«Зело казанский орех крепок»: укрепления ханской Казани против московских войск

22
«Зело казанский орех крепок»: укрепления ханской Казани против московских войск

В течение XV–XVI столетий три московских государя поочередно отправляли рати на «град многолюдный казаньской», чтобы обуздать поволжских татар, прекратить их набеги на пограничные территории и захват полона, а также включить ханство в русскую орбиту. За все это время полноценно взять Казань удалось лишь дважды: в 1487 году Ивану III и в 1552 – его грозному внуку.

Конечно, далеко не каждый раз Русские войска доходили до самой ханской столицы. Значительная часть неудач до 1552 года объяснялась проблемами с логистикой и нехваткой перевалочных и ресурсных баз на пути к городу. Восполнять этот пробел начал еще Василий III, поставивший в 1523 году Васильсурск на реке Суре. Иван IV продолжил дело отца, в 1550 году основав Свияжск. Однако и сама Казань была вполне крепким орешком.



Кратко рассмотрим наиболее значимые военные кампании, когда Русские войска подходили непосредственно к Казани до ее взятия Иваном Грозным. Эпизодов, когда московские рати по факту не предпринимали активных действий, а великокняжеских ставленников приводили к власти прорусски настроенные казанские аристократы (как, например, в 1484 году), касаться не станем. Скажем и о том, что представляла собой Казань как крепость.

Рати Ивана III у Казани


Одним из первых подобрался непосредственно к ханской столице московский воевода Иван Руно. 21 мая 1469 года он доплыл до Казани по Волге вместе со своей судовой ратью. О точной численности войск под началом Руно остается лишь гадать из-за отсутствия войсковых росписей. В любом случае, ни о каких «тьмачисленных» ратях говорить не приходится.

Основная ставка делалась на стремительное продвижение по реке (только за первый день пути русской «флотилии» удалось преодолеть 60 верст) и быстрые мобильные десанты. Артиллерии в этом наскоро организованном походе не было, так что целью москвичей изначально выступал посад, а не кремль. «Бог войны» вообще не упоминается в источниках в контексте поволжских кампаний до 1482 года. И даже тогда «гром» никто «не пущаху»: все ограничилось первой масштабной транспортировкой пушек по реке. Но не будем сильно забегать вперед.

Вот что сообщает Никоновская летопись о походе Ивана Руно.

«…и придоша под Казань на раннеи зори маия в 21, в неделю 50, и, вышед из суд, поидоша на посад, а татаром казаньским всем еще спящим, и повелеша трубити, а Татар начаша сечи и грабити, и в плен имати».

В некоторых источниках воеводу упрекают в том, что он зачем-то приказал трубить при высадке на берег и разбудил спящих в крепости казанских воинов. На деле Ивана Руно не должен был заботить сон защитников хорошо укрепленной городской цитадели. Трубный глас же стены Казани не обрушил, зато посеял панику на еще дремлющем уязвимом посаде.

В итоге московские войска сожгли казанский окольный город, а заодно «что полону было туто на посаде християньскои: псковскои, рязанскои, литовскои, вятскои, устюжскои и пермскои, и иних прочих градов, тех всех отполониша».


Русский струг XV–XVI веков, какие применялись в том числе в описанных казанских походах московских войск. Реконструкция, участвовавшая в съемках кинофильма «Ермак» (1996 год)

С моральной точки зрения Москва достигла крупного успеха. Впервые ее рати добрались до самой ханской столицы, побили иноверцев и высвободили из плена много православных людей.

В плане же тактики и изначальных целей большой операции, частью которой стал описанный поход молодцев Руно, победа оказалась близкой к пирровой. О взятии города или принуждении казанцев к выгодному миру по-прежнему оставалось лишь мечтать. Русские рати понесли серьезные потери, а оставшиеся воины устали. Вскоре военную кампанию пришлось экстренно свернуть.

Так что в целом Казань выстояла – во многом благодаря своему хорошо укрепленному кремлю.

На посаде едва улеглись дымы и зазвенели топоры плотников, как бурный 1469 подкинул городу новое испытание. В августе Иван III организовал еще один поход на Казань – под командованием своего брата Юрия Дмитровского. Московская судовая рать прибыла к ханской столице 1 сентября.

Летопись Льва Вологдина дает общую картину дальнейших событий:

«Они же (русские войска) поидоша под град строем. А татара исшедше из града малое учиниша сражение, таже бежаше во град затворилися в нем. Россиане же, обступив окрест града, острог поставили и воду от града отвели».

Поясним, что «малое сражение» произошло на многострадальном посаде. Упомянутый же летописью «град» – это не вся Казань, а исключительно городская цитадель (детинец). Но и ее обнесения контрвалационной линией (острогом из валов и частоколов) и перекрытия воды оказалось вполне достаточно.

Вот что пишет летопись далее.

«…Что видев, царь Абреим послал просити о замирении, и придалися вси на волю великого князя и воевод его, и плен российский казанский царь весь отдал, что получено было за четыредесят лет, а притом и дань прислала великому государю».

Видимо, на этот раз подготовка к походу оказалась на высоте, а рати четко действовали по заранее продуманному сценарию. Конечно, московские войска возводили вокруг казанского кремля далеко не Адрианов вал, но все равно инженерная задача перед ними стояла масштабная. Без толкового командования, налаженной логистики и снабжения такое едва бы удалось.

Хотя сообщение об отведении воды от города, окруженного реками и озерами, вызывает некоторые вопросы. Предположим, что построенный русскими ратями острог отрезал казанцев в кремле от Казанки и Булака, а тянувшиеся от системы озер неподалеку протоки наскоро перекрыли плотинами. Но с трудом верится, что в городской цитадели не вырыли ни одного колодца. Оттуда рукой подать до крупных водоемов, и с грунтовыми водами все должно быть в порядке, даже несмотря на расположение кремля на возвышенности.


Возникает крамольная мысль: вдруг перед нами очередная аллюзия или, как модно сейчас говорить, пасхалка, которыми так богаты русские летописи?

К примеру, возможна аналогия с осадой Алезии войсками Гая Юлия Цезаря в 52 г до н. э. Здесь вам и осада столицы непокорного соседа, и выстроенная контрвалационная линия вокруг города, и сооружение плотин, и даже Рим, только теперь уже третий. С другой стороны, об остроге и перекрытии воды упоминается лишь вскользь, без обычных для летописцев цветистых пассажей, которые напрямую указывают на авторитетный источник вдохновения («Записки о Галльской войне»).

В любом случае, ни о каком штурме и взятии ханской столицы речи снова не идет. Несмотря на поражение поволжских татар, сама Казань как крепость опять выстояла.

Впервые она покорилась лишь в 1487 году, когда Иван III взял город и усадил на казанской трон своего ставленника и вассала Мухаммед-Эмина. Тогда великий князь собрал немалое войско, включавшее судовую и конную группировки, а заодно и представительный артиллерийский наряд.


Выступление Русских войск на Казань. Конная и судовая рати. Миниатюры лицевого свода. Книга XVIII

Тут уже в разрядных книгах перечисляются большие воеводы похода – в общей сложности 13 полководцев (10 из них прибыли под Казань первой волной, еще 3 – позже в качестве конного подкрепления). Это можно использовать как зацепку для расчета рамочной численности русских ратей. Например, известный исследователь Алексей Лобин по аналогии с хорошо задокументированным Полоцким походом Ивана Грозного предположил, что на 1514 год (битва на Орше) один большой воевода располагал 4–5 боевыми сотнями. В каждом подобном формировании было около 150 ратников.

Нижегородский историк Борис Илюшин счел возможным применить такую схему относительно уже Русско-казанской войны 1505–1507 годов. Возникает большой соблазн произвести похожие расчеты и по казанскому походу Ивана III 1487 года. Грубо применив формулу А. Лобина, получаем общую численность московского войска в пределах 7 800–9 750 ратников.

Увы, точность расчета оставляет желать лучшего. К 1487 году поместная система еще не сложилась в таком объеме, как к Ливонским войнам, поэтому реальные цифры могли быть куда скромнее.

К тому же численность полков и боевых сотен (которые, к слову, официально появятся уже во времена Ивана Грозного, хотя по факту наверняка использовались и раньше) четко не регламентировалась и могла колебаться. И все же это хоть какой-то задокументированный ориентир. Если допустить, что под рукой у одного воеводы в 1487 году находились максимум 4 сотни, которые пока что численно соответствовали своему названию, получаем 5 200 ратников.

Это вполне представительная сила. Для сравнения, весь мобилизационный потенциал Казанского ханства, по мнению того же Б. Илюшина и других исследователей, не превышал 15 000 воинов.

В свою очередь историк А. Филюшкин оценивает максимальные мобилизационные возможности Великого княжества Московского на пике правления Василия III в 45–50 тыс. ратников, включая дворян с детьми боярскими и их боевых послужильцев. И это потолок, достичь которого было физически невозможно в одной военной кампании. Воспринимать же все «воя сто тысяч и сто» из Казанского летописца и других нарративных источников стоит лишь как фигуру речи для красного словца.

Возвращаясь к казанской крепости, и в этот раз она, должно быть, не подверглась штурму или массированному артиллерийскому обстрелу. Все ограничилось трехнедельной (по данным Устюжской летописи) осадой и полевыми стычками с конными отрядами казанцев, которые стремились навредить русским тылам, перерезать сообщение и т. д.

И вновь перед нами краткое летописное сообщение о возведении вокруг города острога (контрвалационной линии), на этот раз без перекрытия воды. В историографии есть мнение, что летописец просто-напросто заимствовал данный эпизод из вышеупомянутого сообщения по кампании 1469 года. Тогда сооружение контрвалационной линии, по версии хрониста, почти сразу заставило казанцев признать поражение и запросить мира. Здесь же заявленный острог сразу пропадает из повествования и не играет никакой роли. Он не мешает городским защитникам устраивать вылазки в стан русских войск.

Если имеются в виду более обширные временные укрепления, охватывающие и часть территории вокруг города, то почему татарские всадники беспрепятственно нападали на московские тылы? Смысл столь «воздушных» и бесполезных полевых фортификаций неясен.

Так или иначе ханская столица покорилась и открыла свои ворота перед воеводами великого князя, который «со совей руки» посадил на трон Мухаммед-Эмина.


Казанский хан Ильхам (Али Хан) сдается воеводам Ивана III в 1487 году. Фрагмент летописной миниатюры

Рати Василия III у Казани


В следующий раз крупные русские рати добрались до ханской столицы в 1506 году, после того как Мухаммед-Эмин заплатил великому князю «злым за предобрейшее»: побил и разграбил московских купцов, арестовал послов, казнил ряд лояльных Москве вельмож.

Несмотря на огромное количество собранных войск и артиллерии, военная кампания 1506 года оказалась неудачной. До полноценного штурма или даже осады крепости дело так и не дошло, русские воеводы потерпели два поражения. Правда, военная победа обернулась для казанцев полным политическим фиаско, а Мухаммед Эмин вновь присягнул великому князю, но это уже тема для отдельной статьи.

Очередная попытка овладеть городом и вернуть московский протекторат, временно сменившийся крымским, была предпринята весной 1524 года. 12 мая, по данным Типографской летописи, под Казань по рекам и «полем» отправились крупные войска под формальным руководством вассального Москве касимовского царевича Шаха-Али.

По факту судовую рать возглавляли князья Иван Бельский и Михаил Горбатый, а конную – Иван Васильевич Хабар Симский и прочие воеводы. Всего в разрядных книгах упоминаются 11 полководцев, что позволяет нам снова применить адаптированную формулу А. Лобина и предположить, что на Казань двинулось порядка 8 850 ратников вместе с несколькими сотнями служилых татар из двора Шаха-Али.

Судя по источникам, 14 августа пешие судовые войска пошли на штурм. К тому моменту москвичи уже потеряли множество бойцов и артиллерийских орудий в полевых стычках с казанцами. Ситуацию обостряло отсутствие поддержки со стороны конницы, которая завязла в боях на территории горних (правобережных) черемисов и запаздывала на театр военных действий.

Не получилось и как следует наладить снабжение, из-за чего в московском стане началась нехватка продовольствия. Выдвинувшийся из Нижнего Новгорода судовой резерв с дополнительным фуражом и провиантом попал в засаду и так и не достиг пункта назначения.

Но и казанцам изрядно досталось. Они потерпели ряд серьезных поражений на Волге и Свияге и тоже потеряли немало человек. Словом, оба противника вконец выдохлись. Начало штурма походило скорее на вальяжную демонстрацию в поиске любого повода бросить оружие и сесть за стол переговоров. В результате так все и произошло.

В источниках не говорится, состоялся ли в итоге полноценный штурм. Русские летописи опускают этот фрагмент, сообщая уже о прибытии казанских послов в Москву осенью 1524.

Еще одной проверкой казанской крепости на прочность стала масштабная московская военная кампания весны-лета 1530 года. Данной операцией руководили 20 больших воевод. Вполне возможно, что относительно 1530 года уже правомочно применить пропорцию военачальников, сотен и ратников из реалий Полоцкого похода без адаптации. Тогда получаем примерно 12 000–15 000 воинов (опять же, такие расчеты приблизительны и лишь показывают возможный порядок цифр).

Помимо полководцев даются и кое-какие детали по вооружению и техническим средствам. Особенно интересно первое упоминание гуляй-города – мобильных деревяных укреплений, которые перевозились на телегах и выстраивались в поле, словно конструктор. Он должен был защищать московскую артиллерию и пищальников от конных рейдов во время осады и штурма ханской столицы.


Примерная реконструкция облика гуляй-города в XVI веке

Впервые просочились в летопись и подробности по артиллерии. Хотя перед нами, мягко говоря, путаные данные. Говорится о 7 пушках (в Вологодско-Пермской летописи) или 70 затинных пищалях, то есть крепостных ружьях (в Казанском летописце), пищалях полуторных, семипядных, сороковых.

Как полагают некоторые исследователи, на самом деле под «затинными пищалями» подразумевались верховые пушки, то есть короткоствольные орудия для верховой стрельбы. Наверняка великокняжеские воеводы привезли с собой и большие осадные бомбарды. В любом случае москвичи подошли к военной кампании основательно.


Отливка осадной пищали «Павлин» работы итальянского мастера Паоло де Боссо в августе 1488 года. Миниатюра из Лицевого свода

Теперь уже казанской крепости довелось попробовать на вкус московских ядер. Сперва Русские войска разгромили наскоро выстроенные казанцами дополнительные укрепления – деревянный острог, обогнувший столицу с юго-востока (подробнее о нем скажем чуть позже). Пожар перекинулся с острога на посад.

Казанцам удалось захватить часть русской артиллерии в ходе дерзкой вылазки. Но у наступающих осталось достаточно пороха в пороховницах – хоть и отсыревшего из-за грянувших ливней – и пушек в запасе.

Как только закончилась непогода, и высохли боеприпасы, Русские войска начали артиллерийский обстрел города, длившийся 13 дней. В конечном итоге казанцам пришлось капитулировать и выслать парламентеров, которые «шерть дали на всей воли государя великого князя». С волжских татар взяли клятву не сажать на трон никакого хана без московской санкции, как это было при Иване III, и отправить в Москву свое посольство.

Казанцы признали поражение, но полноценного взятия города или его разрушения снова не произошло. Об этом говорит хотя бы то, что ненавистный Москве крымский ставленник Сафа Гирей сохранил престол.


Поход русских войск на Казань 1530 года

Рати Ивана Грозного у Казани


Очередной мощный рывок в сторону взятия Казани сделал уже Иван Грозный в 1550 году. Незадолго до этого скоропостижно погиб тот самый хан Сафа Гирей, оставив после себя малолетнего наследника Утямиша. Образовавшийся в ханстве кризис власти открыл перед Москвой не простое, а целое панорамное окно возможностей для окончательного включения казанцев в свою орбиту.

Русский царь собрал большое войско. Если снова применить формулу А. Лобина, то приблизительно получаем 16 250 ратников. Конечно же, не обошлось и без «бога войны».

Интересно, что в этот раз кое-какие сведения о московской артиллерии доходят до нас «с той стороны баррикад». Находившийся в городе во время военной кампании астраханский поэт Х. Шерефи писал следующее:

«По слухам, и что было установлено, доказано и подтверждено, в войске неверных было 11 огнестрельных пушек. Перебежал и один хороший пушкарь. Было еще 4–5 воздушных пушек. Каждое ядро наподобие куска горы».

Поясним, что под «воздушными пушками» Шерефи подразумевает большие осадные бомбарды. «11 огнестрельных пушек» – это, по всей видимости, крупнокалиберные мортиры, которые стреляли зажигательными ядрами.

В сообщении Шерефи говорится только о самой тяжелой артиллерии. Остается за кадром многочисленный полевой наряд, который становится обязательной компонентой Русских поволжских кампаний начиная с 1506 года.

Как считает А. Лобин, данным астраханца можно доверять.

Во-первых, сведения получены татарами из первых рук – от пушкаря-перебежчика.

Во-вторых, приведенные цифры не выглядят раздутыми в разы (или в сотни раз), как это часто бывает в нарративных источниках. Например, общую численность московских войск тот же Шерефи оценил ни много ни мало в 800 тысяч бойцов.

Несмотря на большой размах военной кампании, Казань снова выстояла. Московские силы приступили к осаде в феврале 1550 года. Начался массированный артиллерийский обстрел города. Царь «туры велел поделати и к городу приступати».

В итоге после почти двухнедельных попыток овладеть ханской столицей Иван Грозный и воеводы сняли осаду и отошли от Казани. По официальной летописной версии виной всему были «ветры сильные и дожди великие и мокрота немерная», которые спутали осаждающим все карты. Впрочем, подробнее об этом походе читайте в отдельном цикле статей.

Окончательно же Казань пала к ногам Ивана IV в 1552 году после 41 дня осады. И это при чудовищном количестве стянутых туда войск, осадной артиллерии и боеприпасов. Но казанское взятие Ивана Грозного – слишком обширная тема, чтобы касаться ее здесь лишь вскользь.

В следующей статье подробно рассмотрим, что же представляли собой укрепления Казани ханского периода.

Список литературы и источников


Источники:
История о Казанском царстве. Казанский летописец // Полное собрание русских летописей. Т. 19. М., 2000.
Летописец Льва Вологдина // Полное собрание русских летописей. Л., 1982. Т. 37.
Разрядная книга 1475–1605 гг. М., 1977. Т. 1, ч. 1.
Устюжский летописец // Полное собрание русских летописей. Л., 1982. Т. 37.
Никоновская летопись // Полное собрание русских летописей. М., 1965. Т. 13.
Постниковский летописец // Полное собрание русских летописей. Т. 34. М., 1978.
Х.Шерифи. «Зафер наме-и Вилайет-и казан» // vostlit.info.

Литература:
Алексеев Ю. Г. Походы русских войск при Иване III. СПб., 2009.
Алишев С. Х. Казань и Москва: межгосударственные отношения в XV–XVI веках. Казань, 1995.
Борисов Н. С. Иван III. М., 2000.
Волков В. А. Под стягом Москвы. Войны и рати Ивана III и Василия III. М., 2016.
Илюшин Б. А. Казанские войны Василия III. Казань, 2021.
Лобин А. Н. Артиллерия Ивана Грозного. М. 2019.
Филюшкин А. И. Василий III. М., 2010.
Худяков М. Г. Очерки по истории Казанского ханства. М., 1991.
22 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо авторизоваться.
  1. +1
    16 июня 2024 07:44
    Одним из первых подобрался непосредственно к ханской столице московский воевода Иван Руно. 21 мая 1469 года он доплыл до Казани по Волге вместе со своей судовой ратью.

    Один из эпизодов Русско-казанской войны 1467–1469 гг. Рейд "охочих людей" на Казань под руководством Ивана Руно был классическим "походом за зипунами", предпринятый не смотря на запрещение главного воеводы князя Беззубцева. После окончания похода, не смотря на его успех. Ивану Руно было предъявлено обвинение в измене за нарушение приказа.
    1. +2
      16 июня 2024 09:44
      Извините, но откуда это? Как у нас на истфаке говорят: ссылка, источник? Ни Иван Руно, ни главный воевода всей военной компании Константин Беззубцев не были ни обвинены, ни наказаны. Более того, была даже хоть и символическая, но награда от великого князя для некоторых участников похода. И это не был "классический поход за зипунами". В Нижнем Новгороде собралось огромное войско под руководством Константина Беззубцева (дети боярские со своими послужильцами из многих городов + московские купцы и посадские люди, кому выступить в поход было «пригоже по их силе». Плюс из Устюга по северным рекам на Казань отравилась небольшая группировка князя Ярославского. Это по тем временам была очень масштабная кампания, и цели были самые серьезные - как минимум, принудить казанцев к выгодному миру, прекратить захват полона. Возможно, стояли еще какие-то цели (например, обеспечить транзит по Волге). Но Иван Иван III отправил в Казань послов, а Беззубцеву и собравшемуся войску приказал ждать в Нижнем Новгороде, так как переговоры все-таки – открыто воевать не комильфо. В нижегородском лагере, который простаивал, из-за чего войска теряли боеспособность, начинался ропот, и великий князь дал директиву отправить на Казнь небольшие отряды на малых судах, которые должны были ограничиться разорением территорий по берегам Волги, но не нападать на Казань и не пытаться взять город. И их действия уже трактовали как своевольные нападения «охотчих людей», которые действуют без повеления великого князя. Также как и действия уже отправившихся на Казань устюжской рати Ярославского. Но в нижегородском лагере начались волнения и, как пишет летописец, что-то типа своеобразной вечевой сходки (то есть Беззубцев потерял контроль на войсками), и в результате на Казань отправилась значительная часть войска по командованием Руно, да еще они напали на сам город, что действительно Иван III делать запрещал. Но, повторюсь, никакого наказания не было. И поход это был далеко не классический за зипунами. Там силы были собраны большие, но очень многое почти сразу пошло не так, как планировалось. Отказ вятчан присоединиться к кампании, утечка подробностей о походе через казанского «наместника» в Хлынове, когда Ярославский пытался привлечь вятчан к походу, переговоры эти, которые спутали все карты и не дали выступить нижегородской группировке нормально и действовать согласованно с устюжской ратью, которая потом попадет в засаду. Иван III это понимал, и особ никого не винил в неудаче. А сразу же организовал следующую кампанию, под командованием Юрия Дмитровского. Читайте Н. Борисов, «Иван 3», там подробно эта кампания описана. Да и летописи, та же Устюжская летопись и т. д.
      1. 0
        16 июня 2024 10:23
        Извините, но откуда это?

        Русскiй бiографическiй словарь. Том XVII, стр. 605-606.
        Но, повторюсь, никакого наказания не было

        А у меня где то написано о наказании? Написано - предъявлено обвинение.
    2. +2
      16 июня 2024 10:11
      Не говоря уже о том, что "классический поход за зипунами" - это, извините, не нападение на хорошо укрепленную столицу ханства, сожжение посада и т. д.))) Это совершенно из другой оперы.
  2. 0
    16 июня 2024 10:25
    Это вполне представительная сила. Для сравнения, весь мобилизационный потенциал Казанского ханства, по мнению того же Б. Илюшина и других исследователей, не превышал 15 000 воинов.


    Казанское ханство это сколько улусов? Один?
    Просто изначально улусы нарезались исходя из соображения "один улус выставляет один тумен"
    Со временем одни улусы приходили в упадок, другие , наоборот, развивались. Крымское ханство выросло из одного улуса в Крыму.

    К чему это всё? Даже если Казанское ханство выросло из одного улуса , там к 16 веку потенциал сильно больше одного тумена за счет роста населения. Плюс черемисы, жившие на "подрайской землице" Потенциал может быть куда больше 15 тыс
    1. +2
      16 июня 2024 10:59
      Это примерная и очень умозрительная оценка мобилизационного потенциала всего Казанского ханства. Включая и территории всех подвластных булгарских народов, и вообще всех. Например, Борис Илюшин об этом рассуждает в "Казанских войнах Василия III". Как и в случае и с Москвой, все эти "тумены" (как у нас полки, боевые сотни и т.д.) - это лишь названия и дробления. В рассматриваемый период их численность не была фиксированной, все колебалось. Документов никаких с казанской стороны нет. Но есть с Московской. Десятни, разрядные книги и т.д., по которым тот же В.В.Пенской примерно подсчитал мобилизационный потенциал Московского гос-ва на пике правления Ивана Грозного - около 100 тыс. включая послужильцев, кошевых и т.д. И по примерной аналогии, сопаставляя возможную численность населения и какую пропорцию к этому населению составляет мобилизационный потенциал, можно прикинуть потенциал Казани. Потому что Казань по своему укладу гораздо ближе к Москоувскому гос-ву тогда, чем к ногаям каким-нибудь кочевым. Это такое же оседлое, земледельческое феоджальное гос-во (кочевой элемен там был крайне низок и играл второстепенную роль, что уже Худяков отмечал и подтверждают дальнейшие исследования. Плюс там примерно схожие с Москвой природные и земледельческие условия. Схожие принципы феодальной мобилизации. И даже если посмотреть на феодально-служилую структуру ханского периода (эмиры, беки, мурзы, казаки, огланы), это тоже очень походе на феодально-служилую структуру Москвы. Вот что самое главное здесь, а не тумены, которые чисто умозрительными были. И получается, что на пике Грозного около 5 млн человек (очень примерно, конечно), и около 100 тыс максимальный потенциал). В хансте в это время около 500 тыс проживало (даже в 18 веке в Нижнем Поволжье около 700 тыс. жило, и демография здесь не сильно менялась). Ну и по аналогии 10 – 15 тыс. И это вполне коррелирует с территорией Казани. Плюч есть документы, те же десятни уже времен после завоевания Казани, сколько оттуда выезжало людей служилых мурз с их корпорациями, например, в Ливонские войны. Да, там конечно, кое-что изменилось после завоевания, но не тотально. Многите казанские феодалы сохранились свои наделы и стали служилыми людьми русского царя, так что тоже это дает какое-то представление. И там очень скромные цифры. Так что никаких там тьмачисленных орд казанцев не было.
      1. -3
        16 июня 2024 11:12
        Я в курсе, что там все умозрительно-приблизительно
        Это такое же оседлое, земледельческое феоджальное гос-во (кочевой элемен там был крайне низок и играл второстепенную роль, что уже Худяков отмечал и подтверждают дальнейшие исследования.

        Ок. Видимо у меня здесь пробел в знаниях.
        Плюч есть документы, те же десятни уже времен после завоевания Казани, сколько оттуда выезжало людей служилых мурз с их корпорациями, например, в Ливонские войны. Да, там конечно, кое-что изменилось после завоевания, но не тотально.

        Это как раз вызывает вопросы. Большинство (как бы не подавляющее) населения города и посада вырезано (или опять устаревшая информация ?) Многие бежали к соседям в ходе кампании. Что там осталось вообще не понятно
        Так что никаких там тьмачисленных орд казанцев не было.

        Об этом речь не идет. Просто маятник слишком сильно качнулся в сторону гиперкритицизма как по мне
  3. 0
    16 июня 2024 10:40
    Статья хорошая, но "без изюма". Может быть потому что мало авторской позиции.

    Всегда задавался вопросом, почему Казань , бывшая очевидным перезревшим плодом , была покорена столь натужно и даже мучительно. Казанцы тоже выигрывали сражения, порой даже кампании. Несомненно, последние лет сто были для Казани агонией, ну так и будущие победители поперхнулись не по разу. Как два вымахавшихся боксера в поздних раундах. Один давит, но ударить как следует не может. Второй обороняется в блоке и что-то ухитряется отгружать

    Читая цикл статей автора так и не нашел для себя ответа. То ли проклятая логистика, то ли мужество (или фанатизм кому что нравится) оборонявшихся. То ли не блестящее состояние русских вооруженных сил в целом. Автор , увы, не делает выводов вообще
    1. +7
      16 июня 2024 11:25
      Здесь больше по выкладкам, расчетам контингентов примерным (как собственно моим, так из историогшрафии). Это в принципе не про «изюм», другого плана материал и другие цели. Тем более изюм каждый любит свой.
      По поводу «вымотавшихся боксеров» - ну, просто очевидные прописные истины объяснять как-то уж слишком. Крымский фактор. Как только удавалось установить контроль над Казанью, установить протекторат, Крым тут же начинал свою игру и заменял это все на крымский протекторат. И так много раз, была постоянная борьба между блоками аристократии казанской, которые привлекали русские и крымские (ногайские и т.д.) силы соответственно. Это раз, многократно писал об этом. Второе, Московское государство должно было укрепиться и физически суметь «переварить» такую территорию, чтобы ее полноценно в свой состав то включить. При Иване 3 ВКМ, например, пока еще было неготово в чисто организационном, экономическом плане, не смогли бы контролировать такую територию. К 1552 году Москва достаточно усилилась, расширилась, достаточно увеличила свой мобилизационный потенциал и мощь своего военно-служилого сословия, чтобы наконец полноценно присоединить Казань. Если присоединять, значит нужно тут же там порядок наводить, города строить, крепости (что и начали сразу делать после завоевания). Плюс аппарат управления, приказная система достаточно отстоялись ко времени завоевания, чтобы это все администрировать. До это сил хватало только на протекторат. А протектораты шатки, Крым тут же устанавливал свой и это была чехарда. И насчет того, что завоевывают, потом откатываются, теряют контроль – точно так же было и в Ливонских войнах и в куче других феодальных войн. Можно очень быстро завоевать хоть всю Ливонию, огромную часть ВКЛ (Полоцкий поход – аж 30 тыс. Иван Грозный собрал). Но феодальная мобилизация, феодальные принципы войны таковы, что завовать – ок, а контролировать долго вы это не сможете и большую часть потеряете. В лучшем случае сохраните за собой малую часть приобретений. Потому что не располагает страна ресурсами достаточными, чтобы там укрепиться, держать постоянно большие контингенты, снабжать их. Вас выбьют оттуда, да и сами дети боярские постепенно начнут оттуда утекать. Опять же, как было в Ливонии и других войнах. Поэтому нужно было пройтиипуть развития и усиления в военном, организационном и административном плане, чтобы это потянуть. Плюс к 1552 году уже окончательно появилось понимание, что протекторат над Казанью – это полумера. И удержать этот протекторат не получится. Уже накопился достаточный опыт и Иван Грозный решился на огромный риски. Бросить большие силы, ресурсы, чтобы включить Казань в состав Москвы. Это не факт, что и у него получилось бы (не завоевать, а удержать). Но он рискнул. Есть еще и пропагандистский фактор, и личный (именно с амбициями и легитимизацией Грозного как царя, писал об этом уже), но это второстепенно. Главное, это, что выше написал. Обо всем этом говорил в общем контексте.
      1. -3
        16 июня 2024 12:03
        Крымский фактор. Как только удавалось установить контроль над Казанью, установить протекторат, Крым тут же начинал свою игру и заменял это все на крымский протекторат.

        На мой взгляд крымский фактор преувеличен.
        Был совместный поход крымчаков и казанцев 1521 года. Очень опасный для Москвы. Но год спустя случился катастрофический разгром крымского ханства ногаями
        Крымчаки не поддерживали казанцев войсками ни в одном московском походе после 1521 года насколько я помню. Они отвлекались на войны с ногаями и Астраханью (до 1554 года). Плюс крымская династия в Казани сама имела виды на Крым, что приводило к еще большему распылению сил.
        1. +2
          17 июня 2024 10:40
          Да, действительно, крымский фактор ерунда)) Как и то, что в 16 веке дважды вражеские войска доходили до Москвы, и один раз ее вообще сожгли (в 1571г.). И кто бы это мог быть? "Преувеличенный" Крым. Никакому Сигизмунду или Стефану Баторию или кому-то еще такое даже не снилось, а Давлет Гирей смог. Но это так, ерунда. Про "крымскую династию в Казани, которая имела виды на Крым" - это даже комментировать смешно. Не было никакой крымской династии в Казани. Были Гиреи - это одна династия. И крымский хан сажал «со своей руки» сподручника из Гиреев. Всегда Гирей на казанском троне был вассалом крымского хана. Люди могли меняться. Например, Сагиб Гирей был казанским ханом, потом стал Крымским ханом. Но сидевший в этой время Сафа Гирей был также вассалом Крыма и называл Сагиб Гирея старшим братом, каждый раз казанский хан обращался за помощью к крымскому как к сюзерен и т.д. Как до этого Сагиб Гирей обращался к Саадету в Крыму и т.д. И русских ставленников – Шаха Али, потом Джан Али смещали крымчане, посылавшие в Казань своего ставленника вместе с войсками, которые наводили в Казани порядок по-крымски. Это была постоянно повторяющаяся схема. Это к вопросу поддержки военной крымчан. Они вмешивались в подковерную борьбу в Казани и при помощи прокрымской партии возводили своего ставленника на трон (как делала и Москва). И каждый раз в этих переворотах участвали и пришедшие из Крыма войска, как было, например, когда сместили Шаха Али в 1521, когда потом убили и сместили еще одного русского ставленника Джан Али. А сами крымчане поддерживать казанцев в каждом их локальном конфликте не стремились, они скорее Казань толкали на набеги на пограничные русские территории. Что тоже вполне обычно, я бы даже сказал типично. Точно также было в Польско-Литовском госудасртве унийном. Польша во всю топило против Москвы и подталкивала Литвоу к войнам с Москвой, но по-настоящему вписалась военное противостояние только после Люблинской унии, когда уже жаренным запахло и стало понятно, что сама Литва с Грозным не вывезет. Это обычно, когда сюзерен толкает вассала против врагов, а сам бережет силы. Плюс пытались на казанской почве рассорить Москву с Турцией. Крымский хан писал в Стамбул, что в Казжани с приходом Шаха Али мечети рушат, мусульман на православные службы загоняют. Пытался вовлечь Стамбул против Москвы. Крымчане хотели контролирвоать Казань и делали это, но лезнть в каждое пекло не хотели. Опять же, обычное дело. И это известный спор между Крымом и Москвой – чей юрт Казань. Спор, который и в летописях отражен, и в посольских книгах, и в переписке. Не знаю, правда, зачем это вообще пишу) Можно с таким же успехом поспорить, кто в паре Земля – Луна главный, а кто спутник.
          С ногаями у крыма были проблемы. В 1523 году по Крыму даже пронесся «Ногайский смерч» (это мое условное название). И да, периодические это выбивало Крым из игры и подыгрывало Москве. Как, например, в 1524 г. было. Но толку-то. Если сколько своих ставленников ни сажай, придут крымчане и посадят своего.
          1. -2
            17 июня 2024 21:42
            Да, действительно, крымский фактор ерунда))

            Не надо передергивать. В полемическом задоре вас явно заносит)
            Я привел конкретный факт - крымские войска ни разу не поддержали казанцев во время московских походов.
            Москву сожгли после взятия Казани когда крымчаки объединились с ногайцами. Такой расстановки сил о время казанских походов не было. Политическая обстановка была сложной и часто менялась, ну так и нужно давать нормальный анализ , а не валить все в кучу.
            И русских ставленников – Шаха Али, потом Джан Али смещали крымчане, посылавшие в Казань своего ставленника вместе с войсками, которые наводили в Казани порядок по-крымски.

            Никто с этим не спорит. Крымская партия была центром притяжения всех недовольных Москвой.
            Вот только с военной поддержкой было явно туго. Например, Сахиб получил прямой отказ в военной помощи от старшего брата
            Но толку-то. Если сколько своих ставленников ни сажай, придут крымчане и посадят своего.

            Это один из аспектов моего вопроса. Достаточно очевидно, что московские воеводы действовали крайне осторожно и обычно стремились не столько к разгрому врага и взятию Казани, сколько к тому чтобы восстановить престиж великого князя. Пришли под стены, постреляли, удовольствовались внешними проявлениями покорности и ушли. Естественно, московский ставленник будет смещен и московских купцов ждет очередной погром. Это при том, что московские войска умели брать мощные крепости типа Смоленска.
            Про "крымскую династию в Казани, которая имела виды на Крым" - это даже комментировать смешно.

            В данном случае подразумевался вполне конкретный факт- размолвка Сахиба и Саадата в 1524 году.

            Вообще, у вас странная реакция - я не слишком разбираюсь в этом историческом аспекте и в любом случае заведомо хуже профессионального историка. Я никогда не ставил под сомнение вашу осведомленность. Но вас буквально разрывает от любых проявлений несогласия.
            1. 0
              17 июня 2024 22:19
              Ну, могу сказать только, что если вам не нравится моя реакция, это повод не писать мне)) Заносит, ну да, бывает. Я пытаюсь над собой работать, но человек довольно эмоциональный. До пожеланий "сходить пописать", как мне здесь предлагали, оскорблений я не скатываюсь Но долго не могу реагировать спокойно, когда слышу или читаю откровенную ерунду, от которой хочется просто сделать фейспалм. А потом когда еще эту ерунду настойчиво доказывают... Ну извините, знаю, что нужно спокойнее реагировать, но не могут. Просто "крымская династия в Казани, которая имела виды на Крым" – это такая же чушь, как земля на трех слонах и черепахе. Почему крымчане мало поддерживали казанцев в их локальных конфликтах с Москвой, я вам расписал в прошлом сообщении и еще привел аналогии с другими гос-вами, примеры. Что это было естественно для таких конфигураций и не редкость. Расписал довольно подробно. То, что вы сейчас пишете, про меняющуюся ситуацию, про ногаев – причем тут вообще это? Это вообще никак не оспаривает неоспоримый факт, что не было «казанский Гиреев», «крымских Гиреев». Были одни Гиреи, которые сажали на трон в Казани своих ставленников вместо московских. А из вашего тезиса следует, что и Казань хоття бы периодически претендовала на какой-то протекторат над Крымом. Вы это имеете в виду под «передергиванием»? Мол, вы не это хотели сказать? Если так, то нужно лучше свои мысли излагать, потому что звучит именно так. И повторюсь, что это чушь. Тут еще такой момент. Что много разжевываешь, пишешь (например, опять же, почему долго полноценно не завоевывали и были только полумеры), тоже уже расписывал подробно, про экономические сложность с этим связанные, особенности феодальной мобилизации, которые долго мешали дело радикально решить. И вещи очевидные для любого, кто хоть немного, хоть поверхностно понимает процессы социально-экономические того времени. И я не говорю а каких-то знаниях фактов, а именно процессы базисные. Но вы все равно потом огорошиваете фейспалмовой чеканной максимой))) Ну, может быть, конечно, это я и ничего не понимаю. Возможно, самого себя сложно оценить)) Но в любом случае разговор у нас с вами слепого с глухим. И уже непервый раз. Наш с вами спор о санкциях в прошлый раз – то же самое. Опять же, повод и далее очень мило и дружески не общаться) Хотя, ваше право комменты писать, конечно. Всего хорошего.
            2. 0
              17 июня 2024 22:37
              И последнее, Сагиб получил отказ отчасти из-за того, что Саадет только сел на крымский трон после гибели прошлого крымского хана и "ногайского смерча". В Крыму разброд и шатание были, Саадету самому бы усидеть. Но он начал давить на Москву диполоматией и подвел Казань под то, что она присягнула турецкому султану и стала вассалом Сулеймана. Попытались столкнуть лбами Москву и Стамбул на казансукой почве. Так что нельзя сказать, что Крым ничего не сделал. Но даже если бы в Крыму тогда не было разброда, ничего не удивительного, что он не ринулся войска в помощь казанцам отправлять. Это было в норме вещей, в духе Крыма. Казанскими руками вредить Москве, но самим не особо на это ресурсы тратить. А вот казанцев втянуть в свой очередной «Крымский смерч» - это другое дело. Или нападения спровоцировать казанцев в 1538 году, когда Сафа Гирей (будучи казанским ханом) одновременно с этим шлет заверения в любви и дружбе, а собственно крымский хан шлет в Москву послания, что если Москва не примирится с Казанью сейчас же, то он обрушит на ВКМ 100 воинов и все вытопчет и т.д. – вот это очень было по-крымски. И крымчане в любом случае действовали синхронно с казанцами и в военном плане. Были постоянные набеги и натиск на окском направлении. А если покопаться (и я уточню момент у коллег, которые больше именно по Крыму копали), то уверен, что найдется и масса менее известных и масштабные набегах на территории русского гос-ва, когда какие-то крымскием контингенты вместе с казанцами выступали. А так, смысл им спасть казанцев своей кровью, если проще потом опять прийти и спокойно вернуть свой протекторат? Это Москву такая чехарда уже не устраивала, а Крым вполне устраивала.
            3. 0
              17 июня 2024 22:59
              Про сожжение Москвы упомянул в том контексте, что крымский фактор нельзя переоценить в принципе. Крымский фактор - самый главный во всей внешней политике Москвы начиная с Ивана III и вплоть до Алексея Михайловича, как минимум. И не только в казанском контексте. Это, опять же, к пониманию процессов и умению смотреть шире. И даже в Ливонских войнах крымский фактор был одним из главных и во многом предопределил исход не в пользу Москвы. И, возвращаясь к передергиваниям, "крымский фактор преувеличен" - тут нечего передергивать)) Звучит вполне однозначно.
  4. +2
    16 июня 2024 11:59
    Автору жирный "плюс".
    О сколько нам открытий чудных
    Готовят просвещенья дух
    И Опыт, [сын] ошибок трудных,
    И Гений, [парадоксов] друг,
    [И Случай, бог изобретатель]
    1. +1
      17 июня 2024 12:59
      Благодарю за плюс. Надеюсь, продолжение тоже получится годным.
      1. 0
        17 июня 2024 14:42
        Павел! Дерзайте. Вы нормально собрали и проанализировали историю. Статья понравилась.Удачи, жду нового hi
  5. 0
    17 июня 2024 07:58
    Спасибо Автору, интересная и действительно историческая статья с указанием источников.
    1. +1
      17 июня 2024 10:43
      Спасибо за обратную связь. Рад, что вам было интересно.
      1. -1
        17 июня 2024 12:49
        Написано интересно, пишите. Ответы на современные загадки как правило есть в прошлом :)
        1. 0
          17 июня 2024 12:55
          Спасибо, буду продолжать. Про ответы в прошлом полностью согласен. Ведь прошлое - это по Гегелю настоящее в становлении.