Военное обозрение

Гибель эсминца «Гневный»

45
Ночью с 22 на 23 июня, одновременно с операцией постановки мин у входа в Финский залив, туда вышел, через Ирбенский пролив, отряд легких сил под командованием капитана второго ранга Ивана Святова. Задачей отряда было дальнее прикрытие постановки мин на центральной минно-артиллерийской позиции. В состав группы входил крейсер «Максим Горький» и три однотипных эсминца – «Стерегущий», «Гордый», и «Гневный» под командованием капитана второго ранга Максима Устинова.



Эсминец «Гневный»

Эсминец «Гневный» был головным кораблем в целом удачной серии проекта 7, построенной в 1936–1938 гг. При водоизмещении 1670 тонн он нес сильное артиллерийское, торпедное и противолодочное вооружение. Артиллерия главного калибра состояла из четырех 130-мм орудий типа Б-13-I. Её дополняли два универсальных орудия калибра 76 мм типа 34-К, две полуавтоматические зенитные пушки 45 мм типа 21-К и два зенитных пулемета ДШК. Торпедное вооружение состояло из двух трехтрубных торпедных аппаратов 533 мм типа 39-Ю. Для борьбы с подводными лодками противника эсминец нес 25 глубинных бомб и мог принять на борт 60–65 мин.

Выполняя поставленную задачу, отряд легких сил маневрировал западнее миноносной группы, севернее острова Хийумаа, примерно на траверзе мыса Тахкуна. Для защиты от вражеских мин корабли выставили тралы-параваны, а для защиты от внезапной торпедной атаки германских подводных лодок – ходили переменным курсом в противолодочном строю. Головным кораблем был «Гневный». За ним, на расстоянии 8 кабельтовых, шел «Максим Горький» с «Гордым» и «Стерегущим» по бортам.

И именно когда корабли шли в таком строю, в 3:40, под носом «Гневного» прогремел сильный взрыв. Оказалось, что корабли вошли на мины заграждения «Апольда», поставленными предыдущей ночью немецкими кораблями группы «Север». Параван не защитил «Гневного». Совсем наоборот – судя по всему, эсминец ударил форштевнем прямо в мину раньше, чем параван успел оттянуть её в сторону. Последствия взрыва были ужасны: взрыв оторвал нос «Гневного» по самый мостик.

Вода хлынула в пробоину и залила третью жилую палубу и первое котельное отделение. Эсминец остался без освещения и хода. Погибли 20 и были ранены 23 моряка. Экипаж сразу же начал борьбу за непотопляемость корабля и «Гневный» сохранил плавучесть. После заводки пластырей, через 15–20 минут, поступление воды прекратилось. Началась откачка воды мотопомпой и «Гневный» принял устойчивое положение с небольшим креном на левый борт. На корабле попытались поднять пар в третьем котле. Но в это время наблюдатели якобы обнаружили вокруг корабля перископы подводных лодок, хотя на минном поле их быть не могло. Тем не менее командир отряда запаниковал и приказал перевести экипаж «Гневного» на эсминец «Гордый», поврежденный корабль затопить, после чего следовать в Таллин. Приказ был выполнен, однако «Гневный» никак не хотел тонуть – лишь через двое суток он был обнаружен и добит немецкой авиацией. Но на этом проблемы не кончились.

Крейсер «Максим Горький»
Крейсер «Максим Горький»

Командиры быстро поняли, что их отряд наткнулся на минное поле, и выход с него требовал очень осторожного маневрирования. В критической ситуации командир «Максима Горького», капитан второго ранга Анатолий Петров, сохранил хладнокровие и сразу же после подрыва «Гневного» приказал застопорить машины на крейсере, а затем полным ходом назад предотвратить столкновение с поврежденным эсминцем. Дальше крейсер на малом ходу назад начал выходить из опасного района.

То же самое проделал «Стерегущий». Вскоре оба корабля повернули на контркурс, по направлению на Моонзундский пролив, пытаясь поскорее покинуть заминированные воды. Казалось, что опасность уже миновала, когда в 4:22 на минах заграждения «Апольда IV» подорвался «Максим Горький». Повреждения оказались не менее серьезными, чем на «Гневном».

«Максим Горький» тоже лишился носа, который затонул. И лишь благодаря крепкой конструкции корпуса и переборок крейсер остался на плаву. Идущий ему на помощь эсминец «Стерегущий» тоже получил повреждения при взрыве двух вытраленных мин на заграждении «Гота». К счастью, незначительные – уничтожен был только трал-параван. «Стерегущий» даже сумел отбуксировать поврежденный крейсер в безопасное место у западного берега острова Вормси, откуда «Максим Горький» уже своим ходом, в сопровождении торпедных катеров и тральщиков, добрался до Таллина, а затем до Кронштадта и Ленинграда.

Наконец, «Гордый» тоже получил повреждения на минах, хотя не такие тяжелые, как «Гневный». На своем курсе «Гордый» дважды встретил мины, которые при тралении взорвались на значительном расстоянии и вызвали лишь небольшие повреждения корпуса эсминца.

Передряги, в которые попал отряд легких сил, не повлияли, однако, на операцию минирующей группы, которая оперативно и без потерь выполнила поставленное задание. Постановка минных заграждений продолжалась и в последующие дни, уже под прикрытием крейсера «Киров» и эсминцев. Причем самое большое количество мин поставил минзаг «Марти» под командованием капитана первого ранга Николая Мещерского. Сам крейсер «Киров» 30 июня – ввиду угрозы базе Усть-Двинск с суши – был направлен в Таллин, куда он прибыл, совершив трудный и опасный переход по мелкому Моонзундскому проливу.

Хуже, что потеря современного эсминца и тяжелое повреждение крейсера ночью с 22 на 23 июня, в дальнейшем ослабили оборону Моонзундских островов. Легкие повреждения «Гордого» и «Стерегущего» тоже не настраивали оптимистически. Советское командование поняло, что немцы опередили Советский Союз в развертывании минных заграждений, и в ночь накануне их нападения на СССР сумели создать серьезную угрозу советским военно-морским силам в Финском заливе и в районе Моонзундских островов. Угроза была тем больше, что Балтийский флот не располагал достаточным количеством тральщиков для её устранения, а что хуже – не располагал средствами борьбы с неконтактными магнитными и донными минами.

Поэтому главнокомандующий Балтийским флотом вице-адмирал Владимир Трибуц уже на второй день войны направил народному комиссару Военно-морского флота адмиралу Николаю Кузнецову тревожное донесение о минной опасности и реальной угрозе парализовать операции флота. Острота вопроса вынудила его предложить «подобрать в Ленинграде все, что может оказаться пригодным» для траления мин, а если не будет этой возможности, то «подобрать 15–20 морских или речных буксиров, вплоть до колесных».

Предложение было одобрено. И противоминные силы Балтики начали пополняться различными судами гражданского и рыболовного флота, приспособленными к тралению мин или ведению разведки минной обстановки. Благодаря чему к началу июля 1941 года уровень минной опасности значительно снизился.

Источники и литература:
С. Балакин. Легендарные «семерки»: Эсминцы «сталинской» серии. Эксмо, 2007.
Н. Г. Кузнецов. Курсом к победе. Воениздат, 1976.
Автор:
45 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо авторизоваться.
  1. Vovk
    Vovk 22 апреля 2021 18:22
    +8
    Автору спасибо!
    Если будет цикл подобных статей о кораблях ВМФ СССР - это будет интересная информация!!!
    1. Paul Neumann
      24 апреля 2021 20:08
      +2
      Нет, цикл планируется о боях в Балтийском море в 1941-1942 гг. Но я учту пожелания по возможности.
  2. Оператор
    Оператор 22 апреля 2021 18:24
    -13
    Балтийское море с начала 20 века стало супом с клецками, который бравые отечественные адмиралы хлебали и продолжают хлебать лаптем.
    1. Степан S
      Степан S 22 апреля 2021 18:39
      +15
      Даже не понял, что вы хотели этим сказать в контексте данной статьи.
      1. Monster_Fat
        Monster_Fat 23 апреля 2021 10:00
        +6
        Ох, уж эти мины. И планы. В исполнении предвоенных планов, которые на самом деле были не секретом для немцев, наши флоты в первые же дни стали минировать....подходы к своим базам и прочие, как казалось "правильные" места, тем самым сильно ограничив маневрирование и оперативное и тактическое развертывание своим же флотам и в своих же водах. На своих минах наши флота потеряли огромное количество судов и кораблей, эти потери до сих пор секретны, некоторые из них, ставшие достоянием гласности до повторного закрытия наших архивов Второй мировой приказом по МО РФ в марте 2021 года(https://www.vedomosti.ru/politics/news/2021/03/24/862995-shoigu-otmenil-prikaz-serdyukova-o-rassekrechivanii-voennih-arhivov-vremen-vov), приведены Широкорадом в его книге "Адмирал Октябрьский против Муссолини". Что касается данного эпизода, то немцы и финны зная о том что советские ВМС в первые же дни войны бросятся выполнять планы по созданию минно-артиллерийских позиций, выставили минные заграждения в местах где такие "позиции" планировались и как оказалось не ошиблись. Но и это не все. Немцы и финны систематически вели всю войной морское минное наступление на Балтике, планомерно минными полями и заграждениями оттесняя наш Балтийский флот и в конце концов заперев его в Кронштадте и Ленинграде. Командование же Балтфлота из-за отвратительной разведки и непонимания сложившейся минной ситуации несло колоссальные потери на минах и до 1943 посылало свои подводные лодки на мины, фактически на убой, тем самым практически уничтожив весь подводный флот на Балтике. И только с сентября 1944 года, с выходом Финляндии из войны, Балтийский флот получил возможность возобновить боевые действия, которые и повел довольно успешно. А мины как свои, так и чужие, еще долгое время оставались угрозой судоходству и после войны, да и сейчас остаются. Некоторые районы Черного и Балтийских морей до сих пор закрыты для судоходства из-за минной опасности оставшейся со второй мировой войны. Например, здесь есть информация о настоящей минной опасности в Черном море: https://www.morkniga.ru/p800938.html
        1. vladcub
          vladcub 23 апреля 2021 13:07
          +2
          "в первые дни стали минировать ...подходы к своим базам" по поводу минирования подходов к своим базам тут палка о двух концах:1) естественное желание обезопасить себя от неприятеля.
          2) минировать нужно было с умом,а вот как раз то талантливых адмиралов у нас в ВОВ и не было
  3. Sergej1972
    Sergej1972 22 апреля 2021 18:39
    +2
    Эсминец того времени по водоизмещению как современный корвет?
    1. Вождь краснокожих
      Вождь краснокожих 22 апреля 2021 19:13
      +8
      Я не моряк, но читал, что проект "семёрки" нельзя относить к удачным. Там были проблемы с прочностью корпуса, если не ошибаюсь.
      1. Undecim
        Undecim 22 апреля 2021 20:29
        +10
        Там были проблемы с мореходностью, ПВО было крайне слабым, а противолодочные возможности - практически нулевые.
        1. Vovk
          Vovk 22 апреля 2021 21:47
          -4
          Мне казалось, что проект 7-ки был ближе к легкому крейсеру - особенно по артиллерийскому вооружению.
          1. Undecim
            Undecim 22 апреля 2021 22:05
            +3
            Если "семерки" - "ближе к легкому крейсеру", то японские Asashio-class, следуя Вашей логике, уже "ближе к тяжелому крейсеру".
      2. Кonstanty
        Кonstanty 22 апреля 2021 21:46
        +8
        Да. У «Семерок» были проблемы с прочностью и жесткостью корпуса (как и у других кораблей с итальянскими корнями), а также более простая линейная компоновка машинного отделения с одним машинным отделением, повышающая их чувствительность к боевым повреждениям. Это стало очевидно 14-15 мая, когда разрушенный на одной мине эсминец HMS «Хантер» сразу потерял способность двигаться. Все это повлекло за собой необходимость разработки «Проекта 7У» (и многочисленные репрессии среди конструкторов верфи).
        1. Undecim
          Undecim 22 апреля 2021 22:07
          +6
          Теория о "правильной компоновке машинного отделения" практического подтверждения так и не получила, поскольку для кораблей таких размерений значения не имеет.
          1. Кonstanty
            Кonstanty 23 апреля 2021 14:11
            +1
            Это правда, но в то время (особенно после инцидента с HMS "Хантер") люди думали иначе, поэтому работа над проектoм 7У, / «Сторожевой»
        2. Весеннийпух
          Весеннийпух 20 июля 2021 01:27
          +1
          Разработка проекта эсминца была поручена Центральному конструкторскому бюро спецсудостроения ЦКБС-1. Главой проекта назначили В.А. Никитина, а ответственным исполнителем проекта стал Павел Трахтенберг. Именно Трахтенберг и начал восстанавливать советский флот, с проектирования сторожевиков (типа «Ураган»).

          Помощником главного инженера стал Воин (Иван) Петрович Римский-Корсаков, выходец из знаменитой семьи морских офицеров, подарившей также России великого композитора.

          В 1933 году конструкторский коллектив, разрабатывавший новые эсминцы, возглавил Бжезинский.

          В 1937-м году первые 14 кораблей не были приняты правительственной комиссией, проект был признан "вредительским".

          Видные конструкторы бывшего ЦКБС-1 — В.Л. Бжезинский, В.П. Римский-Корсаков, П.О. Трахтенберг и начальник механического отдела А.В. Сперанский — были арестованы.

          Павел Осипович Трахтенберг был обвинен в причастности к троцкистско-зиновьевской террористической организации. Выездной сессией Военной коллегии Верховного суда СССР в г. Ленинград он был 4 мая 1937 года приговорен по статье 58 (пункты 7, 8, 11) УК РСФСР к высшей мере наказания. Расстрел был приведен в исполнение 5 мая 1937 г.

          Воин (Иван) Петрович Римский-Корсаков был арестован 17 января 1937 г. Выездной сессией Военной коллегии Верховного суда СССР в г. Ленинграде 4 мая 1937 года он был приговорен по статье 58 (пункты 7 и 8) УК РСФСР к высшей мере наказания. Расстрелян он был уже 5 мая.

          Воин Петрович родился в 1889 году в семье потомственных морских офицеров. Его отец и дед были контр-адмиралами (дед являлся братом знаменитого композитора). Воин Петрович был автором ряда работ по управлению артиллерийским огнем, сыгравших значительную роль в подготовке кадров и совершенствовании вооружения советского флота. Это был очень знающий человек, гибель которого стала большой потерей для советского флота. http://samlib.ru/k/krasilxnikow_o_j/faschfleet.shtml
      3. hohol95
        hohol95 24 апреля 2021 13:57
        +2
        А были другие варианты у отечественных корабелов? Или надо было сосредоточить все усилия на доводке эсминца проекта 45?
        Италия продала нам готовый проект. Своими силами вряд ли создали бы да-же нечто подобное.
      4. Macsen_Wledig
        Macsen_Wledig 25 апреля 2021 15:40
        +1
        Цитата: Вождь краснокожих
        Там были проблемы с прочностью корпуса, если не ошибаюсь.

        Имели место быть, в виду применения марганцевой стали склонной к образованию трещин, но имевшей преимущество в весе по сравнению с обычной судостроительной..
  4. Степан S
    Степан S 22 апреля 2021 18:43
    +5
    Минные поля на море и на суши две большие разницы. На море и обнаружить сложнее, и разминировать, и обозначить. Зрительно ориентиры не определишь, и безопасную "дорожку" тоже. И потери гораздо серьезнее при подрыве на мине.
  5. Undecim
    Undecim 22 апреля 2021 19:13
    +15
    Параван не защитил «Гневного». Совсем наоборот – судя по всему, эсминец ударил форштевнем прямо в мину раньше, чем параван успел оттянуть её в сторону.

    Если мина была прямо по курсу, параван не мог защитить корабль в принципе. Форштевень параван не защищает.
    1. Андрей Коротков
      Андрей Коротков 22 апреля 2021 20:02
      +10
      hi Тоже заметил нестыковку в статье, параван-охранитель не панацея, но при соблюдении малого хода корабля минреп подсечётся тралом до всплытия мины, видимо торопились request
    2. Paul Neumann
      24 апреля 2021 20:11
      +2
      Я, видно, неудачно выразился. Имелось в виду именно то, о чем вы тут говорите.
  6. Ryaruav
    Ryaruav 22 апреля 2021 19:37
    +7
    это где автор нашел проект 7 удачным? наверняка из советской литературы
    1. Paul Neumann
      24 апреля 2021 20:14
      +3
      Автор написал "в целом". Т.е. может быть не самый хороший, но и не самый плохой. И нельзя не учитывать возможности советской экономики и кораблестроения того времени.
  7. Avior
    Avior 22 апреля 2021 20:15
    -1
    Балтийский флот не располагал достаточным количеством тральщиков для её устранения,
    Тральщик- недорогой корабль, относительно простой в постройке. Возникает вопрос- почему их не было в достаточном количестве? Не понимали опасности минной войны?
    1. Niko
      Niko 22 апреля 2021 22:14
      +6
      Цитата: Avior
      Балтийский флот не располагал достаточным количеством тральщиков для её устранения,
      Тральщик- недорогой корабль, относительно простой в постройке. Возникает вопрос- почему их не было в достаточном количестве? Не понимали опасности минной войны?

      Их и сейчас нет ни в достаточном количестве,ни тем более в соответствующем времени качестве.А нужно учесть что сейчас "колёсные пароходы"не помогут.
    2. Zug
      Zug 23 апреля 2021 14:06
      -1
      Трибуц еще до войны писал докладную о необходимости не менее120 тральщиков.А из спецпостройки было помоему только 20 с хвостиком,за что и поплатились(Тактикмедиа.Мирослав Морозов)
      1. Avior
        Avior 23 апреля 2021 15:10
        0
        Это о Таллинском переходе
        Ставка делалась на 53 тралящих корабля, находившиеся в Таллинне. Но беда в том, что около половины из них — двадцать три — катера-тральщики, десять — базовые тральщики и двадцать — тихоходные. На восемнадцати катерах-тральщиках не было тралов. Они вышли из строя еще в ходе предыдущих тралений, на остальных же было по одному-двум комплектам, и их явно не хватало. В это же время на складах Главной базы подрывные команды уничтожали тралы и тральные вехи, которые были перевезены из Кронштадта в Таллинн буквально накануне войны. Видимо, напряжение последних дней борьбы за столицу Эстонии, сумятица, нечеткое знание обстановки не позволили флагманскому минеру КБФ, минно-торпедному отделу штаба флота использовать имевшиеся потенциальные возможности.
    3. Paul Neumann
      24 апреля 2021 20:16
      +1
      Чистой воды резунистика - окопаться, засесть в дотах, не высовываться... А крейсера и эсминцы, это оружие нападения...
      1. Avior
        Avior 25 апреля 2021 01:39
        +1
        Совершенно непонятный комментарий
  8. dgonni
    dgonni 22 апреля 2021 20:36
    +2
    Дааа Иван Святов нельзя получил прозвище иван топитель!
    По факту разведка флота проспала начало минных постановок противником. Ну и утверждение про снизившуюся минную опасность к июлю, не соответствует действительности.
    Что в принципе потом Таллинский переход и показал во всей красе.
    ну и использование тральщиков в качестве транспортов для доставки авиабомб на Эзель вместо того что бы заниматься тралением мин также не способствовало уменьшению минной угрозы
    1. Paul Neumann
      24 апреля 2021 20:19
      +2
      О развитии минной войны и о Таллинском переходе еще будет. Мы пока еще в июне 1941 г.
  9. Unknown
    Unknown 22 апреля 2021 23:13
    +10
    Да, чего только не видела седая Балтика. Всё таки, немцы стали ставить мины ещё до объявления войны ,используя ВМБ Финляндии, но всё равно это слабое оправдание командованию КРКБФ. Чего после драки кулаками то махать .Потеря двух крупных кораблей болезненно для флота .«Максим Горький» до конца войны устранял полученные повреждения.....
    .О параванах К-1 не лестно отзывались на флоте. Их «капризы» доставили немало неприятностей советским морякам. Но это еще полбеды. Вместо того, чтобы бороться с минами, параваны К-1 нередко превращались в «убийц» собственных кораблей, затраливая минреп и подводя мину к борту. Так наверно и произошло с «Гневным» .Вот они
    Повреждения эсминцу были нанесены серьезные
    Мохно и нужно было спасти, но что теперь рассуждать .Вечная память краснофлотцам! Вот такой расклад на Балтике был летом 1941 года. Между прочим, нейтральные шведы тоже усиленно ставили минные заграждения . 9 июля отряд из трёх немецких минных заградителей, проходя через территориальные воды Швеции у острова Эланд, вылетел на шведское минное заграждение. В течение пары часов на минах подорвались и затонули минзаги «Танненберг» (5504 брт), «Ганзеештадт Данциг» (2431 брт) и «Пройссен» (2529 брт). В общем буквально все начали ограждаться минами.
    Финский залив место сложное для мореплавания , там то рыбакам на ТБ и МРТК тесно, а во время войны с такими минными заграждениями, и вовсе дело труба.
    1. Macsen_Wledig
      Macsen_Wledig 25 апреля 2021 15:44
      0
      Цитата: Unknown
      .«Максим Горький» до конца войны устранял полученные повреждения.....

      12-го августа 1941-го года "Горький" вышел на послеремонтные испытания.
    2. Alexey RA
      Alexey RA 26 апреля 2021 15:36
      0
      Цитата: Unknown
      Вместо того, чтобы бороться с минами, параваны К-1 нередко превращались в «убийц» собственных кораблей, затраливая минреп и подводя мину к борту. Так наверно и произошло с «Гневным»

      ЕМНИП, проблема была в том, что немецкие якорные мины имели устройства защиты от траления (отрезки гофрированной трубки или цепи), которые не только не позволяли резаку паравана обрезать минреп, но и заклинивали минреп в резаке, после чего параван на ходу подтаскивал мину под борт.
      Причём эти мины были поставлены нам до войны в рамках Протоколов - но до флотов информация не дошла.
    3. Grencer81
      Grencer81 14 июня 2021 19:48
      0
      В общем шведы сделали работу за балтийцев.
  10. Егоров Олег
    Егоров Олег 23 апреля 2021 09:48
    +2
    Я читал, что минное заграждение на котором подорвались Максим Горький и Гневный, было обнаружено нашим тральщиком, который сразу доложил об этом, только информация с тральщика просто заблудилась и не была принята к сведенью.
  11. Костадинов
    Костадинов 23 апреля 2021 14:04
    +4
    Потеря двух крупных кораблей болезненно для флота .«Максим Горький» до конца войны устранял полученные повреждения.....

    После осмотра представителями завода № 189 было решено восстановить крейсер. Работы, с использованием материалов от строящихся крейсеров проекта 68, удалось завершить всего за 43 дня.
    18 августа 1941 года корабль встал в Лесной гавани, 24 августа своим ходом по Морскому каналу перешел в Хлебную гавань. Участвовал в отражении многочисленных авианалётов и сентябрьского штурма Ленинграда. Потом воевал до конца.
    Так что повреждения устранили за 43 дня, потом получал новие повреждения - их тоже бистро устраняли и крейсер воевал всю войну.
  12. Костадинов
    Костадинов 23 апреля 2021 14:16
    +4
    Немцы и финны систематически вели всю войной морское минное наступление на Балтике, планомерно минными полями и заграждениями оттесняя наш Балтийский флот и в конце концов заперев его в Кронштадте и Ленинграде.

    Флот ушел в Ленинград так как советская армия отступила на суше и он потерял всех других баз и никак не потому что его оттеснили минними полями.
    Командование же Балтфлота из-за отвратительной разведки и непонимания сложившейся минной ситуации несло колоссальные потери на минах и до 1943 посылало свои подводные лодки на мины, фактически на убой, тем самым практически уничтожив весь подводный флот на Балтике.

    1. Очень большие потери на минах понесли немецкий и финский флот при етом часто на своих минах. Так что вопрос не в разведке и не в непонимание а колоссальное количество мин в такое море как Балтийское.
    2. "Практически уничтоженьй" подводний флот нанес тяжелейшие потери немцам и в 1942 и в конце войни.
    1. hohol95
      hohol95 24 апреля 2021 14:08
      +1
      Вы совершенно правы. Мины были бичём для всех сторон войны на Балтике и так-же нейтральной Швеции.
      Транспорт "Uho" - шведский транспорт подорвался на мине у Вентспилса 22 ноября 1941 года.
  13. avia12005
    avia12005 23 апреля 2021 14:31
    0
    Сейчас из-а дефицита тральщиков в ВМФ впору тоже кого-то мобилизовывать.
  14. severok1979
    severok1979 24 апреля 2021 00:31
    -1
    Зачем все усложнять - просто не надо было вверять эсминцы такому невезучему командиру:
    Максим Тимофеевич Устинов (3 февраля 1907 — 16 марта 1985) — контр-адмирал, участник советско-финской и Великой Отечественной войн,
    С февраля 1939 года командовал эсминцем «Гневный». 23 июня 1941 года, «Гневный» подорвался на вражеской мине, оставлен экипажем, Устинов согласился отправиться в госпиталь, где провёл более 2 месяцев.
    После Устинов назначен командиром эсминца «Суровый». В ночь с 12 на 13 ноября 1941 года "Суровый" подорвался на вражеских минах. Устинов вновь был контужен и покинул тонущий «Суровый» последним.
  15. rozman
    rozman 24 апреля 2021 22:08
    0
    Горько читать. Крупный отряд флотоводцы КБФ Трибуц и Пантелеев отправили на задание не протралив район. Не следует улицу в СПб именовать в честь адмирала, мир его праху!
    1. Macsen_Wledig
      Macsen_Wledig 25 апреля 2021 15:45
      +1
      Цитата: rozman
      Крупный отряд флотоводцы КБФ Трибуц и Пантелеев отправили на задание не протралив район.

      Хорошо быть умным через 80 лет... :)
  16. Георг Шеп
    Георг Шеп 27 апреля 2021 10:48
    0
    "Гневный" чем-то прогневил Посейдона. Хотя и боги тоже бывают порой не в настроении, в особенности когда водную стихию засорят всякими взрывоопасными веществами.
  17. Polar Bear
    Polar Bear 9 июля 2021 19:10
    0
    В это й истории удивляет четкая и быстрая постановка минного заграждения через Финнский залив да еще в короткую летнюю ночь. Еще больше удивляет полное неведение Балтийского флота, словно у него напрочь отсутствовала разведка, как служба.