В глубинах Индийского океана

В глубинах Индийского океанаИстория «Битвы за Атлантику» хорошо известна. В боевые действия, в которые были вовлечены многочисленные и разнообразные силы и средства, завершились только с капитуляцией Германии в мае 1945 года. Неспособность немецких подводных сил остановить поток военных грузов из Америки в Англию стала решающим фактором для успешных действий англо-американских войск на Европейском континенте. «Битвы за Тихий океан» в годы минувшей мировой войны, можно считать, не было. Тысячи американских коммерческих судов пересекали Тихий океан, обеспечивая американскую военную кампанию и практически не неся ущерба от действий японских подводных лодок, что являлось поразительным упущением Военно-морских сил микадо. Американские подводные лодки, в свою очередь, нанесли сильнейший удар по торговому флоту японцев. На этом фоне Индийский океан выглядит несколько обособленно.

Статья подготовлена по материалам зарубежной военной печати и книге «Война подводников. Индийский океан – 1939–1945г.г.», автор М. Уилсон. «Спеллмаунт Лтд», Великобритания, 2008. Со времен последней мировой войны изменились многие географические названия – так, Малайя стала Малайзией, голландские Ист-Индские острова превратились в независимую Индонезию, а Цейлон – в Шри-Ланку. В тексте приводятся географические названия, которые были приняты в описываемый период времени.

НА КРАЮ СВЕТА

Несмотря на стратегическое значение третьего по величине океана планеты для антифашистской коалиции, боевая деятельность стран Оси (Германия–Италия–Япония) в этом районе была ограниченной и сравнительно малоэффективной. Базировавшиеся в портах Северной Африки итальянские подлодки поначалу ничего не достигли, а когда позже вернулись в этот район, уже действовали в интересах Германии, поскольку базы немецких субмарин во Франции были далеко, и, чтобы они могли патрулировать в Индийском океане, немецким подводникам приходилось месяцами находиться в море. Правда, позднее японцы разрешили немцам использовать в качестве передовой базы порт Пенанг в Малайе. На просторах Индийского океана воевали подводные лодки флотов семи стран: Италии, Германии, Японии, Голландии, США, Франции и Англии.

В середине 1939 года подводные силы британских королевских ВМС в Индийском океане и на Дальнем Востоке были представлены 4-й флотилией подводных лодок, которая базировалась в Гонконге. В составе флотилии имелось 13 субмарин трех разных классов, две лодки – остановщики мин и судно снабжения. Предполагалось, что флотилия станет основной сдерживающей силой при любой возможной атаке японцев на Малайю с моря, ожидающей прибытия усиления с Британских островов или из Средиземного моря.

В конце июня 1939 года комитет по обороне Британской империи признал необходимым усилить 4-ю флотилию, однако это было невозможно сделать, поскольку война с Германией становилась все более вероятной, а количество подводных лодок вблизи самой Англии было явно недостаточным. В связи с общим ухудшением международной обстановки 8 подводных лодок 4-й флотилии (в том числе 2 постановщика мин) вместе с судном обеспечения убыли 11.08.1939 года из Гонконга в Сингапур (остальные 7 лодок проходили ремонт как в самом Гонконге, так и в Сингапуре). С началом войны в Европе патрульные лодки флотилии вышли в районы предназначения в двойной задачей: первая – топить любой немецкий корабль, который британское Адмиралтейство объявит рейдером, и второе – перехватывать все торговые суда противника, пытающиеся зайти в дружественные порты, в первую очередь в Японию и СССР. Угроза со стороны рейдеров, замаскированных под торговые суда, была вполне реальной. В начале войны в этом районе было около 40 немецких торговых судов, многие из которых рассматривались как годные к переоборудованию в рейдеры.

Базировавшиеся в Сингапуре лодки начали выполнять патрулирование в водах близ северной части Суматры и в Малаккском проливе. Лодки, оставшиеся в Гонконге, стали патрулировать район от Формозы до Филиппин. В конце октября 1939 года 4 английские субмарины класса «Оскар» из состава 4-й флотилии были направлены в ВМС Ист-Индских островов для формирования 8-й флотилии подводных лодок с базированием на Коломбо (Цейлон), позднее к ним присоединилось и судно снабжения.

Немецкий «карманный» линкор Graf Spee, вышедший из Германии еще до начала боевых действий в Европе, к осени 1939 года находился где-то в Южной Атлантике и мог попытаться прорваться в Индийский океан. Поэтому лодкам 4-й флотилии был назначен еще один пункт патрулирования – проливы близ острова Ломбок (Малые Зондские острова). Первой жертвой линкора Graf Spee стал английский лайнер Clement водоизмещением 5000 тонн, это случилось в конце сентября. Позднее Graf Spee потопил еще несколько судов в Южной Атлантике и, пройдя на удалении в несколько сот миль от побережья Южной Африки, к 10.11.1939 года оказался в 200 милях южнее Мадагаскара. Его короткий заход в Индийский океан был простой уверткой, призванной сбить с толку охотников за немецким линкором.

Уже 15 ноября линкор заявил о своем присутствии в Индийском океане, потопив в 10 милях от африканского побережья небольшой танкер Africa shell. Через несколько дней линкор начал выход из Индийского океана, вновь держась на большом расстоянии от южной оконечности Африканского континента (в начале декабря 1939 года линкор был потоплен близ Монтевидео, Уругвай).

И все же англичане продолжали опасаться, что Graf Spee или какой-нибудь другой крупный корабль немцев может быть использован против их торгового судоходства – как это успешно делали в Индийском океане немецкие рейдеры в 1914 году. На многих удаленных островах Индийского океана имелось большое количество укрытых якорных стоянок, которые могли быть использованы рейдером для отдыха и проведения необходимого обслуживания. Эти же острова могли использоваться и немецкими судами снабжения, которые должны были поджидать там линкор. К некоторым из этих островов и были посланы лодки новой флотилии.

В начале ноября 1939 года для лодок, базировавшихся на Коломбо, были назначены два новых патруля. Первое патрулирование продолжительностью один месяц должно было выполняться в районе архипелага Чагос и Мальдивских островов, второе – в районе Сейшельских островов – должно было длиться два месяца. Лодкам обоих патрулей была поставлена задача исследовать большое количество островов в поисках признаков пребывания там немцев. «Короткое» патрулирование выполнила субмарина Otus. Она вернулась в Коломбо 5 декабря, пройдя 3900 миль и не обнаружив признаков деятельности немцев. В декабре аналогичное безрезультатное патрулирование совершила лодка Odin. «Длинное» патрулирование подводной лодки Olympus (командир – Х.В. Кинг), наверное, является самым примечательным небоевым патрулированием, выполненным английской субмариной в ходе войны. 17 ноября лодка направилась на Сейшелы и, еще будучи на переходе в своем районе патрулирования, получила сообщение о потоплении немцами танкера Africa shell.

Было принято решение перенацелить Olympus на Мозамбикский пролив. Как указано выше, Graf Spee быстро ушел из этого района в Атлантику, поэтому неудивительно, что английская лодка проводила дни в бесплодных поисках. Для пополнения запасов топлива и продовольствия Olympus была затем отправлена в Диего-Суарец (Мадагаскар), а 19 декабря британское командование получило данные разведки о том, что в результате пеленгования источника радиоизлучения было установлено присутствие противника вблизи островов Принс-Эдуард, которые находились в 1200 милях к юго-востоку от побережья Южной Африки. Лодка Olympus была ближайшим к этому району английским боевым кораблем, а расстояние от Диего-Суарец до предполагаемого места нахождения противника составляло около 2000 миль.

Тем не менее лодке приказали как можно скорее идти на перехват. При подготовке приказа, правда, не учли, что Olympus содержалась и оснащалась для действий в тропиках, а о-ва Принс-Эдуард находились на широте 47 градусов к югу от экватора, на пути к «ревущим сороковым». На лодке не было теплой одежды и карт, а лоции не без труда пришлось позаимствовать у французов в Диего-Суарец. К тому же навигационная информация была устаревшей.

До сих пор неясно, как разведка определила, что корабль противника находится вблизи островов Принс-Эдуард. Эти острова вулканического происхождения и не имеют удобных мест для стоянки кораблей. А по мере движения лодки выявилось плохое качество полученного от французов смазочного масла, что часто приводило к отказам двигателей.

Уже после выхода из Диего-Суарец лодка получила приказ обследовать и острова Крозе, которые находились к востоку от островов Принс-Эдуард. При подходе к островам Крозе отказал один двигатель лодки, а затем и второй. Только героическими усилиями машинной команды один двигатель был восстановлен, и лодка двинулась назад от негостеприимного берега, который никому не мог предоставить убежища – ни своему кораблю, ни кораблю противника.

Лодка вновь прошла мимо островов Принс-Эдуард и направилась в Дурбан. На подходе к месту назначения она получила приказ оставаться в надводном положении и действовать в качестве мишени в учениях по поиску подводных лодок, которые проводили ВВС Южной Африки. Как пишет в своей книге М. Уилсон, сам бывший офицер-подводник, «для летчиков учения оказались очень полезными, а вот команда Olympus была обижена тем, что никто не предупредил ее о том, что на вооружении ВВС Южной Африки стоят самолеты немецкого производства».

Olympus пришла в Дурбан 29 декабря и, проведя необходимый ремонт, в январе вернулась в Коломбо, пройдя в патрулировании более 12 000 миль. В своем рапорте командир лодки Кинг докладывал: «Острова Принс-Эдуард и Крозе не могут считаться убежищем для рейдеров или судов снабжения противника в связи с отсутствием подходящих укрытых якорных стоянок и чрезвычайно суровых погодных условий». За это патрулирование командер Кинг был награжден орденом Британской империи.

Несмотря на то что Graf Spee в начале декабря 1939 года был уже потоплен, патрулирование в ожидании встречи с другим немецким рейдером или кораблем снабжения продолжалось. В Новый год Otus отправилась на Сейшелы и вернулась только 1 марта 1940 года. А британская субмарина Odin выполнила патрулирование в районе Чагос. Две другие лодки, Olympus и Orpheus, осуществляли прикрытие конвоя из 12 судов, который перевозил на Ближний Восток первых австралийских и новозеландских солдат.

Как и в других патрулированиях, которые тогда выполняли лодки 8-й флотилии, всегда существовала вероятность в любой момент встретиться с немцами. Тем не менее экипажи английских лодок рассматривали свою задачу как абсолютно невоенную, для большинства это была серия круизов среди прекрасных коралловых атоллов, которые в те времена мало кто посещал.

В марте 1940 года события в Европе потребовали передислокации английских лодок, базировавшихся в Коломбо и Сингапуре, в Средиземное море, и к концу августа 1940 года в Индийском океане вообще не осталось английских субмарин. При этом ни одной из ушедших лодок так и не довелось поучаствовать в боевых действиях или хотя бы обнаружить противника.

В БОЙ ВСТУПАЮТ ИТАЛЬЯНЦЫ

В глубинах Индийского океанаВ июне 1940 года Бенито Муссолини объявил о вступлении в войну против Англии. На тот период времени у итальянцев на их базе в Массауа (Красное море) имелось 8 подводных лодок, 7 эсминцев и небольшое количество кораблей других классов. В годы Второй мировой войны Италия имела третий по величине флот в Европе. У нее было больше крейсеров, чем в совокупности у средиземноморских флотов Англии и Франции. И присутствие только нескольких из них в Красном море вместе с подводными лодками (у Италии было более 100 субмарин) наверняка прибавило бы основательности мечтам дуче о Великой Италии. Хотя итальянская Восточная Африка и была изолирована от остальной Итальянской империи, в начале боевых действий в Массауа здесь имелись богатые склады боеприпасов и топлива.

В начале июня 1940 года английская разведка полагала, что запасов топлива итальянцам в Восточной Африке хватит на пять месяцев. И действительно, после освобождения этой территории от итальянцев там были обнаружены обширные запасы, не говоря уж о том, сколько топлива было уничтожено в ходе налетов английской авиации или сожжено самими итальянцами при отступлении. Источники сообщали о 20 тыс. тонн топлива для подводных лодок, что вполне хватило бы для проведения множества патрулей.

С началом войны из Массауа на охоту за английскими и французскими судами вышли 4 подводные лодки: Ferraris, Luig iGalvani, Galileo Galilei и Maccale. В целости и сохранности из этой охоты вернулась только Ferraris, и только потому, что она находилась в море всего три дня. Лодку отправили на патрулирование к французскому порту Джибути, но неполадки с батареями сделали невозможным выполнение боевой задачи.

Первой лодкой, которую потеряли итальянцы, стала Maccale (надводное водоизмещение около 700 тонн, 4 носовых и 2 кормовых торпедных аппарата, 100-мм орудие на палубе и пулеметы на мостике). Посланная в патруль в район Порт-Судана лодка столкнулась с проблемами почти сразу же после выхода из базы. Многих членов экипажа охватила лихорадка, вызванная, как полагают, утечкой газа из системы кондиционирования. Жесткие погодные условия тоже добавляли страданий экипажу лодки, которую кренило с борта на борт даже на глубине 60 футов.

А рано утром 15 июня находившаяся на поверхности для зарядки батарей лодка села на грунт. Никто не пострадал, однако она опасно накренилась на левый борт, в корпус стала поступать морская вода, а из аккумуляторных батарей начал выделяться хлор. Командир лодки приказал покинуть корабль. К вечеру того же дня экипаж с небольшими припасами продовольствия и воды на единственной шлюпке перебрался на близлежащий пустынный и безводный островок. Когда последний член экипажа покидал лодку, ее нос задрался, лодка соскочила с рифа и ушла под воду. 22 июня другая итальянская лодка – Gugliemotti сняла еле живой экипаж Maccale с островка.

ГЕРОИЧЕСКИЙ ТРАЛЬЩИК

Galileo Galilei была поставлена задача патрулировать подходы к Адену. Эта лодка была значительно крупнее Maccale (надводное водоизмещение 1000 тонн, подводное – 1259 тонн, на вооружении имелось 8 торпедных аппаратов калибра 530 мм и два 100-мм орудия, дальность плавания на скорости 8 узлов составляла 10 000 миль). 16 июня 1940 года в 10 милях к югу от Адена лодка остановила норвежский танкер James Stove, дала экипажу 15 минут на то, чтобы покинуть судно, после чего торпедой потопила его.

Пламя заметили на английском траулере Moon stone, который поспешил на помощь и спас находившихся в лодках членов экипажа танкера. Через два дня лодка остановила югославский пароход Drava, произведя два выстрела из орудия поперек курса судна. Поскольку судно принадлежало нейтральному государству и не перевозило груз, который мог быть использован англичанами в военных целях, его отпустили, однако звуки выстрелов были услышаны на берегу, и на разведку района был отправлен старенький английский истребитель.

Самолет преследовал лодку до тех пор, пока из Адена, до которого было всего 26 миль, не прилетел бомбардировщик, который сбросил три бомбы, упавшие далеко от цели, поэтому лодка благополучно произвела погружение. Потом к охоте на итальянскую субмарину подключились английские эсминец Kandahar и шлюп Shoreham, но наступила темнота. Тогда Galileo Galilei всплыла и попробовала воспользоваться радио для передачи сообщения в Массауа. Эсминец немедленно засек выход лодки на связь, а шлюп дважды пытался атаковать лодку глубинными бомбами, однако контакт с лодкой снова был все же потерян.

Ночью лодка опять всплыла, чтобы провести сеанс связи. Ее с помощью асдика (гидролокатора) на дальности 5000 ярдов обнаружил траулер Moon stone и атаковал глубинной бомбой. Потом траулер выполнил еще две атаки, вынудив лодку всплыть. Galileo Galilei открыла по траулеру огонь из орудий. Траулер вел ответный огонь из 4-дюймовой пушки. Расчет английского орудия оказался более удачливым, и он дважды попал в рубку лодки. Экипаж Galileo Galile» выбрался на палубу и, спустив флаг, стал размахивать кусками белой материи. Произошло невероятное: маленький траулер Moon stone взял в плен подводную лодку противника. Весь экипаж траулера был награжден, а итальянская субмарина после ремонта была введена в боевой состав британских королевских ВМС в качестве мишени.

ПЛ Luigi Galvani находилась на патрулировании в важном районе на подходе к Оманскому заливу и рано утром 23 июня 1940 года торпедировала шлюп Pathan ВМС Индии. Реализуя информацию, полученную с плененной ПЛ Galileo Galilei, о нахождении на подходах к Персидскому заливу другой итальянской лодки, англичане направили в район Оманского залива шлюп Falmouth и эсминец Kimberley. После прибытия в назначенный район, приблизительно в 11 вечера 23 июня, шлюп на дальности 2,5 мили заметил темный предмет, который был идентифицирован как идущая на малом ходу субмарина в надводном положении, возможно, заряжающая батареи. Falmouth приблизился к лодке примерно на 600 ярдов и запросил ее принадлежность; не получив отзыва, шлюп открыл огонь по лодке из носового орудия и попал в заднюю часть рубки. Лодка начала срочное погружение и быстро прошла мимо носа шлюпа, который развернулся, чтобы таранить ее, и таранил ее скользящим ударом, толкнув на глубину. Потом шлюп сбросил три глубинные бомбы, которые выбросили лодку на поверхность. Как только экипаж стал выбираться на палубу лодки, размахивая белыми тряпками, лодка стала терять остойчивость и уходить кормой под воду. Эсминцу Kimberley удалось спасти только трех офицеров и 27 матросов из экипажа Luigi Galvani.

ПОСЛЕДНИЙ БОЙ TORRICELLI

Субмарина Torricelli, сменившая неисправную Ferraris, прибыла в назначенный район патрулирования (Джибути) вечером 19 июня 1940 года. Погодные условия были ужасными – температура 45 градусов по Цельсию при 100-процентной влажности. Почти сразу же лодка получила приказ идти в новый район патрулирования, теперь к берегам Сомали. Лодка прибыла в новый район 21 июня и почти сразу же была обнаружена тремя английскими эсминцами, которые обстреляли ее и атаковали глубинными бомбами.

Возможно, англичан насторожил радиообмен между лодкой и базой в Массауа, а возможно, англичане (как и в случае с Luigi Galvani) воспользовались информацией, полученной на захваченной ими ранее Galileo Galilei. Рано утром 23 июня Torricell» прошла пролив Перим, где ее обнаружил шлюп Shoreham, у экипажа которого было приподнятое настроение в связи с участием шлюпа в захвате Galileo Galilei. И чтобы не рисковать, лодка произвела погружение. Примерно через час на лодке установили, что шлюп уходит. И, поскольку течь масла из поврежденной цистерны мог выдать местоположение Torricelli, командир лодки принял решение всплыть и на полном ходу уходить в безопасное место.

Несколько коротких минут командир лодки Сальваторе Пелоси еще мог надеяться, что его затея удалась, но потом он увидел, что шлюп разворачивается и следует курсом на лодку. К шлюпу Shoreham немедленно присоединился шлюп Indus, и три эсминца – Kandahar, Khartoum и Kingston. Неспособная вновь погрузиться лодка могла либо сдаться, либо вести бой в надводном положении. Пелоси выбрал последний вариант.

Это был неравный бой. Лодка имела всего одно 100-мм орудие против 12 орудий калибра 4,7 дюйма на английских эсминцах и орудий на шлюпах. Тем не менее Shoreham первой открыла огонь и со второго выстрела попала в лодку Пелоси», который вышел из боя. У англичан стрельба не ладилась. Только через полчаса их снаряд попал в лодку, ранив Пелоси и выведя из строя рулевое управление. Пелоси отдал приказ экипажу покинуть лодку. Нуждавшийся в медицинской помощи раненый Пелоси, наверное, был все-таки горд тем, что на идущей ко дну лодке продолжает развеваться ее флаг.

Весь экипаж лодки был подобран английским эсминцами и доставлен в Аден, а Сальваторе Пелоси за этот бой был позднее награжден золотой медалью «За воинскую доблесть».

ПОЛОСА НЕУДАЧ

Но серия неудач на этом для итальянцев не закончилась. Вышедшая на патрулирование в район Бербера-Джибути небольшая подводная лодка Perla 26 июня была атакована артогнем и глубинными бомбами с эсминца Kingston, но серьезных повреждений не получила. Через два дня Perla попала под артогонь с английского крейсера Leander и бомбежку с самолета-амфибии. Англичане уже решили, что лодка потеряна для участия в боевых действиях на несколько месяцев, если не навсегда, и были поражены, когда пленный итальянский летчик рассказал им позднее, что лодку подняли на поверхность и отбуксировали в Массауа для ремонта.

Как замечает М. Уилсон, «это было неудачным началом войны для итальянских подводников – всего за 16 дней были потоплены или захвачены в плен 4 лодки, а пятая была повреждена и требовала серьезного ремонта».

В последние 8 месяцев (до февраля 1941 года) оставшиеся три лодки выполнили 21 поход на патрулирование, и все неудачные. Торпеды применялись дважды – в августе с субмарины Ferraris по английскому конвою в Египет (все торпеды прошли мимо целей), и в сентябре, когда лодка Gugliemotti потопила отставший от конвоя греческий танкер Atlas.

Неуспех итальянцев очевиден, если учесть количество английских конвоев, безопасно пересекавших Красное море с севера на юг и с юга на север. В августе прошло по 4 конвоя в каждом направлении, в сентябре 5 и 7 в октябре.

К началу 1941 года командованию итальянских ВМС в Восточной Африке стало ясно, что британские войска вскоре смогут захватить всю Эритрею с портами Ассаб и Массауа, поэтому следует экстренно принимать решение о судьбе оставшихся кораблей и подводных лодок. Эсминцы и другие более мелкие корабли, имевшие малый радиус действия, не имели шансов достичь какого-нибудь дружественного порта, поэтому экипажам приказали сойти на берег. Что касается подводных лодок, то три большие лодки должны были уйти в Японию и интернироваться, а Perla было предписано идти в Бушир (Иран) и там спустить флаг. Позднее Бушир заменили на Диего-Суарец, где, как предполагалось, администрация вишистского правительства Франции, благосклонного к странам Оси, предоставит дружеское укрытие.

Тем временем командование итальянских ВМС в Риме вошло в контакт с командованием германских ВМС и получило согласие адмирала Карла Деница на использование итальянскими подводными лодками немецкого судна снабжения, находившегося в южной части Атлантики. Помощь со стороны немцев позволила бы итальянским лодкам достичь Бордо (Франция), где они могли бы сражаться в Атлантике под немецким командованием или же вернуться в Италию. Это был очень оптимистичный план, учитывая плохое техническое состояние итальянских субмарин и большое расстояние (почти 13 000 миль), которое требовалось преодолеть. И все же три большие итальянские лодки (Archimede, Ferraris и Gulielmotti) достигли Бордо за 65 дней, а Perla – за 81 день.

Прибытие лодок в Бордо подвело итог кампании итальянских ВМС в Восточной Африке, в которой не было каких-то значительных успехов. Выдающимся следует признать сам факт возвращения лодок на свои базы в метрополии. Но мало кто из итальянских подводников мог тогда представить, что до окончания войны они вернутся в Индийский океан.
Автор: Юрий Юрьев
Первоисточник: http://nvo.ng.ru/history/2016-12-02/14_928_ocean.html


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 8

Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти
  1. andrewkor 4 декабря 2016 16:05
    Прочитал как то раз"Битва за Атлантику"-2 тома,там была карта с обозначениями потопленных немецких ПЛ в Атлантике и Индийском.Я очень удивился увидев значки у Кейптауна и в Персидском заливе.С тех пор зауважал "пиратов фюрера"!!
  2. Dekabrist 4 декабря 2016 16:48
    Боевые операции немецких подводных лодок охватили за небольшим исключением всю Атлантику и непосредственно примыкающую к бассейну Атлантического океана юго-западную часть Индийского океана. Основные боевые действия подводных лодок начались на подходах к Британским островам и распространились по всему Атлантическому океану от Европейских берегов до берегов Америки и Африки. Подводные лодки действовали в Средиземном и Черном морях, в Карибском море и Мексиканском заливе. При проведении операций против северных конвоев немецкие подлодки заходили в Арктику, в Баренцево и Карское море. Небезопасными для торгового мореплавания были южная часть Атлантики, Индийский океан и даже подходы к портам на северном и западном побережье Австралии.
    Эскадра немецких подводных лодок, действовавшая в Тихом и Индийском океанах во время Второй мировой войны имела название группа Муссон. Организационно входила в состав 33-й флотилии подводных лодок.
    Предложение разместить немецкие подводные лодки в Малайе и Ост-Индии для проведения совместных операций в Индийском океане впервые было передано Японией в декабре 1942 года. В 1943 году Германия согласилась отправить несколько подводных лодок на Дальний Восток, где они должны были действовать с оккупированных Японией портов против уязвимых, незащищённых кораблей в близлежащих регионах.

    U-178 стала первой подводной лодкой, которая была направлена в Индийский океан. По первоначальному плану после выхода из Бордо она должна была действовать у берегов Южной Африки, однако позднее получила приказ идти в Пенанг, куда и прибыла 27 августа 1943 года. Из-за недостаточного количества подлодок первой партия машин была снята из группы, которая действовала возле Мыса Доброй Надежды.

    Пенанг, расположенный на западном побережье Малайского полуострова, стал главной базой немецкий подводных лодок. Вторая база находилась в Кобе, Япония, и ещё ряд небольших ремонтных баз располагались в Сингапуре, Джакарте, Сурабае. Подлодки, действовавшие с этих баз, вскоре стали называться «Группа Муссон». Командовал группой капитан Вильгельм Доммес.

    В августе 1943 Япония начала вести военные действия в Аравийском море, после чего было принято решение о ненападении одних подводных лодок на другие, чтобы избежать атак немецкими лодками японских, действовавших в этом районе. Индийский океан — единственное место, где Япония и Германия вели совместные боевые действия.
  3. рюрикович 4 декабря 2016 16:52
    Итальяны ещё те вояки wassat laughing Почитаешь Брагадина про действия на Средиземном море,- так кажется, что сильнее моряков и не было на свете lol Но реальность оказывается другой, более настоящей и является таковой, что весь лимит героизма и побед бравые итальянцы исчерпали ещё во времена Римской империи(если верить официозу) lol Так что в массе свой по сравнению с общими выводами единичные успехи итальянцев на море являются неубедительными. yes Да, были одиночные удачные успехи,но на фоне всего флота это скорее как 10 % против всех - ведь в каждом правиле бывают исключения smile
    1. Улан 4 декабря 2016 20:55
      А флот у итальянцев, действительно был не маленький, было чем повоевать , при разумном командовании и смелых, тренированных экипажах.
      1. рюрикович 4 декабря 2016 22:00
        Цитата: Улан
        А флот у итальянцев, действительно был не маленький, было чем повоевать , при разумном командовании и смелых, тренированных экипажах.

        То то и оно yes Вот только вояки из них были никудышные. Почитаешь Брагадина, так все они чуть ли не супермены, но всегда что-то мешало, то английские радары, о нехватка топлива, то не выспались, то англичане воюют не так как надо, то нападают неожиданно, то их больше, то понос,то золотуха wassat
  4. 89067359490 4 декабря 2016 21:36


    Рандеву немецкой U 180 и японской I-29 26–27 апреля 1943 года в Мозамбикском проливе. Немцы передали японцам индийских «борцов за свободу», чертежи лодки типа IXC/40, образец ручной кумулятивной магнитной мины HHL 3 и другие образцы вооружения, диппочту. В свою очередь, японцы передали на U 180 торпеду тип 89, две торпеды тип 2, две тонны золота в слитках для японского посольства, чертежи авианосца «Акаги» и сверхмалой подводной лодки тип А. Также на борт U 180 перешли два японских специалиста по подводному кораблестроению. Грузы пришлось перевозить на резиновых лодках по натянутому между субмаринами линю. Лодки в это время, по словам японского командира, представляли собой «мечту пикирующего бомбардировщика». Однако всё закончилось благополучно, и лодки взяли курс на свои базы.
  5. нивасандер 5 декабря 2016 08:44
    после капитуляции Германии 2 или 3 "девятки" подняли японские флаги и продолжили войну
  6. BRONEVIK 6 декабря 2016 09:10
    Спасибо автору! Отличная и информативная статья
Картина дня