Особая тройка



Военно-морские силы США на протяжении последних десятилетий неоднократно меняли приоритеты. Планы закупок боевых кораблей были серьезно скорректированы в 2008 году.


До того командование американских ВМС сосредоточивало основное внимание на действиях в прибрежных водах против наземных и морских сил таких стран, как Иран и Северная Корея. Теперь в связи с новым этапом борьбы за мировое господство США уделяют большее внимание возможностям действовать в океанской зоне против флотов ближайших конкурентов – Китая и России.

К концу 2017 года командование ВМС США уточнило планы по увеличению численности корабельного состава через 30 лет. Ранее предусматривалось довести его до 308 боевых и вспомогательных единиц, в том числе 88 крейсеров и эсминцев. В настоящее время общий планируемый состав флота вырос до 355 единиц, а крейсеров и эсминцев должно быть 104 (подробнее – «Подводные камни нового поколения»). Чтобы выйти на этот показатель, необходимо ввести в строй 23 новых корабля океанской зоны, подсчитала Исследовательская служба конгресса США (Congressional Research Service – CRS).

В поисках идеала

Помимо ускорения темпов строительства, официальные лица ВМС изучают варианты продления срока службы некоторых надводных кораблей, в частности эсминцев типа DDG-51 «Орли Берк». Таким образом можно отсрочить приобретение новых.

Проект создания эсминцев нового поколения DDG-1000 инициирован еще в начале 90-х годов. Многоцелевой корабль для огневой поддержки и действий в защищаемых противником прибрежных водах должен был заменить в более совершенной технологической форме линкоры типа «Айова», выведенные из состава флота. Кроме того, DDG-1000 предназначались для выполнения функций крейсеров нового поколения типа CG(X), программу создания которых аннулировали.

Официально новая программа стартовала 1 ноября 2001 года. ВМС заявили об отказе от планов разработки эсминца DD-21 в пользу создания перспективного боевого корабля (Future Surface Combatant Program). При оглашении программы DD-21 предполагалось приобретение 32 единиц. Согласно проекту перспективного боевого корабля предусматривалось разработать и принять на вооружение три новых класса, в том числе эсминцы DD(X) для нанесения высокоточных дальних ударов и огневой поддержки морской пехоты, крейсеры CG(X) для выполнения задач ПВО и ПРО, корветы LCS (Littoral Combat Ship) для противодействия подводным лодкам, ударным катерам, из которых может формироваться «атакующий рой», и морским минам в прибрежных водах. 7 апреля 2006 года ВМС объявили о переименовании программы DD(X) в DDG-1000. В процессе трансформации прежних планов последовательно уменьшалось и количество кораблей: сначала до 16–24, затем до 7 и наконец до 3. В настоящее время именно три корабля находятся на этапе постройки и испытаний.

Эсминцы из будущего

Головной эсминец «Замволт» (DDG-1000), спущенный на воду в октябре 2013-го и переданный флоту 15 октября 2016-го, проходит этап испытания боевых систем. Принятие на вооружение планируется на май 2018 года.

21 ноября 2016-го при переходе с восточного побережья США к месту базирования в Сан-Диего (штат Калифорния) у эсминца, находившегося в Панамском канале, возникли «инженерно-технические проблемы». По информации американских СМИ, из-за теплообменников фактически вышла из строя силовая установка.

Второй эсминец «Майкл Монсур» (Michael Monsoor, DDG-1001) покинул в начале декабря верфь «Бат Айрон Уоркс» (Bath Iron Works) в городе Бат (штат Мэриленд) и начал заводские испытания. По планам он будет поставлен флоту в мае 2020 года. «Линдон Джонсон» (Lyndon B. Johnson, DDG-1002), третий в серии, предполагается принять на вооружение в декабре 2021-го.

Общая стоимость закупки первых двух кораблей оценивается в 9,149 миллиарда долларов. Третий эсминец согласно бюджету 2018 финансового года стоит 3,733 миллиарда долларов.

Расчетная стоимость всех трех эсминцев УРО серии DDG-1000, как отмечается в недавнем ежегодном отчете ВМС США, составит 12,9 миллиарда долларов. За время, прошедшее с принятия решения о приобретении третьего корабля серии, закупка подорожала на 3,904 миллиарда или на 43,5 процента. В определенной степени увеличение стоимости программы DDG-1000 было связано с сокращением числа заказываемых флотом эсминцев с семи до трех.

В конструкции DDG-1000 использовано много новых технологий, в том числе в области гидродинамики, обеспечивающих «разрезание волны», а также архитектуры корпуса, снижающих вероятность обнаружения. В конструкции надстройки применено большое количество композитных материалов. Корабль оснащен системой электродвижения, мощной вычислительной системой, средствами автоматизации, двухрежимной РЛС, вертикальной пусковой установкой нового типа, двумя 155-мм усовершенствованными корабельными пушками AGS (Advanced Gun System) и двумя 57-мм малокалиберными зенитными артиллерийскими комплексами (МЗАК). Для AGS должны были применяться новые 155-мм снаряды с ракетным ускорителем LRLAP (Long Range Land Attack Projectile), дальность стрельбы которыми превышает 110 километров. Общий боекомплект – 600 единиц, по 300 снарядов на пушку. Однако в ноябре 2016 года ВМС решили прекратить закупку снарядов LRLAP из-за слишком высокой стоимости – примерно 800 тысяч долларов каждый. Вместо них выбрали управляемые артиллерийские снаряды «Экскалибур» (Excalibur), у которых в два раза меньшая дальность и стоимость около 250 тысяч долларов за штуку.

Полное водоизмещение DDG-1000 – 15 612 тонн, что почти на 64 процента больше, чем у современных крейсеров и эсминцев УРО (9500 т), длина – 182,8 метра. Скорость полного хода – 30 узлов, дальность плавания – 10 тысяч миль. На корабле установлены универсальные вертикальные пусковые установки (УВПУ) Mk-57 с 80 ячейками для крылатых, противолодочных и зенитных управляемых ракет. На корабле могут базироваться вертолеты MH-60 и беспилотные летательные аппараты.

DDG-1000 имеет экипаж сокращенного состава в количестве 175 моряков, 147 из которых обслуживают непосредственно эсминец, а 28 входят в состав корабельной авиагруппы. Для сравнения: на современных крейсерах и его «одноклассниках» в ВМС США экипаж насчитывает почти 300 человек.

Сокращение численности связано с внедрением новых технологий и автоматизации бортовых систем, а также применением электродвижения. Оно должно еще и способствовать сокращению расходов на эксплуатацию.

Судя по тому, как идет реализация программы DDG-1000, три новых эсминца вряд ли сыграют значимую роль в усилении американского флота. Скорее всего они станут опытными кораблями для отработки новых военно-морских технологий, коих в эти корабли внедрено сверх всякой меры. Но вряд ли стоит иронизировать по этому поводу. Достаточно вспомнить отечественные проекты 677 и 22350. В головную подводную лодку «Санкт-Петербург» проекта 677 было интегрировано около 200 новых систем и технологий, что вполне закономерно привело к проблемам при их отработке. Желание в максимальном объеме внедрить новейшие достижения в конструкцию головного фрегата проекта 22350 «Адмирал Горшков» дало аналогичный результат.

Нам бы подешевле

ВМС США, поразмыслив над перспективами развития боевых надводных кораблей, сделали выбор в пользу проверенных проектов. В июле 2008-го командование флота объявило, что намерено отказаться от закупки DDG-1000 и возобновить заказ эсминцев типа DDG-51, серийное производство которых было хорошо отлажено.

Объясняя смену приоритетов, ВМС заявили, что пересмотрели оперативные требования, которые будут доминировать в будущем, а эсминцы теперь необходимы для выполнения трех приоритетных задач: ведение противолодочной войны в открытом океане, противодействие ПКР и баллистическим ракетам. Хотя DDG-1000 могли бы справиться с первыми двумя и быть модифицированными для выполнения третьей, командование ВМС сочло проект DDG-51 более подходящим, а главное – дешевым.

Конгрессмены одобрили идею.

Все крейсеры, эсминцы и фрегаты, закупленные флотом с 1985 финансового года, строились на верфях «Бат Айрон Уоркс» корпорации «Дженерал дайнэмикс» (General Dynamics’ Bath Iron Works – GD/BIW) и «Ингаллс шипбилдинг» компании «Хантингтон Ингаллс Индастриз» (Huntington Ingalls Industries’ Ingalls Shipbuilding – HII/Ingalls). В последние годы под заложенные боевые надводные корабли были заняты почти все производственные мощности GD/BIW и значительная часть HII/Ingalls, где также выполняются заказы для десантных сил и береговой охраны.

Основными производителями корабельных РЛС в США, а также интеграторами бортовых систем являются «Локхид Мартин» (Lockheed Martin) и «Рейтеон» (Raytheon). Первый – головной контрактант боевых систем для эсминцев типа DDG-51 с БИУС «Иджис» (Aegis), в то время как второй отвечает за DDG-1000, базовым ядром которых считается общекорабельная вычислительная TSCE-I (Total Ship Computing Environment Infrastructure). В то же время «Локхид» выполняет часть работ на DDG-1000, а «Рейтеон» – на DDG-51. «Локхид», «Рейтеон» и «Нортроп» конкурировали за право быть производителем корабельной РЛС ПВО и ПРО AMDR (Air and Missile Defense Radar) для DDG-51 серии Flight III. В 2013 году ВМС объявили победителем тендера на эту РЛС компанию «Рейтеон».

С вышеупомянутыми головными производителями боевых надводных кораблей работают сотни более мелких компаний – поставщиков материалов и компонентов, входящих в производственную кооперацию. Финансовая ситуация на предприятиях – поставщиках кораблестроительной промышленности США вызывает в последние годы озабоченность, особенно в связи с тем, что некоторые из них являются единственными поставщиками по программам боевых надводных кораблей.

Гадание без карты

Еще одна проблема для конгресса в 2018 финансовом году, как, впрочем, и прежде, связана с отсутствием «дорожной карты» ВМС для достижения трех приоритетных задач для крейсеров и эсминцев. Во-первых, для поддержки восстановления кораблей. Во-вторых, для введения в состав флота большого количества кораблей с интегрированными системами электродвижения или другими новшествами, которые могли бы обеспечить достаточное энергоснабжение бортовых систем вооружения. В-третьих, для внедрения технологий, существенно сокращающих численность экипажа и расходы на эксплуатацию.

В преддверии 2008 года, когда планировалось заказать эсминцы DDG-1000, а затем крейсеры типа CG(X), созданные на основе конструкции корпуса DDG-1000, ВМС представляли «дорожную карту» с обоснованием всех трех позиций. Однако окончание программ DDG-1000 и CG(X) в пользу продолжения закупки эсминцев типа DDG-51 оставило ВМС без цельной программы развития, поскольку DDG-51 серии Flight III не будут оснащаться интегрированной системой электродвижения, а также не подразумевают каких-либо доработок, обеспечивающих сокращение численности экипажа или эксплуатационных расходов.

Как полагают эксперты, одним из вариантов решения проблемы было бы дальнейшее изменение конструкции DDG-51. Еще одним предложением могло бы стать инициирование программы по разработке нового класса крейсеров или эсминцев. Но это уже вопрос будущего.
Автор:
Николай Новичков
Первоисточник:
https://vpk-news.ru/articles/40494
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

24 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти