Подводные камни «Северодвинска». История с недовооружением АПЛ третьего поколения не должна повториться

Фирмы, способные сегодня создавать такую уникальную продукцию, как современные малошумные АПЛ, смело можно отнести к национальному достоянию. Их наличие – это в первую очередь заслуга тех, кто сумел в тяжелые перестроечные годы сохранить и развить накопленный в СССР потенциал. В силу ряда причин тогда в наиболее тяжелой ситуации оказалось санкт-петербургское морское бюро машиностроения «Малахит». Этим летом на спроектированной предприятием многоцелевой АПЛ четвертого поколения «Северодвинск» поднят Андреевский флаг. Однако это значимое событие сопровождают обстоятельства и факты, о которых молчать нельзя.

Как заявил генеральный директор санкт-петербургского морского бюро машиностроения «Малахит» Владимир Дорофеев, впервые в ВМФ АПЛ может осуществлять функцию стратегического неядерного сдерживания за счет использования крылатых ракет «Калибр».


Вопрос в эффективности такого сдерживания ввиду заведомой неспособности АПЛ обеспечить крылатыми ракетами (КР) массированное огневое поражение целей. Для серьезного противника и 20–30 КР почти ничто, даже без учета эффективной ПВО. Для сравнения: ракетоподъемность «Северодвинска» соизмерима с двумя-тремя стратегическими бомбардировщиками, которые имеют несравнимо более высокие возможности по тактической и оперативной мобильности, быстроте решения задач, способности нанесения повторных ударов. Кроме того, на вооружении нашей дальней авиации стоят крылатые ракеты с более высокими ТТХ, нежели ограниченный размером торпедного аппарата «Калибр». Безусловно, некоторые сильные стороны есть и у АПЛ проекта 885. Например, возможность скрытно развернуться и нанести удар с неожиданного для противника направления. Однако сам факт ударной недовооруженности 885-го проекта налицо.

Критерий «эффективность-стоимость»

Решение данной проблемы (с минимальными изменениями проекта) возможно с переходом флотских КР на увеличенную размерность (типоразмера ПКР «Оникс» и торпедного аппарата калибра 65 см) с кассетной боевой частью, обеспечивающей поражение нескольких целей. Актуально это не только для 885-го проекта, но и для модернизируемых АПЛ проекта 971 (чем обеспечивается многократное повышение их боевого потенциала) и всех кораблей – носителей КР (модернизированных крейсеров проекта 1144М, корветов проекта 20385, фрегатов проекта 22350, МРК проекта 21632).

Подводные камни «Северодвинска». История с недовооружением АПЛ третьего поколения не должна повториться


Интересные оценки по критерию «эффективность-стоимость» КР большого размера приводились в статье Роберта Линча (Robert A. Lynch) в US Naval Institute Proceedings (№ 4, 1993). Многократное повышение эффективности КР вариантов 1 и 2 над взятой за единицу «Томахок» (см. таблицу) достигалось за счет возможности поражения большого числа целей. При этом:

  • «экономятся» наиболее дорогостоящие элементы КР – двигатель и система управления;
  • возможно значительное увеличение дальности полета и массы боевой части;
  • резко улучшаются (и удешевляются) возможности по применению технологий малозаметности.


Для обеспечения точного применения суббоеприпасов кассетной БЧ необходимо включение в состав системы управления РЛС миллиметрового диапазона.

При этом обозначенный в статье Роберта Линча вариант 1 альтернативной КР близок нам по типоразмеру «Оникс» – торпедный аппарат 65. Учитывая, что сегодня в одну ячейку установки вертикального пуска (УВП) может быть загружен или «Оникс», или меньший по размеру «Калибр», переход на КР размера «Оникса» обеспечивает более чем четырехкратный выигрыш по критерию «эффективность-стоимость», резко повышая возможности носителей ВМФ по обеспечению неядерного сдерживания.

ВМС США такой возможности не имеют, так как типоразмер ячейки УВП определялся в первую очередь размерами ЗУР «Стандарт ER», что имеет, безусловно, свои плюсы (единая ПУ практически для всех ракет), но и вышеназванные недостатки по эффективности.

В ВМФ РФ размерность ячейки УВП определялась прежде всего размерами транспортно-пускового контейнера ПКР «Оникс», что заставило делать отдельную УВП для ЗУР, но обеспечило возможность наличия в боекомплекте кораблей ударных ракет с резко улучшенными ТТХ. Однако ситуация такова, что ПКР с максимальными ТТХ есть, а по КР имеем явную недовооруженность, так как она делалась под меньший типоразмер (53 см) торпедного аппарата.

Но мы имеем необходимый научно-технический задел для разработки такой КР в короткие сроки.


Создание и принятие на вооружение АПЛ и надводных кораблей ВМФ большого «Калибра» обеспечит качественно новый уровень неядерного сдерживания, когда угроза из демонстрируемой становится такой, которую возможные противники уже не могут игнорировать.

Проект «Пиранья»

К сожалению, развитие СМПЛ в ВМФ СССР пошло явно по ошибочному пути применения к малым ПЛ ряда требований к большим. Это привело к созданию двухкорпусных СМПЛ проекта «Пиранья» с огромным водоизмещением и крайне низкими ТТХ. Обычно водовозом у нас на флоте называли АПЛ проекта 941. Они не только имели рекордное водоизмещение, но и возили на себе огромные объемы забортной воды. Однако критика 941-го проекта была во многом необоснованной. В рамках жестких условий и требований, в которые поставили его разработчиков в 70-е годы, проект получился максимально удачным и талантливым. И даже вроде бы недостатки (та же «водовозность») в итоге работали на дело, обеспечивая высокую ракетную готовность в Арктике за счет способности ломать толстый лед.

Применение же двухкорпусной архитектуры для СМПЛ проекта 865 убило его. Сравнение ТТХ изделия 80-х годов с 205-м проектом (ФРГ) 60-х потрясает. Практически по всем ТТХ наша ПЛ не просто отстает, а совершенно неудовлетворительна. При близком водоизмещении (319 тонн против 450 тонн у «немки») максимальная скорость – 6,5 узла против 17, два торпедных аппарата для малогабаритных торпед против восьми для калибра 53 сантиметра и т. д. И это несмотря на применение для корпуса титановых сплавов и дорогих серебряно-цинковых аккумуляторных батарей на «Пиранье».

Вот, к примеру, несколько простых вопросов, на которые затрудняются отвечать разработчики на салонах. Какое оружие собираются ставить на новые «Пираньи»? Торпеды «Латуш», имевшие ТТХ на уровне немецкой T-V времен Второй мировой войны? Какую гидроакустику, РЭС?

Варианты «Пираньи» увеличенного водоизмещения не имеют никаких преимуществ перед вариантами ПЛ проекта «Амур» ЦКБ «Рубин».

СМПЛ крайне нужны ВМФ, но вместо действительно требуемого и возможного флоту предлагаются какие-то фантастические прожекты. Хоть в Иране или КНДР СМПЛ покупай.

Порочная идеология

По мнению известного и уважаемого специалиста по противоторпедной защите подводных лодок контр-адмирала в отставке Анатолия Николаевича Луцкого, нынешние средства противоторпедной защиты отечественных ПЛ неэффективны по сравнению с современными зарубежными торпедами. «Строящиеся ПЛ проектов «Ясень» и «Борей», – считает Луцкий, – предлагается оснастить системами противоторпедной защиты, технические задания на разработку которых составлялись еще в 80-х годах прошлого столетия, результаты исследований эффективности этих средств против современных торпед свидетельствуют об исключительно низкой вероятности непоражения уклоняющейся ПЛ».

В отличие от западного аналога пусковая установка «Малахита», требуя значительного водоизмещения, неспособна к залповому применению и исключает применение «длинных» изделий (самоходных, с высокими ТТХ). То есть обладает заведомо неудовлетворительной эффективностью и потому неспособна обеспечить должное противодействие современным торпедам. Дата патента – 20.11.2009 показывает, что это новая, но морально лет на 20 устаревшая разработка.

Уровень телеуправления торпед типа УГСТ и ТЭ2 соответствует западному конца 60-х годов прошлого века. Причина фактически полувекового отставания телеуправления отечественных торпед от западных – сам «Малахит». Именно здесь в 60-х годах был «обоснован» торпедный комплекс ПЛ проекта 705 в виде автомата на торпедной палубе (исключавший применение эффективного телеуправления). Порочная идеология этого комплекса до сих пор пропихивается флоту. Эффективное телеуправление – это не только и не столько торпеда, сколько торпедный аппарат и корабельный комплекс, за которые отвечает «Малахит».

Никаких технических проблем с телеуправлением самих торпед у нас не было и нет.

Великолепный канал телеуправления (телеметрии) был в начале 80-х годов прошлого века выполнен НИИ мортеплотехники для испытания торпеды «Тапир».

Более десятилетия назад ВНИИКП была успешно выполнена ОКР по созданию отечественного оптоволоконного комплекса телеуправления с исключительно высокими ТТХ. В итоге изготовленная матчасть пылится на полке.

Также прошло более десяти лет с тех пор, как ЦНИИ «Гидроприбор» сдал инозаказчику изделие со шланговой катушкой телеуправления. После этого данный инозаказчик начал массовый переход на шланговую катушку, в том числе для своих старых торпед.

Аксиома современного торпедизма

В июне «Малахит» распространил информацию о том, что в общей сложности произведены более тридцати пусков ракет двух ракетных комплексов – «Калибр» и «Оникс», торпед различных типов и средств самообороны.

Почему же так мало?!

Разбивки по типам испытываемых изделий не давалось, так что поговорим о торпедах применительно к госзакупке 2012 года «Техническое обслуживание торпед «Физик-1», переприготовление практических изделий». Итак, семь выстрелов «отдельно» в ходе «дополнительных расширенных испытаний» и шесть по заказу № 160 (головная ПЛ проекта «Ясень»).

Анализ материалов ВМС США показывает целый ряд технических проблем с повреждениями и аппаратов, и торпед, которые они получили на бортовых ТА и длительное время их устраняли. Учитывая принципиально иной торпедный комплекс и новую торпеду, напрашивался следующий (минимальный!) перечень только «зачетных» испытаний «Физиков» с «Ясеня»:

  • отстрел всех торпедных аппаратов на максимальной скорости стрельбы без телеуправления;
  • отстрел всех торпедных аппаратов на максимальной скорости стрельбы с телеуправлением;
  • в сочетании со стрельбой по различным целям, одиночной и залповой (в том числе с телеуправлением) в условиях гидроакустического противодействия (ГПД), регистрацией и замером шумности выстрела и торпед (в том числе – и это очень важно – дискретных составляющих).


Отдельный вопрос – испытания с применением торпед в Арктике, аналогичные регулярно проводимым ВМС США противолодочным учениям с торпедными стрельбами ICEX (с последующим подъемом выстреленных торпед из-подо льда).

С учетом неизбежных накладок испытаний нового корабля это должно было составить десятки выстрелов (и это только торпедой «Физик-1»). Вместо этого – шесть с «Ясеня» и семь выстрелов доработанных торпед на дополнительных расширенных испытаниях.

Для сравнения: приняв на вооружение в 2006-м торпеду Mk48 mod.7 (примерно в одно время с государственными испытаниями «Физик-1»), ВМС США за 2011–2012 годы успели произвести более 300 выстрелов торпедами Mk48 mod.7 Spiral 4 (4-я модификация программного обеспечения 7-й модели торпеды). Это не считая выстрелов предшествующих «модов» Mk48 из модификаций последней модели (mod.7 Spiral 1-3).

Массовые торпедные стрельбы – это аксиома современного торпедизма. К сожалению, западного. Причина этого требования – сложные и изменчивые условия среды, в которой применяются торпеды. Унитарный прорыв ВМС США, то есть принятие на вооружение в конце 60-х – начале 70-х годов торпед Mk46 и Mk48 с резко улучшенными ТТХ, был связан именно с необходимостью много стрелять для отработки и освоения новых сложных систем самонаведения, управления и телеуправления. По своим характеристикам унитарное топливо ОТТО-2 было откровенно средненьким и уступало по энергетике уже успешно освоенной в ВМС США паре перекись-керосин более чем на 30 процентов. Но это топливо позволило значительно упростить устройство торпед, а главное – резко, на порядок снизить стоимость выстрела. Это обеспечило массовость стрельб, успешную доводку и освоение в ВМС США новых торпед с высокими ТТХ.

Применительно к АПЛ «Северодвинск» и ее торпедному комплексу мы имеем явно недостаточный объем испытаний. Безусловно, какие-то возможно полноценно провести только в составе ВМФ, уже имея отработанный в ходе боевой подготовки экипаж. Вопрос в том, что это должно быть сделано. Ситуация с 3-м поколением АПЛ, когда серьезнейшие недоработки промышленности по торпедному вооружению новых АПЛ так и не были устранены, не должна повториться.

Фантастические цены

Обращает на себя внимание также исключительно высокая стоимость выстрела торпедами «Физик-1» (особенно для работ на севере с «Северодвинска» – более восьми миллионов рублей). Фактически такая стоимость «убивает» торпеду «Физик-1», исключая ее эффективную модернизацию и нормальное освоение на флоте по причине запредельной стоимости испытаний и боевой подготовки.

Данные фантастические расценки появились после 2009 года, когда концерн «Гидроприбор» назначили единственным поставщиком «Физика». После этого «вдруг» взлетела стоимость и самого изделия и главное – выстрела. Цены должны быть пересмотрены, а переприготовление торпед после стрельбы следует производить на флоте с участием представителей промышленности, но под наблюдением флотских специалистов. Саму торпеду «Физик-1» необходимо вернуть в конкурентное поле конкурса на производство между профильными предприятиями, в том числе Златоустинским машиностроительным заводом, принимавшим участие в тендерах 2008 года.

Кроме того, нужно восстанавливать практику стопроцентной пристрелки (отстрела) всех выпущенных тепловых торпед. Это даст и статистику, и надежность, и уверенное освоение нового оружия.

После отработки всех курсовых задач необходимо проведение аналогичных американским ICEX ледовых испытаний со стрельбами новыми торпедами и средствами противодействия.

Вызывает озабоченность то, что ни на одной фотографии АПЛ «Северодвинск» незаметно наличия многозарядной забортной пусковой установки для средств противоторпедной защиты. Подавление современных помехоустойчивых систем самонаведения торпед требует массированного применения дрейфующих, а главное – самоходных приборов ГПД. Следствие необходимости залпового использования таких приборов в условиях ограниченного времени – многоствольные забортные пусковые установки (ЗПУ), навскидку – как минимум 40 ЗПУ калибра не меньше 200 миллиметров.

Ссылки на некоторые западные комплексы самообороны с изделиями меньшего калибра (например С303S) несостоятельны, так как они разрабатывались для противодействия торпедам предшествующих поколений и против новых торпед неэффективны.

Исключительную роль в современных контурах ПТЗ стали играть антиторпеды. Мы были первыми в этом направлении, однако в прошлом году ВМС США уже публиковали пресс-релизы об успешных массовых стрельбах антиторпедами на флоте.

АПЛ ВМФ обязаны иметь эффективные средства ПТЗ.

Представляется целесообразной проверка АПЛ «Северодвинск» с ГАК «Иртыш-Амфора» в дуэльной ситуации против АПЛ, оснащенных приставкой «Дельта-ПМ».

И последнее. Практика эксплуатации АПЛ проекта 671РТМ в ледовых условиях показала высокую вероятность повреждения носового стеклопластикового обтекателя ГАС с тяжелыми последствиями. Вместо того чтобы в очередной раз искушать судьбу, особенно с учетом значительного увеличения площади акустических антенн, для АПЛ проекта 885 необходима съемная ледовая проставка, обеспечивающая безопасность обтекателей при стоянке и выходе из базы в ледовых условиях. Подобное решение давно применяется на некоторых западных ПЛ, например в немецком проекте 206.

Сегодня мы просто не имеем права быть слабыми.
Автор:
Максим Климов
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

24 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти