Чины и пенсии за службу гражданскую. Часть 4

С 1832 года все нормативные акты о службе гражданских чинов были сведены в Устав о службе гражданской, включенный в Свод законов Российской империи. При этом Свод Уставов о службе гражданской состоял из 3-х книг: 1) Устава о службе по определению от правительства; 2) Устава о пенсиях и единовременных пособиях; 3) Устава о службе по выборам. Этими документами регулировалась вся гражданская госслужба, начиная от прошения на имя царя при поступлении на службу и завершая прошением об отставке. При поступлении на службу чиновник принимал в устной форме присягу и ставил свою подпись в специальном присяжном листе. Помимо этого, начиная с 1822 года, как отмечает Вялова Л. М., каждый вновь принятый чиновник давал подписку, что он не принадлежит ни к масонским ложам, ни к иным тайным обществам и впредь к ним принадлежать не будет.




На каждого чиновника в период службы составлялся формулярный (послужной) список, в котором были изложены его, как сейчас сказали бы, персональные данные. В 1832 году этот список состоял из 10 пунктов. Позже он дополнялся и изменялся. На каждый чин госслужащий получал специальный персональный документ – патент.

Общие пенсионные правила

При увольнении в отставку чиновник получал аттестат, в котором, наряду с персональными сведениями и данными о прохождении службы, указывались данные о назначении и размере пенсии. Аттестат вне зависимости от чина госслужащего писался на гербовой бумаге и скреплялся печатью ведомства. Для оформления пенсии чиновник подавал прошение на имя своего начальства с приложением всех «законных свидетельств». Начальник присоединял к нему послужной список чиновника и прилагал свое представление на имя министра с изложением личного мнения о размере пенсии.

В царской России пенсия от казны рассматривалась как награда. В Уставе о пенсиях и единовременных пособиях (1896) прямо указывалось: «В награду трудов, подъемлемых на государственной и общественной службе, сверх различных почестей и окладов содержания, установлены: 1) пенсии и единовременные пособия за долговременное и беспорочное прохождение оной; 2) постоянные и единовременные пособия, назначаемые не по уважению к одним летам службы, но из внимания к особенному усердию в исполнении должностей и к происшедшим от того болезненным припадкам, не позволяющим продолжать службу временно или продолжительно».

Существовало несколько видов пенсий для гражданских чинов: пенсии из государственного казначейства; пенсии из эмеритальной кассы; пенсии для кавалеров орденов; пенсии по Комитету призрения заслуженных гражданс¬ких чиновников; усиленные пенсии по болезни или увечью на госслужбе. При этом при повторном поступлении на госслужбу выплата пенсии прекращалась. Получать одновременно жалованье и пенсию запрещалось. Однако для некоторых категорий пенсионеров возможности получения пенсий во время службы официально сохранялись, но с определенными условиями.

Помимо классных гражданских чинов, пенсии от казны предусматривались и для низших служителей. Устав о пенсиях определял, что «Не имеющие офицерских чинов и занимающие штатные или нештатные канцелярские и тому подобные низшие должности имеют право на пенсии и единовременные пособия наравне с классными чиновниками». Канцеляристы и другие низшие служители приобретали пенсионные права, как и все остальные, беспорочной выслугою установленных сроков пребывания на госслужбе. Одновременно этот документ определял, что курьерам, присяжным, счетчикам, сторожам и «другим нижним всяких наименований служителям, поступающим в служительские должности с воли по найму, не представляется права на пенсии».

Канцелярским служителям вне штата и без постоянного жалованья при выслуге 35 лет назначалась пенсия в размере 28 руб. 59 копеек в год. А если он поступал на гражданскую службу от военного ведомства, то при полной выслуге пенсия назначалась в зависимости от жалованья и составляла от 14 руб. 16 коп. до 28 руб. 30 коп. Пенсия, вроде бы, меньше, но была у них льгота. Если уже получал пенсию по военному ведомству, то она сохранялась на время гражданской службы.

Низших служителей аттестовало и представляло к пенсии их начальство. Процедура была простая. Прошение о пенсии вместе с необходимыми документами и письменным мнением начальства на этот счет за месяц до отставки отправлялось в министерство по принадлежности. Пенсии семьям назначались по общему порядку. С 1836 года в представление о назначении пенсии не включались дети, рожденные в период службы отца в нижних воинских чинах.

Пенсии гражданским чинам по ведомственным уставам

В дополнение к общему для всех чинов гражданской службы уставу, в империи действовали ведомственные уставы. В разные годы их число доходило до нескольких десятков наименований. Так, пенсионное обеспечение медицинских работников осуществлялось в соответствии с Уставом о пенсиях и единовременных пособиях по медицинскому ведомству. Причем к медицинским работникам согласно этому документу относили всех, кто «служил по медицинской, ветеринарной или фармацевтической части» во всех ведомствах. Например, в установленных законом случаях пенсионные права приобретали ординаторы, ассистенты, чиновники медицинских ведомств, повивальные бабки, тюремные акушерки и другие лица, которые каким-либо образом имели отношение к медицинской части.

Главным критерием был стаж службы: 20 и более лет беспорочной службы давали право на пенсию размером в половину жалованья. Если выслуга составляла 30 лет, то пенсия была в размере полного жалованья. Кстати, периоды учебы, если медик в это время не состоял на службе, в пенсионный стаж ему не засчитывались, даже если он достиг высших медицинских научных степеней, званий и чинов.

В тоже время исполнение обязанностей по медицинской части «на войне и в походах против неприятеля» засчитывалось на льготных условиях – один год за два. Были у медиков и иные привилегии. Например, если пенсионер вновь поступал на службу по медицинской части, то его пенсия, вопреки существовавшим в те годы правилам, сохранялась за ним в полном объеме. В то время как все другие пенсионеры-служащие, при определении вновь на службу, пенсию теряли. Правда, и медик этой льготы тоже мог лишиться, если определялся на новую службу не по медицинской, фармацевтической или ветеринарной специальности. Лишался он пенсии и в случае «принятия должности или службы иноземной» без согласия на то от российского правительства.


Согласно Уставу о пенсиях и единовременных пособиях (1896 г.), не все служащие империи имели право на казенную пенсию. Но эти исключения касались лишь тех, кто поступал на гражданские должности в нарушение устава о службе по определению от правительства.
По общим же правилам на казенную пенсию мог рассчитывать каждый госслужащий. Например, заведующий государственными сберкассами по «росписанию должностей» (1895 г.) относился к чиновникам V класса, что соответствовало по Табели о рангах чину статского советника. Помимо обращения «ваше высокородие», по этому чину был определен годовой оклад в 2700 рублей, столовые и квартирные деньги – 1300 и 1000 рублей соответственно. Итого в сумме получалось 5000 рублей выплат из казначейства в год. Этим же росписанием определялся этому чину III пенсионный разряд. Так, при выслуге 35 лет и более он получал из казначейства полную пенсию в размере 540 рублей 40 копеек. Если выслуга составляла от 15 до 20 лет, то назначалась пенсия в размере 186 рублей 78 копеек или 1/3 от полной пенсии.

Этим же документом определялись оклады, столовые и квартирные деньги, а также пенсионные разряды и по другим должностям в управлении государственными сберегательными кассами. Перечислены там должности главного бухгалтера, бухгалтера, контролера, делопроизводителя, счетного чиновника и других служащих. К примеру, полная пенсия счетного чиновника 2 разряда, служившего в управлении госсберкасс в столице, составляла по VII разряду 168 рублей 15 копеек. А такой же должности в московской сберкассе был присвоен лишь последний IX пенсионный разряд, который максимально предполагал пенсионные выплаты в размере 84 рубля 90 копеек. А пенсионный минимум по этому чину составлял всего 28 рублей 30 копеек в год.

Пенсионное обеспечение гражданских чинов, служивших, например, по ведомству министерства юстиции предусматривало полную пенсию за 25 лет выслуги и пенсию в половину жалования при 20-летнем стаже службы. Прослужившие на юридических и судебных должностях от 10 до 20 лет прав на пенсию не приобретали и могли рассчитывать лишь на единовременное казенное пособие. Пенсионные выплаты из казны были достаточно высокими. Так, законоучителю пенсия рассчитывалась из оклада 2700 руб., что было почти в 4 раза больше, чем максимальный оклад народного учителя с выслугой более 20 лет (в 1916 г. = 720 руб.). Имели определенные различия пенсии, начисляемые за службу в некоторых других министерствах и ведомствах.

Не заслугами, а выслугой

При достижении установленных сроков службы чиновнику предоставлялось право выбора – либо пенсия, либо очередной чин, но тогда уже без назначения пенсии. При этом члены Госсовета, министры и другие «высшие должности отправляющие», получали пенсии «соразмерно заслугам их» по-особому о каждом из них высочайшему усмотрению. Иными словами, здесь действовал не закон, а личное решение царя. В начале XX века члены Госсовета получали годовое жалованье в размере около 20 тыс. рублей, министры - от 12 до 24 тыс., а губернаторы - от 5 до 8 тыс. рублей. Соразмерно окладам им, как правило, назначалась и пенсия.

В основу всех пенсионных уставов были определены условия получения пенсии не столько заслугами, сколько установленной выслугой лет на гражданской службе. В расчет, как правило, не принимались даже выдающиеся таланты и признанные в обществе творческие успехи. Например, в сознании большинства россиян А.С. Пушкин является олицетворением литературного гения и гордостью Отечества. Многие из нас выросли на его сказках, а в школьные годы полюбили его стихи и прозу. И уж конечно, непросто представить его пожилым литератором в придворном мундире на пенсии. А ведь такое вполне могло бы случиться.

Выпускник элитного Царскосельского лицея по обычаю тех лет был направлен в 1817 году на гражданскую службу. Поскольку особой прилежностью в науках лицеист Пушкин не отличался, то был распределен в коллегию иностранных дел в чине коллежского секретаря, что по Табели о рангах соответствовало Х классу. Другие лицеисты получали более высокие чины и лучшие назначения. Он же окончил лицей лишь по 2-му разряду, поэтому и чин получил ниже. Да и не лежала у него душа к чиновничьей службе. Манили молодого Пушкина литературные высоты. Они же и причиняли всякие беспокойства по службе, особенно его острые эпиграммы, включая и «пасквили» на самого императора Александра I. В результате скандалов и серьезных объяснений чиновника Пушкина чуть было не отправили в отставку. Выручили друзья, которые добились его перевода по службе на юг. Здесь он служил в канцеляриях генерал-губернаторов Кишинева и Одессы. Но служба не складывалась и летом 1824 года он был отправлен в отставку даже без производства в очередной чин. Его выслуга по гражданскому ведомству на тот период составила всего 7 лет.

Вновь Пушкин поступил на гражданскую службу в 1831 году прежним чином. Императором Николаем I ему было лично поручено написать историю Петра Великого. Роль придворного историографа вполне подходила, хотя после Карамзина этот чин официально больше никому не жаловался. В те годы уже маститого, всеми признанного литератора более увлекала история, чем рутина гражданской службы. Да и характер у него был сложный, взрывной, порой выходивший за принятые в высшем обществе рамки приличия.

В конце 1833 года он был пожалован придворным чином камер-юнкера, который счел неприличным по своим летам и заслугам. Низший придворный чин он принял болезненно, поскольку это был общепринятый статус для молодых, начинающих царедворцев. Хотя пребывание при дворе открывало новые возможности по службе. По Табели о рангах этот придворный чин соответствовал статскому советнику и был выше чина полковника. Однако он, конечно же, не отражал огромной популярности Пушкина в обществе и не соответствовал его литературным заслугам перед Отечеством. Стать камергером и повесить на шею символ этого чина – ключ на цепочке, по воспоминаниям его однокашников, было давней мечтой начинающего придворного.

Возможность получить желаемый чин и пенсию по придворному ведомству у поэта была. Пенсия здесь назначалась при выслуге от 15 до 50 лет (интервал 5 лет) и составляла от одной трети жалованья до полного жалованья и всего остального содержания. При этом содержание включало в себя столовые, порционные и иные выплаты «в награду за долговременную или отличную службу». Служебное положение и дворцовый статус менялись с годами пребывания в придворном ведомстве. Так что мог, вполне мог бы великий поэт дожить до пенсионного возраста, увеличив при этом свой вклад в российскую литературу и словесность. Его покровитель известный поэт и академик русской словесности тайный советник В.А. Жуковский заслужил достойную пенсию при дворе и в 1841 году вышел в отставку. Или другой пример гражданской службы современника Пушкина. Известный баснописец статский советник И.А. Крылов выслужил казенную пенсию за многолетнюю службу библиотекарем в императорской публичной библиотеке. При выходе в отставку в том же 1841 году ему была назначена пенсия в размере его полного содержания – 11,7 тыс. рублей ассигнациями в год.

Служили в различных гражданских чинах и другие известные литераторы. В чине действительного статского советника вышел на пенсию друг Пушкина, автор известного словаря В. Даль. Тот же чин имел писатель И. Гончаров. С чина коллежского регистратора начал свою службу писатель Н. Гоголь, а позже возглавил кафедру истории Петербургского университета. Ныне подзабытый, а в конце XIX века известный писатель и поэт М. Лонгинов достиг служебных высот: был орловским губернатором и главным цензором Российской империи. Так что в благоприятных обстоятельствах чины и таланты могли успешно сосуществовать.

Продолжение следует...
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

4 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти