Системная ошибка военного строительства

Реформировать Вооруженные Силы надо на основе новых методов

Российская армия в последние два десятилетия практически непрерывно «реформируется». Каждый новый военный руководитель считал нужным объявить очередной этап преобразований. При этом результаты «реформистских» усилий предшественников, как правило, предавались забвению.


Почему же в определении направленности развития Вооруженных Сил России царят неопределенность и откровенный волюнтаризм?

Причин много. Это и откровенная некомпетентность, и стремление подстроиться под «политический момент», и необходимость лавировать в быстроменяющейся обстановке. Все это часто и много обсуждается на различных уровнях.

Однако есть одно противоречие, которое играет значимую роль. Это проблема методического обеспечения военного строительства. Остается вопросом, как, по каким методикам обосновываются облик Вооруженных Сил, их боевой состав и структура.

Между тем беспристрастный анализ показывает, что именно в этой области кроется одна из наиболее важных проблем, неразрешенность которой ведет к такому плачевному положению дел в области развития Вооруженных Сил России.

Бессистемный подход

Существо противоречий в этом вопросе заключается в применении различных методических принципов для обоснования методов, способов и форм применения Вооруженных Сил – с одной стороны и для формирования их облика, боевого состава и структуры – с другой.

Системная ошибка военного строительстваЕсли внимательно изучить открытые материалы, в которых раскрываются подходы к применению оперативных или стратегических группировок, тактических соединений и частей, то можно увидеть, что в основе методик их обоснования лежит функциональный подход. Авторы анализируют состав и структуру войскового формирования противника, выявляют уязвимые места в обороне и затем на этой основе определяют порядок его поражения с комплексным использованием огневых и радиоэлектронных средств. То есть имеет место классический системный подход, когда противостоящее войсковое формирование представляют как сложную систему и ищут способы ее разрушения.

Иная картина имеет место, когда решается задача обоснования облика Вооруженных Сил. Здесь в основу определения целесообразной структуры закладывются весьма абстрактные обоснования. В качестве таких обоснований могут выступать опыт развитых стран мира, желание сократить число командных инстанций и количество видов ВС, сформировать видовую структуру в привязке к сферам действий, наконец, некие организационные принципы и прочее. При этом каждый новый военный руководитель, опираясь на одни и те же подходы, получает существенно различающиеся результаты, что и приводит к лихорадке в сфере строительства Вооруженных Сил.

Ситуация с количественным составом не многим лучше. Для обоснования боевого состава и численности используется подход, основанный на паритете. Его существо состоит в принятии факта того, что для успешного решения задач обеспечения обороны страны наша армия должна быть способна создать группировку войск, паритетную силам противника, с учетом корректирующих коэффициентов, учитывающих условия ведения боевых действий. Такой подход толкает развитие российских Вооруженных Сил на симметричный путь и дает повод критиковать военное руководство различным «военспецам», обвиняющим его в ретроградстве и требующим поиска новых способов решения всех оборонных задач малым числом.

Еще для обоснования боевого состава и численности используется опыт развитых стран мира. Апологеты этого подхода, огульно ссылаясь на примеры иных государств, по большей части Европы, требуют «привести нашу армию в соответствие…» – сократить. В итоге получаются взаимоисключающие результаты. А это приводит к совершенно бесплодным дискуссиям в обществе и лихорадочным метаниям в сфере развития Вооруженных Сил. Конечно, даже при наличии четкой и однозначной методологии обоснования их структуры, боевого состава и численности будут нападки со стороны либо некомпетентных, либо недобросовестных оппонентов. Но наличие такой методики станет важнейшим стабилизирующим элементом развития армии, который существенно сократит влияние личностных и политических факторов на эти процессы.

Не лучше ситуация и в области развития вооружения, военной и специальной техники (ВВСТ). Непрерывное совершенствование образцов ВВСТ является одним из главных условий поддержания боевой готовности Вооруженных Сил России на требуемом уровне. Современные способы и средства ведения боевых действий предъявляют к ним все более жесткие требования, особенно по качественным характеристикам. Большое влияние на развитие системы вооружения оказывают экономические ограничения, которые в последнюю четверть века определили их состояние и направленность.

Между тем эффективность использования даже имеющихся ограниченных средств весьма невысока. Имеют место факты, когда предприятия оборонно-промышленного комплекса (ОПК) России тратят значительные усилия на разработку перспективных образцов ВВСТ, которые затем не принимаются на вооружение Российской армии. Достаточно вспомнить историю с танками «Черный орел» и Т-95, перспективным бронетранспортером БТР-90. Есть случаи, когда, наоборот, поставленные в войска ВВСТ не вписываются в систему вооружения и не соответствуют ни одной из задач, стоящих перед ними. Примером может служить история с универсальным десантным кораблем (УДК) типа «Мистраль», которому надо теперь искать применение в российском ВМФ.


Однако судя по открытым источникам и высказываниям государственных и военных руководителей, практика формирования и реализации Государственной программы вооружения еще далека от совершенства, что тормозит переоснащение российских Вооруженных Сил современной техникой, соответствующей потребностям обороны страны.

Главные противоречия

Основная причина сложившейся ситуации порождена противоречием между объективным единством системы вооружения ВС РФ и фактически самостоятельным, несогласованным развитием ее компонент – отдельных систем и образцов ВВСТ.

Другим важнейшим антагонизмом является то, что Вооруженные Силы решают задачи обеспечения военной безопасности государства, действуя в составе разновидовых группировок войск (сил), образующих единый боевой организм, особенности которого определяются характером военной угрозы и условиями действий, а система вооружения развивается по видовому признаку в привязке к развитию конкретного вида (рода) войск.

Наконец третье противоречие, которое играет крайне негативную роль в формировании согласованной единой системы вооружения, состоит в том, что выбор приоритетных направлений военно-технической политики осуществляется преимущественно на основе принципа «парирования военно-технических угроз», когда под конкретное средство создается противостоящее ему, посредством которого порождаемая угроза нейтрализуется. Межу тем реальные действия, в том числе и против таких перспективных систем, будут вестись с применением определенных способов боевых действий с участием сил и средств различных видов ВС РФ.

Такая ситуация в сфере развития системы вооружения стала следствием тех же методических проблем, которые были описаны применительно к обоснованию облика Вооруженных Сил, их боевого состава и численности.

Что же делать?

«Методическая связка»

Ответ очевиден. Если основная причина методических неурядиц состоит в качественном различии методических подходов, используемых для обоснования способов и форм применения Вооруженных Сил и определения их структуры, боевого состава, численности и облика системы вооружения, то надо строить такую методологию, которая позволит увязать единым учением эти ключевые сферы жизнедеятельности армии.

Естественно, в рамках одной газетной статьи раскрыть во всех аспектах такую методологию невозможно да и не нужно. Здесь можно лишь наметить подход, следуя которому такая структура строится.

При этом важно, чтобы не потребовалась коренная ломка сложившегося порядка обоснования способов и форм применения Вооруженных Сил, а также их облика и системы вооружения. Переход на радикально новые подходы в разумные сроки невозможен в силу психологической инерции личного состава органов управления и необходимости пересмотра большого количества регламентирующих документов.

В связи с этим идея построения такого подхода состоит в том, чтобы предложить «методическую связку» между методологиями обоснования способов и форм применения Вооруженных Сил, с одной стороны, и их обликом, составом и структурой системы вооружения – с другой.

Учитывая системную природу современной вооруженной борьбы, самой армии, ее системы вооружения, естественно предположить, что эта связка должна опираться на системный метод.

В качестве основного направления решения этой задачи целесообразно положить переход к рассмотрению развития ВС и их системы вооружения как единой целостной структуры в тесной увязке с логикой избранных способов и форм обеспечения военной безопасности России.

Боевая система

Ядром этой «методической связки» должно стать понятие «боевая система» (БС), которое впервые ввел доктор военных наук Эдуард Шевелев. Им же была разработана концепция военной системологии. Он указал, что если в системологии основополагающим является понятие «система», то в части, касающейся исследования процессов вооруженного противоборства, в качестве основополагающего выступает понятие «боевая система».

Под БС понимается совокупность функционально связанных взаимодействующих сил и средств. Она создается для решения определенной боевой задачи с требуемым уровнем эффективности. То есть боевая система выделяется по функциональному признаку – в нее входят те элементы, которые участвуют в процессе функционирования некой структуры по достижении определенной цели. Она всегда решает только одну задачу, но при этом может включать в себя единицы различных видов и родов войск (сил). Этим БС принципиально отличается от различных воинских формирований, которые выделяются по видовому (родовому) признаку (состоят из единиц одного вида или рода войск) и всегда являются многоцелевыми.

В качестве примера такой структуры можно привести систему ПВО, например, на приморском направлении. Она, решая единственную задачу отражения удара средств воздушного нападения противника, имеет в своем составе помимо сил собственно объединения (соединения) ПВО и ВВС еще и средства войсковой ПВО соединений и частей сухопутных войск, а также средства ПВО кораблей флота.

А вот, например, одно из войсковых формирований – мотострелковая дивизия состоит из единиц исключительно сухопутных войск, но при этом способна решать относительно широкий круг задач.

Боевая система является совокупностью техники и людей, то есть организационно-технической структурой, в которой ВВСТ образуют техническую подсистему, также ориентированную на достижение определенной общей цели. Поэтому систему вооружения какой-либо из таких структур целесообразно называть целевой системой вооружения, которая ориентирована на решение только одной боевой задачи.

В рамках любой БС выделяются ее четыре основные подсистемы: главная, обеспечивающая, управляющая и обслуживающая. В главную включаются элементы, непосредственно воздействующие на силы и средства противника, с использованием которых достигается поставленная цель. В обеспечивающую – составляющие оперативного и боевого обеспечения: силы и средства разведки, наблюдения и целеуказания. Управляющая состоит из систем органов управления, командных пунктов, связи и автоматизации. Обслуживающая подсистема включает структуры тылового и специально-технического обеспечения. При этом надо помнить, что в состав этих целевых подсистем вооружения входят системы и образцы ВВСТ разных видов Вооруженных Сил РФ.

Исходя из того, что такая система направлена на решение только одной боевой задачи, увязывая в единый комплекс посредством функционально единой управляющей подсистемы различные силы и средства, она фактически превращает это многообразие в организационном отношении в единый организм, который обладает единственной способностью – решать задачу, для которой он создан.

Эта качественно новая способность, которой не обладают отдельно взятые элементы, и является самым главным результатом их объединения в единую боевую систему.

При этом состав и структура любой БС, исходя из самого ее определения, целиком и полностью, причем часто и однозначно, определяются характеристиками группировки противника и избранного способа воздействия на нее.

Именно этот факт и позволяет увязать единым методическим подходом как обоснование способов и форм применения Вооруженных Сил, так и определение их облика и системы вооружения.

Принципы функционирования

Теперь следует показать в самом общем виде, как может функционировать такая единая методология. В какой последовательности осуществляются исследования?

Облик вооруженных сил в развитых странах мира, включая Россию, принято определять, отталкиваясь от состава и структуры группировок на определенных направлениях, которые, собственно, и будут решать весь круг задач обеспечения военной безопасности в своем регионе. Очевидно, что и система их вооружения должна соответствовать условиям и способам деятельности, а также задачам, которые такие войска призваны решать.

Поэтому первым шагом должен стать анализ противостоящих группировок противника, на основании которого следует разработать способы и формы отражения военной агрессии нашими Вооруженными Силами на разных направлениях.

Такая работа включает множество частных этапов, известных многим специалистам и выходящих за рамки данной статьи. Главное одно – в итоге появляется система взаимосвязанных действий разных видов Вооруженных Сил, которая может стать основой для построения боевых систем.

Поэтому в ходе второго шага, собственно, и реализуется упомянутая «методологическая связка». Рассмотрим его подробнее.

Существо этого исследования состоит в том, что каждой частной задаче воздействия на группировку противника ставится в соответствие боевая система. При этом ее целесообразная структура практически однозначно определяется избранными способом и формой применения группировки ВС, а также характеристиками сил противостоящего противника. Организация управления, разведки и других видов оперативного и боевого обеспечения прямо вытекает из применения Вооруженных Сил. В свою очередь это однозначно определяет структуры и показатели соответствующих подсистем боевой системы. Субъективный фактор при этом практически исключается.

Для достижения цели противодействия группировке противника необходимо решить некоторый комплекс частных задач. Их перечень, уровень и последовательность воздействий определяются избранными способами и формой действий. Соответственно группировка на данном направлении может быть представлена как совокупность БС.

Анализ характера современной вооруженной борьбы показывает, что в большинстве случаев достижение цели операций и боевых действий будет достигаться различными видами поражения объектов противника. Поэтому на данном направлении могут формироваться БС, предназначенные для борьбы с различными целями: баллистическими в воздушно-космическом пространстве, аэродинамическими в воздушном пространстве, мобильными и стационарными высокозащищенными и слабозащищенными на суше, мобильными надводными и подводными, стационарными надводными и подводными, информационным ресурсом противника. В зависимости от характера решаемых задач и состава группировки этот перечень может наращиваться или, наоборот, сокращаться.

Особо следует подчеркнуть, что все эти БС включают элементы из различных видов Вооруженных Сил.

Так, например, боевая система для борьбы с аэродинамическими целями в воздушном пространстве (система ПВО, которая названа именно так только в связи с необходимостью унифицировать систему наименований) включает помимо собственно сил и средств ПВО – частей и соединений радиотехнических войск, РЭБ, истребительной авиации и зенитных ракетных войск еще и силы и средства ПВО объединений, соединений и частей сухопутных войск, кораблей в море и в базах, а также береговых войск флота с соответствующими фрагментами их систем управления (которые задействованы в контуре управления ПВО).

В соответствие БС ставятся целевые системы вооружения. Имея набор этих систем применительно к группировке Вооруженных Сил на данном направлении, можно путем их объединения получить все основные характеристики данной группировки – от ее структуры до боевого состава и численности. Причем особо следует подчеркнуть, что эти характеристики будут совершенно объективны и напрямую вытекать из характеристик противника и избранного способа противодействия ему.

Далее работа может строиться по существующим методикам для получения целесообразного облика Вооруженных Сил России и их системы вооружения. Это уже объективно обоснованные характеристики, формируемые в зависимости от конкретного противника, способов и форм применения ВС.

В изложенном материале могут найтись изъяны, тем более что ограниченный объем статьи не позволяет раскрыть и обосновать в полной мере этот методический подход. Однако следует констатировать главное – он дает возможность объективно, без всякого субъективизма, отталкиваясь от задач Вооруженных Сил, обосновать их структуру во всех основных аспектах, включая структуры управления и системы вооружения, с опорой на единый методический аппарат.
Автор:
Константин Сивков
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

19 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти