Поражение Гитлера в борьбе за кавказскую нефть в 1942 году

Поражение Гитлера в борьбе за кавказскую нефть в 1942 году

Напрасно генерал-полковник Гальдер, начальник Генерального штаба сухопутных войск, пытался во время своего разговора с Гитлером 23 июля 1942 г. переубедить фюрера. Он уговаривал Гитлера не разделять сил и не наносить удара по Кавказу раньше, чем будет покончено со Сталинградом и немецкие тыл и фланг на Дону, а также между Доном и Волгой не будут надежно обеспечены. Гитлер отметал все предостережения начальника Генерального штаба. Он пребывал в уверенности, что победа уже у него в кармане и что Красная Армия решительным образом разгромлена. Свою уверенность фюрер в очередной раз продемонстрировал еще более ошеломляющими решениями. Он перебросил главные силы 11-й армии генерал-фельдмаршала фон Манштейна (пять дивизий) из Крыма, где она ожидала приказа принять участие в завоевании Кавказа, к Ленинграду с целью взять, наконец, эту давно уже бесившую его крепость.

Но и это еще не все. Гитлер снял с Восточного фронта прекрасно укомплектованную и снаряженную мотопехотную дивизию СС "Лейбштандарт" и отправил ее во Францию на отдых и переформирование в танковую дивизию. Вскоре после этого с Южного фронта предстояло снять также и еще одну из лучших ударных частей – моторизованную дивизию "Великая Германия". Гитлер распорядился, чтобы, как только немецкие войска выйдут к Манычской плотине, эту дивизию перебросили с передовой в глубокий тыл – во Францию, где она должна была оставаться в распоряжении Верховного командования. Решение отчасти принималось ввиду нехватки горючего на Южном фронте. Но главная причина заключалась в том, что по сведениям, которые Гитлер считал достоверными, вскоре ожидалось вторжение союзников в Западную Европу. Непостижимая и роковая ошибка. Этих семи дивизий, которые совершенно напрасно сняли с Южного фронта, вероятно, могло хватить, чтобы предотвратить сталинградскую катастрофу немцев.

В свою штаб-квартиру на окраине Винницы после той беседы с фюрером 23 июля Гальдер вернулся в подавленном настроении. Он написал в своем дневнике: "Его упорная недооценка потенциала противника постепенно принимает гротескные формы и становится опасной". Генералы, офицеры и личный состав, ответственный за политические связи в свите Гитлера, все единодушно сходятся на том, что период пребывания Гитлера на Украине отмечался постоянными трениями и конфликтами. Ставка фюрера под Винницей носила кодовое название "Вервольф" – оборотень. А Гитлер, бушевавший в своем маленьком бункере, и в самом деле походил на оборотня.


Поражение Гитлера в борьбе за кавказскую нефть в 1942 годуНо Гитлер упорствовал в своем неверном видении ситуации и суммировал свои умозаключения в фундаментальной "Директиве фюрера № 45", которую он продиктовал в тот же самый день, 23 июля, после своего спора с Гальдером. Группы армий получили директиву 25 июля. В преамбуле, невзирая на факты и опыт боев трех прошедших недель, говорилось, что лишь незначительным по численности частям армий Тимошенко удалось избежать окружения и выйти на южный берег Дона.

Вразрез с директивой № 41 (основой операции "Блау"), в соответствии с которой сначала предполагалось выйти к Сталинграду, а затем развертывать наступление на Кавказ с целью захвата русской нефти, в новом приказе ставились следующие задачи:
1. Задача групп армий "А" состоит в окружении и уничтожении вражеских войск, спасающихся бегством через Дон, в районе к югу и юго-востоку от Ростова. Для этого крупные подвижные соединения должны действовать с плацдармов, которые необходимо создать в районе Констинтиновская – Цимлянская, в общем юго-западном направлении на Тихорецк через Дон. Эти соединения должны состоять из пехотных, стрелковых и горных дивизий. Одновременно следует перерезать железнодорожную линию Тихорецк – Сталинград...
2. После уничтожения вражеских войск южнее Дона главной задачей группы армий "А" становится овладение всем восточным побережьем Черного моря с целью захвата черноморских портов противника и разгрома Черноморского флота. Другая группа, которую предстоит создать за счет объединения всех оставшихся горных и стрелковых дивизий, форсирует Кубань и захватит Майкопские и Армавирские высоты.
3. Одновременно другая группа, которую надо будет создать из подвижных частей, овладеет районом вокруг Грозного, некоторыми из своих подразделений перережет Осетинскую и Грузинскую военные дороги – если получится, на перевалах. Впоследствии эта группа будет наступать вдоль Каспия с целью овладения районом Баку. Итальянский Альпийский корпус будет придан группе армий позднее. Данная операция группы армий "А" получает название "Эдельвейс".
4. Группа армий "В" – как уже указывалось ранее – в дополнение к организации обороны по линии Дона будет наступать на Сталинград, чтобы разгромить скопления противника в этом районе и занять сам город, блокировав участок суши между Доном и Волгой. Как только это будет достигнуто, подвижные соединения начнут действовать вдоль Волги с целью наступать вплоть до Астрахани, чтобы перерезать русло Волги также и там. Операция групп армий "В" получает кодовое наименование "Цапля". Далее шли указания Люфтваффе и Кригсмарине.

Генерал-фельдмаршал Лист, уроженец Оберкирха в Баварии, человек, прошедший школу подготовки баварского штаба, отличившийся в кампаниях в Польше и во Франции, получил назначение на пост командующего группой армий "А". Умный человек и холодный расчетливый стратег – совсем не тот военачальник, который привык ломиться в закрытые двери, но, напротив, полководец, верящий в разумное планирование и руководство, – он ненавидел военные авантюры. Когда 25 июля в Сталине специальный курьер вручил ему пакет с директивой № 45, Лист покачал головой. Впоследствии, уже находясь в плену, он в присутствии небольшого круга близких людей как-то раз заметил, что только уверенность в том, что Верховное командование располагает исключительной и достоверной информацией о положении дел у противника, заставила его и начальника штаба группы армий "А" генерала фон Грайфенберга примириться с новым планом.

Всегда создавайте опорные пункты – вот главное, чему учил Клаузевиц. Но тут урок этот был, со всей решительностью, отвергнут. Достаточно привести лишь один пример: за 6-й армией Паулюса, которая продвигалась к Сталинграду и долине Волги, следовали части усиленного итальянского Альпийского корпуса – превосходные горные дивизии. В то же время группа армий "А", которой командовал Лист, и которой предстояло завоевывать Кавказ, т. е. вести боевые действия в условиях высокогорья – впервые за всю кампанию на Востоке, – имела в своем составе только три горные дивизии – две немецкие и одну румынскую. Стрелковые дивизии равной по составу армии боевой группы Руоффа (усиленной 17-й армии), во-первых, не обладали опытом ведения боевых действий на высокогорье, во-вторых, не располагали необходимым обмундированием и снаряжением. Части четырех немецких дивизий, сформированных из специально подобранных уроженцев альпийских районов, прекрасно подготовленных к ведению войны в горах, не применялись как единое целое, а были разбросаны повсюду. Через несколько дней, когда уже было слишком поздно, когда горнострелковые батальоны генерала Конрада лежали словно пришитые на хребтах Кавказа совсем рядом со своими целями, в ставке фюрера кусали локти, вспоминая об этом.

Учитывая те силы, которыми он располагал, генерал-фельдмаршал Лист сумел превратить директиву № 45 в довольно сносный план. Решение Гитлера об одновременном наступлении на Кавказ и на Сталинград означало также и разделение снабжения. А поскольку войскам на юге приходилось преодолевать большие расстояния, начальник главного управления тыла Главного штаба сухопутных войск генерал Вагнер отдал приоритет в снабжении горючим Кавказскому фронту. Советское командование совершенно очевидно намеревалось не допустить в очередной раз окружения своих войск. Советский Генштаб и боевые командиры строго придерживались новой, или, вернее, старой, стратегии – стратегии, которая помогла России победить Наполеона: заманить противника в глубь огромной страны, чтобы заставить его расточить свои силы и потом в подходящий момент нанести по нему удар широким фронтом.

Согласно директиве фюрера, 31 июля операции "Эдельвейс" на Кавказском фронте предстояло вступить во вторую стадию – захват побережья Черного моря. Группе армий "А" надлежало использовать свои подвижные части, сейчас группировавшиеся под командованием 1-й танковой армии, для наступления в направлении Армавира и Майкопа. Другие формирования группы армий – армейская боевая группа Руоффа силами 57-го танкового корпуса генерала Кирхнера – должны были наступать через Новороссийск и Туапсе вдоль побережья к Батуми. Немецким и румынским горным дивизиям 49-го горнострелкового корпуса генерала Конрада отводился левый фланг, где они должны были через высокогорные перевалы Кавказских гор обойти с фланга Туапсе и Сухуми.

На протяжении первых нескольких дней августа 1942 г. подвижные соединения группы армий "А" стремительно наступали по всему фронту через р. Кубань и калмыцкие степи, с тем чтобы, вступив в полное боевое соприкосновение с ведущими гибкую оборону и откатывающимися назад советскими дивизиями в предгорьях Кавказа, не позволить противнику улизнуть в горы и создать там новую линию обороны. 3 августа передовые части 3-й танковой дивизии овладели Ворошиловском. Контратака Красной Армии при поддержке танков и кавалерии была отбита. Чем быстрее немцы продвигались к Кавказу, тем очевиднее становилось, что русские продолжают отступать, не неся крупных потерь в живой силе и технике. Немцы захватывали все больше и больше территории, но им никак не удавалось нанести противнику большого урона, не говоря уж о том, чтобы уничтожить его. Несколько перевернутых подвод, несколько конских трупов – вот и все, что находили немцы по ходу своего наступления. Чем дальше немцы продвигались на юг, тем все менее прочной становилась связь между отдельными полками. Только видные издалека шлейфы пыли говорили о том, что где-то там справа или слева другие колонны точно так же продвигаются к югу.

10 августа 40-й немецкий танковый корпус, со 2 августа действовавший в составе 1-й танковой армии, силами 3-й и 23-й танковых дивизий взял Пятигорск и Минеральные Воды, таким образом, вышел к подножью гор Кавказа. Последним крупным препятствием на пути немецкого наступления оставалась река Терек. Тем временем 3-й и 57-й танковые корпуса в центре фронта продвигались в духоте и пыли с Дона в нефтяной район Майкопа, стремясь перехватить отступавшего противника. На какое-то время боевые действия на Южном фронте приняли для немцев характер войны в пустыне. Преследование советских войск через Кубанскую степь превратилось в гонку от одного пункта водоснабжения до другого. Иногда части останавливались для приема пищи. Конечно, неприкосновенные запасы питьевой воды двигались вместе с войсками в больших цистернах, но, безусловно, армия не могла взять с собой достаточного количества воды также и для лошадей. В результате ежедневно приходилось беспокоиться об обеспечении водопоев.

Тыловое охранение советских войск "зацеплялось" за различные населенные пункты и реки, поначалу упорно их обороняло, а затем так быстро оставляло, что немцам почти не доставались пленные. Так русские выполняли новые указания Командующего войсками Северо-Кавказского фронта маршала С.М. Буденного: препятствовать продвижению противника, но в самый решительный момент отходить, чтобы любой ценой избежать окружения. Такова была гибкая стратегия русских. Советский Генштаб отказался от подхода Сталина не сдавать ни пяди земли – подхода, который приводил к окружениям и, как следствие, к колоссальным потерям.

Советские командиры нижнего звена скоро усвоили гибкую тактику ведения боевых действий – технику, которую практиковали в немецкой армии с 1936 г. Искусно пользуясь бесчисленными речками и речушками, пересекавшими направление немецкого наступления, советские войска вновь и вновь препятствовали продвижению противника и отводили свою пехоту. В таких условиях немецким дивизиям армейской боевой группы Руоффа и 1-й танковой армии не удалось выполнить главных задач, поставленных директивой № 45: "Вражеские войска, бегущие через Дон, надо окружить и уничтожить в районе к югу и юго-востоку от Ростова". Вновь план Гитлера дал осечку.

Немцы наступали и наступали. Пал Тихорецк. Советские войска отступили – отступили, но не побежали в панике, нанося немцам неожиданные удары, русские часто причиняли им большой урон, но как только те пытались связать их боем, тотчас же исчезали. Ночью отдельные единицы техники попадали в засаду. Посылать с донесениями и приказами мотоциклистов поодиночке стало невозможно. В таких условиях немецкие войска к 10 августа 1942 г. вышли в район Краснодара. За шестнадцать дней пехотинцы покрыли расстояние свыше 300 километров от Ростова к столице казачьей Кубани, с боями продвигаясь по выжженной солнцем степи и плодородным долинам рек. Население Краснодара, центрального региона, расположенного на северном берегу Кубани, в ту пору насчитывало около 200 000 человек. В городе имелись крупные нефтеперерабатывающие заводы.

Немцы сумели форсировать Кубань и вступили на территорию Кавказа. С переходом через Кубань для армейской группы Руоффа осталась позади последняя крупная водная преграда на пути к цели. Теперь дивизия могла приступить к решению реальных боевых задач – захвату портов Новороссийск, Туапсе, Сочи, Сухуми и Батуми, объектов, имевших крайне большое значение. Ближе к концу августа 1942 г. дивизии 5-го корпуса начали штурм Новороссийска – крупной морской крепости на восточном побережье Черного моря.

Новороссийск, население которого составляло тогда 95000 человек, представлял собой важный порт с судостроительными доками, холодильными установками, комбинатами по переработке рыбы и другими промышленными предприятиями. Только после ожесточенных сражений оборонявшие Новороссийск части советской 47-й армии оставили город. К 10 сентября город и пригороды полностью находились в руках немцев. С первой задачей боевая группа Руоффа справилась. Следующим пунктом был Туапсе – ключевой пункт на узкой прибрежной равнине. Туапсе стал поворотным пунктом в судьбе армейской группы Листа.

Горным же стрелкам генерала Конрада приходилось пробиваться к побережью Черного моря через расположенные на высоте 3000 и 4000 м высокогорные перевалы Центрального Кавказа, чтобы, так сказать, войти с черного хода. Целью их являлось взятие Сухуми – города на поросшем пальмами субтропическом берегу и столицы Абхазской Автономной Советской Социалистической Республики. Отсюда до турецкой границы в районе Батуми оставалось около 150 километров. Красная Армия героически защищала выходы с гор. Один из главных объектов, Сухуми, находился от немецких частей всего в 40 километрах. А на левом фланге образовалась огромная пустота – танковая армия Клейста все еще оставалась в степи к северу от Эльбруса.

Ожесточенные бои бушевали за бывшую царскую охотничью резиденцию Кругозор, расположенную на высоте более 3000 метров над широкой расщелиной Баксанской долины. Рядом возвышалась одна из красивейших в мире гор – гора Ушба высотой 4700 метров. Только Казбек, расположенный далее на восток по Военной грузинской дороге, да два пика Эльбруса превосходили ее высотой. Советские войска оказывали упорное сопротивление. Штурмовые формирования группы армий "А" были измотаны неделями тяжелых боев, а пути снабжения – растянуты свыше всех мыслимых пределов. Люфтваффе приходилось делить силы между Доном и Кавказом, а в воздухе стали господствовать советские ВВС. Советская артиллерия также имела численное превосходство. Та же картина наблюдалась и на всех других фронтах – повсюду.

С конца августа группа армий "А" пыталась вновь развернуть наступление на левом фланге. Танковой армии Клейста предстояло приложить все усилия, сделать все возможное и невозможное, чтобы открыть ворота в Баку, с тем, чтобы овладеть советскими нефтяными месторождениями и тем самым достигнуть одной из главных целей летнего наступления. Последним препятствием на их пути являлась река Терек, перед которой остановилось танковое острие наступления армии Клейста. Фон Клейст отвел 3-ю танковую дивизию из Баксанской долины, где красноармейцы оказывал очень упорное противодействие, и искусным боковым маневром двинул ее позади позиций 23-й танковой дивизии на восток вдоль Терека. После ожесточенных уличных боев 25 августа дивизия овладела Моздоком. Затем вторая боевая группа неожиданно для неприятеля развернулась для осуществления переправы в районе Ищерской. Терек, ширина которого на участке переправы достигала 275 метров, представлял собой горную реку с мощным течением и опасными водоворотами.

Последний шанс завладеть нефтяными месторождениями Баку так и остался нереализованным. Так же как и в западных предгорьях Кавказа, около Черноморского побережья, операция застопорилась и на Тереке. Фронт замерз. Вблизи от главных целей кампании наступательный порыв, принимавших участие в операции "Барбаросса" войск, иссяк. Терек стал границей немецкого завоевания. Группа армий "А" завязла на Кавказе и на Тереке. Долины, ведущие вниз на Черноморское побережье, а в особенности к Туапсе, прочно закрыли советские части, и Терек тоже оказался сильно укрепленным препятствием – последним препятствием перед старыми военными дорогами, которые вели к Тифлису, Кутаиси и Баку.

Гитлер кипел от ярости. Он отказывался верить в то, что дальнейшее продвижение на Терек или на горном фронте невозможно просто из-за недостаточной численности войск. Он во всем винил боевых командиров и то, что он называл ошибками при проведении операций. По этой причине Гитлер утром 7 сентября отправил начальника штаба оперативного руководства Вермахтом генерала артиллерии Йодля в Сталино, чтобы тот встретился с генерал-фельдмаршалом Листом и лично выяснил, почему нет никакого продвижения по дороге на Туапсе. Своим появлением там Йодлю предстояло подчеркнуть важность приказов Гитлера.

Йодль встал на защиту генерал-фельдмаршала Листа и поддержал его точку зрения относительно того, что для выполнения поставленных задач войскам не хватает численности и снаряжения. Как и Лист, начальник оперативного штаба настаивал на перегруппировке всего фронта. Гитлер не соглашался. Он вбил себе в голову, что Лист ввел Йодля в заблуждение. Генерал, уставший от жары и утомившийся за день, взорвался. В ярости он перешел на крик и процитировал Гитлеру его же собственные приказы и указания последних нескольких недель, которым Лист следовал с мелочной дотошностью и которые привели к тому, что группа армий "А" оказалась теперь в затруднительном положении.

Гитлер опешил от обвинений Йодля. Генерал, которому он более других доверял, не просто поднял бунт против своего патрона, но и откровенно ставил под сомнение его талант стратега, обвиняя в кризисе на Кавказе и в маячащем на горизонте поражении немцев на Южном фронте.
– Вы лжете! – взвился Гитлер. – Я никогда не отдавал подобных приказов! Никогда!
Затем он покинул Йодля и умчался из бункера в темноту украинского леса. Прошли часы, прежде чем он вернулся, бледный, осунувшийся, с воспаленными глазами.

Степень того, какое впечатление произвела на Гитлера эта встреча, показывает тот факт, что начиная с того момента он никогда больше не обедал со своими генералами. С тех пор он всегда ел в своей по-спартански обставленной штаб-квартире в обществе одной лишь восточноевропейской овчарки Блонди. Но это были не единственные последствия брошенных Йодлем обвинений. Дело пошло куда дальше. Генерал-полковник Гальдер, начальник Генерального штаба сухопутных войск, и генерал-фельдмаршал Лист лишились своих должностей. Гитлер даже решил сместить с постов генералов Кейтеля и Йодля и предполагал заменить их генерал-фельдмаршалом Кессельрингом и генералом Паулюсом, но этот замысел так и остался нереализованным.

Однако, Гитлер не решился расстаться со своими приближенными генералами Кейтелем и Йодлем, служившими ему так давно. Он только приказал, чтобы в дальнейшем во время совещаний стенографировались все его слова, равно как и замечания генералов. Вместе с тем он упорно настаивал на продолжении наступления на Кавказском фронте. Он ни за что не желал отказаться от главных целей летнего наступления. Нефть Кавказа, Грозного, Тифлиса и Баку, равно как и перевалочные порты Черноморского побережья, предстояло захватить любой ценой.

Летом 1942 г. немецкие войска должны были, наконец, решить задачи русской кампании, по меньшей мере, на юге. Отношение Гитлера к данному вопросу стало еще одним из многих показателей роста его упрямства в военных вопросах. Эта черта его характера начала становиться роковой для фронта. Пристрастия Гитлера и раньше казались очевидными. Что касается экономической сферы, то тут он был буквально помешан на нефти. Нефть для него служила составляющей прогресса, необходимым условием движения в войне моторов. Он прочитал все, что кто-нибудь когда-нибудь писал о нефти. Он изучил историю арабских и американских нефтяных месторождений, знал о том, как нефть добывается и как перерабатывается. Любой, кто в разговоре касался темы нефти, мог не сомневаться в том, что привлечет внимание Гитлера. Геринг отвечал за реализацию четырехлетнего экономического плана потому, что разыгрывал любимую карту Гитлера – нефть.

Хорошо демонстрируют отношение Гитлера его слова, сказанные о весьма деловитом гражданском служащем в управлении торговой политики немецкого Министерства иностранных дел: "Я не выношу этого человека, но он понимает, что такое нефть". Балканская политика Гитлера целиком базировалась на нефти Румынии. В план "Барбаросса" он включил отдельную кампанию по завоеванию Крыма просто потому, что беспокоился о румынских нефтяных месторождениях, которым, как он считал, могли угрожать расположенные на аэродромах в Крыму советские ВВС. Более того, одержимость нефтью привела к нежеланию Гитлера обратить внимание на такое революционное направление науки XX века, как атомная физика. Его разум не смог постичь громадного военного потенциала, который таила в себе ядерная реакция, хотя именно ученые Германии первыми открыли и начали использовать процессы ядерного деления. Вновь становилось совершенно очевидным, что Гитлер был человеком девятнадцатого, а не двадцатого столетия.

Все "идеи фикс" Гитлера играли фатальную роль в ходе войны с СССР, но наиболее пагубной из них являлась, конечно, его одержимость нефтью. С самого начала нефтяная идея довлела над планами кампании на Востоке, а летом 1942 г. одержимость Гитлера заставила его принимать такие решения и ставить такие задачи войскам на Южном фронте, которые в итоге предопределили исход кампании 1942 г., а, следовательно, и всей войны. Последний взгляд на события на "нефтяном фронте" в 1942 г. подтверждает это.

Группа армий "А" застряла на северном и западном краях Кавказа. Но Гитлер не хотел принимать очевидного – того, что у немцев недостаточно сил для дальнейшего продвижения. Он желал выйти к Тифлису и Баку по старым кавказским военным дорогам и поэтому приказал продолжить наступление через Терек. Приказ есть приказ. На протяжении недель тяжелых боев 1-я танковая армия пыталась расширить плацдарм на Тереке в южном направлении буквально по шагу в день. Были сосредоточены все войска: 52-й армейский корпус усилили частями 40-го танкового корпуса, а также 13-й танковой дивизией 3-го танкового корпуса, именно той, которая 20 сентября сумела осуществить переправу через Терек к юго-западу от Моздока. 25 сентября генерал фон Макензен всеми силами 3-го танкового корпуса развернул атаку на г. Орджоникидзе, расположенный на дороге в Тифлис. Пока 23-я танковая дивизия медленно продвигалась вперед вместе с частями 111-й пехотной дивизии, мотопехотная дивизия СС "Викинг", переброшенная с Западного Кавказа, наступала южнее на Грузинскую военную дорогу. Немецкие войска вышли к старинной дороге на Тифлис.

По прибытии к местам ведения боевых действий из лесистой части Кавказа, дивизия "Викинг" смогла проложить себе путь в северные районы нефтяных месторождений Грозного и в двух местах блокировать Грузинскую военную дорогу. Батальон финских добровольцев, сражавшихся в составе дивизии "Викинг", после кровопролитного штурма овладел ключевой точкой, называвшейся высотой 711, и смог отбить все контратаки противника. 1 ноября немцы овладели Алагиром и перерезали Осетинскую военную дорогу с обеих сторон от города. Однако, примерно в середине ноября резкое изменение погоды положило конец всем попыткам продолжения операции. На правом фланге, на участке 17-й армии, горнострелковые войска уже оставили занесенные снегом высокогорные перевалы Кавказа, потому что туда перестало поступать снабжение. Пехотные и стрелковые полки окопались. Наступление на черноморские порты, на нефтяные месторождения и на Баку, Тифлис и Батуми потерпело крушение в нескольких десятках километров от цели. Продвижение на всем фронте остановилось.
Первоисточник: http://otvoyna.ru


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 10
  1. Artemka 21 ноября 2011 13:38
    А с кавказской нефтью шансов выиграть войну у Гитлера было бы больше.
    Artemka
    1. Андрей77 21 ноября 2011 15:57
      Эту нефть еще надо добыть и транспортировать для переработки на ближайший НПЗ. В германском генштабе сидели совсем не глупые люди, без взятия Сталинграда задача не решаема. А на взятие Сталинграда сил в обрез, сохранить бы фронт...
  2. FILIN 21 ноября 2011 17:48
    Такое ощущение,что автор очень сожалеет о том,что наступление 1942 года на Кавказе не удалась.
    FILIN
  3. тюменец 21 ноября 2011 18:15
    Дополню. Красная Армия несла большие потери от немецких горных егерей. И хотя к 41му в ней было 20 горнострелковых дивизий, почти все они погибли в составе пехоты тогда же. Берия собирал альпинистов со всей страны, и срочно формировал отряды. Эти простые парни оказались крепче обученных головорезов из дивизии *Эдельвейс*(хотя в списках Вермахта такого названия не было). А Павел Судоплатов за сутки собрал в Москве 150 альпинистов и за час до подхода немцев взорвал нефтепромыслы Моздока!

    Указом Путина в 2006г в России возрождены горнострелковые войска.
    тюменец
  4. APASUS 21 ноября 2011 21:59
    Бои там были упорные! Наши понесли громадные потери.
    Приходилось находить в горах вещи,фляги .ледорубы Марухский перевал.
  5. colonel 21 ноября 2011 22:48
    Спорить с автором нет ни желания, ни возможности (лень работать с документами). Предлагаю прочесть Карпова "Полководец" о генерале Петрове. Считаю, что лучше по этому поводу (да и не только по этому) сказать невозможно.
  6. FILIN 22 ноября 2011 03:26
    APASUS Вчера, 21:59
    Бои там были упорные! Наши понесли громадные потери.


    Можете привести цифры с обеих сторон...Просто для сравнения.
    И указать источники.
    FILIN
    1. APASUS 22 ноября 2011 18:48
      Цитата: FILIN
      И указать источники

      Материалов по этому эпизоду войны достаточно много,даже в интернете.Но наиболее интересное издание материалов появилось недавно В Москве издан сборник документов под названием «Сталинградская эпопея. Впервые публикуемые документы, рассекреченные ФСБ РФ…» Изд. «Звоница-МГ», 2000,
  7. Филин 22 ноября 2011 14:41
    Летом 1942 года большие потери понесло Владикавказское пехотное училище, брошенное с лёгким стрелковым оружие закрывать прорыв в линии обороны Советских войск.
  8. FILIN 23 ноября 2011 05:03
    APASUS

    Спасибо за источник. Найду и прочитаю.
    так что насчет цифр потерь с обеих сторон, именно на кавказе.....????
    Прямо здесь приведите пожалуста....Для всех. Чтобы ВСЕ знали какие были потери в соотношениии с немецкими.
    Если не приведете, то считаю ВАШЕ выражение -ГРОМАДНЫЕ просто голословным.
    Спасибо..
    Жду ответ
    FILIN
    1. APASUS 23 ноября 2011 18:30
      Цитата: FILIN
      Для всех. Чтобы ВСЕ знали какие были потери в соотношениии с немецкими.

      Новая Российская энциклопедия. Т. 3, ч. 1. Битва за Кавказ 1942—43.
      Потери СССР 344 тыс. человек
      Потери Вермахта и союзников 281 тыс. человек
      Вообще меня удивляет ваше упорство! Надеюсь вам не покажется что З44 тыс человек это маленькие потери?
  9. FILIN 24 ноября 2011 04:55
    APASUS


    Мой основной вопрос был - соотношение потерь в сравнении с немецкими !!!
    Потери в ВОВ с обеих сторон были ГРОМАДНЫМИ ..это никто не отрицает.
    Уважаю за знание истории, так как сам ей увлекаюсь.
    Мое " УПОРСТВО", как Вы выразились связано с тем . что многие здесь присутствующие пишут комментарии голословные утверждения о заваливании трупами и тд.
    Соотношение потерь указывает на практически равные потери. Такое же соотношение было уже в 44-45 годах, но в обратную сторону. Так как наступали уже наши войска. Общие потери выведены как 1 к 1.3....Что во многих случаях и является достоверными фактами.
    Но во многих исследованиях не указываются потери союзников, что приводит к огромному разрыву в соотношениях.
    Сам жил в ПЯтигорске,знаю эти места хорошо. И дед войну начал с Грозного и закончил в Кенигсберге. Общался с ним и после этого начал изучать историю взятия Кавказа и освобождения нашими войсками.
    С уважением.
    FILIN

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня