Не выпустим память из рук

Навязывая России капитулянтскую историю, страну пытаются лишить не только прошлого, но и будущего

Генерал Макартур на церемонии подписания акта о капитуляции Японии 2 сентября 1945 года на борту линкора «Миссури» говорил: «Все проблемы, связанные с различными идеологиями, и военные разногласия мы разрешили на полях сражений. Теперь нам нужно подписать акт об окончании войны». Тогда все представлялось ясным. Но оказалось, что не все политические и военные разногласия мы разрешили на полях сражений. Вскоре началась холодная война.

В последние годы за рубежом и даже в нашей стране развернута кампания по дискредитации Победы в Великой Отечественной и в целом Второй мировой войне. Все перевернуто, искажено. Если сразу после войны также были разные мнения – главным образом по поводу того, кто начал Вторую мировую, о нашем вкладе в Победу, о значении тех или иных операций, то сейчас поставлен под сомнение смысл, за что и во имя чего воевали.


Наша страна и ее Вооруженные Силы сыграли решающую роль в достижении Победы во Второй мировой. На протяжении всей войны главные силы Германии и ее сателлитов были прикованы к Восточному фронту. Против нас действовали от 190 до 286 наиболее боеспособных фашистских дивизий, в то время как англо-американским войскам противостояли в Северной Африке от 9 до 20 дивизий, в Италии – от 7 до 26, в Западной Европе (с началом высадки в Нормандии) – от 56 до 75. На советско-германском фронте были разгромлены 176 дивизий. 80 процентов общих потерь гитлеровцы понесли в сражениях против Красной армии.

Были и ошибки, и поражения. Но народ выдержал все это под руководством Верховного главнокомандующего, и мы сегодня, видимо, имеем право сказать о нем доброе слово. В ноябре у стен Кремля открыли памятник Александру I, хотя он отдал Москву на разграбление Наполеону. Увековечен Николай II, который проиграл все войны. А Сталину нет памятника. Здесь уже речь не об исторической достоверности, а о современной политической ангажированности.

Для нашей страны Великая Отечественная была тяжелейшей из всех войн, которые пришлось пережить. Она унесла свыше 26 миллионов жизней советских людей, значительная часть из них – гражданское население, погибшее в гитлеровских лагерях смерти, в результате фашистских репрессий, жестокого оккупационного режима, от болезней и голода. Потери нашей страны составили 40 процентов всех жертв во Второй мировой войне. Фашисты превратили в руины тысячи городов, поселков, сел и деревень.

Решающий вклад советского народа в достижение Победы был общепризнанным не только у нас, но и за рубежом. Уинстон Черчилль был вынужден заявить: «Все наши военные операции осуществляются в весьма незначительных масштабах по сравнению с гигантскими усилиями России». Более того, он отмечал: «Чудовищная машина фашистской власти была сломлена превосходством русского маневра, русской доблести, советской военной науки и прекрасным руководством советских генералов... Кроме советских армий не было такой силы, которая могла бы переломить хребет гитлеровской военной машине...» Решающую роль Вооруженных Сил СССР признавали президент США Рузвельт и руководители других стран.

Но в последнее время все это подвергается сомнению, утверждается, будто война с нашей стороны была бессмысленной, сопротивление фашистскому нашествию напрасным, позиция западных стран, ставших на сторону Советского Союза, ошибочной. Зарубежные и отечественные ниспровергатели забывают, какая судьба была уготована фашизмом порабощенным народам по гитлеровскому плану «Ост». Отсюда оправдание власовцев, бандеровцев, дезертиров, бежавших с фронта, и прочих предателей, которые якобы оказались «более дальновидными и прогрессивными людьми», еще тогда начав «борьбу против сталинского режима». А фронтовики и большинство нашего народа были, мол, бессознательной неполноценной массой, делавшей во время войны не то, что следовало. В ряде стран, даже в стане победителей, официально не отмечается День Победы. Около ста депутатов Европарламента обратились к главам государств с призывом бойкотировать празднование Дня Победы в Москве.

Нюрнберг зачеркнут Брюсселем

За рубежом историю войны фальсифицируют главным образом потому, что решающая роль СССР в достижении Победы над фашизмом требует отвести нашей стране подобающее место в сегодняшнем мире, чего не хотят допустить определенные круги на Западе. Если внимательно приглядеться к событиям последних лет, можно сделать вывод: они далеко не случайны.

Не выпустим память из рук

Разгром нацизма юридически закреплен Нюрнбергским процессом. Фото: Евгений Халдей


Многие документы и исторические факты свидетельствуют о том, что фашистские, милитаристские государства не смогли бы развязать Вторую мировую войну в таком масштабе и принести столько зла своим и другим народам, если бы в подготовке к агрессии и в ее осуществлении им не способствовали крупные финансовые и промышленные корпорации Европы и Америки, реакционные силы, политики, которые стояли за их спиной, направляя Германию на восток. А теперь всячески оправдывают Мюнхенское и другие соглашения, предают забвению усилия Советского Союза по созданию системы коллективной обороны в Европе с целью обуздания фашизма. Дошло до того, что нас объявляют виновниками развязывания Второй мировой, пересматривают ее итоги и решения антигитлеровской коалиции по послевоенному устройству, Хельсинкские соглашения 1975 года о незыблемости границ. По всему периметру нашей страны – от Прибалтики до Курильских островов к России выдвигают территориальные претензии.

Вопреки тому, что Международный военный трибунал в результате Нюрнбергского процесса признал и объявил СС преступной организацией, сегодня недобитые эсэсовцы маршируют с фашистскими флагами и орденами по городам Прибалтики, Евросоюз не только не осуждает это, но и выказывает определенное сочувствие. Покровительство нацистам особенно нагло и уродливо проявляется на Украине. В ноябре в ООН была внесена резолюция о недопустимости героизации фашизма. За резолюцию голосовали 115 стран, 55 воздержались (в основном представители Евросоюза) и три были против – США, Канада и Украина. Это надругательство над памятью миллионов, отдавших свои жизни в борьбе с фашизмом.

Всем известно, что бандеровцы и другие националистические бандитские группировки создавались и содержались во время войны гитлеровским командованием. Только в Белоруссии они сожгли 628 деревень вместе с жителями, в том числе Хатынь. Историк Сергей Никулин обратился в архивные органы Германии и лично к канцлеру Меркель с просьбой предоставить документальные сведения о том, что бандеровцы хоть где-то воевали против гитлеровских войск. Ему ответили: нет таких данных, отмечались лишь отдельные случаи нападений на немецкие обозы.

В феврале нынешнего года американцы и некоторые представители Евросоюза при помощи таких же бандитов, террористов и частных военных компаний устроили государственный переворот в Киеве, привели к власти экстремистов. Теперь Украину хотят принять в Евросоюз. Брюссель можно поздравить – там теперь будут заседать наследники фашистов.

Если бы Жуков, Эйзенхауэр, Монтгомери, де Голль и другие ушедшие в иной мир ветераны из разных стран Европы, Азии, Америки смогли увидеть, как помощник руководителя Госдепартамента США раздает пирожки на майдане, а верховный представитель Евросоюза по иностранным делам любезничает там же с бандитствующими фашистами, в гробах перевернулись бы от омерзения и стыда за тех, кто сегодня под предлогом насаждения «свободы» и «демократии» поддерживает сторонников человеконенавистнической идеологии.

Когда при президентстве Ющенко реабилитировали и присваивали звания героя Украины таким предателям, как Бандера и Шухевич, российские СМИ реагировали на все это сравнительно спокойно, важнее было торговать газом. Теперь мы видим, как фашиствующие элементы расстреливают сотнями жителей Донецкой и Луганской областей, сожгли десятки ни в чем не повинных людей в Одессе.

Для придания этим преступлениям «исторической опоры» пересматривается, выворачивается наизнанку вся отечественная история. Делаются попытки возродить нормандскую теорию нашей государственности. Дошло до того, что Минин и Пожарский объявляются реакционерами, ибо они, оказывается, еще 400 лет назад сорвали возможность присоединения России к Западу. И всякое последующее противодействие иноземной экспансии, в том числе и во время Великой Отечественной войны, – это ошибка.

Президент Владимир Путин в Послании Федеральному собранию справедливо сказал: «Распад Советского Союза стал крупнейшей геополитической катастрофой столетия». Но бывший директор Московского центра Карнеги Эндрю Качинс не согласен. «Для Запада, – считает он, – крах СССР означал величайший триумф XX века... Отказ от суверенитета ради безопасности является признаком Европы эпохи постмодерна, будучи сегодня основополагающим принципом Евросоюза». Вот такая капитулянтская историческая концепция навязывается сегодня России.

Переиначенная история призвана внушить людям мысль, что если в прошлом у страны ничего кроме поражений и позора не было, то она ни на что путное не может рассчитывать ни сегодня, ни в будущем. По мнению одного из авторов популярной молодежной газеты, «нет, мы не победили. Или так: победили, но проиграли. А вдруг было бы лучше, если бы не Сталин Гитлера победил, а Гитлер – Сталина? Мы освободили Германию, может, лучше бы освободили нас?».

Определенному кругу людей такая фальсификация нужна также для того, чтобы дискредитировать идею защиты Отечества и военной службы. Участвуя в опросе «А если завтра война? Пойдете ли вы защищать Родину?», В. Новодворская ответила: «Я согласна защищать Россию от Китая, Ирана, Вьетнама, но не от западных стран. Их я встречу с цветами, буду «пятой колонной». Россия неспособна управлять сама собой, Россией кто-то должен управлять извне». Самое опасное в том, что такую тлетворную идею «пятая колонна» и находящиеся в ее распоряжении СМИ стремятся распространить на нашу молодежь.

Обстоятельства и стереотипы

Больше всего извращаются такие факты: как началась Вторая мировая война, кто виновник ее развязывания. СССР обвиняется в заключении договора с Германией. В советской истории легитимность и историческая важность Пакта о ненападении были общепризнанными. А Верховный Совет страны в годы перестройки осудил этот договор. Из чего же мы должны теперь исходить?

Конечно, решение этого высшего органа государственной власти, который уже не существует, официальные власти к чему-то обязывало. Но к исторической науке все это никакого отношения не имеет.

Больше всего нареканий и шума вызывало наличие секретных протоколов. Это демагогия самого дешевого пошиба, ибо подобные договоры до Советского Союза заключались со многими другими странами. Сепаратные переговоры с подписанием соответствующих соглашений велись между Великобританией и Германией. Польско-английский договор от 25 августа 1939 года также имел секретное приложение, в котором, в частности, Литва объявлялась сферой интересов Варшавы, а Бельгия и Голландия – Лондона. Латвия и Эстония в августе 1938-го подписали секретные соглашения о гарантиях их границ с Германией. Почему никто не осуждает эти договоры?

Подобный характер носили и Тегеранские, Ялтинские, Потсдамские соглашения антигитлеровской коалиции. Они тоже устанавливали сферы влияния и до определенного времени некоторые пункты носили закрытый характер. Есть секретные дополнения к американо-японскому договору о безопасности 1951 года.

Чтобы объективно судить, нужно учитывать всю сложность обстановки предвоенного периода, в котором приходилось действовать правительству нашей страны. Если отвлечься от частностей и лукавства, суть состояла в том, что весь капиталистический мир должен был объединиться в борьбе против Советского Союза. С этой целью в 1938-м было заключено и Мюнхенское соглашение, рассчитанное на подталкивание Гитлера к нападению на СССР. Если бы эти планы не удалось расстроить политико-дипломатическими средствами, реальных шансов на спасение не было бы. Большую опасность представляло возможное выступление Японии. Но правительству СССР путем заключения договоров о ненападении с Германией и нейтралитете с Японией удалось расколоть единый антисоветский фронт потенциальных противников и добиться того, что западные державы, толкавшие Гитлера на восток, впоследствии сами вынуждены были выступить на стороне Советского Союза. Наша страна получила возможность разделаться вначале с фашистской Германией, а затем с Японией.

Создание антигитлеровской коалиции было величайшей дипломатической победой, во многом предопределившей течение и исход войны. Конечно, этому способствовали и некоторые объективные международные обстоятельства, но факт остается фактом: Советскому Союзу удалось вырваться из кольца враждебного окружения. Когда В. Резун в «Ледоколе» и некоторые историки протаскивают версию о том, будто Сталин готовился первым напасть на Германию, а Гитлер упредил его, они не учитывают именно это обстоятельство. Сталин не мог пойти на такое, ибо СССР остался бы в полной международной изоляции, что было для страны самоубийственным шагом. Не надо забывать и о том, что идеологически руководители западных стран были ближе к фашистской Германии. И наши будущие союзники в конце 30-х очень хотели, чтобы Гитлер воевал с СССР. В книге американского полковника Р. Хоббса «Миф о победе. Что представляет собой победа на войне» утверждается: участвуя в антигитлеровской коалиции, западные союзники играли на руку Советскому Союзу, хотя их интересы в принципе были гораздо ближе германским.

Особенно много искажений различных фактов по начальному периоду войны и вообще по ее ходу. Наша страна объявляется виновником Второй мировой либо ответственность возлагается на Советский Союз и фашистскую Германию.

Как указал недавно Владимир Путин, надо и с нашей стороны объективно освещать, как шла война. Она, как известно, сложилась для нас очень трудно, вначале пришлось терпеть серьезные неудачи. Как говорил Сталин, были моменты отчаянного положения.

Из-за крупных просчетов в определении возможных сроков нападения Гитлера на Советский Союз войска приграничных округов не были заблаговременно приведены в боевую готовность и не заняли предназначенных оборонительных рубежей, позиций. Они оказались по существу на положении мирного времени и не смогли своевременно изготовиться к отражению агрессии.

После войны написаны книги о том, что разведка своевременно вскрыла и точно докладывала о планах гитлеровского командования и сроках возможного нападения фашистской Германии. Действительно, наши спецслужбы много сделали для выявления приготовлений противника. Однако разведка означает не только добывание данных, но и их умелый анализ и мужественное отстаивание своих выводов.

Сведения поступали от различных ведомств и были противоречивыми. Международный фонд «Демократия» издает сборник важнейших документов за 1941 год, где в предисловии к первому тому сказано, что никакой внезапности нападения не было, Сталин имел точные данные о готовящемся нападении, но преступно ими пренебрег. Но для тех, кто все же хочет по-настоящему разобраться в прошлых событиях и дойти до истины, такого объяснения недостаточно. Все равно остается вопрос: почему Сталин так поступил?

Обстановка накануне войны была значительно сложнее, чем это иногда изображается. Шли разведданные и документы не только о возможном нападении, но и о том, что это провокационные слухи, дезинформация. Советский посол в Лондоне Майский сообщал в Москву подробные сведения о военных приготовлениях Германии и в конце донесения делал вывод, что Гитлер сможет напасть на СССР только после того, как покончит с Англией. Начальник ГРУ Голиков и нарком ВД Берия представляли Сталину доклады о развертывании германских вооруженных сил у наших границ и завершали их выводами о дезинформационном характере этих сведений. Назывались даты гитлеровского вторжения: 15 апреля, 1, 15, 20 мая, 15 июня. Сроки проходили, а нападения не было. Говорят, Зорге из Японии прямо докладывал, что война начнется 22 июня. И хотя формально это подтвердилось, все же есть основания задуматься над тем, зачем гитлеровскому Генштабу сообщать военному атташе в Токио точный срок нападения на Советский Союз.

Сегодня об этих противоречивых явлениях иногда судят чрезмерно упрощенно, в отрыве от того, что происходило в действительности. Это относится и к существовавшей в то время версии, что Гитлер не будет воевать на два фронта и потому не нападет на СССР, пока не разделается с Англией. По существу это была подмена реальной действительности отвлеченными схематичными положениями, порожденными историческими стереотипами. Фактически в 1941-м никаких двух фронтов для Германии не было. После быстрого поражения англо-французских войск в 1940 году, чего Сталин никак не ожидал, Англия, находясь за Ла-Маншем, серьезной угрозы для Гитлера на континенте не представляла.

Уверенный, что все так и будет, он поручил сделать сообщение ТАСС от 13 июня 1941 года о том, что Пакт о ненападении будет Германией соблюдаться. Потому, когда началось вторжение, для Сталина и всех других оно стало неожиданным. Хотя, как теперь объясняют, упомянутое выше сообщение ТАСС было сделано с целью международного зондажа, но тогда специальным распоряжением следовало предупредить об этом командующих округами и флотами.

Советское политическое руководство, Наркомат обороны и Генштаб не смогли адекватно оценить обстановку и не приняли своевременных мер для приведения Вооруженных Сил в полную боевую готовность и исключения внезапности. Это была роковая ошибка. Этим все объясняется, отсюда все другие просчеты.

В результате успешно проведенной индустриализации, культурной революции и других мероприятий экономические и другие возможности страны значительно возросли, а армия и флот получили новое вооружение, но с точки зрения организации, управляемости не все было доведено до конца.

В исторических трудах справедливо говорится, что, например, соединения и части доукомплектованы личным составом и техникой не были до штатов военного времени, новые образцы танков и самолетов распылены, а не сосредоточены хотя бы в нескольких боеспособных формированиях, полевая и зенитная артиллерия оторвана от своих дивизий и отправлена на полигоны, и о многих других подобных упущениях. При отвлеченном подходе к этим вопросам, в отрыве от конкретных условий, в которых подобные решения принимались, все выглядит как величайшая глупость, но ведь заведомо пагубных решений никто не искал. Все хотели сделать как можно лучше. Например, артиллерия была оторвана от своих дивизий и находилась на окружных полигонах, потому что после развертывания она еще ни разу не стреляла и в таком виде ее нельзя было посылать в бой.

Все виды Вооруженных Сил и родов войск внесли свой посильный вклад в наши упущения и в достижение Победы, хотя иногда делаются попытки противопоставить и выделить «свой» вид Вооруженных Сил. 21 июня 2014 года в газете, которая обычно правдиво освещает историю Великой Отечественной, появилась статья о начале войны. Там пишется, что в отличие от армии флот вопреки указаниям Сталина был приведен в полную боевую готовность и не понес никаких потерь. Но они, конечно, были. В начальный период войны ВМФ потерял 111 кораблей и катеров (в том числе 19 подводных лодок), из них 30% – от ударов вражеской авиации, 25% – от мин.

“ В подрывной операции Запада против Украины ставка сделана на обучавшихся в США баптистов, сайентологов, приверженцев прочих тоталитарных сект ”
Действительно, в ВМФ существовала система боевой готовности, которая короткими сигналами была доведена до флотов. В округах приходилось в каждой инстанции расшифровывать и снова зашифровывать телеграммы для подчиненных инстанций. В результате распоряжения были получены в четыре-пять часов утром 22 июня и в условиях уже начавшейся войны. Но в полную готовность флоты все равно не были приведены. Потому, что полная боевая готовность всегда означает и отмобилизование, чтобы развернуть войска до штата военного времени. Нарком ВМФ не мог этого сделать без решения Верховного Совета и распоряжений Генштаба. Факты свидетельствуют о другом. В конце дня 21 июня нарком ВМФ позвонил командующему Черноморским флотом Октябрьскому, который, несмотря на введенную «полную готовность», находился не на КП, а в Доме офицеров на концерте, как и Павлов в Минске. Рокоссовский дал команду командирам полков всем вместе выехать в воскресенье на рыбалку. В Бресте командиры и политработники были собраны на городской партактив. Пока не выяснено, но кто-то на все это давал команду, чтобы показать противнику, что мы не собираемся воевать.

Искажаются и другие события войны. Возьмем операцию Западного фронта («Марс»), которая проводилась на Ржевском направлении. Американский историк Д. Глэнц написал об этом книгу. Называется «Величайшее поражение Жукова». Но эту операцию нельзя рассматривать в отрыве от Сталинградской операции. Она проводилась для того, чтобы не дать противнику возможности перебрасывать на Сталинградское направление силы из состава ЦГА. Эта задача была выполнена. Ни одной дивизии из ЦГА противник на Сталинградское направление не перебросил.

Некоторые историки, например Г. Х. Попов, утверждают, что Курской битвы вообще не было, так как после высадки союзников в Сицилии (10 июля 1943 года) Гитлер будто бы отказался от операции «Цитадель» и увел свои танковые соединения на запад. Но в действительности к тому времени, когда началась эта десантная операция, судьба Курской битвы была уже предопределена. О ее итогах генерал Гудериан писал: «В результате провала наступления «Цитадель» мы потерпели решительное поражение. Бронетанковые войска, пополненные с таким большим трудом, из-за больших потерь в людях и технике на долгое время были выведены из строя, и уже больше на Восточном фронте не было спокойных дней. Инициатива полностью перешла к противнику». Гудериан, видимо, не меньше знал об этой операции, чем Гавриил Харитонович Попов. Я уже не говорю о десятках тысяч еще живых милостью Божией участников этой величайшей битвы, которым современные мародеры от истории толкуют совершенно противоположное тому, что видели и пережили фронтовики.

Несмотря на всю нелепость, подобного рода басни о войне повторяются изо дня в день.

Особенно странно и оскорбительно слышать заявления некоторых историков, политиков, журналистов об «оккупации» советскими войсками Прибалтики, Польши и других европейских стран. Утверждают, будто Сталин совершил большую ошибку, не остановив войска после освобождения своих земель. Он, оказывается, тем самым положил начало холодной войне. Но если бы наша армия остановилась у границ Прибалтики, Польши, Чехословакии, кто освободил бы их от фашистской оккупации? Кто и как добил бы гитлеровские войска?

Не выпустим память из рук


Сами они не могли этого сделать. Поляки в конце 1944 года подняли в Варшаве восстание, но оно было жестоко подавлено. Характерно, что его руководитель генерал Бур-Комаровский не захотел воспользоваться советским самолетом, предоставленным в его распоряжение, и перешел на сторону гитлеровцев.

Что касается союзников, уже после арденнских событий стало ясно: они не в состоянии без участия советских войск освободить всю Европу. Кроме того, Ялтинские соглашения обязывали страны антигитлеровской коалиции добиться полного разгрома и безоговорочной капитуляции Германии. Ни при каких обстоятельствах нельзя было оставлять фашизм недобитым. Получи Гитлер передышку, Германия могла снова собраться с силами и склонить некоторых наших союзников к сепаратным соглашениям (к сожалению, такой процесс подспудно уже шел). Если бы это случилось, провозглашенная политическая цель Второй мировой войны не была бы достигнута.

Некоторые современные историки для подкрепления своих позиций ссылаются даже на М. И. Кутузова. Вроде бы тот обращался к царю с просьбой остановить русские войска и дальше в Европу не ходить. В действительности в декабре 1812 года полководец остановил свою армию всего на несколько дней с тем, чтобы подтянуть тылы, собрать отставших солдат, подвести боеприпасы и дать войскам отдохнуть после изнурительного почти тысячекилометрового похода с непрерывными боями. 21 декабря 1812 года (2 января 1813-го) Кутузов в приказе по армии поблагодарил войска за изгнание врага из пределов России и призвал их довершить поражение неприятеля на собственных полях его.

Теперь же вопреки тому, что только за освобождение Польши мы отдали жизни 600 тысяч наших воинов и 1,5 миллиона за избавление Европы от фашизма, нас зачислили в разряд оккупантов. В ряде стран приходят к власти деятели, благосклонно относящиеся к идеям радикального национализма, граничащего с нацизмом, в общественных кругах все больше задают тон его идейные наследники.

«Титаник» западной цивилизации

Ни при каких обстоятельствах нельзя сдавать наши антифашистские позиции. В нашем историческом прошлом ныне начинает более ясно и конкретно проявляться многое из того, о чем мы по разным причинам не всегда писали и не говорили прямо и определенно. Про то, как влиятельные промышленные и финансовые круги Запада усиленно помогали возрождать германскую экономическую и военную мощь и даже во время войны скрытно снабжали рейх железом, каучуком, другими стратегическими материалами. И про то, почему так долго откладывалось открытие второго фронта в Европе, зачем в конце войны без военной надобности разрушили Дрезден, сбросили атомные бомбы на Нагасаки и Хиросиму, когда поражение Японии уже было предрешено.

Один из высокопоставленных политических деятелей США заявил: «Бомбы были сброшены в Японии против Советского Союза». И Дрезден был разрушен для устрашения СССР, когда война уже заканчивалась. План разработанной в 1945 году по указанию У. Черчилля операции «Немыслимое» предусматривал использование германских военнопленных в случае боевых действий Британии и США против СССР.

Еще в 1941 году Г. Трумэн (в 1945-м сменивший Ф. Рузвельта на посту президента США) говорил: «Если будут одерживать верх немцы – нам надо помогать СССР, если будут побеждать русские – помогать Германии. И пусть они как можно больше убивают друг друга».

Трумэны и их наследники дают знать о себе и сегодня. В США и Европе они активизировались, задают тон в политике. Эта линия проводилась все послевоенные годы. С достижением Советским Союзом стратегического паритета в ракетно-ядерных вооружениях страны НАТО, опасаясь большой войны, сделали главную ставку на развязывание локальных вооруженных конфликтов, обеспечивающих достижение политических целей по частям, и на новые формы противоборства на международной арене с применением так называемой мягкой силы. В итоге не стало Советского Союза.

Несмотря на исчезновение СССР, организация НАТО, которая официально создавалась для противодействия «советской военной угрозе», продолжает существовать. Советские войска ушли из Европы, американские остались. Западные вдохновители этих перемен заявляли, что войска и базы НАТО не будут перемещаться в восточноевропейские страны, вышедшие из Варшавского договора. Эти обещания оказались очередным циничным обманом. Войска НАТО и их базы продвигаются все дальше на Восток. В некоторых странах устраиваются «цветные революции», проводятся иные подрывные действия. Югославию, Ирак, Ливию разбомбили. Террористы, которых должны были уничтожить, продолжают терзать Сирию, Ирак и другие страны. По этой же схеме предприняты подрывные действия на Украине. Даже такой нейтральный человек, как экс-президент Чехии В. Клаус, вынужден заявить: «Да, изменения геополитической ситуации случились. В твоих глазах (обращается к журналисту, задавшему вопрос. – М. Г.) в этом виноваты Россия и Путин. Но это абсолютно инфантильный и глупый взгляд. Данную ситуацию спровоцировали европейский Запад и США, которые очень сильно хотели конфронтации с Россией и которые использовали Украину как убогий, печальный, несчастный инструмент для достижения этой цели. Спровоцировал эту ситуацию ни в коем случае не Путин, а наши товарищи в Западной Европе и США».

Главная геополитическая цель США и Евросоюза состоит в том, чтобы столкнуть между собой Россию и Украину, и судя по всему, ради этого они готовы пойти на самые крайние и опасные шаги. Особенностью подрывной операции Запада против соседнего с нами государства является то, что американские и европейские спецслужбы не нашли опору среди настоящих украинцев. Основную ставку они сделали на обучавшихся в США баптистов, сайентологов и приверженцев прочих тоталитарных сект, своих ставленников типа Порошенко, Яценюка, Турчинова, Коломойского, Гриценко, крайних радикалов-националистов вроде Яроша.

Самый глубокий смысл Великой Отечественной войны для ее участников состоит в том, что мы не только защищали свое Отечество, но и сражались за будущее человечества. Нам небезразлична дальнейшая судьба народов. Но в каком направлении развиваются события?

Мы видим уродливость и противоестественность глобальной финансово-экономической системы, основанной на долларе, страшный разрыв между богатыми и бедными странами и различными слоями населения в большинстве государств. Ведущие экономисты признали: если все будут потреблять столько энергетических ресурсов на душу населения, сколько в США, мир окажется перед катастрофой. Культ однополых браков и гомосексуализма, внесение в парламенты некоторых европейских стран законопроектов, легализующих половые сношения родителей со своими детьми и детей между собой, провозглашение верховенства меньшинства над большинством и прочие факты отвержения многовековых человеческих ценностей свидетельствуют о моральном и биологическом вырождении части западных сообществ.

Когда в 1912 году потерпел бедствие «Титаник», капитан и большая часть экипажа погибли, но до конца боролись за спасение людей. А при недавнем крушении итальянского лайнера «Коста Конкордия» капитан и большинство команды первыми сбежали с корабля, бросив пассажиров на произвол судьбы. Нечто подобное в апреле 2014 года случилось с южнокорейским паромом. Многие факты свидетельствуют, что вырождаются не только определенные слои населения, но прежде всего элита общества. О деградации системы образования, школьного обучения и других нововведениях тоже хорошо известно.

Очевидно, в будущем большинство народов, значительная часть мирового сообщества едва ли примут навязываемые им сегодня диктат в международных делах, новые веяния американской и западноевропейской «демократии», по крайней мере в том виде, в каком они внедряются на Украине. Говорят, демократия впервые появилась тогда, когда Бог подвел Адама к Еве и сказал: «Выбирай кого хочешь». Может быть, именно в таком виде ее хотят продолжать внедрять. Но не ради этого воевали и гибли участники Второй мировой. Надо полагать, в конце концов восторжествуют традиционные общечеловеческие ценности. Россия в этом отношении может и должна подать пример другим народам.

Ложь и память

В принципе ни один историк не может рассматривать свой предмет в отрыве от интересов общества, в котором он живет. Но историю нельзя излишне политизировать и идеологизировать, ибо это приводит к конъюнктурным идеям. Н. М. Карамзин, например, в «Истории государства Российского» ставил своей целью раскрыть смысл русской истории, подводя все к единению Церкви и государства, Бога и царя и в целом России. Однако если единение страны будет востребовано всегда, то идеи незыблемости самодержавия и крепостничества не могли существовать долго.

Кроме того, деятельность любой исторической личности необходимо рассматривать объективно, критически. Судить о них следует не по отдельным высказываниям, а по итогам деятельности. Есть за что критиковать и Сталина. Он сам говорил об ошибках советского правительства, о том, что у нас были моменты отчаянного положения. Но в некоторых газетах теперь и этого не признают. При таком подходе нам не будут верить даже там, где говорим правду. А главное – без объективного критического подхода к прошлому мы не сможем сделать должные выводы, извлечь уроки.

Глупо говорить, что Победа была одержана народом вопреки Сталину. Не то что вопреки, а без ведома Верховного ни один вопрос не мог решаться во время войны. Надо бы задуматься, почему тот же народ потерпел поражение в Крымской и Русско-японской, в Первой мировой войнах? Ни один самый самоотверженный народ не может не только одержать победу, но и просто организованно действовать без твердого руководства, без руля и ветрил.

Казалось бы, это очевидно. Но фальсификаторы придумывают самые невероятные небылицы. Сейчас даже официальные лица употребляют такие термины, как «коктейль Молотова». Одна из версий возникновения этого термина сводится к тому, что В. М. Молотов будто бы сказал во время финской войны: «Вечером мы будем ужинать в Хельсинки». Тогда финские патриоты бросили клич: «Коктейли для Молотова». Так, сократившись в речевом обороте, появился «коктейль Молотова». Сегодня в обиходе выражения «линия Молотова» (по пакту Молотов – Риббентроп) и оборонительная линия по старой границе, называемая «линией Сталина». Они никакого отношения к существу дела не имеют. Это придумывается для опошления истории.

Ежегодно в День Победы по радио и телевидению передают, что советские полководцы, сберегая свои танки, посылали пехоту на противотанковые минные поля, чтобы солдаты своими телами проделали проходы для танков. Но элементарно грамотный человек должен знать, что для подрыва противотанковой мины нужно давление не менее 250–300 килограммов. А когда центральная газета сообщает, что в Прохоровском сражении фашисты потеряли пять танков, а наши войска 334, то возникает вопрос: почему после этого враг, вместо того чтобы развивать наступление, начинает отходить, а мы продвигаемся на сотни километров и форсируем Днепр? Эти игры с цифрами сами себя разоблачают.

Не менее десятка известных ультралиберальных писателей и историков написали о том, что Ленинград не надо было оборонять – сдать неприятелю. Хотя им известен приказ Гитлера: «Москву и Ленинград сровнять с землей, а население полностью уничтожить». Обороняя город, несмотря на огромные жертвы и лишения, мы сохранили часть населения. Кроме того, в случае оставления Ленинграда северная группа армий фашистских войск получила бы возможность полностью переключиться на Московское направление и наше общее стратегическое положение еще больше ухудшилось бы.

Как заместитель начальника Генштаба я был несколько лет председателем комиссии по определению потерь в Великой Отечественной войне. Кроме специалистов из Минобороны, к этой работе было подключено много известных демографов. Мы пользовались донесениями фронтов, округов, военкоматов, госпиталей. Исключили из числа потерь около 900 тысяч заново призванных граждан из освобожденных районов. Много помогли нам и Книги памяти, составленные по областям и районам. Например, среди первоначально составленных списков не было Ватутина. На Украине его исключили как не своего, а в российский список не внесли. Поэтому мы обращаемся сегодня с просьбой, чтобы издание Книги памяти было продолжено и доведено до конца. Тогда не будут фигурировать цифры наших потерь (60–90 миллионов человек), которые приводятся у Солженицына, Астафьева и других фальсификаторов.

Таким образом, мы вновь возвращаемся к событиям, о которых говорил генерал Макартур в 1945 году. Наши враги решили выиграть войну после войны.

Поэтому за нашу победу надо еще постоять. Эта задача не только историков, но и каждого ветерана. Если бы каждый фронтовик написал хоть несколько строк в газету или на телевидение и выразил возмущение тем, что пишется в СМИ, в литературе о войне, это все возымело бы воздействие на общественное мнение.

Гросс-адмирал Карл Денниц, оставшись за Гитлера, в конце войны издал приказ, где было сказано: «Вермахт сражался героически, с честью выполнил воинский долг». В таком духе пишут о германских ВС и другие авторы, в том числе отечественные. А про армию, которая сокрушила этот вермахт, говорят, что она воевала бездарно и чуть ли не проиграла войну.

«Неправильная» победа

В Германии уже в наше время издан сборник, в котором написано: «Вермахт, конечно, проиграл Вторую мировую войну, зато добился победы после 1945 года, а именно в борьбе за представление о себе в глазах общественности – немецкой и международной». Вот как немцы отмечают свое поражение, а мы даже День Победы над Японией 2 сентября стесняемся отмечать. Американцы после войны засадили гитлеровских генералов писать мемуары, обобщать опыт войны. Эта литература распространялась по всему миру, формировала общественное мнение. После войны Константин Симонов также предложил всем участникам сражений написать свои воспоминания, но наши идеологи отказались от этого проекта.

В молодежных аудиториях часто спрашивают: «Кому верить? Об одних и тех же событиях одни говорят одно, другие – другое».

Я всегда отвечаю: «Верьте прежде всего себе, изучайте факты, сопоставляйте и делайте выводы». Не может быть, чтобы гитлеровцы все делали правильно и умело, но потерпели поражение, а мы воевали неумело, действовали неправильно, несли в десять раз больше потерь и оказались победителями. Есть внутренняя логика исторических событий, которую нельзя игнорировать.

Иногда факты искажаются из-за элементарного незнания сути военного дела. Нельзя также любой документ, взятый из архива, принимать за чистую монету.

В связи с этим хочу напомнить любопытный случай. Лет 15 назад в Петербурге нашли донесение Михаила Кутузова, написанное им Александру I об итогах Бородинского сражения. Полководец не очень похвально отозвался о рейде казаков Платова и Орлова во фланг наполеоновской армии. Последние вначале даже не были представлены к наградам. На основании этого некоторые историки начали развенчивать прославленных атаманов, не потрудившись более тщательно изучить, какими были последующие донесения и оценки того же Кутузова. Просто он тогда еще не знал, что делалось в стане Наполеона и какое сильное воздействие оказал рейд казачьих войск. Из этого следует: каким бы очевидным на первый взгляд ни казался тот или иной факт, сколь бы авторитетными ни были заявления исторических личностей, о них нельзя судить в отрыве от других фактов и логики событий.

То же самое произошло с историками и писателями, которые, обнаружив в архиве донос на маршала Александра Егорова за подписью Жукова, сразу побежали распространять «сенсацию». Но вскоре выяснилось, что донос был подписан совсем другим Жуковым.

В прошлом году по НТВ показали картину якобы планировавшегося нами упреждающего удара по Германии со стрелами через всю Европу до Ла-Манша. Но такой карты в Генштабе не было. Телезритель проглотил то, что ему показали, а изготовители фальшивки, пользуясь «свободой слова», скрыли истину. Вообще работа с историческими источниками, архивными документами требует большой культуры, щепетильности и знания существа дела. Надо внимательно изучать, при каких обстоятельствах, с какой целью был составлен тот или иной приказ или документ. Известен, например, приказ НКО № 270, который был написан наспех, без выяснения всех обстоятельств дела, и в нем вынесен совершенно несправедливый приговор целому ряду командиров.

К этой теме не раз возвращался Константин Симонов. Кстати, 28 ноября этого года исполняется 100 лет со дня его рождения, но к 100-летию Солженицына уже издан указ президента, а по Симонову, больше всех сделавшему для воинского воспитания офицеров, ничего пока не слышно.

«В информационный век побеждает тот, чья история убедительнее, чья история способна привлекать людей», – растолковывает нам американский историк Джозеф Най. Убедительность нашей истории в объективных, свершившихся фактах, но их пытаются извратить, оплевать, сделать непривлекательными.

Все правильные официальные оценки войны, прозвучав мимолетно, минуют вместе с юбилейными днями, а общественное сознание формируют совсем другие взгляды и выводы – подрывающие наши устои и противоречащие национальным интересам.

Когда на одном из заседаний российского оргкомитета «Победа», проходившем в Петербурге, обсуждались изучение истории в школах и злосчастный ЕГЭ, я передал Дмитрию Медведеву вопросы по Великой Отечественной войне. Там, например, был такой: «Какие крупнейшие события произошли в 1943 году?». В рекомендуемых «правильных» ответах значилось: «В Красной армии ввели погоны», «Всех немецких пленных в Красной армии расстреляли» и т. д. Если бы школьник ответил: «В 1943 году произошла Сталинградская битва», то согласно правилам ЕГЭ он должен был получить двойку. Вот так идет оболванивание молодежи.

Надо бы особо позаботиться о литературе для детей, посвященной Великой Отечественной войне. В свое время в отношении Гражданской войны многое было сделано Аркадием Гайдаром, Александром Фадеевым, Валентином Катаевым и многими другими.

Когда учиться поздно

Сейчас в полном объеме опубликованы документы, относящиеся к всеармейскому совещанию по финской войне 1939–1940 годов. Она была затеяна не только с целью отодвинуть линию границы от Ленинграда, но и чтобы дать Красной армии опыт боевых действий. Из этих документов видно, что армия не была готова. Но 22 июня 1941 года примерно в таком же виде мы вступили в войну против более опытного и оснащенного противника.

Не выпустим память из рук

Фото: PHOTOXPRESS


Прежде всего многое не ладилось в высших звеньях управления. Во время преобразования Штаба РККА в Генштаб в 1935 году из его ведения были изъяты вопросы военно-технической политики, структуры и комплектования Вооруженных Сил. Главное разведывательное управление РККА начальнику Генштаба не подчинялось (глава ГРУ был заместителем наркома обороны), фактически оно замыкалось на Сталина. Очевидно, что Генштаб не мог полноценно решать вопрос стратегического применения Вооруженных Сил. В Наркомате обороны не было единого органа управления тылом, службы снабжения подчинялись наркому и различным его заместителям. Всю систему Вооруженных Сил лихорадила непрерывная перестановка руководящего состава в центральном аппарате и округах. Так, за пять предвоенных лет сменились четыре начальника Генштаба. В ГРУ с 1936 по 1940-й было пять начальников. За последние полтора года перед войной пять раз (в среднем через каждые три-четыре месяца) сменялись начальники управления ПВО. Поэтому большинство должностных лиц не успевали освоить свои обязанности, связанные с выполнением большого круга сложных задач.

Слабость стратегического руководства фронтами в начале войны пытались компенсировать созданием в июле 1941 года главкоматов Северо-Западного, Западного и Юго-Западного направлений, но это только усложнило управление войсками и от новых структур пришлось отказаться.

Во всех звеньях была слабо организована связь. Телефонное сообщение было нарушено противником в первые же часы войны, что в ряде случаев привело к потере управления войсками.

Казалось бы, чем выше стоит орган управления, тем у него сложнее обязанности по управлению войсками. И вышестоящие инстанции должны овладевать этим искусством не меньше, чем нижестоящие. К сожалению, все происходило наоборот.

Оглядываясь в прошлое, с удивлением приходится отмечать, что за все предвоенные годы не было проведено ни одного учения, когда бы органы стратегического руководства тренировались в выполнении своих обязанностей в боевой обстановке. Полноценные командно-штабные учения с привлечением войск не проводились и с управлениями фронтов и армий. На окружных маневрах войсками обеих сторон руководили сами командующие, где ни они, ни их штабы не могли получить практику управления применительно к фронтовым условиям. Вспоминают военную игру, проведенную в январе 1941 года. Но там исходная обстановка была создана на 12-й день войны, начальный период по существу не отработался.

На одном из заседаний Реввоенсовета в середине 30-х годов Иона Якир обратился с просьбой провести несколько учений под руководством Михаила Тухачевского или других заместителей наркома обороны, привлекая командующих войсками округов и их штабы в качестве обучаемых фронтовых управлений. «Хотелось бы, – говорил он, – проверить, как мы будем управлять армиями в первые дни войны». Но это предложение, как и многие другие, наркомом обороны Ворошиловым было отклонено. В результате Генштаб, фронтовые и армейские управления оказались недостаточно подготовленными. А главное – ни в Генштабе, ни в округах не было полной ясности, как должны действовать с началом войны войска: наступать или обороняться. Как показал в последующем опыт Курской битвы 1943 года, пытаться обороняться такими методами, как это планировалось в 1941-м, – обречь войска на заведомое поражение.

Из всего этого горького опыта должные уроки не извлечены и сегодня.

Вообще 1941 год с точки зрения уроков войны и воспитания офицеров дан нам на все времена. Как говорил Симонов:

Не чтобы ославить кого-то
А чтобы изведать до дна,
Зима сорок первого года
Нам верною меркой дана.
Пожалуй, и ныне полезно,
Не выпустив память из рук,
Той меркой, прямой и железной,
Проверить кого-нибудь вдруг.
Кино и немцы

Желательно, чтобы в книгах и лентах о войне были показаны и полководцы, и командиры, и солдаты.

В фильме «Шел солдат...» есть эпизод, где представлен внешне неказистый, до предела усталый сапер, идущий из последних сил, по колено в грязи, прокладывая дорогу пехоте и танкам. При просмотре фильма один невоевавший начальник с возмущением воскликнул: «Разве такой солдат выиграл войну?». Но у присутствовавших в зале ветеранов вырвался почти одновременный возглас: «Да, именно такой, а не тот, который нарисован на плакате». Все подлинное, неподдельное действует на людей неотразимо.

Министр обороны СССР Андрей Гречко в зале коллегии МО устроил просмотр фильма «Они сражались за Родину». В ходе обсуждения присутствовавшие военачальники высказали ряд критических замечаний. Говорили в основном о том, что не упомянута какая-то армия или корпус, не так показаны действия того или иного командира. В конце дали слово кинорежиссеру Сергею Бондарчуку. Он сказал всего несколько слов: «Поймите, дорогие товарищи, фильм называется «Они сражались за Родину», а не «Вы сражались за Родину». Главным героем этого фильма был солдат.

Сейчас много пишут и делают свои выводы генералы и офицеры, участвовавшие в установлении мира в Южной Осетии и Абхазии. Любое, даже кратковременное участие в боевых действиях просто преображает офицера. Но это не дает права никому принизить или пренебрежительно относиться к Великой Отечественной или десятилетней войне в Афганистане.

Почему мы обеспокоены тем, что ликвидированы кафедры истории военного искусства в академиях, в училищах? Прежде всего потому, что военное дело нельзя изучать в застывшем виде, только в развитии.

В этой связи надо бы позаботиться и о литературе о войне, шире привлекать к этой теме писателей. В свое время были изданы и широко распространились такие развязные книги, как «Беру свои слова обратно» Суворова (Резуна), «Отцы-командиры» Лебединиева и Мухина, «Десять сталинских ударов» Бешанова, легковесные книги Соколова, «Походно-полевые жены» Олега и Ольги Грейг, где излагаются всякого рода небылицы без каких-либо ссылок на то, откуда все это взято. В последнее время активизировался Марк Солонин, который пишет, что оба государства (СССР и Германия) были фашистскими, только Советский Союз еще в худшем виде. Профессор Андрей Зубков из МГИМО назвал свою книгу о Великой Отечественной войне «Советско-нацистская война».

Вообще начиная с перестройки и особенно в последние годы все перевернулось вверх дном. Подавляющее большинство СМИ (особенно телевидение), литература, школьные и вузовские учебники почти полностью переключились на искажение важнейших событий Второй мировой войны и пересмотр ее итогов. Отстаивать правду о войне становится все труднее.

В кинофильмах, во многих исторических книгах и статьях также искажается история Великой Отечественной. На обсуждение таких сюжетов самих ветеранов обычно не приглашают. Характерна в этом отношении дискуссия под руководством Михаила Швыдкого о фильме «Штрафбат», которую вели сами киношники и журналисты. А ведь есть еще офицеры, которые командовали штрафными батальонами и ротами на фронте (например генерал Пыльцын), но их не пригласили. Фальсификаторы истории обычно говорят: «Мы ищем правду о войне!». Но вы для начала хотя бы выслушайте воевавших.

Однажды, правда, ветеранов пригласили в Кремлевский дворец на фильм Никиты Михалкова «Утомленные солнцем-2». Когда после просмотра их спросили о впечатлении, ответ был однозначным: показанное не имеет ничего общего с тем, что было. Кинематографисты, представлявшие фильм, крайне удивились: «Как так, разве не было случаев, когда взрывали мост, по которому шли наши люди, не было бездарной гибели кремлевских курсантов?». Мы отвечали: «Да, были такие случаи и еще кое-что похуже. Но если бы война состояла только из подобных эпизодов, неудач, неумелых действий, она могла закончиться нашим поражением. Но ведь в действительности мы одержали победу. Вы же совершенно не показываете в своих фильмах то, что привело нас к ней». Таким образом, нарушается внутренняя логика событий, которую никак нельзя игнорировать.

Спорят, на кого теперь должна равняться молодежь, совместимы ли с демократией фильмы и книги с воспитательным уклоном. А ведь нужны всего-навсего правдивые вещи. Тогда они для всего и для всех годятся. Драматург Валентин Ежов вспоминает поучительный эпизод, связанный с показом его фильма «Баллада о солдате» на Берлинском кинофестивале: «Простых людей в зале немного, в основном богатые немцы. Атмосфера такая: Аденауэр, холодная война, уж холоднее некуда. После всего, что было, немцы не пылали особой любовью к русским. Вдруг после просмотра встает высокая пожилая немка, идет на сцену и обращается в зал с такими словами: «Вы многие меня знаете... У меня были пятеро сыновей, и все они погибли на Восточном фронте. И вы не сделали картину ни про одного из моих сыновей. А русские сделали. Я всю картину проревела, потому что увидела моего сына на войне». В зале долго молчали. Ведь все помнили, что русский фронт был самым страшным местом для немецких солдат. А жюри присудило нам главный приз». К сожалению, некоторые современные деятели не жалуют такие фильмы.

Еще раз повторим: если говорить о прошлой войне в целом, то в соответствии с логикой исторических событий так не может быть, чтобы фашистское командование и вермахт все правильно делали, сражались отменно и вдруг потерпели поражение. А мы воевали бездарно и вдруг каким-то чудом победили. Есть исторический вывод: «Победой или поражением закончилась война, определяется прежде всего тем, какие цели преследовали воюющие стороны и как они были достигнуты». Фашистская Германия стремилась поработить нашу и другие страны, установить мировое господство. Эти устремления потерпели сокрушительный провал. Советский Союз имел целью защитить и освободить свои и другие народы, сокрушить фашизм в Европе. И добился своего. В этом и состоит главный свершившийся исторический факт. А разговоры насчет того, что мы «завалили противника трупами», несостоятельны. Наши безвозвратные потери по сравнению с германскими (с учетом их сателлитов) соотносятся как 1,3:1 и то в основном за счет истребления более двух миллионов наших военнопленных в фашистских лагерях.

Сплотиться и гордиться

Приходится отметить, что мы не смогли закрепить победу в Великой Отечественной в политическом и экономическом отношении. Из этого не сделаны должные выводы и после поражения в холодной войне. В связи с этим вспоминается примечательный пример. Где-то в конце 70-х годов появились данные ЮНЕСКО о жизненном уровне населения. Там значилось, что в капиталистическом мире лучше всех живут в ФРГ (после Швеции), а в социалистическом мире – в ГДР. Получалось, что две части одной и той же побежденной страны имеют наивысший жизненный уровень. Тогда же возник анекдот: дескать, узнав об этом, в израильском парламенте внесли предложение объявить войну сразу США и СССР, пусть первые захватывают одну половину страны, вторые – другую, и мы лучше всех в мире будем жить, и все уже были готовы проголосовать, когда встал один старый и мудрый еврей и сказал: «А что, если мы победим?».

В России нет недостатка в различного рода законопроектах, но реальное производство хромает. Разговоры о необходимости уходить от однобокой сырьевой экономики набили оскомину. Вместе с тем совершенно очевидно, что в условиях, когда Россия по своим возможностям несопоставима с СССР, а настроенных против нас «партнеров» становится все больше, геополитическая и технологическая конкуренция обостряется, направленность экономического развития приобретает для дальнейшей судьбы страны первостепенное значение, становится вопросом жизни и смерти государства. Как его решать – удел политиков, экономистов и других специалистов.

Что касается обороны страны, то она требует большой экономичности и эффективности, участия всего народа. Прежде всего широкого использования «мягкой силы» – политико-дипломатической, информационной, кибернетической и других форм борьбы.

Нам много лет толковали о том, что международные противоречия необходимо разрешать, не прибегая к военной силе. Но фактически чаще всего кашу приходилось расхлебывать офицерам и солдатам. В этом отношении бескровное присоединение Крыма к России в 2014 году явилось совершенно новым явлением в деятельности нашего государства по обеспечению национальной безопасности. Может быть, это означает наступление новой эпохи в решении оборонных задач.

Некоторые политики из «пятой колонны» считают: лучше было бы этого не делать. По их мнению, присоединение Крыма привело к потере Украины, которая превращается во враждебное нам государство. Но в последнее время появились данные о том, что американцы упорно добивались предоставления им морской базы в Севастополе и вытеснения оттуда российского флота. Это означало бы потерю всего Черного моря со всеми вытекающими для нас последствиями.

Тем, что нам удалось сделать с Крымом, можно гордиться, но главное, конечно, извлекать необходимые уроки для совершенствования нашей «мягкой силы» и повышения эффективности всей системы стратегического сдерживания.

В связи со сложившейся обстановкой желательно пересмотреть методы общественно-государственной подготовки (или, как мы раньше говорили, политзанятий) офицерского да и всего личного состава. Одно дело, когда школа, СМИ, литература и искусство работали в одном направлении – как лучше служить Отечеству. И совсем другое – сейчас, когда средства пропаганды печатают даже инструкции, как лучше уклониться от исполнения воинской обязанности. Командиры взвода и роты уже не в состоянии противостоять всей этой лжи и дезинформации. И нужно, чтобы в обязательном порядке хотя бы раз в месяц перед личным составом выступали старшие командиры, офицеры штабов, ветераны.

Убежден: народ, который одержал великую победу, найдет в себе силы устоять и в предстоящие трудные годы.
Автор: Махмут Гареев
Первоисточник: http://vpk-news.ru/articles/23235


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 10
  1. Flinky 30 января 2015 13:47
    Мы сдюжим. Прекратите ваши напрасные слёзы размазывать по стене текста.
    1. vladimirZ 31 января 2015 18:18
      К сожалению, пересмотр истории Второй Мировой начали руководители послесталинского СССР - Хрущев и его команда.
      Они первые выступили в очернении СССР, Верховного Главнокомандующего Сталина И.В. и русского народа.
      С них должен быть исторический спрос и опровержение их действий в истории нашего государства.
  2. Денис-Скиф M2.0 30 января 2015 14:02
    Выстоим! Отступать некуда.
    Денис-Скиф M2.0
  3. diz1975 30 января 2015 14:08
    "Кто забудет прошлое, у того нет будущего!"
    Нам нужно просто помнить. Снимать кино, открывать памятники, писать книги. Не только про 1941-1945 годы но и про 1812, про крымскую войну, славные дела Петра первого, Екатерины. Суворова, Ушакова, Кутузова и многих многих других.
    Талантливо и красиво. Как написал про 1812 Лев Толстой (ВОЙНУ И МИР читают и снимают по нему кино во всем мире) "Они сражались за родину". фильм Бондарчука старшего по произведению Шолохова (правдиво и сильно)
    Не так как сегодня снимают и показывают, что то у них не так при всем уважении (Предстояние, Сталинград.). А ТАЛАНТЛИВО И КРАСИВО. С душой.
  4. Alexey RA 30 января 2015 14:09
    Если бы Жуков, Эйзенхауэр, Монтгомери, де Голль и другие ушедшие в иной мир ветераны из разных стран Европы, Азии, Америки смогли увидеть, как помощник руководителя Госдепартамента США раздает пирожки на майдане, а верховный представитель Евросоюза по иностранным делам любезничает там же с бандитствующими фашистами, в гробах перевернулись бы от омерзения и стыда за тех, кто сегодня под предлогом насаждения «свободы» и «демократии» поддерживает сторонников человеконенавистнической идеологии.

    Пффф... союзники в ВМВ спокойно общались с итальянцами, наши - с финнами и румынами. Кровавый диктатор маршал Маннергейм за пару лет превратился в руководителя нейтральной Финляндии.

    Я уж не говорю про события в Греции (декабрьские бои в Афинах) - там британцы для борьбы с прокоммунистическими силами (ЭЛАС) напрямую сотрудничали с местными фашистами, служившими ещё немцам.
  5. Alexey RA 30 января 2015 14:49
    В исторических трудах справедливо говорится, что, например, соединения и части доукомплектованы личным составом и техникой не были до штатов военного времени, новые образцы танков и самолетов распылены, а не сосредоточены хотя бы в нескольких боеспособных формированиях, полевая и зенитная артиллерия оторвана от своих дивизий и отправлена на полигоны, и о многих других подобных упущениях. При отвлеченном подходе к этим вопросам, в отрыве от конкретных условий, в которых подобные решения принимались, все выглядит как величайшая глупость, но ведь заведомо пагубных решений никто не искал. Все хотели сделать как можно лучше.

    Вот кстати да - многие нелепые на первый взгляд решения при внимательно рассмотрении оказываются единственно возможными, исходя из информации, имевшейся тогда у принимавших их лиц.

    Например формирование мехкорпусов, опережающее поставки техники, должно было сократить время приведения МК в боеспособное состояние: к моменту прибытия техники с заводов л/с уже должен был подготовить пункт постоянной дислокации и иметь теоретические знания техники, огневую и тактическую подготовку (на учебных танках), а командиры - иметь хотя бы базовый опыт управления вверенными им частями. До июня 41-го никто не ждал войны именно в 1941.
    Насчёт же "сосредоточить новую технику в боеспособных формированиях" - проблема в том, что боеспособность мехчастей определяется и активными штыками, и тылом. Что толку набивать корпус Т-34 и КВ, если в нём не хватает арттягачей, эвакуационных тягачей, ПАРМ, заправщиков и т.д. (их просто нет - промышленность не выпустила). Реально укомплектовать один МК по штату возможно было к сентябрю 1941 - как раз на сентябрь Жуков назначил опытные учения с целью определить реальные боевые возможности штатно укомплектованного МК и необходимые для повышения этих возможностей изменения ОШС.
    Комплектование же корпусов по принципу "сельхозтрактор тоже тягач" приводило к тому, что буксировка вышедшего из строя КВ на расстояние 20 км (до ближайшей ж/д станции) силами 9 "сталинцев" продолжалась сутки.

    В ВВС - та же проблема: самолёты есть, но нет обученных кадров, техники в БАО, нет специалистов в БАО и нет бензина. Сформировать авиадивизию на новой технике со всеми тылами в принципе можно, но лишь ценой обнуления боевых возможностей 3-4 других авиадивизий. И когда эта иад/бд/сад выдохнется в приграничной карусели и пропустит к своим аэродромам люфтов (а с имевшейся в 1941 тактикой. штатами и опытом лётчиков это неизбежно) - заменить её будет уже нечем.
    1. Котище 31 января 2015 08:17
      Дополню. Буксировка Кв возможна только другим Кв, через 100 км сцепление сгорало на втором танке и возникала необходимость буксировать оба.
  6. Мякин 30 января 2015 15:06
    Гареев памятник Сталину в мясном бору пусть поставит

    Помнить и детям передавать нужно то, что мы знаем и помним о великой войне! Никто лучше родителей этого не сделает!
    Обязательно отвезу дочку, как подрастет, и на прохоровское поле и на Невский пятачок
    Мякин
  7. Alexey RA 30 января 2015 16:46
    Цитата: Мякин
    Гареев памятник Сталину в мясном бору пусть поставит

    Неужто и тут один Сталин виноват?

    Это он, наверное, запрещал солдатам стрелять (в 1942 в наступлении расход патронов на винтовку в день - 3 шт.). Это он, негодяй, лично выбрасывал плиты от батальонных миномётов на марше. Сталин, не иначе, запрещал под страхом смерти пехотинцам сопровождать танки, а пехотным командирам предписывал указывать танкистам "вы сначала выбейте немца, а мы потом подойдём". Лично Сталин определял маршруты наступления танковых рот и батальонов так, чтобы они шли по максимально простреливаемой местности (гребни холмов, насыпи дорог и т.д.). Не иначе, Сталин за ремень оттаскивал разведчиков, намеревавшихся "сходить за языком" (в тех краях фронты зачастую имели данные о противнике 3-4 месячной давности - и это при наличии рядом со штабом фронта подразделений ЦШПД, собиравших инфу от партизан).

    Не стоит всё валить на ИВС - тогда все были хороши, на всех уровнях.
  8. Мякин 30 января 2015 19:15
    Цитата: Alexey RA
    Цитата: Мякин
    Гареев памятник Сталину в мясном бору пусть поставит

    Неужто и тут один Сталин виноват?

    Это он, наверное, запрещал солдатам стрелять (в 1942 в наступлении расход патронов на винтовку в день - 3 шт.). Это он, негодяй, лично выбрасывал плиты от батальонных миномётов на марше. Сталин, не иначе, запрещал под страхом смерти пехотинцам сопровождать танки, а пехотным командирам предписывал указывать танкистам "вы сначала выбейте немца, а мы потом подойдём". Лично Сталин определял маршруты наступления танковых рот и батальонов так, чтобы они шли по максимально простреливаемой местности (гребни холмов, насыпи дорог и т.д.). Не иначе, Сталин за ремень оттаскивал разведчиков, намеревавшихся "сходить за языком" (в тех краях фронты зачастую имели данные о противнике 3-4 месячной давности - и это при наличии рядом со штабом фронта подразделений ЦШПД, собиравших инфу от партизан).

    Не стоит всё валить на ИВС - тогда все были хороши, на всех уровнях.

    Вы не захотели понять то, что я написал
    Рано еще Сталину памятники ставить
    Стране нужны идеи объединения, а не разобщения
    Пускай поколения после нас решают
    Мякин
  9. shishkin.1948 9 апреля 2015 12:16
    Гареев тоже мухлюет, в духе советской пропаганды.80% немцев на восточном фронте разбито - значит наш вклад 80%, хотя советская наука определяет мощь страны через экономику, и поэтому вклад СССР надо смотреть по немцам, сколько они тратили на восточный фронт, а сколько на западный, в начале войны половина немецких рабочих работало на западный фронт. а потом 70%.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня