Три дороги советской большевистской печати (1921-1953 гг.)

Публикация в ВО статьи А. Володина и последовавшая за ней полемика на страницах сайта, лишний раз показывают, что гражданам России надоели мифы, как «справа», так и «слева», что история Отечества для них очень важна, как и те источники, на которые может опереться историк, ее изучая. И вышло так, что как раз моя аспирантка С. Тимошина работает над темой информирования советских граждан о жизни за рубежом и, работая над диссертацией, просмотрела едва ли не все наши областные и центральные газеты с 1921 по 1953 год. Ну, а вместе с ней читал их, естественно, и я. И мы решили познакомить читателей ВО с результатами только что завершенного исследования. При этом мы не стали давать постраничных ссылок на статьи в газетах, поскольку это отнимает очень много места. Но подчеркну еще раз, ссылки есть чуть ли не на каждое слово, цифру и факт. Ведь данный материал, это, по сути дела, «кусок диссертации». И вот что показал предпринятый авторами анализ газетных материалов: вместо одного информационного потока, бьющего в одну цель, их было три, причем расходились они в разных направлениях и противоречили друг другу! Последствия такой информационной политики оказались печальны и заставляют нас о многом задуматься.




«По первой дороге ехать – женатому быть;
По второй дороге ехать – богатому быть;
По третьей дороге ехать – убитому быть!»
/Русская народная сказка/


«Дорога №1: «Разлюбезная ты моя, мировая революция!»

Начнем с того, что период 1921-1927 годов вполне можно было бы назвать временем максимальной демократизации и свободы слова советской прессы. Так, и в центральной прессе, и в областных изданиях публиковались подробные известия о голоде в Поволжье. Сообщалось, какие государства и общественные организации иностранных государств помогают голодающим. Что в Самарской области съедены все суслики и люди доедают кошек и собак, а голодные, брошенные родителями дети, бродят по улицам в поисках куска хлеба, рабочие живут в ужасающих условиях, а «работники вузов и научных учреждений – профессора, преподаватели и технические служащие стоят по своей заработной плате на самом последнем месте». Сообщалось о и частых проявлениях «трудового дезертирства» за которые, например, в Пензе наказывали заключением в концентрационный лагерь (!) на срок от одного до четырех месяцев.

Однако, что касается информирования советских граждан о жизни за рубежом, то примером руководства советской прессой тех лет может служить секретный циркуляр за подписью Секретаря ЦК РКП(б) В. Молотова от 9 октября 1923 года, где давалась оценка событиям, происходившим в то время в Германии: «В настоящее время уже совершенно выяснилось, что пролетарский переворот в Германии не только неизбежен, но уже совершенно близок – надвинулся вплотную… Завоевание фашизмом широких слоев мелкой буржуазии чрезвычайно затруднено правильной тактикой Германской Компартии. …Для советской Германии союз с нами, пользующийся огромной популярностью среди широких масс германского народа, будет единственным шансом на спасение. А с другой стороны, только Советская Германия в состоянии обеспечить возможность для СССР сопротивления грядущему натиску международного фашизма и быстрейшему разрешению стоящих перед нами экономических проблем. Этим определяется наша позиция в отношении к германской революции».

Далее в документе давались подробные указания, регламентирующие деятельность местных партийных органов в процессе информирования населения о событиях в Германии: «Центральный комитет считает необходимым: 1. Концентрировать внимание самых широких рабочих и крестьянских масс на германской революции. 2. Заблаговременно разоблачить происки наших внешних и внутренних врагов, связывающих поражение революционной Германии с новым военным походом против рабочих и крестьян советских республик, с полным разгромом и расчленением нашей страны. 3. Закрепить в сознании каждого рабочего, крестьянина и красноармейца непоколебимую уверенность в том, что война, которую готовятся навязать нам иностранные империалисты и, прежде всего, правящие классы Польши, будет войной оборонительной за сохранение земли в руках крестьян, фабрик в руках рабочих, за самое существование рабоче-крестьянской власти.

Агитпропкомпания в связи с международным положением должна вестись широко и систематически. С этой целью Центральный Комитет предлагает Вам: 1. Внести в порядок дня всех партсобраний (общих, районных, ячеек и т.д.) вопрос о международном положении, освещая каждый этап и поворот в событиях, стоящих теперь в центре международной жизни… 5. Принять все меры к широкому освещению вопроса в печати, руководствуясь статьями, печатаемыми в «Правде» и присылаемыми из Прессбюро Ц.К. 6. Организовать митинги на предприятиях, чтобы перед широчайшими массами рабочего класса со всей полнотой осветить современное международное положение и призвать пролетариат к бдительности. Использовать делегатские собрания работниц. 7. Особое внимание обратить на освещение вопроса о международном положении среди масс крестьянства. Широким крестьянским собраниям о германской революции и грозящей войне всюду должны предшествовать собрания партячеек, там, где таковые имеются. 8. Докладчиков …самым внимательным образом инструктировать в духе общепартийной линии, намеченной последним партсовещанием и указаний настоящего циркуляра. В нашей пропаганде …мы не можем апеллировать только к интернационалистическим чувствам. Мы должны апеллировать к кровным хозяйственным и политическим интересам…»

Для поддержания уверенности советских граждан в скором развитии всемирной революции газеты регулярно публиковали статьи о нарастании рабочего движения и в Англии, и во Франции, и даже в США, хотя там именно в это время наступил период «просперити» – т.е. «процветания»!

В 1925 году на XIV съезде РКП(б) в своем докладе Сталин вынужден был признать стабилизацию политического и экономического положения в капиталистических государствах и даже говорил о «периоде отлива революционных волн». Однако в том же выступлении он заявил о «неустойчивости и внутренней немощности нынешней стабилизации европейского капитализма». На XV съезде ВКП(б) он отметил рост экономики капиталистических стран, но не смотря на приводимые им факты и цифры, сказал, что «есть некоторые страны, которые не идут, а скачут вперед, оставляя позади довоенный уровень», и настаивал, что «стабилизация капитализма от этого не может стать прочной», а газеты это тут же подхватили!

Опасные последствия такого искаженного освещения событий за границей осознавалась уже в те годы. Так, Г.В. Чичерин, занимавший пост наркома иностранных дел, в июне 1929 года в письме Сталину написал, что подобные тенденции освещения зарубежных событий в советских газетах представляют собой «возмутительнейшую ерунду». При этом он добавил, что ложная информация из Китая привела к ошибкам 1927 года, а ложная информация из Германии «принесет еще несравненно больший вред».

Публикации о жизни в стране пока ещё носили достаточно объективный характер, главное – это было вести «партработу». «Первым делом мы перестроили партработу, – сообщали на страницах газеты «Рабочая Пенза» собкоры фабрики «Маяк революции», – так как на машине не было хозяина, то парторгом нашей бригады был сеточник, старший рабочий тов. Трошин Егор. Мы переизбрали парторга, потому что сеточник, по нашему мнению, должен быть одним из углов треугольника на машине». Понять, о чем идет речь совершенно невозможно, кроме того, что партработа на предприятии была! Но вот что странно: по сообщениям газеты «Правда» повышение уровня безработицы за рубежом было вызвано не чем иным, как рационализацией производства – т.е. тем самым, к чему она сама призывала трудящихся собственной страны!

О голоде 1932 года «Правда» ничего не писала, зато сообщала о голоде в капиталистических странах под заголовками, которые говорили сами за себя: «Голодная Англия», «Президент голода – на трибуне». Не лучше по сообщениям советской прессы обстояли дела и в США или САСШ, где «голод душит, и беспокойство масс растет не по дням: голодный поход на Вашингтон грозит превзойти размерами и решимостью поход ветеранов». Картина жизни в зарубежных странах рисовалась столь безрадостная, что если судить по газетным заголовкам тех лет, то всюду были видны последствия экономического кризиса и буквально повсеместно проходили выступления трудящихся, недовольных своим бедственным положением.


То есть мировая революция столь явно стояла на пороге, что неудивительно, почему Макар Нагульнов в «Поднятой целине» М. Шолохова занялся изучением английского языка. Он чувствовал по тону советских газет, что начнется она не сегодня-завтра, и вот тогда-то его знания и пригодятся! Ведь «на Советской Украине – богатый урожай, а на Западной Украине – крайний неурожай» – то есть даже природа была «за нас»!
Когда в марте 1939 года в Москве состоялся XVIII съезд ВКП(б), Сталин опять сказал на нем, что «начался новый экономический кризис, захвативший, прежде всего США, а вслед за ними – Англию, Францию, и ряд других стран». Эти страны он охарактеризовал как «неагрессивные, демократические государства», а Японию, Германию и Италию назвал в своей речи «государствами-агрессорами», развязавшими войну. В этом же ключе высказался и В.М. Молотов во время своей вступительной речи на съезде, а также и депутаты съезда.

Зато тон газет резко изменился сразу же после заключения советско-германского договора о ненападении 23 августа 1939 года. Исчезли статьи, расписывающие ужасы гестапо, зазвучала критика в отношении Великобритании, Франции и США, и появились статьи о горькой доле простых финнов «под гнетом финской плутократии». Появились материалы, из которых было видно, что главными поджигателями новой войны являлись не Германия, Италия, Япония, а Англия и Франция. Именно Великобритания и Франция, по сообщениям «Правды», вынашивали планы войны против Германии. Между тем подобные колебания информационного потока всегда очень опасны, поскольку намекают на ангажированность прессы и собственные колебания в руководстве страны. Поток информации должен быть более нейтральным, более индифферентным и непротиворечивым.

Но самое плохое, что смутные представления о реалиях жизни на Западе имели не только рядовые граждане СССР, но и представители политической элиты страны, и, в частности, сам Молотов, бывший с 1930 года Председателем Совнаркома, а с 1939-ого – наркомом иностранных дел. Так, например, весной 1940 года немецкий посол фон Шуленбург сообщал в Берлин, что «Молотов, который пока никогда не был за границей, испытывает большие затруднения при общении с иностранцами».

Читая советские газеты 30-ых годов, невольно возникает мысль, что власти страны и её партийный аппарат не доверяли собственному народу, и видимо, считали, что правдивые сообщения ему ни к чему, поскольку партии они не выгодны. То есть действовали они, как и власти Океании в романе Дж. Оруэлла «1984». Очевидно, что это многим должно было бросаться в глаза (например, академику Вернадскому она точно бросалось!), а это имело следствием постепенный подрыв доверия к пропаганде в стране в целом. Ну, а то, что «мировая революция» почему-то все никак не начнется, видели практически все!

Продолжение следует.
Автор:
Светлана Тимошина, Вячеслав Шпаковский
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

90 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти