Дьявол носит «Правду». Часть 6

Переходим к артиллерии... Тема, понятное дело, не из простых, но с нами, как всегда, наш верный «проводник» Виктор Суворов: «Перед Второй мировой войной в Германии создавалась специальная артиллерия: железнодорожная, зенитная, противотанковая (никуда не годная), но в области чисто полевой артиллерии, т.е. в области артиллерии, которая решает основные огневые задачи на поле боя, начиная с 1918 года не было создано НИ ОДНОЙ новой пушки, ни одной новой гаубицы» (стр. 100); «Обратим внимание на индексы германских орудий, которые составляли основу полевой артиллерии: FH-13, FH-18. FH — это полевая гаубица, цифры 13 и 18 означают годы принятия на вооружение — 1913-й и 1918-й» (на той же странице).

Как это часто бывает, Резун своими «доводами» обстрелял себя же... 105-мм легкая полевая гаубица образца 1918 года была создана в Веймарской республике в 1930 году. Ее проектирование и испытания проводились в обстановке строжайшей секретности, так как по условиям Версальского мирного договора немцам было запрещено, в числе прочего, развивать собственную артиллерию. Дабы замаскировать факт создания новой артсистемы, ей дали официальное наименование 10,5 cm leichte Feldhaubitze 18, или сокращенно 10,5 cm leFH 18. Гаубицу приняли на вооружение уже при нацистах — в 1935 г. Являлась эффективным средством огневой поддержки пехоты и танков.


«Незаконнорожденной» была и 150-мм тяжелая полевая гаубица образца 1918 года (15 cm sFH 18), разработка которой велась в 1926-1929 гг. На вооружение принята в 1934 году. Данное орудие, имевшее дальность стрельбы 13325 м, было предназначено для обстрела глубины обороны противника и разрушения долговременных огневых точек. На 1 июня 1941 года в Вермахте насчитывалось 2867 таких гаубиц.

Оба детища германской военной инженерии, одурачившие «гарантов» Версаля (французов и англичан), а также Виктора Суворова, и составляли, собственно говоря, основу полевой артиллерии Вермахта.

«Вооружившись» индексами германских орудий, автор «Самоубийства» констатирует: «Вот и еще разница: теория и практика советской глубокой операции состояла из двух частей — прорыв и действия в глубине. Немецкий блицкриг — это действия в глубине»; «Советские теоретики и практики считали, что нужно уметь взломать сейф и его обчистить. А германские считали, что надо уметь обчистить. Но как в него попасть? Ответ: нахрапом, внезапным нападением, когда сейф не заперт»; «Потому в области полевой артиллерии не было сделано ничего. А как оборону без гаубиц проламывать? Ответ стандартный: авось сама как-нибудь проломается» (все цитаты взяты со стр. 133).

Что касается «никуда не годной» противотанковой артиллерии Вермахта, то тут Резун находится в более выигрышном положении. Устаревшая 37-мм пушка Pak 35/36 была бессильна против «тридцатьчетверок» и уж тем более тяжелых танков КВ-1, за что и была прозвана в войсках агрессора «колотушкой». Противотанковое орудие Pak 38 (факт его существования в книжке не затронут), способное поражать танки Т-34 со средних дистанций, не годилось для борьбы с «Климом». На 1 июня 1941 года в распоряжении Вермахта имелось всего 1047 таких пушек.

Но здесь следует вспомнить о самом известном образце германской артиллерии периода Второй мировой войны — тяжелой «зенитке» FlaK 18/36, прославившейся именно в качестве средства борьбы с танками. Во время контрудара союзников под Аррасом, британского наступления в Африке, отражения советских контрударов под Дубно данное орудие демонстрировало высокую эффективность в, казалось бы, чуждой для него роли. Во время одной из попыток англичан деблокировать Тобрук несколько FlaK 18/36 уничтожили 64 из 100 участвовавших в операции танков «Матильда». А ведь по бронезащите они были сопоставимы с советским КВ-1!

Продолжение следует…
Автор:
Владимир Заинчкивский
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

18 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти