы в этом убедиться, достаточно взглянуть на исторические карты. Говоря языком простых сравнений, присоединив Луизиану, Соединённые Штаты территориально выросли сразу вдвое, получив громадные ресурсы для экономического роста и дальнейшей безудержной территориальной экспансии.




После обретения независимости власти США сняли британский запрет селиться за Аллеганскими горами, и колонисты массово двинулись на Запад. Но у движения были свои географические пределы — упирались они в границы Луизианы. История этой территории достаточно непроста, и она по очереди принадлежала то французам, то испанцам, и в начале XIX столетия находилась в процессе очередной передачи от Испании к Франции по договору Сан-Ильдефонсо.

Соединённые Штаты были заинтересованы в приобретении прежде всего Нового Орлеана, через который шла американская торговля между западными и восточными окраинами. Товары спускались по Миссисипи, через Мексиканский залив и Атлантический океан к Восточному побережью США. Обратно грузы шли тем же путём. Но вот выход из Миссисипи в Мексиканский залив запирался как раз Новым Орлеаном и именно эту стратегическую область тогдашний президент США Томас Джефферсон и планировал взять под контроль. Речь о покупке всей Луизианы на тот момент ещё не шла, хотя в окружении главы государства такие мысли высказывались уже тогда.

Хотя с Испанией существовала договорённость о свободном транзите многих товаров, остроты проблемы это не снимало и требовались более надёжные гарантии.

С целью провести дипломатический зондаж в Париж была отправлена миссия в лице Джеймса Монро (будущего пятого президента США и автора знаменитой экспансионистской Доктрины Монро) и Роберта Ливингстона. В качестве помощника к ним был придан Пьер-Самюэль Дюпон, имевший обширные связи в правящих кругах Франции. Вместе они должны были повлиять на Наполеона Бонапарта и убедить его продать Новый Орлеан и прилегающие территории Соединённым Штатам.

К 1803 году отношения Парижа с Лондоном ухудшились настолько, что открытая война стала неизбежной. Зная о неудобном положении Франции, американцы всё чаще позволяли себе реплики вроде «продавайте, или заберём силой». Произносились они больше в частных беседах, но настроения молодой державы отражали точно. Впрочем, Наполеон и сам понимал, насколько беззащитными остаются владения в Новом Свете. Помня о печальной судьбе Акадии, французского владения в Северной Америке, завоёванного ранее англичанами, Первый консул Французской республики решился на продажу. Войну у домашнего порога будущий император посчитал важнее заморских авантюр.

Кстати, существует и альтернативная версия событий, свидетельствующая о том, что французское предложение о продаже свалилось на американских дипломатов как снег на голову — ведь они имели средства и полномочия только на покупку Нового Орлеана.

Договор о продаже был подписан 30 апреля 1803 года в Париже, а фактическая передача суверенитета состоялась год спустя — 10 марта 1804 года. Территория в итоге была продана за 15 миллионов долларов, из них 11 млн. 250 тыс., были выплачены сразу, а остальная сумма ушла в счёт погашения долга Франции перед гражданами США. Выгода для Соединённых Штатов была колоссальной с любой стороны. Однако в самих США на тот момент ещё не было единого мнения о том, полезна данная покупка или нет, не говоря уже о резко обострившихся отношениях с Великобританией и Испанией.

Испанцы, которые планировали прикрыть как щитом французской Луизианой свои континентальные владения, выступали резко против сделки, но США проигнорировали их мнение. Оказавшись в невыгодной стратегической позиции, Испания позже вынуждена была уступить и Флориду.

Британии же в 1818 году, уже после англо-американской войны 1812-1815 гг., отошёл самый север Луизианы, после чего граница была окончательно спрямлена и приняла современный вид.

Потеряв Луизиану, Франция лишилась всех владений в Северной Америке и лишь в 1816 году к ней вернулись Сен-Пьер и Микелон, крошечные острова у побережья Ньюфаундленда.

Для России французская ситуация в точности повторится более чем полвека спустя в случае с Аляской. Имея постоянную угрозу в Европе, военные конфликты в Средней Азии, а также неспокойную границу с Китаем и Японией, содержание ещё североамериканских владений показалось Александру II непозволительной роскошью. От далёкой и малозаселенной территории избавились через продажу, чтобы не потерять её военным путём.
Автор:
Игорь Кабардин
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

18 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти