Под флагом краба. Заморские владения Курляндского герцогства

Политическая карта Европы XVII века была куда более пестрой, чем ныне. Сказывалось наличие множества небольших суверенных государств — герцогств, графств, княжеств. И, что удивительно, не только такие «монстры» европейской политики как Англия, Франция или Испания, но и маленькие феодальные монархии пытались приобрести клочки земли во время колониального раздела Нового и Старого света. Так, пожалуй, самой маленькой в истории колониальной державой было Герцогство Курляндское. Несмотря на небольшую площадь и незначительное количество населения, в определенный период своей истории герцогство претендовало на более значимую роль не только в европейской, но и в мировой политической и экономической жизни.

Курляндское герцогство существовало в 1562-1795 гг. в западной части современной Латвии и включало в себя исторические земли Курземе, Земгале и Селия. По сути дела, это было немецкое, а не латвийское государство. Латышские крестьяне составляли в нем основную массу населения, но оставались бесправной массой, не игравшей практически никакой роли в определении политики страны. Высший класс герцогства — дворянство, а также купечество и большую часть городских мещан составляли этнические немцы. К середине XVII века на территории Курляндии проживало всего лишь 200 тысяч человек.

История Курляндии восходит к тому времени, когда прибалтийские земли находились под властью ордена Ливонского. Когда в 1559 г. ландмейстер Ливонского ордена Готхард Кетлер признал над курляндскими землями суверенитет Великого княжества Литовского, начался процесс секуляризации бывшей орденской территории, который в 1561 г. завершился распадом владений ордена и появлением на их территории спустя еще один год Курляндского герцогства. Титул герцога Курляндии принял бывший ландмейстер ордена Готхард Кетлер, которому удалось сохранить контроль над частью орденских земель. Курляндское герцогство находилось в ленной зависимости от Великого княжества Литовского, а затем — от Речи Посполитой.


Основу правящего класса герцогства составили бывшие рыцари Ливонского ордена — преимущественно, немцы по происхождению. Им были выделены поместья на всей территории Курляндии, а латышские крестьяне попали в крепостную зависимость, законодательно подтвержденную в 1570 г. Однако, несмотря на распределение курляндских земель между помещиками, треть территории страны находилась в собственности герцога — таким образом, он стал крупнейшим землевладельцем Курляндии. При сыновьях Готхарда Кетлера Вильгельме и Фридрихе Курляндия была разделена на два владения. Курляндией в 1587-1616 гг. правил Вильгельм Кетлер, а Семигалией (Земгале) — Фридрих Кетлер. В 1616 г. Вильгельм, пытавшийся проводить жесткую авторитарную политику, был отстранен от власти и герцогство вновь объединилось под властью Фридриха Кетлера.

Просвещенный герцог: расцвет Курляндии

«Золотая эпоха» Курляндского герцогства началась при внуке основателя государства герцоге Якобе Кетлере (1610-1682), правившем в 1642-1682 гг. Под флагом краба. Заморские владения Курляндского герцогстваПравлению герцога Якоба сопутствовал экономический подъем Курляндии, развитие политических и торговых связей с другими государствами. Якоб приходился сыном отстраненному герцогу Вильгельму, однако воспитывал его дядя Фридрих Кетлер, за которым Якоб и унаследовал престол. Отец Якоба Вильгельм был выслан из Курляндии и проживал на территории Померании, поэтому юный Якоб, навещая отца, часто бывал в германских городах. Молодой герцог получил образование в Лейпцигском и Ростокском университетах, затем — в Амстердаме, где осваивал кораблестроение (под именем Якоба ван дер Берга, скрывая свое герцогское происхождение). Кораблестроением и морским флотом Якоб Кетлер интересовался всегда. Вообще, в его фигуре, конечно при учете масштабов деятельности, есть некоторое сходство с Петром Первым. Якоб Кетлер, как и Петр, учился в Европе, интересовался вопросами кораблестроения и корабельного дела, стремился превратить Курляндию в морскую державу. Можно сказать, что в значительной степени ему удалось это сделать. В середине XVII века, в годы правления Якоба Кетлера, Курляндское герцогство обладало самым крупным морским флотом среди других германских государств. Флот Курляндии был более многочисленным и мощным, чем флоты Бранденбурга, Гамбурга, Любека, не говоря уже про более мелкие владения. Он ходил под бордовым флагом с черным крабом.

Установившая тесные торговые связи с крупнейшими портами Северной Европы и Атлантического побережья, Курляндия превратилась в преуспевающее государство. Этому способствовали и большие объемы торговли в Прибалтике, осуществлявшейся голландскими и немецкими купцами. Через порты Виндаву и Либаву Курляндия имела возможность торгового морского сообщения с североморскими и атлантическими портами Европы. Развитие курляндского флота герцог Якоб считал делом своей жизни. В стране было создано несколько верфей, наиболее крупными из которых были вентспилская и кулдигская. При этом, помимо найма иностранных мастеров, герцог перешел к практике использования труда латышских ремесленников и рабочих, так как видел выгодное отличие последних от голландских и германских специалистов — труд латышских рабочих можно было оплачивать гораздо дешевле, чем услуги иностранцев. Только на вентспилской верфи в годы правления Якоба было построено 80 торговых и 40 военных судов. Причем часть кораблей строилась на продажу и была реализована Англии и Франции.

Под флагом краба. Заморские владения Курляндского герцогства


Для поддержки судостроительной отрасли герцог озаботился и развитием металлургической промышленности и ряда других отраслей. Были созданы мануфактуры и мастерские — 17 железоплавилен, 11 кузниц, 85 мастерских по изготовлению веревок, канатов и парусов, целый ряд лесопильных заводов. Развивалось и изготовление вооружения — в Курляндии были созданы 10 пушечно-литейных и 14 селитряных заводов, 5 пороховых мельниц. Герцогство превратилось в экспортера не только кораблей, но и корабельного оснащения и артиллерийского вооружения. Развитие судостроения и морской торговли способствовало превращению Курляндии в одного из ключевых соперников Голландии по контролю над морскими сообщениями в Балтийском море. Естественно, что эта ситуация не нравилась голландским властям и, в конечном итоге, именно голландцы оказались «могильщиками» курляндских колониальных владений, о которых речь пойдет ниже.

Экономическая политика Якоба Кетлера базировалась на принципах меркантилизма. Герцог считал, что следует как можно больше увеличить долю экспорта во внешней торговле Курляндии, одновременно сокращая долю импорта. Фактически, в значительной степени ему это и удалось: Курляндия ввозила только соль, пряности, драгоценные металлы, предметы роскоши, а базовые потребности герцогство обеспечивало за свой счет и еще экспортировало целый ряд товаров — от продуктов питания до морских судов. Тем не менее, для расширения товарооборота и укрепления своих позиций в международной торговле, Якоб Кетлер решил обзавестись заморскими владениями, которые бы позволили увеличивать дальнейшее экономическое благосостояние Курляндии. Под флагом краба. Заморские владения Курляндского герцогства

Середина XVII века как раз отметилась попытками целого ряда второстепенных европейских государств установить контроль над территориями в Новом и Старом свете. Своими колониями на продолжительные или не очень отрезки времени обзавелись Дания, Швеция, Бранденбург. Курляндское герцогство также предприняло попытки создания заморских колоний — в Вест-Индии и в Западной Африке. Именно эти два направления считались наиболее перспективными для атлантической торговли того времени. Из Западной Африки вывозились рабы, слоновая кость, золото, а из Вест-Индии — табак, сахарный тростник, ром, кофе. При этом, наличие колоний в Вест-Индии подразумевало желательность и обладания факториями на африканском побережье, которые бы позволяли вывозить невольников для работы на вест-индских плантациях.

Остров Святого Андрея

В 1651 г. 30-пушечный корабль «Der Walfisch» («Кит») с курляндским экипажем на борту причалил к берегу реки Гамбия в Западной Африке. Здесь герцог Якоб Кетлер решил создать курляндскую колонию, с целью чего у местных вождей Барра и Косана был приобретен остров в 10 км. от устья реки Гамбия. Экспедицией командовал Иоахим Денигер, в подчинении которого находилось около 100 курляндских солдат и офицеров. Остров, прежде бывший необитаемым, был назван в честь Святого Андрея. Спустя несколько месяцев к острову причалил еще один курляндский корабль — 24-пушечный «Крокодил», на борту которого находился отряд из 60-70 курляндских солдат.

Курляндские поселенцы приступили к строительству на территории острова основных зданий, необходимых для функционирования колонии. Был построен военный форт, получивший название «Форт-Якоб» — в честь герцога, лютеранская церковь (кирха), несколько жилых и складских помещений. Было создано и лютеранское кладбище, на котором хоронили умерших колонистов. Также по типу аналогичных голландских колоний было построено 13 факторий с бараками для негров-рабов. Началась торговля с местными жителями, в результате которой курляндцы, взамен предлагавшие ткани, бусы и алкоголь, приобретали рабов, слоновую кость, золото, звериные кожи.

Под флагом краба. Заморские владения Курляндского герцогства


Первоначально численность курляндских поселенцев на острове Святого Андрея составляла не более ста человек. Однако затем, по мере укрепления позиций поселенцев на острове, Якоб Кетлер приобрел и остров Банжул. Общая численность населения курляндской колонии в Западной Африке составила около 250 человек, в том числе несколько десятков купцов и торговых работников и курляндский военный гарнизон из 150-200 солдат и офицеров, занимавшийся охраной колонии. Предполагалось, что острова станут перевалочной базой на пути поставок невольников из Западной Африки в Вест-Индию — Курляндское герцогство также планировало активно включиться в работорговлю, приносившую в тот период колоссальные доходы. Однако, несмотря на то, что первоначально Курляндское герцогство строило большие планы относительно колонии, появившейся в устье реки Гамбия, реальных сил для поддержания своего господства в регионе у герцога не хватало.

В 1655-1660 гг. длилась Северная война, отголоски которой дошли и до далеких заморских владений. Воспользовавшись тем, что герцог Якоб находился в 1658-1660 гг. в шведском плену, остров Святого Андрея решили захватить давние соперники курляндцев — голландцы. В 1659 г. голландские корабли подошли к острову — началась длительная осада курляндской колонии. Со второй попытки штурма голландским войскам удалось взять Форт-Якоб и захватить в плен губернатора колонии Отто фон Штиля. Так остров Святого Андрея был захвачен голландцами. Впоследствии он много раз переходил от одних правителей к другим — за власть над устьем реки Гамбия воевали голландские, французские и британские колонизаторы. В конечном итоге, Гамбия стала британской колонией, а остров Святого Андрея был переименован в остров Святого Джеймса. Произошло это после того, как в 1664 году Британия заключила с Курляндией договор, по которому к ней переходили курляндские владения в Западной Африке, а Лондон, в свою очередь, признавал право Курляндии на владение островом Тобаго в Вест-Индии.

Новая Курляндия: колонизация Вест-Индии

Колониальная экспансия Курляндского герцогства в Вест-Индии также была непродолжительной, хотя и оказалась более длительной и активной, чем в Западной Африке. В 1650-х гг. герцог Якоб обратился к королю Речи Посполитой Яну II Казимиру и к Папе Римскому Иннокентию Х с предложением направить флот из 40 кораблей в Южную Америку. Предполагалось, что, опираясь на курляндский форпост на Тобаго, Речь Посполитая приобретет колонии на территории Гайаны и Северной Бразилии. Однако смерть Папы Римского и осложнение обстановки в Польше вследствие казацких восстаний, не позволили этому плану реализоваться.

Под флагом краба. Заморские владения Курляндского герцогства Первый курляндский корабль, на борту которого находились 212 курляндских солдат и колонистов, в 1637 году достиг острова Тобаго. Здесь было основано первое курляндское поселение, однако вскоре после его создания началась эпидемия тропической болезни, в короткие сроки унесшая жизни всех колонистов. Однако Курляндское герцогство не оставило планов по созданию колонии на Тобаго. В 1642 г. на остров вновь прибыла курляндская экспедиция. В этот раз колонии удалось просуществовать до 1650 г., когда она была разрушена воинственными индейцами — карибами, после чего оставшиеся в живых поселенцы бежали на территорию современной Гайаны.

Наконец, самой масштабной и известной попыткой создания курляндской колонии на Тобаго стала экспедиция в 1654 году. Ей предшествовали длительные переговоры с британскими властями, которые также претендовали на контроль над этой частью Вест-Индии. В конечном итоге, герцогу Якобу удалось получить согласие на сюзеренитет Курляндии над островом Тобаго и от Оливера Кромвеля, и от Карла II Стюарта. Причем Кромвель, соглашаясь на создание курляндской колонии, стремился к обеспечению нейтралитета курляндского флота в англо-голландской войне. Что касается короля Карла, то он отдавал данное той помощи, которую курляндский герцог оказал роялистам во время гражданской войны в Англии, прислав шесть военных кораблей на помощь королевскому флоту. Таким образом, две влиятельнейшие фигуры британской политики не возражали против колонизации острова.

20 мая 1654 года на остров Тобаго прибыл 45-пушечный корабль «Герб герцогини Курляндской» (Das Wappen der Herzogin von Kurland), которым командовал капитан Виллем Молленс. На борту корабля находились 80 семей курляндских колонистов и вооруженный отряд из 25 офицеров и 124 солдат курляндской армии. Капитан Молленс провозгласил остров Тобаго владением герцога и переименовал его в Новую Курляндию. Экспедиционным отрядом были основаны два поселения — Якобштадт и Форт-Якоб. Несколько позже были созданы еще два поселения — Форт-Казимир, названный так в честь старшего сына герцога Фридриха Казимира, и Новая Митава, получившая имя в честь столицы Курляндии. В колонии началось строительство жилых домов, была основана лютеранская церковь. В Новой Митаве открылся невольничий рынок, на котором продавали невольников, привезенных из курляндской фактории на острове Святого Андрея в Западной Африке. Губернатором острова был назначен капитан Виллем Молленс.

Между метрополией и островом Тобаго было установлено регулярное морское сообщение. В августе 1655 г. в Новую Курляндию прибыл корабль капитана Яна Брандта с запасами продовольствия и других припасов для курляндской колонии. 4 сентября 1656 г. к острову пристал корабль «Констанция», командир которого Вольфэрт фон Брэдэрот Клотинг был назначен новым губернатором острова. Вместе с новым губернатором прибыло 130 семей курляндских поселенцев. В том же 1656 году Новую Курляндию посетил корабль «Мир» под командованием капитана Андреаса Богуна, доставивший на остров еще 120 семей колонистов. В 1657 г. к острову причалил курляндский галиот «Пани» под командованием капитана Николаса де Бру, на котором находились новые запасы амуниции и продовольствия для колонии.

Сообщение между Курляндией и Новой Курляндией не было прервано даже в 1658 г., когда шведы захватили в плен герцога Якоба. В этом году на острове побывали целых три курляндских корабля — «Кавалер» под командованием капитана Виллема Молленса с запасами продовольствия, затем — «Царь Давид» капитана Якоба Альберца, который привез 150 семей поселенцев и «Островитянин» капитана Елэ Хильса с еще 100 семьями курляндских колонистов. Герцог Якоб, чтобы увеличить население курляндской колонии на Тобаго, разрешил предоставлять вольную тем латышским крестьянам, которые соглашались отправиться в Новую Курляндию. Таким образом, среди прибывавших в Вест-Индию на курляндских кораблях поселенцев были не только немецкие офицеры курляндской службы, но и латышские крестьяне. На территории курляндской колонии были созданы плантации сахарного тростника, табака и кофе, экспорт которых предполагалось наладить в Европу через курляндские порты.

Под флагом краба. Заморские владения Курляндского герцогства
— монумент курляндским колонистам

Здесь следует отметить, что в том же 1654 г. на Тобаго прибыла и частная экспедиция, снаряженная голландскими коммерсантами братьями Адрианом и Корнелиусом Лампсиусами. Они захватили часть острова, не спрашивая разрешения курляндского губернатора, и провозгласили его колонией «Новый Вальхэрэн». Голландцами было основано поселение Новый Флисинген — по имени населенного пункта в Зеландии, откуда происходили братья Лампсиусы. Естественно, что столь наглое поведение голландцев не осталось без надлежащей реакции курляндского герцога — Якоб направил ноту протеста Генеральным Штатам — парламенту Нидерландов, которые решили спор в пользу Курляндского герцогства, признав суверенитет последнего над островом Тобаго. Таким образом, даже голландские власти подтвердили незаконность действия братьев Лампсиус. Впрочем, курляндский герцог разрешил братьям и прибывшим с ними колонистам остаться на острове. Очевидно, он рассчитывал, что ему не помешает лишнее европейское население.

Курляндским герцогством была налажена торговля с Вест-Индией. Из Курляндии на Тобаго и другие вест-индские острова, принадлежавшие Англии, Голландии и Испании, доставлялись строительные материалы, инструменты, янтарь, стеклянные изделия, соленая рыба и пиво. Из Вест-Индии в Курляндию отправлялись табак, хлопок, имбирь, тростниковый сахар, индиго, ром, кофе, фрукты, экзотические птицы. Благодаря развитию морской торговли с Новой Курляндией, порты Либава и Виндава стали своего рода центрами колониальной торговли в Балтийском регионе. Из Курляндии колониальные товары доставлялись в Речь Посполитую, Швецию, Германию, Россию. По всей Европе была создана разветвленная сеть торговых агентов Курляндского герцогства, которые работали в Стокгольме, Копенгагене, Берлине, Гамбурге, Кенигсберге Амстердаме, Гааге, Лондоне, Лиссабоне, Вене и Венеции.

Северная война и фиаско заморской эпопеи

Однако экономическое процветание Курляндии и ее планы относительно дальнейшей колониальной экспансии в Вест-Индии и Западной Африке, было нарушено Северной войной, начавшейся в 1655 году. Боевые действия между ключевыми государствами Восточной и Северной Европы, претендовавшими на контроль над Балтийским морем. В войне участвовали Швеция, Дания, Бранденбург, Речь Посполитая, Русское царство. Хотя герцог Якоб провозгласил Курляндию нейтральным государством, на территорию страны вторглись войска шведского короля Карла Х Густава. Шведский монарх произнес свою знаменитую фразу «герцог Якоб слишком богат, чтобы быть просто герцогом, но слишком слаб, чтобы стать королем». Карл Х Густав рассчитывал включить все Великое княжество Литовское, Пруссию, Северную Польшу, Данию и Норвегию в состав «Великой Швеции». Естественно, подобная участь ждала и Курляндию. В 1655 году шведская армия вторглась на территорию Курляндского герцогства. Небольшая и слабая курляндская армия не смогла оказать сопротивления шведским войскам, а крупный морской флот был заперт в портах. Курляндия капитулировала, а герцог и его семья в 1658 г. были помещены под домашний арест и оставались на положении пленников до 1660 года — до конца войны.

Оккупация Курляндии шведскими войсками оказала самое негативное влияние на судьбу курляндских колоний в Вест-Индии и Африке. Именно в этот момент стала понятна ошибочность решения курляндского герцога, разрешившего голландским и французским колонистам братьев Лампсиус остаться на острове. Узнав об оккупации Курляндии Швецией, голландцы заявили курляндскому губернатору, что шведы никогда не освободят герцога, Курляндия перестанет существовать как суверенное государство и, соответственно, право на владение островом Тобаго переходит к голландцам. Братья Лампсиус чувствовали уверенность, поскольку в 1658 году на остров прибыло еще 500 французских колонистов, которые поселились недалеко от Форт-Якоба и пользовались покровительством голландцев. Таким образом, в распоряжении братьев оказалась колония с численностью населения в 1200 человек.

Курляндское население острова составляло всего лишь 1000 человек. В конечном итоге, курляндский губернатор Форт-Якоба капитан Кристофер фон Кайзерлинг капитулировал, оставшись без помощи метрополии. Многие солдаты вернулись в Курляндию в 1660-1661 гг. Курляндское поселение Якобштадт выплатило голландцам контрибуцию, но последние все равно заняли колонию. В 1660 году на территории голландской колонии проживало 1500 европейских жителей и 7000 африканских рабов. Таким образом, Новая Курляндия фактически перешла под власть Нидерландов. Одновременно голландцы захватили и курляндскую колонию в Западной Африке. Пытаясь закрепить свое влияние на Тобаго, братья Лампсиусы в 1662 году обратились к французскому королю Людовику XIV, который признал остров французской территорией и пожаловал братьям титул «баронов Тобаго».

После окончания Северной войны и освобождения из плена в 1660 году герцог Якоб решил восстановить суверенитет над колонией на острове Тобаго. Тем более, что власть Курляндского герцогства над островом по-прежнему признавалась многими европейскими государствами. Курляндская администрация покинула Тобаго в 1666 году, после нападения на остров пиратов английского корсара Роберта Сирла, прибывших на Тобаго на двух кораблях составом в 80 человек. Вскоре после нападения пиратов на Тобаго разместился британский гарнизон. В 1667 г. на Тобаго прибыл гарнизон голландцев. Одновременно, в 1668 г. герцог Курляндии повторно попытался восстановить суверенитет над островом. Он направил на Тобаго военный корабль, однако голландский гарнизон отбил курляндскую атаку. В 1676 г. на Тобаго был направлен корабль «Великан» под командованием капитана Яна Герца Рэвса, на котором находились 11 курляндских чиновников, в задачи которых входило исследование обстановки на острове. В 1681 г. на остров прибыли два курляндских корабля, которые остановились в заливе Якоба. Было решено заложить новое поселение, губернатором которого назначили Франца Монка. Однако после смерти герцога Якоба начался постепенный упадок Курляндского герцогства, связанный, в том числе, и с тем, что новый герцог не был столь образован и склонен к приобретению ресурсов и земель, как его предшественник.

Наследник герцога Якоба герцог Фридрих Казимир в 1686 г. направил на остров две экспедиции — во главе с капитаном Шмолем и во главе с новым губернатором Дитрихом фон Альтенбокеном. Однако корабль губернатора потерпел крушение у берегов Тобаго и сам губернатор скончался от полученных травм. В мае 1690 г. последние курляндские поселенцы отбыли на родину. В 1698 г. курляндцы пытались отправить еще одну экспедицию на остров — под командованием британского капитана сэра Вильяма Валерия, но англичане воспрепятствовали ее прибытию. Тем не менее, вплоть до присоединения Курляндского герцогства к Российской империи в 1795 году, герцогами продолжали назначаться губернаторы Новой Курляндии, которые, впрочем, так и не бывали на вверенных им владениях. То есть, колония существовала «на бумаге».

Колониальная экспансия Курляндии была обречена на провал вследствие незначительных сил герцогства. В конце XVII — XVIII вв. многих своих колониальных владений лишились и куда более сильные государства — Дания, Швеция, Бранденбург, Испания. Поэтому у небольшого Курляндского герцогства не было никаких перспектив сохранения власти над колониями в Вест-Индии и Западной Африке. Другое дело — что мы не можем знать, как бы сложилась дальнейшая судьба курляндского владения на Тобаго, если бы оно просуществовало более продолжительный отрезок времени и после присоединения Курляндского герцогства к Российской империи оказалось бы под российской властью.
Автор: Илья Полонский


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 3
  1. Megatron 20 января 2015 11:01
    Тем не менее шведы до сих пор своих детей "русскими Иванами" пугают!
  2. Мур 20 января 2015 12:13
    Другое дело — что мы не можем знать, как бы сложилась дальнейшая судьба курляндского владения на Тобаго, если бы оно просуществовало более продолжительный отрезок времени и после присоединения Курляндского герцогства к Российской империи оказалось бы под российской властью.

    Ну, вариантов много (все, правда, после 1917г.):
    1.Советская социалистическая республика Тобаго.
    2.Отжали бы у России по примеру "балтийских тигров", Финляндии и Польши. Но в этом случае в 1945-м (или ещё в Ялте) наверняка Главнокомандующий, ласково глядя на "партнёров", вежливо попросил бы вернуть отжатое (чьё бы оно тогда было - голландское, английское?)
    3.Подарок товарищам неграм от Хрущёва по примеру Порт-Артура и Дальнего.
  3. Взломщик 21 января 2015 04:30
    Если бы Курляндия сама по себе была островным государством как Англия, то вполне вероятно, что колонии просуществовали гораздо более длительный срок. А так находясь на материке и соседствуя с более воинственными государствами Курляндия обречена была стать частью какого либо из них, а не колониальной державой.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня