Осада Эривани. Подвиги «чудо-богатырей» Котляревского

Заключив перемирие с Персией, в 1807 году русская армия под началом Гудовича вела борьбу с турками. Боевые действия шли с переменным успехом: сначала османы отразили попытки русских войск наступать на Карс, Поти и Ахалкалаки, затем войска Гудовича разбили втрое сильнейшего врага 18 июня на реке Арпачае, где 20-тыс. армия Юсуф-паши потерпела сокрушительное поражение. Победа отряда генерала Гудовича над войском эрзерумского сераскира Юсуфа-паши привела к тому, что персидская армия, которая сосредотачивалась в районе Эривани для удара по Грузии, немедленно отступила в свои пределы.

Кампания 1808 года. Осада Эривани

Кампания 1808 года была менее удачна. Возобновились боевые действия с персами. В Персии помощью французских инструкторов шло формирование новой регулярной армии и артиллерии. При этом Тегеран не хотел заключать с Петербургом мирного соглашения и признавать за Россией новые земли. В Эриванской крепости снова сосредотачивали большие силы. Тогда Гудович, который за разгром турецкой армии на реке Арпачае, получил чин генерал-фельдмаршала, решил предупредить врага и двинул войска в Эриванское ханство.


Проблема была в том, что численность русских войск в Закавказье по-прежнему была небольшой. У Гудовича было всего 6 тыс. солдат. Войска имели высокую боеспособность, но были малочисленны. Поход начался в сентябре 1808 года. Русские войска спокойно прошли населенную армянами Шурагельскую область. Персидская конница попыталась было перекрыть дорогу, но когда русские войска стали разворачиваться, отступила. Без боя был занят и хорошо укрепленный Эчмиадзинский монастырь. Правивший в Эривани Гассан-бек сбежал из города, не надеясь отстоять его. Начальником гарнизона он назначил своего брата. Русские войска расположились лагерем на берегах реки Занги. Как и во время осады Эривани отрядом Цицианова в 1804 году, у Гудовича не хватало войск для полной блокады крепости. Воспользовавшись этим, персы немедленно сделали сильную вылазку. Однако батальон гренадер опрокинул персов, и они поспешили укрыться за стенами крепости.

Устроив войска в лагере, Гудович выделили два отдельных небольших отряда. Отряд под началом Семёна Андреевича Портнягина встал заслоном у бродов через реку Аракс, откуда могла появиться персидская армия и ударить в тыл войскам Гудовича. Другой отряд под командованием Пётра Фёдоровича Небольсина пошел по берегу Аракса на юг и занял 1 ноября Нахичевань.

Такое решение оказалось весьма своевременным. Портнягин, имея под рукой всего один Нарвский драгунский полк и немного пехоты с 4 орудиями, дважды отразил удары персидской конницы, которая пыталась прорваться к Эривани. Небольсин имел блистательное дело с персами под командованием наследника персидского престола Аббаса-Мирзы, разбил персидские войска и не дал ударить по русским землям через Нахичеванское ханство.

Пока русские заслоны сдерживали персидскую армию на реке Аракс, положение дел у осаждённой Эривани не менялось. Гудович, как до него Цицианов, не имел крупнокалиберной осадной артиллерии, и противник это знал, не собираясь капитулировать. Многотысячный гарнизон Эриванской крепости не имел недостатка в припасах и из твердыни не выходил, не желая рисковать в открытом бою. К тому персидская помощь была близка. Персидские лазутчики регулярно пробирались в крепость и поддерживали надежду гарнизона на помощь армии принца Аббаса-Мирзы.

Гудович установил на берегу Занги артиллерийскую батарею, которая состояла из полевых пушек и трёх мортир, отбитых в прошлом году у османов. Осадная батарея вела сосредоточенный огонь по определённому участку крепостной стены, чтобы создать брешь для штурма. В стене периодически пробивали небольшие бреши, но их ночью быстро заделывали камнем и бревнами. Мощных орудий, чтобы пробить широкую брешь не было. Противник также регулярно вёл по русским войскам огонь из пушек и ружей. Персы больше всего боялись ночного штурма, поэтому с наступлением ночи выставляли большие караулы. Усиленные дозоры регулярно ночью открывали огонь по русскому лагерю, а дозорные сбрасывали со стен подсветы — горящие факелы, для освещения подступов к крепости.

Генерал-фельдмаршал Гудович был большим специалистом по штурму крепостей и надеялся измотать вражеский гарнизон. Русские войска регулярно устраивали персам ложные тревоги. В ответ персы начинали яростную пальбу, и бросали со стен десятки факелов. Однако эта персидская пальба русским войскам особого вреда не наносила. Персы не отличались меткостью.

Возможно, что такая тактика вскоре принесла бы успех. Однако в середине ноября в горах выпал на редкость в это время обильный снег и резко похолодало. Надо было идти на штурм крепости или уходить. Теплой одежды в войсках почти не было, связь с Грузией по горным дорогам резко ухудшилась, что грозило голодом и нехваткой боеприпасов. Запасы у артиллеристов уже заканчивались, и подвоза из Тифлиса не было. Гудович решил рискнуть и назначил штурм на 17 ноября. Главный удар решили нанести через брешь, которую артиллерия пробивала днем, персы её заделывали обычно к утру. В штурме должно было принять участие несколько колонн. В лагере оставался резерв, который должен был вступить в бой, когда передовые силы расчистят завал из камней и бревен, и откроют ворота.

Русские войска смогли незаметно подойти к крепости на расстояние половины орудийного выстрела. Однако часовые не дремали и во время одного из бросков факела они заметили подходящие в полном молчании русские штурмовые колонны. Первый же часовой, заметивший противника, выстрелили из ружья. Поэтому тревогу в крепости подняли своевременно. Когда русские войска пошли на штурм их встретил настоящий шквал ружейного огня и орудийных выстрелов.

Главная штурмовая колонна успеха не имела. Её командир, храбрый майор Симонович, в начале атаки получил тяжелую рану и выбыл из строя. Полноценной замены не нашлось и атакующие войска пробиться к бреши не смогли. К тому же, как позднее выяснилось, видимо, персы через своих лазутчиков прознали о возможности близкого штурма и, согнав большое количество горожан, к моменту штурма заделали почти весь пролом до самого верха.

Одна из штурмовых колонн смогла пробиться на стену. Солдаты по штурмовым лестницам взобрались на стену, и завязался кровавый рукопашный бой. Однако в этот раз персы не уступали в стойкости русским солдатам. Персы стояли на смерть и подтянули к опасному месту все имеющиеся свободные силы. Гудович направил к этому участку резерв, но и он не смог переломить исход боя. Как назло, в этом бою один за другим выбыли практически все офицеры. Резня на стене шла полночи, но пробить штыками и прикладами себе путь дальше русские войска не смогли. На узком участке персы имели численный перевес и смогли сдержать наступательный порыв русской колонны. На других участках русские колонны на стену взобраться не смогли, и персы могли сосредоточить внимание на одном участке.

Видя, что штурм провалился и чтобы не понести больших потерь, Гудович отозвал войска. В ходе ночного боя погибло или было ранено 800 человек. Для такого небольшого отряда это были большие потери. Пришлось смириться с неудачей. Военный совет решил снять осаду и вернуться в Грузию. В лагерь были возвращены заградительные отряды Портнягина и Небольсина, и войска выступили обратно. Обратный путь был сложным. Стоявшие в горах морозы и обильный снег затрудняли движение по горным путям. Уходящие русские войска никто не преследовал, подходящее время для наступления в Грузию персидская армия упустила. Кроме того, персы помнили о сокрушительном поражении турецкой армии под началом Юсуф-паши в 1807 году.

Таким образом, хоть кавказский командующий Гудович и не смог взять Эривани, но основную стратегическую задачу в кампании 1808 года он решил. Генерал-фельдмаршал сорвал замысел персидского командования по вторжению в Грузию. Русские войска нанесли по врагу превентивный удар и всю кампанию вели боевые действия на чужой территории.

На обратном пути в Тифлис граф Иван Гудович тяжело заболел и лишился зрения на один глаз. Тяжелые годы сказывались на пожилом генерал-фельдмаршале. Гудович ещё в начале 1808 года подал прошение об отставке, но положительный ответ последовал только в марте 1809 года.

Русские войска на Кавказе возглавил Александр Петрович Тормасов. Новый командующий проявил неутомимую энергию, способность направлять действия своих войск и умение выбирать исполнителей. Ближайшие соратники Тормасова — Котляревский, Лисаневич и Симанович — нанесли туркам, персам и местным кавказским феодальным правителям ряд поражений. Была захвачена крепость Поти, что исключало влияние турок на Абхазию и Имеретию. Подавили восстание в Дагестане. Дмитрий Лисаневич, имя которого наводило страх на туземных жителей (его прозвали «Дели-майором», то есть бешеным майором), принял видное участие в усмирении Имеретии и Кубинского ханства. Фёдор Симанович успокоил Имеретию, упразднив престол имеретинского царства (имеретинский царь Соломон вступил против России). Затем разбил турецкие войска в Ханийском ущелье и проходе Маджас-Цхали и, соединившись с Тормасовым, участвовал в осаде Ахалцихе. Симанович также усмирил мятеж в Кахетии.

Осада Эривани. Подвиги «чудо-богатырей» Котляревского


Дальнейшие боевые действия. Подвиги Котляревского

В боевых действиях с Персией наступила новая пауза. В кампанию 1809 года боевые действия велись главным образом на черноморском побережье. С персами велись безрезультатные переговоры, а турецкие войска постепенно вытеснялись из Закавказья. В это время из среды обожженных солнцем и морозом, и пропитанных порохом русских кавказских войск выдвинулся новый талантливый военный вождь — Петр Степанович Котляревский.

Петр Степанович родился в 1782 г. в семье сельского священника, учился в Харьковском духовном училище и должен был пойти по стопам отца. Однако случай изменил его жизнь. В доме его отца на время остановился командир 4-го батальона Кубанского егерского корпуса подполковник И.П. Лазарев, который направлялся в Моздок. Лазареву приглянулся умный и бойкий мальчик и предложил родителям отдать его на военную службу. В 1794 году юноша поступил на службу рядовым в Кубанский егерский корпус, в 4-й батальон, которым командовал Лазарев. Подполковник позаботился об обучении и военном образовании Котляревского. Вскоре он стал сержантом. В 1796 году начался Персидский поход под командованием В.А. Зубова. В штурме Дербента сержант Котляревский, по собственным словам, впервые «услышал свист неприятельских пуль». В неполные 15 лет Пётр стал воином.

В 1799 г. он был произведен в подпоручики и стал адъютантом Лазарева, который был уже генерал-майором и шефом 17-го егерского полка. 1800 году Котляревский принял участие в отражении вторжения лезгин и получил чин капитана. После трагической гибели генерала Лазарева (его зарезали в покоях грузинской царицы Тамары), Цицианов предложил Котляревскому стать его адъютантом, но офицер предпочел строевую службу. Стал командиром роты 17-го егерского полка.

Война с Персией принесла Котляревскому славу непобедимого вождя. Он отличился ещё во время двух штурмов Гянджи (в декабре 1803 г. и январе 1804 г.). В первом штурме Петр Степанович со своими егерями взял форштадт (предместье) и обеспечил наступление главных сил. За храбрость, проявленную в этом бою, офицер был отмечен орденом св. Анны III степени и получил чин майора. В 1805 году Котляревский со своей ротой в составе отряда полковника Карягина участвовал в знаменитом бое, когда несколько сотен русских солдат успешно противостояли целой персидской армии.

Несмотря на два новых ранения, Котляревский вскоре принял участие в экспедиции против Бакинского ханства, а также сражался против персов. В 1807 г. Петер Степанович был произведен в полковники. В 1808 году принял участие в походе на Эривани, в составе отряда Небольсина громил армию персидского принца Аббаса-Мирзы при деревне Карабаб и участвовал во взятии Нахичевани.

Осада Эривани. Подвиги «чудо-богатырей» Котляревского

Герой Русско-персидской войны 1804-1813 гг. Пётр Степанович Котляревский

В 1809 году Петру Котляревскому поручили оборону Карабаха. Война принимала затяжной характер, в 1810 году Персия заключила союзы с Турцией и Англией. Персы уже не раз подумывали заключить мир, но этого не хотели британцы. В Тегеране британский посол сэр Хартфорд Джонс изо всех сил старался оживить угасающую войну. Британцы убедили принца Аббаса-Мирзу, который был западником и безудержным поклонником Наполеона, пытаясь модернизировать Персию на европейский лад, разорвать союз с Францией. В Персию прибыли сотни английских военных советников, с кораблей выгрузили 30 тыс. ружей, 12 орудий, сукно на мундиры для новой персидской регулярной армии. Англичане пообещали деньги на три года войны, сформировать 50-тыс. армию и создать на Каспии Персидскую военную флотилию. Новый британский посол сэр Гор Узли пообещал, что Персии вернут Грузию и Дагестан. С новым послом прибыли новые военные советники, и он привёз деньги на три года войны. Персидский шах Фетх-Али, болезненно любивший золото, не устоял, и продолжил войну. По сути, на три года Лондон арендовал персидскую армию и внешнюю политику.

В мае 1810 года 30-тыс. армия Аббас-Мирзы вторглась в Нахичевань. Персы планировали через Карабах войти в Грузию. Однако небольшой отряд Котляревского остановил противника. Имея всего около 300-400 штыков, без орудий, он решил взять неприступную по природе и сильно к тому же укрепленную крепость Мигри (Мегри). По сути, это были закавказские Фермопилы и, удерживая их за собой, можно было преградить путь целой армии. Гарнизон Мегри состоял из 2 тыс. регулярной персидской пехоты (сарбазов) с артиллерией (7 батарей). Подступы к крепости прикрывали засеки, которые защищали 200 пехотинцев-сарбазов. Котляревский обманул противника. Он не стал атаковать Мигри с той стороны, откуда ждали его персы. Русские солдаты обошли Мигри с тыла по узким горным тропинкам. Затем Котляревский произвёл ложную атаку с одного фронта, а атаковал крепость с другого. Русские солдаты внезапно атаковали центральное укрепление персов и после трёх дней боев, 17 (29) июня русские солдаты взяли Мигри. Персы потеряли более 300 человек, потери русских — 35 человек.

Затем в течение двух недель отряд Котляревского сдерживал атаки персидской армии Аббаса-Мирзы. В итоге персидский командующий снял безуспешную осаду и двинулся назад, к границе. Котляревский совершил ночной рейд и 6 (18) июля в бою на реке Аракс разбил персидское войско. В этом бою Котляревский был в пятый раз ранен. За мужество был отмечен орденом св. Георгия 4-й степени и золотой шпагой с надписью «За храбрость». Вскоре его назначили командиром Грузинского (Кавказского) гренадерского полка. О секрете своих побед Петр Котляревский говорил так: «Обдумываю холодно, а действую горячо».

В кампании 1811 года действия небольшого отряда Котляревского снова спасли Грузию от вражеского вторжения. Не добившись успеха в Карабахе, персидское командование решило действовать через турецкую территорию. Персидско-турецкие войска планировали ударить по русским владениям со стороны Ахалциха. Котляревскому было поручено остановить вражеское наступление. Русский командир, чтобы сорвать замыслы противника, решил овладеть крепостью Ахалкалаки.

Ведя своих гренадеров, батальон казаков 46-го егерского полка и 100 донских казаков, с штурмовыми лестницами Котляревский за три дня преодолел горы по козьим тропам и через долины по пояс в снегу. Русские войска появились у турецкой крепости, как учил Суворов, как снег на голову. С наступлением темноты русские тремя колоннами пошли на штурм. Часовые заметили русские войска только, когда они уже появились на стенах. Раньше, чем противник успел прийти в себя, гренадеры Котляревского уже сидели на их пушках! После полуторачасового боя турецкий гарнизон капитулировал. Русскими трофеями стали 16 орудий, 2 знамени и 40 пудов пороха. Потери противника составили несколько сотен человек, русских погибло 27 человек. За этот блестящий успех батальонам Грузинского гренадерского полка пожаловали Георгиевские знамена, а Котляревского произвели в генерал-майоры. Эти поражения, а также тот факт, что Османская империя начала мирные переговоры с Россией и вышла из войны, заставил Персию снова задуматься о мире.

Осада Эривани. Подвиги «чудо-богатырей» Котляревского

Крепость Мигри (Мегри)

Продолжение следует…

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 8
  1. parusnik 15 декабря 2014 07:54
    Пётр Степанович Котляревский- генерал-метеор..
  2. Юрий Сев кавказ 15 декабря 2014 09:32
    Чудо богатыри! На века прославили русское оружие и русский дух!!!
  3. Aleksander 15 декабря 2014 11:56
    Замечательный рассказ о Котляревском у В. Пикуля :"Генерал - метеору подобный".
  4. григорьевич 15 декабря 2014 12:00
    Удивительно как русские быстро научились воевать в горах.Тактика совершенно другая,чем на равнине.
    1. Котище 15 декабря 2014 21:29
      В горах Кавказкий корпус к 1810 году воевал свыше 30 лет. Со времен Екатерины II.
    2. devastator 15 декабря 2014 22:08
      Насчёт
      Цитата: григорьевич
      Тактика совершенно другая,чем на равнине
      стоит почитать "Русские над Индией" Б.Л. Тагеева. Нормально учились воевать в горах, закалка что надо!
      У него описывается противостояние на Памире с афганцами, а они из всех азиатских народов со времён Бабура были самыми крутыми вояками - стояли накрепко, не отступали, не сдавались. И не смотря на это русских уважали и опасались, в то время как англичан считали трусами и слабаками, способными только на подкуп вождей, но не на доблесть и отвагу в открытом бою.
      Интересно также, что тот же Тагеев почти также высоко, как афганцев, оценивал киргизов - отважных, умелых и решительных всадников. При этом о китайских регулярах (для которых киргизы были "вспомогательной кавалерией") отзывы самые уничижительные.
  5. Котище 15 декабря 2014 21:27
    Спасибо автору, за серию очерков. Читаю взахлеб, не отрываясь.
  6. Михаил1982 15 декабря 2014 21:35
    Виват герою, почаще бы вспоминали имена забытых героев, да и в школе можно уроки подобные проводить, пусть молодежь впитывает!!!

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня