Разрыв Договора по ликвидации ракет средней и малой дальности: кому выгодно?

В предлагаемой статье мы попробуем разобраться, кому выгодно сегодня прекращение действия договора РСМД, и почему, а главное – как с этим бороться.

Что такое Договор РСМД? Это соглашение между США и СССР о ликвидации ракет средней и малой дальности: под него подпадают все баллистические и крылатые ракеты наземного базирования, способные доставить боевую часть ядерного или неядерного содержания на расстояния 1 000 – 5 000 км (средняя дальность) и 500 – 1 000 км (малая дальность). То есть подобные носители были уничтожены сторонами как класс, вне зависимости от того, какими боеголовками они вооружались. Во исполнение этого договора СССР уничтожил 1846 ракетных комплексов, в то время как США — только 846, но все равно, договор по РСМД следует признать большой дипломатической победой СССР.


Почему?

Как известно, в годы холодной войны Соединенные Штаты самым пристальным образом изучали возможности обезоруживающего удара, который позволил бы им ликвидировать советский ядерный потенциал до его запуска. «Армагеддон в одни ворота» представлялся замечательной идеей.



За одним исключением – реализовать ее на практике было практически невозможно. СССР располагал возможностями своевременно обнаружить масштабный старт межконтинентальных баллистических ракет, и за те, примерно, полчаса, которые оставались после этого у нашего руководства, вполне реально было принять радикальные ответные меры, в ходе которых США были бы уничтожены как нация (количество развернутых ядерных боеприпасов тогда было не в пример сегодняшнему).

И вот в 1973 году, 17 августа, если быть точным, министр обороны США Д. Шлезингер представил, ни много ни мало, новую концепцию ядерной политики США – обезглавливающий удар. Идея заключалась в том, что ракет у СССР, конечно, много, зато членов Политбюро – не очень, и если их уничтожить первыми, то произойдет естественная заминка в цепочке, способной отдать приказ на полномасштабное ракетно-ядерное возмездие. Правда, подобная идея не имела никакого смысла, если бы для ее достижения использовались все те же межконтинентальные ракеты с очень мощными, но не слишком точными боеголовками. Однако в 70-е годы возникли технические предпосылки для значительного совершенствования систем наведения, что позволяло создать высокоточные ядерные боеприпасы. И США имели возможность размещать такие боеприпасы на территории европейских стран НАТО, благодаря чему баллистические ракеты со спецБЧ могли обрушить на Москву ядерный ад спустя каких-то 7-10 минут после старта. В результате, с учетом неизбежных потерь времени на обнаружение ракет, стартовавших с территории европейских стран, и передачи информации, у руководства страны оставались бы считанные минуты для каких-либо действий, а высокая точность ядерных боеголовок позволяла уничтожить практически любые подземные защитные сооружения, в которых наше руководство могло бы укрыться. Новая стратегия была утверждена американцами в 1974 г, и фактически ознаменовала собой смену направления развития ядерных сил США – отныне приоритеты смещались с классической ядерной триады в сторону ракет средней дальности.

Надо сказать, что на момент принятия решения, в распоряжении США уже были баллистические ракеты «умеренной» дальности. Как раз в указанное время (точнее, в промежутке с 1969 по 1975 гг.) американцы осуществляли серийное производство «Першинг-1А», заменяя ими менее совершенные «Першинги-1». Однако даже и эта новейшая модификация по своим ТТХ не отвечала требованиям новой концепции. Дальность полета «Першинг-1А» составляла только 740 (по другим данным – 800 км), чего, конечно, было недостаточно (к примеру, расстояние между Москвой и Берлином составляет около 1 550 км по прямой). Кроме того, хотя новейшая ракета в состоянии была нести 400 килотонную боеголовку, но ее КВО, по всей видимости, не слишком отличалось от такового у «Першинг-1» — то есть 400 м., чего, для поражения точечных целей, все-таки было недостаточно. Проблема заключалась в том, что ракета «Першинг-1А» имела только инерциальную систему наведения, которая не могла обеспечить принципиально лучшую точность.

Соответственно, в 1973 г. США приступили к созданию значительно более совершенной ракеты «Першинг-2», в результате чего получился, не побоимся этого слова, шедевр ракетостроения своего времени.

Разрыв Договора по ликвидации ракет средней и малой дальности: кому выгодно?


«Першинг-2» получил радикально увеличенную дальность полета – 1 770 км. Таким образом, ракеты этого типа, будучи развернутыми, например, в Германии, держали под прицелом и Москву, и всю европейскую часть СССР. Инерциальную систему наведения дополнили радиолокационной, корректирующей полет боеголовки на последнем участке траектории. Работала она примерно следующим образом – в 15 км над поверхностью земли скорость боевой части «Першинга-2» гасилась примерно до 2-2,5М, после чего включалась установленная в ней РЛС. Радар сканировал поверхность земли и сопоставлял полученную «картинку» с теми, что хранились в памяти компьютера, расположенного все в той же боевой части. Эталонные изображения получали заранее, со спутников-шпионов. Затем боеголовка донаводилась на цель при помощи аэродинамичсеких поверхностей, управляемых гидравликой.

В результате подобных ухищрений круговое вероятное отклонение боеголовки «Першинг-2» составляло совершенно смешные, мизерные (по тем временам) 30 метров. В силу этого мощность носимой боеголовки была снижена с 400 до 80 килотонн – с учетом повышенной точности этого было вполне достаточно.

При этом, несмотря на все нововведения и качественный рост характеристик, «Першинг-2» сохранил вполне приемлемые габариты для мобильного базирования. Всего было произведено 384 таких ракеты, первые из которых были развернуты в Западной Германии в 1983 г. А всего в Германии было развернуто 108 пусковых установок при 132 ракетах, остальные хранились в США. Впрочем, следует упомянуть, что из 384 ед. произведенных «Першингов-2» 24 предназначались для контроля (по всей видимости, контрольный запуск при передаче партии в ВС) и еще 132 – для тренировок. Поэтому, например, в 1987 г. общее количество ракет составляло 247 ед. Кроме этого, на вооружение США поступили еще более дальнобойные (до 2 500 км) сухопутные версии ставших знаменитыми крылатых ракет «Томагавк» (в варианте GLCM).




Они несли ядерную боевую часть мощностью до 150 кт (возможно 200 кт) и имели КВО порядка 80 м. Точное количество произведенных ракет автору настоящей статьи неизвестно, но в 1979 г. был принято решение развернуть в Европе 464 сухопутных «Томагавка». Надо сказать, что для «обезглавливающего» удара данный тип ракет не подходил – при скорости 880 км/ч «Томагавки» имели слишком большое подлетное время.

Кроме технических средств, США произвели необходимую политическую подготовку: договорились с Великобританией, поставив им новейшие ракеты для подводных лодок, подлетное время из районов пуска которых также было относительно невелико. Кроме того, удалось развернуть в сторону Североатлантического Альянса еще одну ядерную европейскую державу – Францию. А ведь французы в эпоху президента де Голля даже умудрились выйти из НАТО (1966 г), пытаясь исповедовать так называемый голлизм – в международной политике это означало, что страна собирается ориентироваться на собственные силы, не прибегая к «услугам» военных блоков. И, несмотря на то, что де Голль был убежденным антикоммунистом, последние годы его правления ознаменовали некий период «оттепели» в отношении СССР. Довольно таки робкой оттепели, но все-таки. Однако в 70-х годах Франция, хотя формально и не вернулась в НАТО, но фактически уже ничем не отличалась от остальных членов этого блока.

В СССР новую американскую стратегию восприняли со всей серьезностью, и, разумеется, приняли ответные меры. Советские ученые и конструкторы развернули работу в двух направлениях.

Первым из них был «зеркальный» ответ – раз американцы собираются целиться в нас из Европы – давайте и мы получше прицелимся в Европу. Собственно говоря, разработка баллистической ракеты средней дальности (до 5 500 км) была начата в апреле 1973 г., еще до того, как США объявили свои новые ракетно-ядерные приоритеты: предполагалась замена старых Р-12 и Р-14. В итоге в 1976 г. был принят на вооружение подвижный грунтовой ракетный комплекс РСД-10 «Пионер».



Для своего времени «Пионер» был весьма совершенной ракетой. До него наши баллистические ракеты средней дальности с трудом попадали в город – отклонение достигало 5 километров. Впрочем, их нельзя «в лоб» сравнивать с оперативно-тактическими американскими, так как дальность наших ракет была значительно выше — 2 080 км (Р-12) и до 4 500 км (Р-14), при этом они боеголовки мегатонного класса (2,3 Мт). Ну а «Пионер» получился и дальнобойнее, и точнее – он мог доставить на дальность 5 500 км моноблочную боевую часть мощностью 1 Мт с отклонением 550 м. Такое КВО, вообще говоря, выглядело очень хорошим достижением на фоне 400 м «Першинг-1А» — с учетом того, что последний летел не более чем на 800 км, то есть его погрешность должна была быть меньше. Кстати, на более поздних модификациях использовалась разделяющаяся головная часть индивидуального наведения (РГЧ ИН), состоявшая из трех боевых блоков КВО мощностью по 150 кт, при том что их КВО было уменьшено до 450 м.



Кроме того, хотелось бы отметить, что «Пионер» был твердотопливным, что едва ли не на порядок упрощало его развертывание и боевое применение по сравнению с жидкотопливными ракетами.

Всего в СССР было произведено 508 пусковых установок и 728 ракет РСД-10 «Пионер».

Вторым ответом на американскую инициативу стало создание комплекса автоматического управления массированным ответным ядерным ударом под названием «Периметр», которого в НАТО окрестили «Мертвая рука». Что она из себя представляет?

Принцип работы этой системы до сих пор не известен. По некоторым данным, «Периметр» представляет собой полностью автоматизированную «Машину Судного дня», снабженную множеством систем связи и датчиков. Суть ее заключается в том, что она сводит воедино данные от множества источников, таких как сейсмические датчики, средства радиационного контроля, а также ионизирующего и электромагнитного излучения и т.д. И если наша страна подверглась ядерному удару, то это, конечно, будет зафиксировано, и «Периметр» самостоятельно отдаст приказ на применение ядерного оружия.

По мнению иных аналитиков, «Периметр» работает по-другому. Он находится как бы в «дремлющем» состоянии и требует активации человеком для перевода его в боевой режим. Один из ее разработчиков, Владимир Ярынич, в неофициальном интервью журналу Wired так описал действие «Периметра»:

«Она была разработана так, чтобы находиться в дремлющем состоянии, пока высокопоставленное официальное лицо не активирует её в кризисной ситуации. Тогда она начала бы мониторить сеть датчиков — сейсмических, радиационных, атмосферного давления — на признаки ядерных взрывов. Прежде чем запустить ответный удар, система должна была бы проверить четыре «если»: если система была активирована, сперва она попыталась бы определить, имело ли место применение ядерного оружия на советской территории. Если бы это оказалось похожим на правду, система проверила бы наличие связи c Генеральным штабом. Если связь имелась, система бы автоматически отключилась по прошествии некоторого времени — от 15 минут до часа — прошедшего без дальнейших признаков атаки, в предположении, что официальные лица, способные отдать приказ о контратаке, по-прежнему живы. Но если бы связи не было, «Периметр» решил бы, что Судный день настал, и незамедлительно передал право принятия решения о запуске любому, кто в этот момент находился бы глубоко в защищённом бункере, в обход обычных многочисленных инстанций».


Данная версия кажется автору настоящей статьи наиболее реалистичной, но следует понимать, что уважаемый В. Ярычев (по просьбе компетентных органов, конечно) в своем интервью мог «слить» совершенно недостоверную информацию.

Вне зависимости от того, как именно вырабатывалось решение на нанесение ответного удара, дальнейшие действия «Периметра» известны достаточно достоверно – в космос стартовали специальные командные ракеты 15А11, которые и транслировали по всей территории страны приказ на применение ядерного оружия.



Такой несколько необычный метод связи предполагалось использовать потому, что ядерным ударом НАТО обычные средства связи могли быть уничтожены, а кроме того, в то время уже были хорошо развиты средства радиоэлектронной борьбы – в результате советские специалисты определили, что трансляция сигнала из космоса в подобных условиях будет наиболее эффективной и надежной.

Как обстоят дела с «Периметром» сегодня? На этот вопрос ответить достаточно сложно, информации о нем практически нет. Ранее сообщалось, что он снят с боевого дежурства в 90-х годах, но в декабре 2011 г. командующий РВСН генерал-лейтенант С.Каракаев утверждал, что «Периметр» функционирует и находится на боевом дежурстве.

Когда сведения о «Периметре» стали достоянием широкой общественности, некоторые товарищи (которые нам не товарищи) провозгласили, что наличие подобной системы аморально по определению. Аргументация заключалась в том, что нельзя передавать право принятия решения об уничтожении целых цивилизаций машине: придут «Скайнеты», терминаторы, или, что намного хуже, программные глюки. И будущие исследователи далеких миров с планеты Альфа-Центавра установят памятную табличку на обгорелых останках нашей планеты: «Форма жизни – земляне. Причина гибели – системная ошибка».

На самом же деле, «Периметр» являлся наиболее разумным средством предотвращения ядерного Армагеддона из всех возможных. Даже атака межконтинентальными баллистическими ракетами оставляет главе государства минимум времени на принятие важнейшего в своей жизни решения. А уж удар «Першинг-2» с его подлетным временем в 8 минут – и подавно. И если системы раннего обнаружения выявят такую атаку, то у руководства страны банально не будет времени на то, чтобы проверить поступившую информацию. Тут уже нужно или давать приказ, которым закончится все, или же проверять, рискуя тем, что в случае, если факт подтвердится, отдавать приказ на применение РВСН будет уже некому. Ситуация страшная, и, естественно, чреватая поспешными решениями.

И совсем другое дело – «Периметр». Теперь, в случае обнаружения ракетно-ядерной атаки президенту совершенно не надо ломать голову «На нас действительно напали, или я сейчас сожгу сотни миллионов человек совершенно зря?». Руководитель страны просто активирует систему «Периметр», и если, подчеркиваем, ЕСЛИ информация о превентивном ядерном ударе подтверждается – ну, тут уж не взыщите. Но если это действительно какая-то страшная ошибка и на самом деле нас никто не атаковал, то и ответного удара не будет.

А насчет того, что решает машина – на самом деле, все-таки, наиболее вероятно наличие некоего хорошо спрятанного центра на просторах РФ, до которого не долететь никакой ракете средней дальности. В котором находится сосредоточие «Периметра». А еще там несут круглосуточное дежурство специально отобранные люди, имеющие прямую связь с президентом, министром обороны, генштабом и т.д. И если, к примеру, вдруг случится так, что датчики "Периметра" зафиксируют ядерный удар по Москве, Санкт-Петербургу и иным целям, а все линии связи окажутся нарушенными, то…


Без обид, Капитолий!


Таким образом, мы констатируем факт – меры, принятые советским руководством, были вполне адекватными и в значительной мере нивелировали преимущество, которое рассчитывали получить американцы. В значительной, но, увы, не полностью.

Дело в том, что по мере ввода в строй «Периметра», американцы, конечно, не достигали своей генеральной цели: пока «Першинги-2» были развернуты на территории ФРГ, вероятность нанести «обезглавливающий» удар, хотя и сохранялась, но была слишком незначительной, чтобы на ее основе строить концепцию «Армагеддон в одни ворота». Однако 108 установок «Першингов-2» в случае начала войны способны были практически гарантированно уничтожить 108 советских объектов высокоточными ударами. Нет, в теории, советские ЗРК 80-х годов вполне могли сбить боеголовку, снизившую свою скорость до 2,5М с тем, чтобы скорректировать свой полет, но на практике это было бы возможно только в случае, если комплекс располагался недалеко от цели и был на все 100% готов к бою.

Надо сказать, что в СССР вовсе не считали, что даже полномасштабный обмен ракетно-ядерными ударами приведет к ликвидации обычных вооруженных сил, поэтому значительное внимание обращалось на способность войск сражаться в условиях ядерного конфликта. И внезапный удар «Першингов» по нашей военной инфраструктуре – пусковым установкам атомных ракет, причалам военно-морских баз, пунктам управления и т.д. мог чрезвычайно дорого обойтись нашим вооруженным силам. И вот со всем этим ни «Периметр», ни многочисленные «Пионеры» ничего поделать не могли. Именно поэтому договор о РСМД следует считать большой победой отечественной дипломатии.

Чем мы пожертвовали? Что такого могли сделать «Пионеры» и «Гранаты» (крылатые ракеты в варианте наземного базирования), чего не могли совершить другие силы РВСН? Да, в общем-то, ничего. Располагая мощнейшим ядерным арсеналом, СССР и без ракет средней дальности гарантированно решал, пожалуй, главную задачу для ядерных сил в Европе – уничтожение крупнейших европейский портов, что ставило крест на возможностях США перебрасывать туда подкрепления в сколько-то заметных количествах. А для европейских стран НАТО, в условиях подавляющего превосходства ОВД в обычных вооружениях, эти подкрепления оставались единственным шансом остановить «русский каток», вооруженный, помимо всего прочего, огромным количеством тактических ядерных боеприпасов…

И вот сейчас господин Трамп угрожает выйти из договора о ликвидации ракет средней и малой дальности. Кому это будет выгодно? Как ни странно, это решение имеет свои плюсы и минусы для каждой из сторон.

Что выигрывает РФ? Дело в том, что в свое время Российская Федерация подписала с США договор СНВ-III, согласно которому количество стратегических носителей ядерных боеприпасов было существенным образом ограничено. Страны обязались уменьшить количество таких носителей до 800 (700 в развернутом, и еще 100 – в неразвернутом виде), при этом количество боеголовок на развернутых носителях должно было составлять 1 550 (считая МБР и БРПЛ по фактическому состоянию и стратегический бомбардировщик как носитель одной спецБЧ). Надо сказать, что этот договор тоже представлял собой палку о двух концах. С одной стороны, он был безусловно выгоден для РФ, так как на момент его подписания (8 апреля 2010 г.) арсеналы РВСН «провалились» ниже установленного СНВ-III порога. То есть для того, чтобы выполнить этот договор, США следовало сокращать свои вооружения, а нам – наращивать.

С другой стороны, приходится признавать, что общее количество стратегических ядерных боеприпасов по данному договору в РФ уже не отвечает задачам полномасштабной ракетно-ядерной войны с НАТО. На сегодняшний день страны НАТО имеют превосходство над РФ в ядерных вооружениях за счет того, что по СНВ-III устанавливался паритет США и РФ, но в НАТО имеется еще две державы ядерного клуба: Великобритания и Франция. Кроме этого, не нужно забывать, что США превосходят по численности населения РФ более чем в два раза, а страны НАТО – приблизительно в 7 раз. Естественно, располагая даже меньшим чем они ядерным арсеналом, мы не можем рассчитывать нанести им потери, сопоставимые по тяжести с теми, которые понесем сами. Обратим внимание на то, что в СССР, вынужденного противостоять НАТО, количество боеголовок достигало 46 000.

Однако есть в СНВ-III один интересный момент, который внимательный читатель наверняка подметил. Дело в том, что он распространяется исключительно на стратегические ядерные силы. Неохваченными остаются тактические ядерные боеприпасы, и… нестратегические носители ядерного вооружения. Почему так? На ограничение ТЯО РФ, к счастью, не пошла (а здесь у нас, по некоторым данным, большое преимущество), а нестратегические носители, то есть баллистические и крылатые ракеты среднего и малого радиуса действия учитывать в СНВ-III не было никакого смысла, так как они были уничтожены договором РСМД. И если сейчас господин Трамп решит выйти из этого договора, то… совершенно верно, РФ получит возможность увеличить свои ядерные силы, не нарушая при этом СНВ-III.

Таким образом, если сегодня мы своим стратегическим ядерным потенциалом, случись что, вынуждены будем «вразумлять» не только США, но и страны НАТО, то после выхода США из договора по РСМД мы сможем спокойно ориентировать БРПЛ, МБР и стратегические ракетоносцы на поражение целей в США, а для аннигиляции Европы строить более легкие и дешевые носители.

Новая гонка вооружений? А кому будет от этого плохо? Для того, чтобы оценить перспективы РФ в новом военном состязании, нужно принять во внимание вот что. Наверное, едва ли не впервые за всю нашу историю провал по финансированию наших ВС в период 1990-2010 гг. играет нам на руку.

Как мы уже говорили, по договору СНВ-III американцы вынуждены были ограничивать свои вооружения, а мы – подтягивать их до озвученного уровня. Кроме того, отсутствие системного пополнения вооруженных сил матчастью на протяжении почти двух десятков лет после распада СССР заставило нас интенсифицироваться в области создания ракетных вооружений и боевых частей к ним.

Американцы выпустили свою последнюю ядерную боеголовку в 1991 г. У нас производство ядерных боеприпасов продолжается по сегодняшний день. Последняя американская МБР наземного базирования заступила на дежурство в 1986 г, и далее их выпуск не возобновлялся – мы же создаем «Ярсы» и проектируем «Сармат». Производство БРПЛ «Трайдент IID5» прекращено в 2010 г., мы же и сегодня делаем «Булавы» и «Синеву». Американцы все еще довольствуются весьма немолодыми уже «Томагавками» и ATACMS (наземные оперативно-тактические ракеты (ОТР), в зависимости от модификации дальность стрельбы составляет 140-300 км), а мы получаем на вооружение новейшие «Искендеры» и «Калибры». При этом есть четкое ощущение, что отечественные конструкторы откровенно били себя по рукам, «втискивая» возможности новых средств доставки боеприпасов в разрешенные договорами рамки. А если договорные ограничения будут отменены, то вскоре мы увидим куда более дальнобойные вариации существующих ракет.

Вне всякого сомнения, США способны сегодня развернуть программу создания новейших ОТР, например взяв за основу и как следует модифицировав тот же «Першинг-2», но… пойдут ли они по такому пути? И, если пойдут, то куда он их заведет?

Вооруженные силы США слишком долго занимали доминирующее положение на планете. Отсутствие равноценного противника ведет к самоуспокоению и расслабленности, а затем, если не прекратить негативные тенденции – то и к разложению. Трамп говорит о США, как о самой богатой в мире стране, которой по плечу любые свершения, но так ли это? В последние двадцать лет мы видим, что Соединенные Штаты в области военного строительства постепенно превращаются в персонажа из детской сказки, который превращал в золото все, к чему только не прикоснется. Программы создания новых эсминцев типа «Замволт», новых авианосцев «Джералд Р. Форд», прибрежных кораблей LCS сводится к одному – стоимость серийных образцов кратно растет относительно плановых значений, при том что боевая эффективность остается весьма сомнительной, либо не превосходит принципиально предыдущие образцы вооружений. Программа переоснащения авиации ВВС, ВМС и КМП на F-35 всех модификаций безобразно затянулась, а затраты на разработку «Лайтнинга» давно превысили всякий мыслимый предел для воздушной машины этого класса. Остаются вопросы и по боевой эффективности F-35. Программы оружия на новых физических принципах (новых для оружия, а не для физиков, разумеется) – рельсотронов – просто закрыли от греха подальше, до того потратив на их создание колоссальные средства. Нет, конечно, кое-какие успехи есть – американцам вполне удались новые ЗУР морского базирования SM-6, да и космические перехватчики SM-3, судя по всему, вполне боеспособны, но, по большому счету, эти успехи малозаметны на фоне провалов ВПК США.

При этом в области классических образцов вооружения США наметился глубокий застой. То, что вооружение сухопутных сил США требует кардинального обновления, давно не секрет ни для кого, в том числе и для самих США. Запущенная ими в 2003 г программа FSC (Future Combat Systems – боевые системы будущего) в 2009 г. закончилась оглушительным провалом, хотя на нее, по некоторым данным, было потрачено более 18 млрд. долл. И вот, к примеру, ствольная артиллерия США: несмотря на многочисленные попытки американцев создать новую САУ (проект ХМ2001 «Крусейдер», закрытый в 2002 г, NLOS-C, закрытый в 2009 г) сухопутчикам США до сих пор приходится довольствоваться в –надцатый раз модернизированной САУ М-109, созданной в 50-х годах прошлого столетия.


Прототип NLOS-C


США располагают крупнейшим военным бюджетом в истории человечества, однако эффективность использования их вооруженных сил постоянно падает. Да, на сегодняшний день они все еще впереди планеты всей, но ВВС США начинают испытывать дефицит в боевых пилотах, количество боеспособных самолетов ВВС и флота постоянно снижается, и это же касается их боевых кораблей. Те же авианосцы США уже не могут покидать причалы так же часто, как это происходило во времена холодной войны с СССР. По данным американской ФАС количество выходов на боевое дежурство ПЛАРБ «Огайо» в период с 199 г по 2013 г сократилось на 56%.

Кроме того, следует отметить, что рано или поздно (и скорее рано, чем поздно) США столкнутся с той же проблемой, с которой РФ начала разбираться в 2000-х годах – это обновление носителей стратегических ядерных сил. Как бы ни были хороши для своего времени МБР МХ и «Минитмен» им понадобится замена. А все, к чему прикасается ВПК США, превращается… да вот взять, к примеру, относительно недавний американский проект: ПЛАРБ типа «Колумбия», которые должны заменить старушки «Огайо». Стоимость разработки – 4,2 млрд. долл., строительства головной лодки – 6,2 млрд. долл., а вот стоимость серийных предполагается снизить «всего» до 4,9 млрд. долл. Ах, да, чуть не забыл – стоимость приведена в ценах 2010 г., так что с учетом инфляции головную лодку в сегодняшних ценах следует оценивать уже ближе к 6,8-6,9 млрд. долл. Ну а сколько она составит реально… в общем, те, кто думают, что авианосцы «Джералд Р.Форд» — это дорого, могут оказаться сильно удивлены.

В общем, Вооруженные силы США сегодня совершенно не в том состоянии, чтобы лезть еще в одну гонку вооружений. Можно сколько угодно повторять мантру «В США денег хватит на все, а если не хватит – еще напечатают», но факт в том, что уже сегодня обеспечить былую эффективность собственных вооруженных сил США уже не могут. И на этом фоне начинать еще один мегапроект по ядерным ракетам средней дальности… скажем так, совершенно вне американских интересов.

Кроме того, есть еще один аспект ядерной гонки вооружений, который называется «разумная достаточность». По достижении определенной мощи СЯС, нам незачем будет отвечать США ракетой на ракету. Иными словами, если наши РВСН достигнут такого уровня, при котором смогут гарантированно вколотить США в каменный век, параллельно причинив неприемлемый ущерб европейским членам НАТО, то пусть у США будет вдвое или вчетверо больше ядерных бомб и средств их доставки, чем у нас – наша безопасность все равно будет гарантирована. Нужно понимать, что даже сегодняшнего уровня СЯС США, Великобритании и Франции, при совокупном их применении вполне достаточно, чтобы уничтожить Российскую Федерацию как государство и нацию. Так чего нам опасаться наращивания ядерных вооружений США и НАТО? Что нас убьют дважды или четырежды?

Таким образом, можно констатировать следующее: выход из договора РСМД создаст для РФ предпосылки, не нарушая действующей системы международных договоров, «подтянуть» свои СЯС до нужного нам уровня, при котором мы будем способны нанести сокрушительные ядерные удары по США и его европейским союзникам. При этом мы уже сегодня располагаем всем необходимым для этого – конструкторскими школами, действующими образцами оружия, производственными мощностями и т.д. США все это обойдется намного дороже и будет для них сложнее. При этом концепция «обезглавливающего» удара, ради которой в свое время и затевалось размещение ядерных ракет средней дальности, устарела в момент появления «Мертвой руки», или «Периметра». Таким образом, единственным плюсом развертывания ракет средней дальности в Европе для американцев остается возможность нанесения внезапного, превентивного удара по относительно немногочисленным нашим вооруженным силам – вот тут да, пара сотен их баллистических ракет, при нанесении внезапного, неспровоцированного удара вполне способны испепелить наши относительно немногочисленные бригады сухопутных войск в европейской части РФ. Но результатом этого действа будет полномасштабный ядерный Армагеддон, в котором США понесут потери, тысячекратно превосходящие любую потенциальную выгоду от подобного ослабления наших вооруженных сил.

Политический аспект выхода из договора РСМД также крайне негативен для США. Ведь для того, чтобы использовать ядерные ракеты малой и средней дальности по назначению, им придется как-то уговорить своих европейских союзников разрешить размещение таких ракет на своей территории. А оно им надо? Ведь очевидно, что в ответ Россия наведет свои ракеты с ядерными боеголовками на территории этих государств… Зачем той же Германии такие игры? Ну ладно, в старые добрые советские времена это объяснялось необходимостью противостоять подавляющей мощи СССР, сухопутные войска которого в условиях неядерного конфликта легко прошли бы до самого Ла-Манша. Но сегодня никакого «русского катка» у европейских границ давно уже нет, так ради чего немцам превращать себя в мишень РВСН Российской Федерации?
Автор:
Андрей из Челябинска
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

42 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти