Корабли влияния или новый «Лидер»

С началом операции ВКС России в Сирии и решительного применения КРМБ «Калибр» с кораблей Каспийской флотилии снова становятся актуальны дальнейшие пути развития корабельного состава всего ВМФ, необходимости или престижности строительства российских авианосцев. Для неискушённого обывателя средства массовой информации не только дают картинку и комментарии о происходящем, но и заставляют задуматься, как же так, вся антиигиловская коалиция во главе с США и ЕС, располагая АУГ и авиабазами в Персидском заливе и Турции, за три года и несколько миллиардов долларов не добилась того успеха, что российская авиагруппа в Сирии на одном аэродроме и четырьмя «катерами» с Каспия? Может быть, и не надо нам «таких» авианосцев как у американцев? И нужен ли новейший океанский эсминец проекта «Лидер», если и «Буян-М» справляется?

Предложу своё мнение на суд уважаемой аудитории «Военного обозрения».


Мы сдали Югославию (Сербию), Ливию и Ирак, от нас отвернулись поляки, болгары и прочие. Дело прошлое. Сейчас страны БРИКС, несогласные с мировым порядком англосаксов, ищут поддержки друг у друга. И это только те, кто посмели пассивно не подчиняться, на кого пока ещё не направили цветные революции и террористов. Не открою истину, если скажу, что только Китай и Россия способны в настоящее время, нет, не бросить вызов, а просто иметь и отстаивать свою точку зрения, отличную от США. А какую реальную помощь мы могли бы оказать таким потенциальным союзникам как Аргентина, Бразилия, Венесуэла, Куба, Египет, Иран, Индия, Вьетнам?

Пути давления США просты и понятны: прибытие авианосцев, объявление экономической блокады, создание бесполётной зоны, гражданская война или террористы… Из этого набора странам БРИКС недоступна пока только военно-морская компонента. И приблизиться к её решению постройкой кораблей типа «Лидер» не удастся.

Предлагается изменить концепцию корабля. Россия не может себе позволить иметь флот в десяток атомных авианосцев и амфибийных групп с кораблями прикрытия и обеспечения. Надо попытаться перехватить инициативу на море другим способом. Общеизвестно как дороги и трудоёмки НИОКР в области ПРО-ПВО. При возникновении вызова американцам придётся на него отвечать достойно, по теме и забыть про проекцию силы по всему миру в виде авианосцев. Территория США, ЕС, Австралии омывается океанами и, если из океана возникнет угроза с воздуха, то европейская ПРО в Польше и Румынии покажутся детскими карманными расходами!

Такую угрозу для вероятного противника создать даже атомными «эсминцами» проекта «Лидер» не удастся. Кстати, почему «эсминец»? Ведь по размерам он превосходит все «Тикондероги» и «Славы» и не меньше атомных предшественников из США. Крейсер – это звучит гордо, и по сути возлагаемых задач подходит больше. А задачи предлагаются следующие. Создание бесполётной зоны, как по пути следования, так и в точке выполнения боевой задачи. Уничтожение авианосной группы противника. Уничтожение амфибийно-десантной группы противника. Уничтожение авиационных и морских баз противника в прибрежных районах. Рейдерские действия на морских и воздушных коммуникациях. Обеспечение устойчивости сил флота на переходе морем. Локализация района высадки морского десанта.

А что в арсенале? Начнём, так сказать, с главного калибра. Да, с того самого «Калибра-НК», с заявленной дальностью в 2600 км и возможностью пуска из УВП с дискретностью в 3-5 секунд, очень похожего на изделие BGM-109 «Томагавк». «Буян-М» при водоизмещении в 950 тонн несёт 8 «Калибров», переделанное «Огайо» при водоизмещении в 18500 тонн несёт 154 «Томагавка», средняя температура по больнице получается 120 тонн на изделие. Хочу предложить в качестве носителя для «Калибров» аналогию с существующими крейсерами типа «Киров», которые в современном мире за глаза называют ещё и линейными крейсерами. Так вот, для подобного корабля 120-144 ракеты типа «Калибра-НК» в комбинации для различных целей не станет непосильной ношей. В качестве изюминки для нового крейсера хотелось бы сохранить и хорошо зарекомендовавшее себя вооружение в виде 16 ПУ СМ-248 под ПКР 3М70 «Вулкан», аналогичные на крейсерах типа «Слава». Всё-таки с авианосцами надо покончить решительно и красиво, тем более снимать с вооружения «Вулканы» пока никто не собирается.

Ожидаем вопрос по разведке и целеуказанию для такого оружия. Если для «Калибра-НК» при нанесении ударов по наземным целям я скромно умолчу, сославшись на всем известные последние события и примеры из Сирии, то для «Вулканов» предложу вспомнить войну на Фолклендах и незаслуженно забытые у нас на флоте вертолёты КА-31. Вот так плавно переходя к смешанной авиагруппе корабля, хочется сразу ограничить буйную фантазию четырьмя вертолётами постоянного базирования и 6-8 беспилотниками разведывательного назначения. Да, вертолёты ДРЛО КА-31 - машины прошлого века, но затевая строительство подобных кораблей, нельзя оставлять их слепыми. Если в реалиях конца 20 века при наличии на кораблях ЗРК большой дальности «Форт» с ракетами 5В55 с максимальной дальностью поражения в 75 километров, вертолёт не должен был удаляться за эти пределы, чтобы не стать добычей палубной авиации, то теперь его может прикрыть более дальнобойная ракета 48Н6Е2 с дальностью поражения в 200 километров. Естественно, даже 2-4 современных вертолёта ДРЛО не смогут обеспечить круглосуточное наблюдение и разведку на переходе морем и в районе выполнения боевой задачи, их должны заменить беспилотники. А вертолёты применяться должны в боевом режиме или при возникновении угрозы, вскрытой другими методами разведки. При выполнении задач рейдерства, борьбы с пиратством, сопровождении отряда кораблей и прочих, возможна замена пары КА-31 на любые другие из арсенала авиации ВМФ (ударные КА-52К; транспортно-боевой КА-29 или противолодочный КА-27ПЛ).

Теперь об обороне. Будем оперировать в рамках уже существующей номенклатуры вооружения, не повторяя опыта крейсеров типа «Киров», из которых только четвёртый корабль серии получил всё вооружение, запланированное по проекту. Дальняя зона ПВО – «Форт-М» в количестве двух единиц с общим боекомплектом в 120 ракет 48Н6Е2; ближняя зона ПВО - «Кинжал» в количестве двух единиц с общим боекомплектом в 200 ракет 9М331. На новом корабле просто необходимо избавиться от револьверных пусковых установок обоих комплексов. И, наконец, ЗРПК «Панцирь-М» в количестве четырёх батарей (8 модулей) с общим боекомплектом в 256 ракет 9М335 и 64000 снарядов. Модули на надстройке следует разместить таким образом, чтобы с любого направления могли работать не меньше двух батарей. Данное обстоятельство приобретает особое значение при полном отказе от других образцов ствольной артиллерии на корабле.

Наличие на корабле носовой и подкильной антенн современного ГАК противолодочной обороны в сочетании с ПЛУР «Водопад» и РБУ-12000 «Удав» вполне достаточно, чтобы обеспечить именно оборону от атак подводных лодок, со временем на них найдутся другие охотники. А место в корме, которое занимает на «Славах» и «Орланах» буксируемая автоматизированная гидроакустическая система, очень пригодится для смешанной авиагруппы корабля.

Это должен быть большой и тяжёлый корабль водоизмещением в пределах 25.000 тонн брони и новых технологий, примерными размерами в 240 метров длины, 30 метров ширины и осадкой до 10 метров. Обводы корпуса ледового класса, движители, устройства управления и успокоения качки должны обеспечить крейсеру длительную максимальную скорость в 32-33 узла при крейсерской в 24-25 узлов. Такие завышенные скоростные характеристики должны обеспечить безусловное выполнение задачи по поиску, обнаружению и сопровождению авианосной ударной группы вероятного противника в любых погодных и климатических условиях мирового океана.

Назначение и задачи боевого применения корабля не оставляют альтернативы применению на нём ядерной энергетической установки. Не ограничивая полёт конструкторской мысли проектных организаций и требований заказчика, автору хотелось бы подробнее остановиться на своём видении комплекса проблем и технических решений. Итак, наверное, многим покажется завышенным 30 метров ширины корабля, от которого требуются стайерские скоростные характеристики. Но какие задачи предполагается решить за этот счёт? Применение двойного дна на всей значимой ширине корабля, обеспечение именно «ледового класса» наружной обшивки внешнего корпуса в районе ватерлинии и наличие конструктивной противоторпедной защиты «линкорного» типа призваны обеспечить размещение и надёжную защиту трёх реакторов. При этом предполагается разнести два ходовых реактора, которые, естественно, располагаются в кормовой части корпуса, и резервный боевой реактор, размещённый от двух первых в первую треть длины корпуса. Два ходовых реактора будут работать на три ходовых винта. Центральный основной (и возможно большего диаметра) традиционно располагается в килевой плоскости и приводится в движение через линию вала обыкновенным турбозубчатым агрегатом только переднего хода. Два боковых винта приводятся в движение электрическими винторулевыми колонками типа «азипод», они же осуществляют управление корабля по курсу при движении. В носовой части расположить корпусное подруливающее устройства для маневрирования в местах базирования и в сложной ледовой обстановке. Подобная схема движителей предполагает отказ от традиционного рулевого управления, что даст некоторую экономию мощности и приращение скорости. Кроме того, эффективность управления рулями на малых ходах и во льдах резко снижается, а расположение винторулевых колонок по противоположным бортам придаёт ещё и большую боевую устойчивость кораблю при попадании торпеды в одну из них. Электродвижение подруливающего устройства, систем успокоения качки и «азиподов», обеспечиваемое паротурбогенераторами, существенно сократит и упростит схему паротрубопроводов, повысит её надёжность, даст возможность более гибко выбирать режимы работы ядерных реакторов. А возможность передачи электроэнергии на все указанные потребители от резервного боевого реактора и, наоборот, в целом повысит надёжность корабля как единого организма. Три реактора также не покажутся роскошью при полном отказе от различных резервных дизельных и газотурбинных генераторов, для которых не потребуется хранение и заправка в море органическим топливом, что немаловажно в плане повышения взрывопожаробезопасности. Конечно же, потребуется наличие и хранение запасов горючесмазочных материалов для боевой работы смешанной авиагруппы корабля и возможности дозаправки вертолётов кораблей отряда при совместных длительных походах. Всё это возможно локализовать в кормовой части -раз, и не потребует расширенной номенклатуры – два.

Наличие и размещение на крейсере основного ракетного вооружения в установках вертикального пуска и базирование смешанной авиагруппы конечно же предполагает большие открытые свободные площади верхней палубы и кормовой оконечности, а также значительных объёмов подпалубного и забортного пространства (а по возможности, прошу прощения, и заброневого пространства). Именно для удобства расположения и создания максимальных условий для реализации боевых возможностей вооружения могут понадобиться запасы водоизмещения и габаритов корпуса. Учитывая, что время и научно-технический прогресс не стоят на месте, а постройка такого корабля, тем более серии в 4-8 единиц затянется не на одну «пятилетку», и срок службы им предстоит лет под сорок, требует закладки модульной конструкции и возможности широкой и глубокой модернизации. Ведь где, как ни на этих кораблях разместить в будущем элементы мобильной морской компоненты ПРО?

Не стоит пренебрегать и тем обстоятельством, что применение ракетного оружия и оружия ПВО, в частности, в условиях шторма или близких к нему требует обеспечения стабилизации антенных постов, боевых модулей ЗРАК, внесения определённых поправок и устранения погрешностей, возникающих в результате качки. И чем устойчивее и стабильнее будет основная платформа размещения систем вооружения, тем выше будет вероятность поражения целей, меньше расход боекомплекта.

Порядок боевого использования подобного корабля может быть следующим. В мирное время – сопровождение американских авианосцев в тех районах мирового океана, где не смогут этого сделать ракетные крейсера типа «Слава», но у России есть необходимость продемонстрировать свой флаг или выполнить союзнические обязательства. Это могли быть Югославия с Ливией, сейчас это Персидский залив или Венесуэла с Кубой, в будущем могут стать Аргентина и Вьетнам. Присутствие такого корабля обойдётся дешевле, чем будущего или современного российского авианосца, а выполнение боевой задачи беспилотными «Калибрами» может оказаться даже более эффективным, чем пилотируемыми самолётами авианосной группы. Да, «Пётр Великий» может продемонстрировать флаг и в Северном море у берегов Великобритании, и у Флориды США, но у него нет «Калибров» и нет той угрозы, чтобы заставить строить ПВО-ПРО на обоих побережьях Америки и на всех британских островах. Ледовый класс корабля позволит оперативно перебазировать его из СФ на ТОФ и, наоборот, по Северному морскому пути в любое время года, как самостоятельно, так и в сопровождении современных российских ледоколов, что позволит искоренить предпосылки следующей Цусимы и оперативно наращивать мощь корабельных ударных группировок.
Автор:
Кононов Андрей Владимирович
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

73 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти