Три дороги большевистской печати (1921-1940 гг.) (Часть 2)

«Дорога №2» или иная простота, хуже воровства!

Публикация «Дороги №1» вызвала неоднозначную реакцию читателей ВО. Но очень показательно, что "ЗА" 11 голосов, "ПРОТИВ" 5, а вот "комментов" к ней было 90! То есть фактическая сторона дела была большинству неизвестна (да и странно было бы, если бы наши люди ни с того, ни с сего начали читать «Правду» с 1921 по 1940 год), но люди активно высказывали свое мнение. Но мнение, не основанное на знании, немного стоит. Недаром сказано, что на войне каждый генерал считает, что главный удар приходится на него. Так же и в мирной жизни: свой опыт показывает одно, а документы и газетные статьи часто совсем другое. Поэтому стоит ознакомиться с продолжением, чтобы получить еще больше информации, и, соответственно, пищи для размышления. А возможно, что кто-то даже и в библиотеку выберется и сам откроет замусоленные и пожелтевшие страницы старых газет…



Традиция ругать либералов стара, как... "Правда"!

Что касается «дороги №2», по которой советская пресса продвигалась с 1921 по 1940 год, то она также связана с публикациями, рассказывающими о жизни в капиталистических странах (хотя понятно, что главной темой была жизнь в СССР). Вот только тон их резко отличался от статей политического характера, и именно из них читатели могли почерпнуть хотя бы какие-то реальные сведения о жизни за рубежом. Содержание этих материалов касалось, прежде всего, достижений западной науки и техники. И здесь мы точно также увидим явные противоречия в информировании советских граждан со стороны «самой правдивой печати» на свете.

Дело в том, что ещё с 1923 года в центральных и региональных печатных изданиях появились рубрики под названием «Наука и техника», повествовавшие о новых разработках не только советских, но и зарубежных ученых. Тон статей был сугубо нейтральным. Абсолютно никаких нападок на реалии жизни за рубежом в них не содержалось.

На страницах центральной и региональной прессы можно было увидеть публикации о достижениях западной науки в области технической акустики, трансплантации органов, беспроводной телеграфии, об открытиях и новейших технических разработках и т.д. Газеты писали, что на предприятиях в Америке стала возможной «замена людей машинами», каждая из которых «выполняла работу не менее десятка людей: для производства сложения и вычитания, вычисления прибыли, составления счета и месячного отчета». Удивительно, но в стране, охваченной экономическим кризисом, о котором писали на первой полосе, на последней сообщалось, что «буквально каждый месяц на рынок выбрасываются всё новые и новые приспособления, заменяющие труд 5-10 человек одной машиной, с которой свободно справляется самый незнающий работник».

Из содержания статей о последних разработках западной науки, в том числе перепечаток из журнала «Popular Mechanics», советские граждане узнавали, что иностранные ученые проявляют интерес к СССР и создают научные общества по изучению советского государства. В Швейцарии, например, «сконструировалось «Общество изучения России». Причем следует подчеркнуть, что зачастую все эти события происходили как раз в то время, когда «угроза войны» с капиталистическими странами, судя по другим публикациям, катастрофически нарастала.

Например, в 1930 году, когда на первых полосах наши газеты писали о том, что «докризисное положение американских рабочих потеряно навсегда, движение может идти только путем колоссальных ухудшений», по их же сообщениям в США проводилась «сверхдальняя фотосъемка». Фермеры использовали дисковый плуг-борону, который «сильно повышает производительность труда», выращивали «сладкие лимоны», а обыватели могли купить «дешёвый и удобный аппарат для съемки кинофильма (так в тексте – прим. авторов) и демонстрации их в домашней обстановке». А вот в Германии в это время наладили производство «стеклянной шерсти», делали успехи в области радиоавиации и использовали новейшие уличные машины, «выполняющие работу не только по простой уборке мусора, но даже по мытью мостовых». То есть с одной стороны там все буквально падали от голода, а с другой – создавали машины, чтобы мыть мостовые, и советская пресса почему-то этих нестыковок совсем не замечала. Более того, тема мытья улиц на Западе как была популярна в российских дореволюционных газетах, так плавно перетекла и в советскую прессу!

То есть читавший советские газеты обыватель, вполне мог сделать вывод о том, что там не все так плохо, если наука добились таких успехов. И опять-таки по сравнению с материалами о жизни простого народа, тон статей о новинках техники сохранялся нейтральный. Это можно заметить даже в публикациях о новых разработках в области науки и техники в Германии, где «авиазавод «Фокэ Вульф» (так в тексте – прим. авторов) в Бремене выпустил новую модель самолета ФВ-200 «Кондор». Самолёт представляет цельнометаллическую конструкцию и приспособлен для полёта на больших скоростях на дальние дистанции. Он снабжен четырьмя моторами, но в случае необходимости может лететь на двух моторах. Экипаж самолета состоит из двух лётчиков, радиотелеграфиста и штурмана. Кроме команды, самолёт может перевозить 26 пассажиров. Средняя скорость самолёта – 345 км в час. Максимальная – 420 км. Расход горючего – 9 литров в час. С двумя моторами самолёт может развить скорость в 200 км в час на высоте 1.000 метров. Радиус действия самолета – 3 тысячи километров, потолок – 4.000 метров». Как видно из приведённого примера, никаких комментариев относительно целей создания новой модели самолета не давалось, просто сообщались его технические характеристики и параметры.

За считанные месяцы до начала Великой Отечественной войны советские газеты публиковали хвалебные статьи о значительных успехах немецкой армии в перевооружении, и в частности, что в германской армии «благоприятные результаты достигнуты при применении бесшумных моторов на самолетах». Эти моторы были так совершенны в техническом плане, что даже при максимальном числе оборотов винта производили «шума не больше, чем электрический автомобиль». Кроме того, «германская радиокомпания «Телефункен» запатентовала новую систему связи», свойства которой «дают возможность применять инфракрасные лучи для секретной передачи телефонных и телеграфных сигналов между судами в море, между самолетами и землей и т.д.»

В целом это было характерно для всех материалов советской прессы, касающихся новых изобретений и достижений заграничной науки в области технического прогресса. Здесь советская печать почему-то явно снижала свой агитационный пыл в критике всего западного, отчего сразу возникало явное противоречие в восприятии информации о жизни в зарубежных странах: с одной стороны практически все слои населения, кроме правящей элиты, там прозябали в нечеловеческих условиях, с другой – наука и техника постоянно развивалась. И ладно бы только развивались… Потреблялись!

Такая тенденция освещения зарубежных событий сохранялась вплоть до самого начала войны. Например, из публикации 1940 года, о практическом применении такого «чуда» современной науки, как «Синтетическое волокно «Найлон» можно было убедиться в существенной разнице уровня жизни у нас и в США. Там «поступили в массовую продажу чулки и другие трикотажные изделия из нового волокна «найлон», исходным материалом которого служат уголь, воздух, и вода». Далее в ней сообщалось, что не одним американцам так повезло, потому что «производство найлона по патентам Дюпона начинается в этом году также в Англии и Италии». Кроме того, «в Соединенных Штатах другим химическим трестом развернуто производство синтетического волокна под названием «виньон», из виниловых смол, получаемых из ацетилена». «Аналогичное волокно производится в широких масштабах в Германии под названием волокна «пе-це» (от начальных букв его немецкого химического обозначения поливинилхлорид) и что оно обладает высокой стойкостью против химических реагентов, гниения, и имеет высокие изоляционные свойства. Эти волокна применяются пока главным образом для изготовления технических тканей. По данным американской печати, их широко применяют в Германии также для производства парашютных тканей». Ну, а убедится в том, что это не выдумка советские граждане смогли уже через год, когда над нашей страной как раз и раскрылись парашюты из этой самой ткани, а все перекосы в информировании обратились против нас самих!

Следует отметить, что подобная тенденция была характерна и для публикаций областной прессы, проанализировав которые, можно обнаружить такую же непоследовательность. Например, в 1940 году пензенская газета «Сталинское Знамя» вслед за центральной газетой «Правда» сообщала о бедственном положении трудящихся и крестьян в западных странах*, но на её страницах по-прежнему появлялись материалы, объективно рассказывающие о технических новшествах западного мира. Если внимательно изучить её материалы, то получится интересная и противоречивая картина. С одной стороны, газета писала о том, что, например, в США был развернут «Террор на заводе Форда», что на этом предприятии «рабочие … подвергались избиениям и террору», «на заводе разработана целая система шпионажа и провокаций, направленных против членов профсоюза». С другой стороны, на четвертой странице газеты в разделе «Наука и техника» читатели могли узнать, что в тех же США в 1939 году был построен «первый в мире завод без окон», в котором «все цехи…, а также конструкторское бюро и заводская контора находятся в одном здании без перегородок. Кондиционная установка обеспечивает одинаковые температуру, влажность… независимо ни от погоды, ни от времени года. За час объем воздуха в здании сменяется примерно 5 раз. Флуоресцирующие лампы заливают рабочие места ровным светом, почти без теней. Стены здания, сделанные из специального материала, и потолок, изолированный пробкой, настолько смягчают шум, что он не мешает служащим и даже лабораторным работникам».

А вывод один, который мог сделать уже сам читатель, что условия труда рабочих в этой стране «озверелого капитализма» совсем не такие уж и плохие. Более того, наши рабочие в это время ни о чем подобном не могли и мечтать! И даже самолет-автомобиль – последняя новинка 2013 года и тот впервые появился именно в США, причем ещё в 1937 году, о чем тут же сообщили наши газеты! Как будто умолчать об этом было нельзя? И нельзя писать о тяжелом положении трудящихся в тех же США и одновременно о развитом в этой стране автомобилестроении и достижениях в агротехнике. Нельзя, ну хотя бы уже потому, что даже у самых «простых» людей от этого неизбежно должен был возникнуть вопрос: «А кто же тогда всем этим пользуется, если рабочие и фермеры там поголовно голодают?!» Ну, давали бы эту информацию техническим специалистам, на работе, в сборниках ДСП. А то получается с одной стороны «мы, осажденная крепость», и «мировая революция стучится в дверь Запада», а с другой – явные противоречия между содержанием первой и последней страниц газеты. Между тем любая «крепость», хорошая она или плохая, должна умело себя защищать. То есть существующий в ней поток информации, по крайней мере, не должен содержать в себе противоречий!

* Речь депутата Президента Академии наук УССР А.А. Богомольца на Внеочередной Пятой Сессии Верховного Совета СССР. «Это ведь в Западной Украине сделано было изобретение — раскалывать спичку на четыре части в целях экономии!»
Воспроизводится по: Воссоединение украинского народа в едином украинском государстве (1939 — 1949). Сборник документов и материалов. Киев. 1949 год.
(Комментарий авторов: попробуйте сами разрезать спичку на четыре части. На две – да, на четыре не получится. Кто-то скажет, что тогда спички были толще. Нет, стандарт «шведской спички» был всегда один! Многие, кстати, прочитав об этом, пробовали так сделать в то время. Не вышло!)
Автор:
Светлана Тимошина, Вячеслав Шпаковский
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

112 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти