Без вести пропавший…

А было так, что в 1956 году в СССР на Киевской киностудии был снят очень хороший (цветной) военный кинофильм «Без вести пропавший», вышедший в прокат в 1957-ом.

В фильме снимались известные тогда киноактеры Исаак Шмарук, Михаил Кузнецов, Софья Гиацинтова и др. В нем рассказывалось, как в одном из боев раненый советский офицер, которого свои посчитали пропавшим без вести, на самом деле остался жив. Воспользовавшись документами умирающего чешского врача (ну, вот так повезло человеку), служившего в немецкой армии, он оказывается в немецком госпитале. Потом бежит оттуда к чешским партизанам, и становится у них авторитетным командиром. В конце фильма он подрывает склад с боеприпасами и при этом погибает. Его чешские товарищи и подошедшие войска Красной армии вместе с его же командиром чтят его память, но кто он, они не знают. Так этот герой и остается безымянным!


Понятно, что потом его показывали и в кинотеатрах, и по телевизору не один раз, так что я его увидел уже когда понимал, что к чему и мне очень понравилось, что там и из парабеллума стреляют (точь-в-точь такого как был у меня!), и ездят на ИСУ-122, и на танках ИС-2, словом были там и геройские подвиги, и техника. В общем, умели тогда на Украине фильмы снимать, умели. Вот только дома у меня этот фильм не любили, так что смотрел я его или в кинотеатре, или же у соседей. Причина в моем дяде Константине Петровиче Таратынове, который вот также ушел на войну и там пропал без вести. Его портрет вместе с портретами моего второго дяди Александра, тоже погибшего в войну, и деда, как это тогда было принято во многих семьях, висели в рамах на стене над комодом, на котором стояли старинные мозеровские часы с боем и куча всяких безделушек. А в одном из его ящиков лежал старый кожаный портфель с семейными документами еще с 1882 года.


Константин Таратынов – мой дядя.

То есть моя семья жила в городе Пенза на ул. Пролетарской 29 очень давно. В семье было несколько человек детей, и вот как раз сын моего деда Константин Петрович Таратынов был старшим, а моя мать Маргарита Петровна – младшей. Вначале мне просто об этом говорили, потом сказали, что он погиб на войне, а когда я стал постарше и, придя из кино, начал пересказывать этот фильм, рассказали следующую историю…

Как и многие молодые люди в те годы, закончив семилетку, дядя Костя решил пойти работать. Выбор он остановил на железной дороге, поскольку мой дед как раз и начинал свою трудовую карьеру там, а прадед так и вовсе был мастером паровозных ремонтных мастерских и потому очень уважаемым человеком. Сдав экзамен, он стал работать на станции Пенза-1 в почтово-багажном вагоне. Ему нравилось ездить по стране, а впервые побывав за Уральскими горами, он много рассказывал младшим членам семьи о своих впечатлениях после возвращения домой. По словам моей матери, ее брат был очень любознательным, читал много журналов, особенно его интересовало все связанное с оружием. Хотел научиться играть на гитаре, купил ее и самоучитель. Но подлинной его страстью была авиация. Тоже, в общем-то, дань времени, небо в то время манило очень многих и очень многие хотели быть похожим на Чкалова. Он записался в пензенский аэроклуб, учился самолетовождению, начал летать на планерах и учебных самолетах.

20 июня 1941 года, за два дня до начала войны его призвали в армию. И было ему тогда практически ровно 18 лет. Конечно, он хотел попасть в авиацию, но не прошел медкомиссию по зрению, так как носил очки. Ничего не предвещало беды, родные проводили любимого сына, эшелон с призывниками отбывал в 5 утра. Но больше сына они не видели…

22 июня 1941 года был выходной день, праздник железнодорожников. Вся семья Таратыновых отмечала его в сквере при клубе им. Ф.Э. Дзержинского. Звучал музыка, все гуляли и смеялись. Вдруг все смолкло, все устремились к выходу, где на столбе висел рупор громкоговорителя. По радио выступал В.М. Молотов. Из его слов стало ясно, что в 3 утра фашистская Германия напала на СССР. Родители были потрясены, они поняли, что проводили сына на войну. В первом письме, которое пришло от Кости, он сообщил, что эшелон направляется на Запад, где в то время уже шли ожесточенные бои. Всего пришло четыре письма, последнее – из Новгорода Волынского, куда его эшелон пришел в третий раз. После этого в дом принесли извещение, что боец Красной Армии Таратынов К.П. пропал без вести… В 1942 году его мать, моя бабушка, увидела в газете фотографию, сделанную в белорусском партизанском отряде. Один из сражающихся был очень похож на сына. Она написала автору статьи письмо, но он ответил, что не помнит все фамилии партизан, которых он фотографировал и посоветовал обратиться в партизанский отряд, рассказал, как его найти. Но…обратившись по указанному адресу, дедушка с бабушкой выяснили, что весь отряд был уничтожен. Родные долго предпринимали попытки найти пропавшего сына. Делали запросы в военкоматы, но приходили ответы: «В списках убитых и раненых – не значится». Так оборвалась жизнь молодого парня в 18 лет…

Старые документы и письма хранятся у меня все в том же портфеле, и в свое время я самым внимательным образом их прочитал – ведь это реальные документы войны, ценнейший исторический источник. Так, я всегда думал, что военные письма складывались треугольником, да и во всех кинофильмах о войне показано именно так. Но письма дяди Кости были все вложены в конверты, хотя и очень маленькие. А один конверт так даже и с маркой. Что это было? Инерция мирного времени, когда еще были конверты, а когда их не стало люди перешли на треугольники? Мелочь, конечно, но вот из таких мелочей и складывается жизнь, складывается история.

Вот первое самое короткое письмо. «Еду по линии Пенза-Харьков. Пишу со станции Поворино. Сейчас раздают селедку и хлеб. Поезд идет очень быстро. Писать трудно, полно народа.» То есть очевидно, что вагон поезда был переполнен. То есть только что призванных ребят, даже винтовки в руках не державших, сразу повезли на фронт. Логичнее было бы отправить их в Самару, там обучить и уж тогда отправлять воевать. Но… тогда было так!


Письмо №2. Вторым письмом он сообщал, что находится в Харькове, а вот куда повезут дальше, понятно, не знал.

В письме №3 от 26-ого июня было написано, что находится Котя в городе Коростене, на Западной Украине. Писать приходится урывками, так как над станцией уже во второй раз проходят германские бомбардировщики и бомбят город. Прилетало 13 самолетов. От Харькова их везли сюда очень долго. Везли во Львов, но часть, куда их направили, ушла в бой и куда повезут дальше, никто не знает. «Ждем передислокации» написал он в конце письма.

Последнее письмо №4 от 27-ого июня оказалось самое подробное, видимо у него была возможность писать. И вот в нем написано, что их эшелон теперь опять прибыл в Новгород Волынский, что он подвергся бомбежке, и на его глазах нашими зенитчиками было сбито 5 германских самолетов (а говорят, что у нас была малоэффективная ПВО!), один упал за городом, а другой был подбит и сел рядом со станцией неподалеку от их эшелона на поле. «Из этого самолета вывели – и вот тут начинается самое интересное, непонятное и даже невероятное, – летчика 16 лет пьяного, 17 лет девчонку, остальные взрослые – пишет он, – (штурман, радист и другие)».

Без вести пропавший…

Скан с письма.

А вот дальше: «Задерживается много шпионов и диверсантов на станциях». «Здесь один воинский эшелон привезли весь скошенный пулеметным огнем. Живых осталось очень мало, правда, я сам этого не видел». «Кончаю, т.к. опять начинают летать штуки, за которыми интересно наблюдать».

Вот такой у моего дяди оказался необычный военный опыт! И – как в военный самолет германских ВВС попали эти странные личности и что они там делали? Ведь ни девушка семнадцати лет, ни шестнадцатилетний парень в германской авиации служить не могли по определению (или все-таки могли и служили?), но, тем не менее, зачем-то в нем оказались и… сразу угодили в плен! Откуда он узнал их возраст, что парень был пьян, если сообщает это как неопровержимый факт? Скорее всего у них документы проверили, и все в эшелоне, где ехал Котя, стали об этом говорить… И больше подробностей он никаких не приводит, то есть для него было все ясно. Прямо-таки находка для киношников и где? В моем домашнем архиве!


Письмо от военкора из газеты и фотография, на которой очень похожий на Котю парень с пистолетом и в кепке.

Ну, а потом искали его долго и упорно, но так и не нашли. Возможно, он даже в армейское обмундирование переодеться не успел (когда и где там было переодеваться, если те же самые «штуки» потом разбомбили и его эшелон?) и так, в кепке и попал к партизанам. А скорее всего, просто в одну окруженную часть, названную красоты ради партизанским отрядом имени Котовского, в котором он и воевал, пока не погиб вместе со всеми остальными!


Не значится нигде.
Автор:
Вячеслав Шпаковскокий
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

16 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти