Ядерная эра. Часть 8-я



Пакистан


Принято считать, что работы по созданию атомной бомбы в Пакистане начались после очередного поражения в вооруженном конфликте с Индией в 1971 году. Эта война известна как «Война за независимость Бангладеш». Она стала самой крупной в череде индо-пакистанских конфликтов и дорого обошлась Пакистану. Помимо отделения восточной провинции, Исламабад понёс очень серьёзные потери в живой силе, технике и вооружении. В Бангладеш в плен сдались более 90 тыс. пакистанских военнослужащих. Всё это нанесло серьёзный урон не только обороноспособности и экономике, но и государственному престижу Пакистана. В этой обстановке премьер-министр Пакистана Зульфикар Али Бхутто после совещания с ведущими физиками официально санкционировал начало оружейной ядерной программы.

Пакистан начал свои ядерные исследования ещё в 1954 году, опираясь, как и многие другие страны, на помощь в подготовке персонала и исследовательский реактор, предложенный Соединенными Штатами в рамках программы «Атом для мира». Сокрушительное поражение в войне лишь подстегнуло их и придало ярко выраженную оружейную направленность. Но пакистанским специалистам для перехода к практической реализации работ по созданию атомной бомбы не хватало знаний и опыта, а самое главное, в их распоряжении была очень скромная лабораторная и финансовая база.

Основателем пакистанской ядерной программы стал Абдул Кадыр Хан. В 1961 году Хан уехал в ФРГ для продолжения учёбы, и после получения диплома инженера-металлурга в 1972 году стал доктором наук. Завершив образование, Абдул Кадыр Хан устроился на работу в физическую лабораторию, где велись секретные исследования в интересах британской компании URENCO. Компания URENCO являлась одним из ведущих мировых лидеров в области технологий обогащения урана и производства газовых центрифуг. В 1975 году, после проведения ядерных испытаний в Индии, Абдул Кадыр Хан, занимавший к тому моменту ответственный пост в URENCO и имевший доступ ко многим ядерным секретам, вернулся в Пакистан. Он убедил правительство Пакистана отказаться от первоначально принятого решения о разработке плутониевого ядерного заряда, так как «урановое» направление ядерной программы требовало меньше финансовых затрат и более простое технологическое оборудование. Для создания «урановой бомбы» достаточно иметь технологию обогащения урана в центрифугах.

Уран был обнаружен Геологической службой Пакистана в 1959 году в Багалчоре в южной части провинции Пенджаб . Качество руды в Бангалчоре находилось в интервале от 0,03 до 0,1 процента содержания урана. Расположенная неподалёку обогатительная фабрика начала работу в 1977-1978 годах. По состоянию на 1980 год запасы этого месторождения оценивались в 150 000 тонн руды. Рудник в Багалчоре был почти полностью истощен в 1988 году.

Парадоксально, но помощь в создании пакистанской атомной бомбы одновременно оказывали, казалось бы, непримиримые противники. Финансовая поддержка шла от Ливии и Саудовской Аравии. Технологическую помощь с молчаливого согласия США в добыче и переработке руды и обогащении урана оказывали: Бельгия, Нидерланды, ФРГ, Франция и Швейцария. Практическим результатом этой помощи стало около 1000 работающих центрифуг, в которых происходило разделение изотопов урана. Первый поставленный из Канады исследовательский реактор начал работу в 1970 году.

Несмотря на приоритет в разработке урановой бомбы, развитие более перспективного и технологичного плутониевого направления тоже велось. Запуск реактора «Хушаб», построенного в Джохарабаде, в Пенджабе, в марте 1996 года, позволил начать производить оружейный плутоний. В пакистанском Институте ядерной науки и техники в Равалпинди запущены производственные мощности по выработке трития. Это вещество можно использовать для бустирования (усиления) первичного узла ядерного боезаряда и затем за счет созданной температуры реакции — синтеза ядер трития с выделением еще большей энергии, которой можно "поджечь" заряд третьей ступени еще большей мощности. То есть в Пакистане уже существует научная и производственная база для создания термоядерных зарядов.


Спутниковый снимок Google Earth: пакистанский ядерный реактор «Хушаб»


Но основной вклад в создание пакистанского ядерного оружия внёс Китай. Именно оттуда были получены ключевые оружейные ядерные технологии и возможно даже гексафторид урана и высокообогащённый уран. В ряде источников упоминается о поставках урана из Ливии, который закупался у Нигера, и с 1978 года секретно передавался Пакистану.

Пакистан не только создавал и испытывал ядерное оружие, но и щедро делился за деньги информацией и ядерными технологиями практически со всеми желающими. В 2004 году Абдул Кадыр Хан выступил с покаянным заявлением по телевидению, где он признал личную ответственность за передачу ядерных технологий и специального оборудования ряду исламских стран и КНДР. Хотя формальным виновником произошедшего был назначен «отец пакистанской атомной бомбы», отделавшийся, впрочем, домашним арестом, нет никаких сомнений, что пакистанские спецслужбы и руководство страны было в курсе «ядерных утечек». Более того, как считают многие исследователи, создание и испытание пакистанской атомной бомбы было бы сильно затруднено без финансовой подпитки из-за границы. Так, только Иран в 90-е годы заплатил несколько десятков миллионов долларов за газовые центрифуги и технологическую документацию по разделению изотопов урана.

После получения достаточного количества высокообогащённого урана сотрудники научно-исследовательской лаборатории в Кахута на севере Пакистана приступили к созданию относительно компактного уранового заряда пригодного к практическому применению. По мнению ряда экспертов, благодаря китайской помощи пакистанские специалисты сумели создать ядерные взрывные устройства имплозивного типа, используя ядро высокообогащенного урана, затрачивая приблизительно 15-20 килограммов на заряд. В конце 1991 года официальный представитель США заявил, что Пакистан имеет достаточно урана оружейного качества достаточное для создания, по крайней мере, шести боеприпасов. Скорее всего, первые пакистанские ядерные заряды были готовы уже в начале 90-х годов прошлого столетия. Но по внешнеполитическим причинам руководство Пакистана до поры скрывало наличие готовых к испытаниям ядерных взрывных устройств, хотя информация о ведущихся разработках, всё же просачивалась в СМИ. Это подтверждается тем, что полигон «Чагай» в горах Белуджистана для ядерных испытаний был подготовлен загодя. На спутниковых снимках района видно, что на полигоне, помимо испытательных штолен, возведены капитальные строения и вертолётные площадки.


Снимок Google Earth: строения и вертолётные площадки в районе полигона «Чагай»


Как только поступила информация об индийских испытательных взрывах в мае 1998 года, премьер-министр Наваз Шариф отдал распоряжение о проведении пакистанских ядерных испытаний. Пакистанское руководство не остановила даже угроза международных санкций. В первой половине мая ядерные заряды были доставлены военно-транспортным самолетом С-130 на военный аэродром Кветта. В полёте С-130 с «атомным грузом» на случай «непредвиденных ситуаций» сопровождало звено пакистанских истребителей F-16.

С аэродрома колонна грузовиков под охраной пакистанского спецназа доставила предназначенные для испытания ядерные взрывные устройства на полигон «Чагай».

Всего с 28 по 30 мая прошли испытания 5 плутониевых и урановых ядерных зарядов мощностью 1-25 кт. Как было заявлено позже, один заряд, помещённый в испытательную камеру, решили не взрывать. Так ли это, не известно, возможно, что испытание завершилось неудачей.

Пакистанские ядерные испытания вызвали большой резонанс в мире и осуждение правительств большинства государств. По этому поводу было созвано экстренное заседание Совбеза ООН, и впоследствии против Пакистана вводились международные санкции. Впрочем, не все страны данные санкции поддержали. Так, Саудовская Аравия, напротив, в знак поддержки ядерных испытаний бесплатно поставляла в Пакистан по несколько тысяч баррелей нефти в сутки. Благодаря помощи саудитов Пакистан понёс от санкций меньший ущерб для своей экономики, чем ожидалось.

Масса первых урановых пакистанских атомных бомб находилась в пределах 1000 кг и в качестве их носителей рассматривались самолёты «Мираж-3», «Мираж-5» и F-16. В данный момент большая часть «миражей» выработала свой ресурс, а F-16 требуют ремонта и модернизации. Вполне вероятно, что для подвески свободнопадающих атомных бомб пройдут дооборудованые истребители JF-17, являющиеся совместным китайско-пакистанским проектом. В перспективе для ВВС Пакистана планируется закупить 250 JF-17. Согласно американским разведсведениям, опубликованным в СМИ, пакистанские атомные бомбы в разобранном виде хранятся в подземных укрытиях на авиабазе Саргодха.

Ядерная эра. Часть 8-я

Истребитель JF-17 ВВС Пакистана


После проведённого в 1998 году цикла ядерных испытаний политическое руководство Пакистана, желая как можно больше ограничить военных в возможностях распоряжаться ядерным оружием, создало в 2000 году Командование армейских стратегических сил (ASFC).

Разработка баллистических ракет в Пакистане началась одновременно со стартом ядерной программы. Наиболее совершенные образцы способные нести ядерные боеголовки создавались с помощью КНР и КНДР. Возможно, платой за северокорейские ракеты была передача ядерных секретов и технологий обогащения урана. Так или иначе, Пакистан и Северная Корея помогли друг другу: у Пакистана была бомба, но не было ракет, а у КНДР были ракеты, но не было бомбы.

На основе китайского оперативно тактического ракетного комплекса DF-11 в Пакистане разработан ОТРК «Хатф-3» с дальностью стрельбы около 300 км. Впрочем, можно предположить, что под пакистанским наименованием используются поставленные из КНР ракеты и таким образом, Китай обходит ограничения, связанные с экспортом ракетной техники и технологий.

По состоянию на конец 2014 года, количество ракет «Хатф-3», находящихся на вооружении, оценивалось в 30 единиц. При КВО 250 метров ракета может нести боевую часть весом 500-700 кг. Считается, что на этих ракетах могут быть установлены ядерные боеголовки мощностью 15-20 кт.

В 2005 году на вооружение ракетных частей ASFC поступил ОТРК «Шахин-1» с дальностью пуска до 750 км. Ракета для этого комплекса создавалась при помощи КНР. В 2014 году состоялся успешный испытательный пуск усовершенствованного варианта «Шахин-2», эта ракета способна поразить цель на дальности до 1500 км.


«Шахин-2» перед испытательным пуском


На базе северокорейской БРСД «Нодон-1» создана жидкостная БРСД «Гаури» (максимальная дальность стрельбы — 1300 км). Она прошла испытания и принята на вооружение в 2008 году. С тех пор учебно-испытательные запуски этих ракет осуществляются регулярно. Последний раз об успешном пуске ракеты «Гаури» было объявлено 15 апреля 2015 года.

Согласно экспертным оценкам в распоряжении пакистанского Командования армейских стратегических сил может находиться до 50 баллистических ракет, способных нести ядерные боеголовки. Большинство этих ракет мобильного базирования, на колёсном или железнодорожном шасси, но часть ракет установлена в замаскированные шахтные пусковые установки в окрестностях авиабаз.

К 2010 году Пакистан мог накопить приблизительно 115 кг оружейного плутония, что достаточно для создания более чем 20 ядерных боезарядов (примерно по 5 кг на боеприпас). В настоящее время в Пакистане функционирует как минимум три реактора типа «Хушаб» и ведётся строительство ещё двух. Модернизированные реакторы «Хушаб-II» и «Хушаб-III» способны вырабатывать по 11-15 килограмм плутония в год.


Снимок Google Earth: пакистанские ядерные реакторы «Хушаб-II» и «Хушаб-III»


С учётом того, что плутоний из новых реакторов должен был стать доступным в 2011 и 2012 годах соответственно, Пакистан может к 2020 году накопить плутония достаточного для создания около 90 плутониевых боеприпасов. С учётом запасов высокообогащенного урана это позволит Пакистану к 2020 году иметь около 250-300 ядерных зарядов.

Согласно данным, опубликованным в американских СМИ, все пакистанские ядерные боевые части разобраны на отдельные компоненты и находятся на тщательно охраняемых военных базах отдельно от носителей. Причём компоненты ядерных боеголовок хранятся в разных местах. Таким образом, даже в случае гипотетического захвата компонентов ядерного оружия мятежниками или боевиками-исламистами они не смогут его использовать. Так ли это обстоит на самом деле, сказать трудно, остаётся только надеяться, что пакистанская атомная бомба никогда не попадёт «не в те руки». По оценкам исследовательской службы Конгресса США, в вооруженных силах Пакистана в настоящее время имеются 90—110 ядерных боеголовок. Разработку, создание и наличие ядерного оружия руководство Исламской Республики Пакистан оправдывает необходимостью сдерживания возможной агрессии со стороны Индии. В тоже время обращает на себя внимание политика двойных стандартов со стороны США в отношении пакистанской ядерной программы. Американцы яростно возражают против ядерных исследований, ведущихся в Иране, которые якобы угрожают всему миру. В то же время американское руководство достаточно спокойно относятся к пакистанскому ядерному оружию и разрабатываемым там средствам доставки. А ведь именно пакистанские спецслужбы создали движение «Талибан», и на территории Пакистана в течение долгого времени спокойно жил Усама Бен Ладен.

Автор выражает признательность за помощь в подготовке публикации Антону (opus).

По материалам:
http://nuclearweaponarchive.org/Pakistan/PakTests.html
http://masterok.livejournal.com/304592.html
http://www.iimes.ru/rus/stat/2004/14-09-04.htm
http://www.globalsecurity.org/wmd/world/pakistan/hatf-5.htm
http://www.politex.info/content/view/324/30/
http://militaryrussia.ru/blog/topic-733.html
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

19 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти