Замок и форт: от древности и до Первой мировой войны

Как известно, уже первые города на Земле были обнесены стенами и имели встроенные в них башни. Крепости с высокими стенами и опять-таки башнями умели строить и древние египтяне (а не только пирамиды и храмы!), которые возводили на границе «земли Нуб». Ну, а ассирийцы прославились тем, что научились такие вот крепости брать: специальные тараны с лучниками в башенках разрушали кладку стен, одетые в панцири воины рыли под стены подкопы и вызывали их обрушение. Ну, а греки и римляне придумали всевозможные метательные и стенобойные машины и штурмовые башни на колесах.


Изображение замка мотт на знаменитой вышивке из Байё.


В Средние века цивилизации пришлось во многом вновь «придумывать велосипед», однако то, что придумалось, было по-своему довольно хорошо. Это замки мотт и бейли – особого типа средневековые замки, представлявшие собой обнесенные частоколом дворы: один на холме, другой, обычно, рядом с ним.


Макет замка мотт в музее города Рэдинга в Англии. Как видите, часть насыпи находится на скальном основании, поэтому она имеет значительную высоту, но так было не всегда и не везде.

Такие замки были весьма распространены во Франции в XI — XII вв., а после того, как нормандцы в 1066 году завоевали Англию, также и на ее территории – в Уэльсе, Англии и Шотландии. Слово «motte» французское и означает «холм», а «bailey» – английское – «двор замка». Сам мотт представлял собой искусственный (либо естественный) холм из земли, причем высота насыпи могла варьироваться от 5 до 10 и более метров. Поверхность «холма» часто покрывали глиной, а то и деревянным настилом, чтобы по нему было труднее взбираться. Диаметр холма был, по меньшей мере, в два раза больше высоты.

На вершине такого холма строили деревянную, а позднее каменную, башню, служившую домом для хозяина замка, и окружали ее палисадом. Вокруг холма также шел водяной или сухой ров, из земли которого и формировали насыпь. Попасть в башню можно было по разводному деревянному мосту и по устроенной на склоне холма лестнице.


Взятие Рибодана. Средневековая миниатюра XV в. Осаждающие штурмуют барбакан – передовое укрепление перед входом в замок, обстреливают стены из луков и готовятся применять против обороняющихся огромную стенобитную бомбарду.

Бейли представлял собой большой внутренний двор площадью не более 2 гектаров, обычно примыкающий к мотту, где находились разные жилые и хозяйственные строения — жилища воинов, конюшни, кузница, склады, кухня и др. Снаружи двор был также защищен деревянным палисадом и рвом, ну а сам палисад мог стоять на земляном валу.

Замок и форт: от древности и до Первой мировой войны

Осада Бреста. Средневековая миниатюра XV в. Очевидно, что штурм крепости, окруженной каменными стенами, был делом совсем не легким даже при поддержке артиллерии.

Мотт при тогдашней военной технике было сложно взять штурмом. Таран было просто некуда ставить. Метательных машин еще не было, а лезть по крутому откосу на штурм могли только разве что самоубийцы. Даже в том случае, если бейли был взят, в замке на вершине холма можно было отсидеться. Проблема была одна – пожароопасность такого замка в сильную жару, когда дерево палисада высыхало и возникали проблемы с водой из колодца, чтобы регулярно его поливать!

Вот почему довольно скоро дерево в таких строениях заменили камнем. Вот только искусственные насыпи заменили прочным естественным основанием, поскольку вес такой вот каменной башни, получившей название донжон, был весьма и весьма значительным. Теперь замок выглядел как двор с хозяйственными постройками, обнесенный каменной стеной с несколькими башнями в центре которого высился сам донжон – огромных размеров квадратная каменная башня!


На этой фотографии показан американский Форт-Браво, который был снят в фильме 1953 года «Побег из Форта Браво». Вот такие были форты на Диком Западе!


Кстати, а в чем заключается разница между фортом и замком? Есть много определений и того и другого, но нет ни одного, которое бы указывало на исчерпывающие различия между ними. Есть определение, суть которого заключается в том, что форты обычно строились с использованием земляных и деревянных укреплений, а замок был каменным сооружением, хотя, например, первые английские замки мотт как раз и представляли собой высокие холмы или насыпи с установленными на них частоколами из бревен. Деревянными были форты древних римлян, в частности укрепления на границе и вокруг города Алезия, ставшие классикой, а также форты американских солдат в прериях Северной Америки, в то время как средневековые замки со временем стали строить только из камня. Ну, а сами замки на протяжении веков становились все более и более сложными, а вот скромный форт так и оставался в основном деревянным забором на земляной насыпи.


Замок св. Иоанна в городе Бланез, Испания.

Все это изменилось с появлением пушек, которые могли наносить серьезный ущерб каменным стенам и воротам замков, причем с приличного расстояния. Старые замки устарели практически мгновенно, но требовалось что-то такое, что могло бы занять их место. И тут на первое место вышли форты. Их земляным насыпям пушечные ядра были не страшны. Более того, военные инженеры вскоре обнаружили, что путем комбинирования земли и камня они могли строить форты, которые могли выдерживать любую артиллерийскую атаку, и к тому же доминировать над местностью. Даже когда появилась новая, более разрушительная артиллерия, стреляющая продолговатыми снарядами, форты в прошлое не ушли, а превратились в еще более сложные инженерные сооружения, защищенные от огня прямой наводкой. Многие форты имели подземные помещения для боекомплекта и солдат, артиллерийские казематы и «дворы», внутри который находились целые батареи тяжелых мортир, заблаговременно пристрелянных по окружающей форт местности. То есть форт мог подавить противника своим огнем, а вот противник его – нет!


Вход в сторожевую башню замка св. Иоанна. Город Бланез.

«Золотым веком» фортов в Европе был период между 1650 и 1750 гг., причем некоторые форты Первой мировой войны были построены именно в этот период (и позже обновлены и перестроены). Ключевым фактором перемен стало введение эффективного навесного огня. Система: гласис, ров и вал, при условии защиты от огня из тяжелых осадных орудий, полевой артиллерии и ружейного огня не давала защиты от бомб, летящих по крутой траектории. Сначала это была не та проблема, чтобы из-за нее сильно волноваться, так как было крайне сложно транспортировать тяжелые орудия к вражеским крепостям конной тягой. Например, тяжелые мортиры для осады Виксбурга пришлось доставлять по реке. По морю к Севастополю были доставлены тяжелые мортиры и… город пал, несмотря на то, что по количеству орудий настильного огня преимущество было за обороняющимися!


Рисунок. А. Шепса.

К 1870 году сооружения из камня (или бетона) появились на фортах повсеместно. Некоторые форты были оборудованы подземными камерами и проходами, по которым их защитники, не подставляясь под выстрелы, могли добираться до любой их точки. Однако… следует отметить, что сами по себе форты никогда не были особенно приятным местом для жизни, даже в мирное время. К тому же в них часто царила антисанитария: так, многие французские форты не имели специальных санузлов до 1917 года и даже позднее. Да, но как же они… наверняка тут же последует вопрос докучливого читателя и ответ будет таким: а так, как это вообще было принято в то время во многих западных странах. Имелись соответствующие емкости, которые вывозились конским транспортом из фортов и опоражнивались в отведенных местах. А то и просто там мог быть устроен открытый писсуар для солдат и спуск для фекалий в реку.


Артиллерийское орудие на снижающемся станке. Фото времен Первой мировой войны.

Разработка более мощных пушек и фугасных снарядов в последней части XIX-ого столетия начали форты понемногу изменять. Пушки, стволы которых выступали за парапет стены или через орудийные порты или амбразуры имели мало шансов уцелеть при обстреле, даже если они не получали прямого попадания. Поэтому все чаще орудия стали устанавливать на снижающиеся лафеты. За счет подъема большого противовеса орудие опускалось и пряталось, а когда противовес опускался, оно поднималось и стреляло. Но даже снижающиеся орудия были по-прежнему уязвимы для навесного огня. Поэтому родилась идея прикрыть орудия фортов сверху броневыми колпаками. Правда, и тут возникла проблема. Существовала опасность, что сравнительно незначительное повреждение может заклинить этот броневой колпак, и тем самым вывести совершенно исправное орудие из строя.

В некоторых крепостях пушки были размещены в огромных стальных башнях, похожих на орудийные башни линкоров. Однако практика показала, что все они склонны к заклиниванию. Меньшее количество орудий может быть размещено в железобетонных казематах и вести огонь через амбразуры, прикрытые броневыми щитами. В отдельных случаях орудия могли быть установлены на рельсы, чтобы их можно было быстро переместить на позиции, произвести выстрел и опять отправить в укрытие.


Схема орудия на снижающемся станке.

Повышенной мощности снарядов, используемых осаждающими, были противопоставлены такие материалы, как сталь и бетон. Каменная облицовка валов была заменена бетонной, и также из бетона стали делать и все прочие сооружения фортов на рубеже XIX – XX вв. Пулеметы стали размещать в специальных пулеметных установках, встроенных в основные бетонные конструкции форта. Иногда это было всего лишь бетонное кольцо, в котором два солдата с пулеметом могли находиться, сидя на корточках. В других случаях – это были сборные из бетонных либо металлических блоков ДОТы с амбразурами во все стороны и люком в полу для срочной эвакуации.

Интересно, что в Европе отношение к фортам было разным и неоднозначным. Так, Британия была склонна рассчитывать на свой Военно-Морской Флот для защиты своего острова от вторжения. В результате, за исключением некоторых береговых укреплений и береговых батарей, прикрывающих подступы к морским базам, у англичан современных фортов не было. Германия по совету Мольтке предпочитала строить железные дороги, а не форты. Поэтому кроме форта Тау Цинь в Китае, у Германии все имеющиеся форты были предназначены для защиты военно-морских объектов. США возвели серию мощных береговых фортов, вооруженных тяжелыми мортирами, снаряды которых были способны поражать незащищенные палубы вражеских кораблей. Форты были построены и в ряде мест Османской империи, в том числе на подступах к Константинополю и у входа в Дарданеллы. Турецкие форты обычно отставали от жизни и не имели никаких прикрытий от навесного огня.


Сборно-разборный пулеметный ДОТ времен Первой мировой войны.

Тем не менее, форты оказались весьма действенными против соединенного англо-французского флота в ходе Дарданельской операции и, прежде всего потому, что… на борту обстреливавших эти форты линкоров не было тяжелых мортир! С другой стороны, турецкая крепость Эрзерум, защищавшая путь в Западную Армению, имела гарнизон свыше 15,000 солдат и более 300 артиллерийских орудий. Но, несмотря на это, в феврале 1916 года после шести дней интенсивного артиллерийского обстрела («Большая берта» не понадобилась!) и атак пехоты она была взята русскими войсками.


Взятые русскими войсками пушки на укреплениях Эрзерума. Фото из журнала «Нива».

Российская история знает множество осад и упорной обороны, но в конце XIX – начале ХХ века это, конечно, Севастополь и Порт-Артур. Уничтожение фортов, защищающих Порт-Артур японскими тяжелыми мортирами, можно сказать, было своего рода намеком на судьбу крепостей в Европе спустя каких-то десять лет. Но многие офицеры в то время почему-то были склонны рассматривать русско-японскую войну как некую «странность», «не наш вид войны», - как сказал один британский офицер, вернувшийся с театра военных действий. Однако российские крепости на западной границе сыграли в Первой мировой войне очень важную роль, доказав, между прочим, что ни тяжелые орудия, ни даже ядовитый газ, сами по себе решающей роли при штурме крепости не играют!

Что касается итальянцев и австрийцев, то они обустроили ряд крепостей на плато Трентино. Две линии фортов находились примерно в 12 милях друг от друга и получили название «альпийского барьера». И итальянские, и австрийские форты были очень похожи по конструкции: бетонные основания, на которых были установлены огромные пушки под литыми бронекуполами. Последние должны были выдержать прямое попадание из такой «большой пушки», как 305-мм гаубица фирмы «Шкода», которые рассматривались в качестве «убийцы крепостей». Как оказалось, они их не выдерживали…

В марте 1916 году австровенгерцы, чтобы наказать Италию за отказ от своих договорных обязательств перед Тройственным Союзом, начали наступление в этом районе. Битва длилась три месяца, но максимальное проникновение сил противника на итальянскую территорию составило всего около 12 миль. Семь итальянских фортов сыграли важную роль в отражении этого наступления, и хотя пять из них были уничтожены в ходе боевых действий (один 305мм снаряд прошел, например, через бетонный потолок и взорвался внутри), итальянцы были им очень благодарны, так как не будь их – потерпеть бы им тогда полное поражение!


Руины замка Палафолс на вершите крутого холма. Впоследствии от такого расположения укреплений пришлось отказаться из-за возросшей мощности артиллерии. (Между городами Мальград де Мар и Бланез, Испания).

Франция была страной крепостей понастроенных там на протяжении многих веков. Пояс фортов вдоль границы между Францией и Бельгией построил еще инженер Вобан. К 1914 году появились современные французские форты вдоль границы с Германией и Бельгией. Форты на границе с Германией были построены так, чтобы поддерживать друг друга перекрестным огнем. То есть, построены они были по так называемой кластерной системе. Так, кластер вокруг Вердена состоял из 20 крупных и 40 мелких фортов и должен был служить щитом Парижу. Неудивительно, что в 1916 году именно эти форты подверглись массированной атаке германской армии. В конце сражения обе стороны потеряли более 400 000 человек, что, возможно, спровоцировало мятежи во французской армии в 1917 году. Битва Сомме была в значительной степени начата только для того, чтобы отвлечь силы германцев от Вердена. В итоге, битва под Верденом продолжалась десять месяцев, но… французы все-таки выстояли! А вот французские форты на границе с Бельгией были заброшены, так как все ресурсы направлялись на немецкую границу. Когда немецкая армия двинулась через Бельгию, эти форты не смогли оказать какого-либо значимого сопротивления. Один форт, например, имел гарнизон всего из четырнадцати солдат!

Бельгия отреагировала на успех прусского вторжения во Францию в 1870 году и успела спроектировать и построить ряд крепостей. Эти мероприятия были завершены в 1890 году. Бельгийский стратегия состояла в том, чтобы не строить на границах, но вместо этого создавать кольца из фортов вокруг наиболее стратегически важных городов, таких как Льеж, который был «окольцован» двенадцатью новыми фортами, и Намюр – девятью. Антверпен был уже укреплен: его форты были построены, чтобы противостоять французской угрозе в 1859 году. Они не только защищали свои города, но и перекрыли маршруты армии вторжения, которые не могли идти дальше, оставив их в тылу, поскольку они угрожали его коммуникациям. Учитывая, что Бельгия имела оборонительный договор с Англией, считалось, что эти форты могут задержать наступающую немецкую армию до тех пор, пока ей на помощь не прибудут войска англичан!


Двухорудийная башня фортов Льежа. Страница из британского издания.

Изъян в таком подходе проявился в 1914 году: оказалось, что форты не были способны к обороне в течение достаточно долгого времени. Отчасти это было следствием недооценки возможностей германской тяжелой артиллерии (а главное – способности транспортировать и развернуть ее орудия в кратчайшие сроки!), но и сами форты имели серьезные недостатки. Железобетон не использовался, а заливка бетона осуществлялась послойно, вместо того, чтобы сразу заливать монолит. Поэтому трехметровой толщины перекрытий оказалось недостаточно. Тяжелый снаряд, пробивший бетонные перекрытия, мог взорвать весь форт как, впрочем, и случилось, когда всего один 420-мм немецкий снаряд угодил в форт Лонжин. Тяжелые орудия размещались в выдвижных башнях, которые оказались восприимчивы к заклиниванию из-за самых незначительных повреждений или даже просто механических неисправностей. Но самым большим недостатком было то, что форты не имели продуманной системы огневой поддержки друг друга. Поэтому вражеские солдаты могли легко проходить через промежутки между ними.


Немецкие солдаты у разрушенной башни одного из льежских фортов. Фото военных лет.

В 1914 году крепости Намюра были взяты в течение четырех дней, в то время как в Льеж немецкая армия смогла проскользнуть мимо его фортов, взять город и уже там ждать свои осадные орудия. Когда они прибыли, то эти форты были взяты почти так же быстро, как в Намюре.
Автор:
Олег Скворцовский
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

37 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти