Непокоренный Диксон

Непокоренный Диксон


Как жители поселка в Красноярском крае перекрыли фашистам путь в Арктику

Почти полмиллиона сибиряков ушли на фронт, 168 тыс. из них не вернулись домой. В регионе создали свыше 40 воинских формирований. В один только краевой центр было эвакуировано 25 крупных заводов и фабрик, выпускавших военную технику и боеприпасы. В крае работало 60 эвакуационных госпиталей, принимавших самых тяжелых раненых.


Однако военные действия на территории Красноярского края велись лишь однажды, в августе 1942 года. Историки рассказали «Русской планете» о единственном за годы войны морском бое за Уралом, в самом северном поселке региона, на острове Диксон.

«Страна чудес»

К 1942 году господство в арктических морях, сохраняющееся за СССР, приобрело стратегическое значение. Северный морской путь стал одной из основных артерий, обеспечивающих связь фронта и тыла, контакты с союзниками. По Северному ледовитому океану караваны с грузами беспрепятственно добирались до пунктов назначения, застрахованные от атак немецкой авиации. Чтобы положить этому конец, в Берлине запланировали операцию «Wunderland» — «Страна чудес». Ее возложили на несколько подлодок, которые должны были отвлекать на себя внимание и разведывать метеорологическую обстановку, а также корабль «Адмирал Шеер».

— Этот тяжелый крейсер принадлежал к серии германских кораблей, получивших неофициальное прозвище «карманные линкоры», — рассказал военный историк Михаил Кагарлицкий. — По замыслу конструкторов, они должны были использоваться для дальнего рейдерства — набегов, атак. Водоизмещение «Адмирала Шеера» составляло 13 тыс. 700 тонн, численность экипажа достигала почти тысячи человек.

Какие именно цели поставило германское командование перед «Адмиралом Шеером», точно неизвестно. Большинство историков сходятся во мнении, что этот крейсер должен был добыть карты Арктики, данные об объектах инфраструктуры Северного морского пути, погодной и ледовой обстановке, карты прохода фарватеров. Получив подобные сведения, Берлин смог бы ввести в игру большие надводные корабли, чтобы прервать советские морские коммуникации в Арктике, разрушить полярные порты, а затем установить регулярное морское сообщение между Третьим рейхом и его союзником — Японией.

— Есть данные, что германское командование также собиралось захватить и затем использовать так называемые «Карские ворота», — рассказал историк Иван Савельев. — Осенью 1942 года, после ожидаемого успеха «Страны чудес», планировалось начать операцию под кодовым названием «Двойной удар». В устье Енисея должны были прибыть из Норвегии отряды хорошо обученных диверсантов, которые поднялись бы вверх по реке до Красноярска. Там им предстояло перекрыть Транссибирскую железнодорожную магистраль, обескровив фронт.

В августе 1942 года «Адмирал Шеер» двинулся в путь. Но японская разведка сообщила, что из Архангельска на восток отправился конвой из восьми сухогрузов и двух танкеров — он мог стать легкой добычей.

Линкору удалось обнаружить конвой, однако самолет-разведчик неверно сообщил направление его движения, и «Адмирал Шеер» упустил его из виду. Когда ошибка стала очевидна, догонять караван было уже поздно — на пути немецкого судна встали льды. Затем во время очередной разведки затонул гидросамолет-разведчик «Арадо» и крейсер остался без «глаз».

— Тогда капитан линкора Вильгельм Меенсен-Болькен принял решение отказаться от преследования и повернул в сторону острова Диксона, где в 1930-е годы были построены первые на Северном морском пути арктический радиогидрометеорологический центр и геофизическая обсерватория, а в 1941 году — главный причал морского порта «Диксон», — говорит Иван Савельев. — Меенсен-Болькен намеревался разрушить этот стратегически важный порт, управлявший движением судов по Карскому морю, высадить десант из 180-ти моряков и захватить весь остров.

Пройдя архипелаг Норденшельда и приблизившись к острову Белуха, 15 августа «карманный линкор» встретил неизвестное советское судно. Как выяснилось позднее, им оказался пароход «Александр Сибиряков».

Экипаж погибал вместе с кораблем

— Ледокол «Сибиряков» был построен в 1909 году в Великобритании и предназначен для зверобойного промысла в Арктике, — рассказывает Михаил Кагарлицкий. — В 1916 году судно было выкуплено Россией и переименовано в честь исследователя Сибири, золотопромышленника Александра Сибирякова. В 1932 году именно этот корабль впервые в истории прошел весь Северный морской путь от Белого до Берингова морей за одну навигацию. 24 августа 1942 года ледокол вышел из порта Диксон с грузом для полярных станций на Северной Земле и постройки новой станции на мысе Молотова. На его борту было более 100 человек — команда и ученые-полярники.

В советской военной историографии было принято считать, что экипаж «Сибирякова» был предупрежден, что может встретить в Карском море германское военное судно. Командующий Северным флотом во время Великой Отечественной войны адмирал Арсений Головко утверждал в своих мемуарах, что эта информация была передана дважды, 22 и 24 августа. Однако документы этого не подтверждают.

Непокоренный Диксон

Командующий Северным флотом во время Великой Отечественной войны адмирал Арсений Головко. Фото: http://www.allworldwars.com/Operation-Wunderland-1942.html


Поэтому советский корабль, встретивший 25 августа неизвестное судно, даже не предполагал, что им может оказаться тяжелый крейсер противника. Тем более что Меенсен-Болькен решил схитрить, опасаясь, что советские моряки успеют уничтожить документы о ледовой обстановке и движении конвоев, шифры и коды. Развернув корабль носом к «Сибирякову», чтобы нельзя было разглядеть характерный силуэт немецкого линкора, он поднял американский флаг и начал переговоры по-русски, пытаясь выведать данные о состоянии льдов. Настойчивые расспросы насторожили капитана судна, старшего лейтенанта Анатолия Качараву. Капитан попросил корабль представиться. И тогда фашисты, по всей видимости, по ошибке, назвались японским именем — «Сисияма», забыв, что подняли американский флаг. Почувствовав неладное, Качарава приказал немедленно сообщить на большую землю, что обнаружено подозрительное судно.

Как только немцы услышали, что советский корабль вышел в эфир, они начали глушить используемую им частоту, чтобы прервать связь. Затем дали холостой залп по «Сибирякову», предложив остановить машину, спустить флаг и сдаться. Все сомнения российских моряков развеялись, но они успели передать на другой частоте радиосообщение, что их атаковал вражеский корабль. Так «Адмирал Шеер» потерял свое главное преимущество — внезапность атаки на Диксон. А советский ледокол открыл ответный огонь и вступил в неравный бой.

— Стрельба велась с присущей немцам экономностью и аккуратностью, — говорит Михаил Кагарлицкий. — Фашисты понимали, что тихоходный «Сибиряков» не сможет от них уйти, так как развивал скорость в восемь узлов, а немецкий линкор — до 26-ти. И главное, что ледокол не сумеет дать отпор, пушки не в состоянии были пробить броню «Адмирала Шеера» толщиной от 76 до 102 мм. На стареньком советском судне было всего четыре орудия калибром 76 и 45 миллиметров и два пулемета. Фашистский крейсер мог вести огонь одновременно из шести 105-миллиметровых, восьми 150-миллиметровых и шести 280-миллиметровых орудий.

Непокоренный Диксон

Советские моряки успели передать радиосообщение на Диксон об атаке. Фото: http://www.allworldwars.com/Operation-Wunderland-1942.html


Всего по «Сибирякову» было сделано шесть выстрелов почти в упор. После первых же попаданий советское судно получило пробоины в носовой части и начало тонуть. Загорелись расположенные на палубе бочки с бензином. Капитан Кучарава был тяжело ранен. Но моряки до последнего вели огонь из кормовой пушки и не спустили флаг. «Мы были удивлены сопротивлением русского судна. Самим его фактом. Ведь моряки были обречены, никаких шансов попасть в наш корабль у них не было», — вспоминал впоследствии один из матросов «Адмирала Шеера».

— Когда стало понятно, что «Сибиряков» вот-вот пойдет ко дну, помощник капитана по политической части отдал приказ открыть кингстоны и покинуть судно, — рассказывает Михаил Кагарлицкий. — Тем не менее, часть экипажа отказалась оставить корабль, решив погибнуть вместе с ним. С борта тонущего ледокола они наблюдали, как немцы спустили катер, чтобы подобрать моряков, оказавшихся в воде.

Но большинство отказалось принять помощь врага. Тех, кто сопротивлялся «спасению», застрелили. Из 104-х человек на борт «Адмирала Шеера» удалось поднять лишь 22. Одним из них оказался раненый капитан Кучарава, потерявший сознание. Товарищи спасли его, выдав за полярника. Никаких сведений, жизненно необходимых немецкому флоту, они не сообщили ни тогда, ни потом.

Одному из моряков, оказавшихся в ледяной воде, чудом удалось спастись. Кочегар Павел Вавилов нашел уцелевшую шлюпку, сумел добраться на ней до острова Белуха. Спустя только 34 дня его заметили и спасли полярные летчики.

С винтовкой против крейсера

Ледокол «Сибиряков» пожертвовал собой не напрасно. Благодаря переданному предупреждению, поселок Диксон получил драгоценное преимущество по времени и сумел подготовиться к атаке. Это был непросто, советское командование проявило поразительную беспечность, решив, что нет никаких оснований опасаться нападения противника в Арктике. Дошло до того, что к августу 1942 году за ненадобностью было решено демонтировать все три имевшиеся на острове береговые батареи.

— Когда с борта «Сибирякова» было передано сообщение о приближении боевого корабля противника, руководство Северного морского пути во главе с героем Советского Союза Иваном Папаниным потребовало у Москвы немедленно прислать бомбардировщики, чтобы уничтожить фашистский рейдер, — рассказал Иван Савельев. — Москва лишь отдала приказ усилить контроль за движением судов в Арктике, организовать воздушную разведку, а также послать три подлодки для обнаружения противника. Кроме того, было решено обсудить с союзниками вопрос о том, чтобы со временем отправить в район Карского моря крейсеры и миноносцы.

Подвиг экипажа «Сибирякова» подарил Диксону почти 12 часов на подготовку к вражеской атаке. Командующий Беломорской флотилией вице-адмирал Георгий Степанов решил восстановить демонтированные береговые батареи. После этого в распоряжении защитников острова оказались шесть пушек — по две 130, 145 и 152-миллиметровых. Кроме того, по четыре 75 и 45-миллиметровых пушки и крупнокалиберные пулеметы были на ледокольном пароходе «Дежнев», который как раз прибыл в порт, чтобы забрать демонтированные батареи на архипелаг Новая Земля. Точно такое же вооружение имелось на борту пришедшего накануне парохода «Революционер». Кроме этих двух судов, в порту был всего один корабль — «Кара». Никакого оружия на нем не имелось, зато он был загружен взрывчаткой для подрыва льда — аммоналом.

Непокоренный Диксон

Подвиг экипажа «Сибирякова» подарил Диксону почти 12 часов на подготовку к обороне. Фото: http://www.allworldwars.com/Operation-Wunderland-1942.html


— С этими скудными силами, практически бесполезными против современного тяжелого крейсера, Диксону предстояло принять неравный бой и не допустить высадки вражеского десанта, — сказал Иван Савельев. — Поскольку сопротивление было очевидно безнадежным, решили эвакуировать в тундру женщин и детей. На катере их переправили через пролив на материк. Вместе с ними отправились несколько человек с картами прохода фарватеров, метеосводками, данными ледовой разведки, сведениями о маршрутах Северного морского пути, которые не должны были попасть в руки противника. Если бы возникла угроза плена, они обязаны были облить бензином и сжечь все документы.

Лишь после этого была проведена срочная мобилизация среди местных жителей. К орудиям и зенитным пулеметам встали сотрудники метеостанции, отделения Госбанка, больницы, работники порта, охотники-промысловики. Наскоросформированные отряды ополченцев вооружили гранатами, пистолетами-пулеметами и винтовками Мосина.

В час ночи 26 августа «Адмирал Шеер» приблизился к бухте Диксона со стороны пролива Вега, не опасаясь никакого сопротивления, фашистам было известно, что на острове нет вооружения, пригодного для обороны. Однако навстречу линкору вышел пароход «Дежнев», открывший огонь изо всех орудий. Советские моряки были готовы затопить собственный корабль в фарватере, чтобы преградить вход в бухту.

Артиллерийский обстрел стал для немецких моряков неприятным сюрпризом. Они открыли ответный огонь. Первые же залпы попали в цель, и подбитый советский корабль был вынужден отступить. Погибли шесть моряков, еще 21 получил ранения.

Расправившись с «Дежневым», немецкий линкор начал стрелять по «Революционеру». На судне вспыхнул пожар, и оно также вынуждено было отойти к берегу, чтобы не затонуть.

Тогда в бой вступила береговая 152-миллиметровая батарея. Снаряды не попадали в «Адмирала Шеера», поскольку расстояние было слишком велико, а команда не обучена артиллерийской стрельбе. Однако приближаться и подставлять свои борта под выстрелы германский крейсер не рискнул — предпочел отступить.

Меендсен-Болькен сорвал злость на острове Большой Медвежий и северном побережье острова Диксон, выпустив по ним более 300 снарядов, поджег угольный склад на острове Конус. Затем в 2 часа 30 минут начал новую атаку, попробовав зайти с другой стороны острова Новый Диксон, но его снова встретили огнем батарей.

— Защитники Диксона решил прибегнуть к военной хитрости, — рассказал Иван Савельев. — Они начали вести переговоры в открытом эфире с некой мифической эскадрильей бомбардировщиков, которая якобы вот-вот должна была прийти к ним на помощь. Один из полярников изображал командира эскадрильи и говорил, что скоро они прибудут. Разумеется, это был блеф, но он сработал.

Немецкий крейсер расстрелял по острову шестую часть своего артиллерийского запаса, стремясь уничтожить порт, радиостанцию и все постройки жилого городка полярной станции. Были разрушены несколько жилых домов, подстанция, загорелись склады с горючим. Сфотографировав густой дым, фашисты решили удовлетвориться достигнутым и не стали высаживать десант. Советскую базу в Карском море они посчитали разгромленной и ушли. И так никогда и не узнали, насколько мало людей оказало им столь ожесточенное сопротивление.

— 28 августа «Адмирал Шеер» получил приказ вернуться в Норвегию. Неудача «Страны чудес» заставила немецкое командование отменить все уже назначенные военные операции в этом регионе, — подытожил Михаил Кагарлицкий. — Добыть ледовую информацию «карманный крейсер» не сумел ни на «Сибирякове», ни на Диксоне, а без нее выходить в арктические моря было слишком рискованно. От идеи покорить Арктику Берлину пришлось отказаться минимум на год.
Автор: Полина Виноградова
Первоисточник: http://rusplt.ru/society/nepokorennyiy-dikson-16957.html


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 7
  1. А-Сим 22 мая 2015 16:40
    Светлая память защитникам Отечества! Они сражались за Родину.
  2. Consul-t 22 мая 2015 16:45
    Не знал, что так далеко на север немцы забрались.
    спасибо за познавательную статью
  3. Scraptor 22 мая 2015 16:46
    Российскому авианосцу (и другим большим надводным кораблям) конечно нечего делать в Арктике! ...ах да, уже есть один. sad
  4. starshina пв 22 мая 2015 17:01
    мало данных о войне в Арктике! может литература какая есть,почитать? кто-нибудь знает?
  5. Сергей К. 22 мая 2015 17:01
    История заслуживающая УВАЖЕНИЯ!!! С удовольствием бы посмотрел фильм с таким сценарием, о мужестве и находчивости наших дедов, которые боролись с врагом, понимая что каждый бой может стать последним!
  6. AIR-ZNAK 22 мая 2015 17:04
    Метеосводки (по некоторым данным) у немцев в Арктическом бассейне были от экипажей подлодок если они выходили в эфир От секретных полярных станций на островах и Шпице От самолётов разведки вылетавших с территории Норвегии После войны в тундре на побережье в районе Тикси-Черский находили вещественные следы высадок на берег экипажей немецких подлодок что косвенно подтверждало версию о пробных походах немцев на субмаринах по маршруту Киль-Брест-Япония ибо он кратно короче остальных маршрутов.Причины захода крейсера на траверз Диксона точно мог бы рассказать только командир остальное-правдоподобные гадалки
  7. miv110 22 мая 2015 17:06
    Очень не спокойно было в Арктике в те года. Немецкие подлодки постоянно присутствовали там, используя организованные в тех местах базы. Самая дальняя известная точка пребывания немцев обнаружена была в устье Лены.
  8. ЦУС-ВВС 23 мая 2015 23:11
    слава героям! эх ведь были люди стержни жаль что сейчас очень мало таких!

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня