Как делили германский флот. Часть I



В период окончания Второй мировой войны некогда мощный флот фашистской Германии находился в состоянии, которое можно было охарактеризовать одним словом — руины. Около половины кораблей было уничтожено в ходе боевых действий, часть затопили сами немцы перед капитуляцией. Погибли все четыре германских линейных корабля, три так называемых "карманных линкора", два из трех тяжелых крейсеров. Корпус еще одного недостроенного тяжелого крейсера находился в Кенигсберге, в Щецине затонул недостроенный авианосец "Граф Цеппелин". Из шести легких крейсеров уцелел лишь один, из 42 эсминцев 25 погибли в ходе боевых действий, еще 4 были затоплены или сильно повреждены в своих базах. Из 1188 подводных лодок 778 были уничтожены за время войны, 224 затопили сами экипажи во время капитуляции. По приблизительным подсчетам, на плаву оставалось около трети немецких кораблей, значительная часть из которых имела различной степени повреждения.


Трофеи нашего флота к окончанию войны оказались относительно невелики. Как и фашистские сухопутные войска, немецкие моряки стремились уйти на запад и сдаться нашим союзникам. Этого, кстати, от них требовал и приказ назначенного преемником Гитлера главнокомандующего германскими ВМС гросс-адмирала К. Деница. В портах, занятых советскими войсками, остались преимущественно либо сильно поврежденные, либо недостроенные корабли и вспомогательные суда, не способные выйти в море. Когда советским правительством был поднят вопрос о разделе кораблей германского флота, англичане, в зоне контроля которых находилась основная часть немецких кораблей, скромно промолчали, американцев же, похоже, в это время больше заботило то, как поступить со своим гигантским флотом, ибо содержать его в мирное время было не по карману даже им. Поэтому союзники по поводу раздела немецкого флота в основном поддерживали советскую сторону.

По воспоминаниям Н.Г. Кузнецова, еще в апреле 1945 года И. Сталин поручил ему продумать вопрос об использовании трофейных немецких кораблей. К началу Потсдамской конференции Главный морской штаб подготовил для советской делегации предварительные данные о составе и судьбе германского флота. 23 мая И. Сталин направил письма У. Черчиллю и Г. Трумэну, где указывалось, что, так как уцелевшие корабли и суда фашистской Германии сдались англичанам и американцам, то встает вопрос о выделении Советскому Союзу его доли. СССР "может с полным основанием и по справедливости рассчитывать минимум на одну треть военного и торгового флота Германии". Сталин также настаивал на том, чтобы советские специалисты получили доступ к материалам о сдаче германского военного и торгового флотов и возможность ознакомиться с их фактическим состоянием.

Как делили германский флот. Часть I


Конкретного ответа на это обращение наша сторона не получила, но оба адресата предложили включить этот вопрос в повестку дня предстоящей встречи "большой тройки".

Утром 19 июля в Потсдаме состоялось заседание министров иностранных дел "большой тройки". В.М. Молотов от имени советской делегации внес предложения о разделе германского флота. Они сводились к следующему: передать Советскому Союзу треть немецких кораблей, включая те, которые находились на день капитуляции в постройке и в ремонте; передать также треть вооружения, боезапаса и предметов снабжения; передать СССР треть германского торгового флота; закончить передачу к 1 ноября 1945 г.; для приема и передачи кораблей создать техническую комиссию из представителей трех держав.

На заседании глав правительств, которое началось через несколько часов после этого, Черчилль предложил разделить вопросы о судьбе немецкого торгового флота и ВМС. Не возражая в принципе против раздела первого, он настаивал на том, что немецкие торговые суда в ближайшее время надо использовать в интересах войны с Японией и разделить их следует позднее, в рамках репарационных платежей Германии. Учитывая трудности перевода их на другой театр и то, что многие из них перед тем нуждались в солидном ремонте, военное их использование представлялось весьма проблематичным. Таким образом, англичане пытались затянуть решение вопроса.

Говоря о ВМС, Черчилль предлагал уничтожить основную часть немецких подводных лодок и лишь немногие из них разделить между союзниками для изучения новой техники и экспериментов. Следующая фраза Черчилля, видимо, насторожила Сталина: "Что касается надводных судов, то они должны быть распределены одинаково между нами при условии, что мы достигнем общего соглашения по всем другим вопросам и что мы разойдемся отсюда в наилучших отношениях". Глава советской делегации резко заметил, что русские не просят подарка у союзников и считают, что на треть германского флота они претендуют с полным правом. Советская сторона требовала признания союзниками этого права, но не возражала против использования немецких торговых судов в войне с Японией. Добившись этого признания, Сталин предложил вернуться к этому вопросу в конце конференции. В разговоре с Кузнецовым он обронил: "Надеюсь, в составе английской делегации скоро произойдут изменения. Вот тогда и возобновим разговор". Изменения в составе английской делегации действительно произошли — консервативная партия проиграла прошедшие 5 июля выборы в парламент, о чем было объявлено 26 июля. Английскую делегацию на конференции возглавил новый премьер-министр К. Эттли.

30 июля на рассмотрение конференции были вынесены новые советские предложения. В них была учтена точка зрения английской делегации на судьбу немецких подводных лодок — основную их часть предлагалось уничтожить. Одновременно свои предложения внесла делегации Великобритании. В развернутом меморандуме, посвященном этому вопросу, англичане подтвердили свою позицию в отношении подводных лодок и, не оспаривая необходимости раздела надводных кораблей, указывали, что при этом надо учитывать доставшиеся СССР румынские и болгарские корабли и выделить при разделе долю Франции. Очевидно, в известной мере они пытались сгладить неприятный осадок в отношениях с французами, который остался после того, как в июле 1940 г. английское соединение нанесло удар по подконтрольным правительству Виши французским кораблям в Алжире. Что же касается румынских и болгарских кораблей, то, как известно, на Потсдамской конференции советская делегация, учитывая, что на последнем этапе войны эти страны выступали на стороне антигитлеровской коалиции, требовала к ним иного отношения, чем к побежденной Германии. Большинство болгарских, а затем и румынских кораблей, доставшихся СССР в 1944 году, вскоре после войны было возвращено этим странам.

Помимо того, англичане полагали, что раздел займет значительное время: потребуется составление списков кораблей, инвентаризация, согласование многих технических вопросов. И, наконец, поскольку немецкие экипажи оставались на борту своих кораблей, британская делегация опасалась их затопления, как это произошло после окончания Первой мировой войны. Поэтому англичане настаивали на том, чтобы вся подготовка к разделу оставалась в тайне.

31 июля собралась специальная комиссия по выработке рекомендаций о распределении германского военно-морского и торгового флотов. Советскую сторону в комиссии представляли Нарком ВМФ адмирал флота Н. Г. Кузнецов и начальник политического отдела Советской военной администрации в Германии А. Соболев. Делегацию США в комиссии возглавлял вице-адмирал С. Кук, делегацию Великобритании — контр-адмирал Е. Маккарти. Комиссия рекомендовала разделить все германские надводные корабли, за исключением потопленных и взятых немцами у союзников (последние возвращались прежним владельцам), а также корабли, находящиеся в постройке и ремонте, которые можно было привести в состояние готовности к выходу в море в срок до шести месяцев. При этом работы должны были завершить без увеличения числа квалифицированных рабочих на германских верфях и без возобновления деятельности германского судостроения и связанных с ним отраслей производства.



Этот момент особенно важен, поскольку установленные конференцией жесткие сроки достройки и ремонта кораблей сейчас иногда вызывают недоумение. Дело в том, что решение о разделе флота не должно было вступить в противоречие с другим решением конференции — о демилитаризации Германии, включая ликвидацию военного производства. О судьбе подводных лодок комиссия не пришла к единому мнению: англичане и американцы предлагали разделить между союзниками не более 30 подводных лодок, советская сторона считала, что эта цифра должна быть втрое больше. Забегая вперед, отметим, что в окончательном решении конференции прошло предложение западных союзников. Комиссия рекомендовала обеспечить передаваемые по разделу корабли запасами вооружения, снабжения и боезапасом. Для решения конкретных вопросов распределения немецких кораблей предлагалось создать тройственную военно-морскую комиссию, которая должна была приступить к работе 15 августа. Раздел германского флота следовало завершить к 15 февраля 1946 года, т.е. через полгода после начала работы этой комиссии.

Вечером 31 июля собралось совещание старших морских начальников — членов делегаций. В нем принял участие Н. Кузнецов, который председательствовал, а также адмиралы флота Э. Кинг (США) и Э. Канингхэм (Великобритания), присутствовали дипломатические советники и флотские эксперты. После длительных споров Кузнецов предложил разделить все корабли на три приблизительно равноценные группы, а затем тянуть жребий. Это предложение было принято. На следующий день его утвердили на заседании глав правительств. Теперь предстояло воплотить решение в жизнь.

Советскую сторону в Тройственной военно-морской комиссии представляли адмирал Г. И. Левченко и инженер-контр-адмирал Н.В. Алексеев. Технический аппарат делегации включал 14 человек. Намечалось привлекать офицеров из состава отрядов, сформированных на Балтийском флоте для приемки немецких кораблей и из Военно-морского отдела Советской военной администрации в Германии. В состав английской делегации входили вице-адмирал Дж. Майлс и контр-адмирал В. Перри, американской делегации вице-адмирал Р. Гормли и коммодор X. Рэп. Предварительная неофициальная встреча членов комиссии состоялась 14 августа. На ней решили, что председательствовать на заседаниях будут главы делегаций поочередно — в алфавитном порядке и что будет создан технический подкомитет для составления и уточнения списков германских кораблей.

15 августа в здании Союзного контрольного совета в Берлине состоялось первое заседание Тройственной военно-морской комиссии. Было решено, что в первую очередь необходимо составить списки германских кораблей с указанием названия, типа, места пребывания и состояния каждого. Постановили вначале заняться разделом тральщиков, подводных лодок, а затем остальных кораблей. Однако глава английской делегации заявил, что обсуждать вопрос о тральщиках и подводных лодках он не будет до получения их полного списка и дополнительных инструкций. Кроме того, адмирал Дж. Майлс предлагал вспомогательные суда германских ВМС, ранее зарегистрированные у Ллойда, считать коммерческими и исключить их из раздела. С этим главы делегаций СССР и США не согласились и решили: пусть каждая делегация представит свой вариант определения, что считать вспомогательным судном ВМС. Вскоре американцы предложили считать таковыми суда спец постройки и переоборудованные из коммерческих. Глава советской делегации адмирал Левченко поддержал это предложение. Англичане согласились.

Для составления списков подлежащих разделу кораблей был создан Технический подкомитет. Советскую сторону представляли инженер-контр-адмирал Н.В. Алексеев и инженер-капитан 1 ранга В.И. Головин, английскую — лейтенант-коммандер Г. Ваткинс и американскую — кэптен А. Граубарт. Для проведения инспекции на местах сформировали трехсторонние группы экспертов, которым предстояло уточнить списки, ознакомиться с техническим состоянием кораблей и предварительно разбить их на три группы: А — корабли, не требующие ремонта, В — недостроенные и поврежденные корабли, приведение в готовность которых займет не более шести месяцев, и С — корабли, приведение которых в готовность займет больший срок и потому подлежащие уничтожению. Первая группа экспертов вылетела в Англию, вторая работала в портах, занятых советскими войсками, третья, через Копенгаген направилась для обследования норвежских портов, четвертую сформировали в США из лиц, там находившихся.

Работа экспертов продолжалась с конца августа до второй половины сентября. В портах откорректировали списки кораблей, уточнили их техническое состояние. В результате первоначальный список, включавший 1382 корабля, расширился до 1877 единиц. Инспектирующие группы осмотрели порядка 30% кораблей, в основном типовых. Большего сделать не удалось из-за дефицита времени и из-за того, что значительная часть кораблей и судов находилась в море на переходах, либо в местах проведения тральных работ. Как выяснилось, часть кораблей англичане уже передали датчанам и норвежцам. При этом техническое содержание и эксплуатация кораблей осуществлялись немецкими экипажами, сохранявшими корабельную организацию, форму и знаки различия Кригсмарине.



Советские представители столкнулись с препятствиями, чинимыми англичанами. Они не допускали к подробному осмотру кораблей, препятствовали опросу немецких экипажей. При этом многие вспомогательные механизмы на кораблях оказались демонтированными, часть аппаратуры (особенно радио- и радиолокационной) британцы поснимали. Таким образом, полных данных по вспомогательным судам получить не удалось. Тем не менее, был получен обширный материал, послуживший основой для дальнейшей работы.

Приведем данные о состоянии некоторых крупных немецких кораблей, судьба которых обычно вызывает особый интерес. Авианосец "Граф Цеппелин" затоплен своим экипажем на мелководье при технической готовности корабля примерно 85%. После подъема корабля аварийно-спасательной службой (АСС) БФ степень готовности оценивалась примерно в 50%. На авианосце оказались взорваны турбины. Достройка корабля требовала трех-четырех лет, и он был отнесен экспертами к категории С. Тяжелые крейсеры ("карманные линкоры") "Адмирал Шеер" и "Лютцов", а также легкие крейсера "Эмден" и "Кельн", по заключению экспертов восстановлению не подлежали. На крейсере "Кельн" отсутствовали котлы, а корпус его почти до диаметральной плоскости был разрезан при столкновении с тяжелым крейсером "Принц Ойген". Недостроенный тяжелый крейсер "Зейдлиц", поврежденный советской авиацией и затопленный экипажем, был поднят АСС БФ. Готовность корабля при исправных механизмах составляла около 65%, но отсутствовало вооружение. Достроить корабль по немецкому проекту было невозможно, а переделка его под наше оружие обошлась бы слишком дорого, тем более что готовых артсистем калибра 203 мм в СССР не было.



Продолжение следует.

Источники:
Кузнецов Н. Курсом к победе. М.: Воениздат, 1987. С. 440-443.
Санакоев Ш., Цыбулевский Б. Тегеран — Ялта — Потсдам. М.: Международные отношения, 1970. С.172-186.
Патянин С., Морозов М., Нагирняк В. Кригсмарине. Военно-морской флот Третьего Рейха. М.: Эксмо, 2009. С. 49-50, 55, 63-64.
Комаров А. Конец Кригсмарине // Морской сборник. 1995. №9. С. 76-82.
Софронов Т. Японские и германские военные корабли, переданные Советскому Союзу // Известия Иркутского государственного университета. 2014. Т.7. С 140-145.
Автор:
Инженер-технарь
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

39 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти