Майнильский инцидент: когда повод уже не важен

Майнильский инцидент: когда повод уже не важен


26 ноября 1939 года на тогдашней границе СССР и Финляндии у деревни Майнила (фин. Mainila, ныне — поселок Майнило Выборгского района Ленинградской области) произошел инцидент, который спустя всего четыре дня стал поводом к началу кровопролитной советско-финляндской войны 1939−40 годов. Историки не пришли к единому мнению о том, кто несет ответственность за этот «казус белли». Впрочем, это уже не столь важно: тогдашние власти СССР открыто признавали, что война стала единственным способом достижения стратегической цели, поставленной советским руководством — отодвинуть границу от Ленинграда и северо-западных рубежей страны.

Напомним, что началу войны предшествовали продолжавшиеся с 12 октября по 9 ноября 1939 года переговоры в Москве, на которых СССР предложил Финляндии передать ему территории в 50-километровой зоне от Ленинграда, ряд островов в Финском заливе, сдать в аренду полуостров Ханко под советскую военно-морскую базу и документально гарантировать невступление Финляндии во враждебные СССР коалиции. Взамен оставляемых территорий на Карельском перешейке Финляндия могла получить вдвое большие территории в Восточной Карелии. Однако власти Суоми, поддержанные финским общественным мнением, отказали Советскому Союзу в выполнении главного требования — о переносе сухопутной границы вглубь финской территории, подальше от Ленинграда. И переговоры зашли в тупик.


…Как отмечает в своих мемуарах Константин Мерецков (в 1939 году — командарм 7-й армии, наступавшей на Финляндию), руководство СССР было уверено, что Финляндия неизбежно станет плацдармом и инструментом для агрессии против СССР в предстоящей большой войне — скорее всего, со стороны Германии, либо с англо-франко-американской стороны. Последующее участие Финляндии в войне против СССР в 1941—1944 годах подтвердило обоснованность этих опасений.

СССР во второй половине 1930-х годов наблюдал за тем, как в приграничных районах Финляндии быстрыми темпами строятся военные объекты и прокладываются дороги, не имеющие хозяйственного значения. Как вспоминал Мерецков, летом 1939 года советская разведка сообщила, что «ускоренное строительство укреплений и дорог на финляндской стороне границы продолжается». На Карельском перешейке тем же летом завершилось строительство мощных фортификационных сооружений «линии Маннергейма» и прошли крупные военные учения. Осенью финских резервистов призвали на военные сборы, а гражданское население обучали поведению на случай скорой войны.

В свою очередь, советская сторона разработала, как пишет Мерецков, «план прикрытия границы от агрессии и контрудара по вооруженным силам Финляндии в случае военной провокации с их стороны». В июле Сталин и Ворошилов одобрили этот план, «посоветовав контрудар осуществить в максимально сжатые сроки».

Таким образом, у обеих сторон не только имелись планы по ведению военных действий против сопредельной стороны, но и велась активная материально-техническая подготовка к вооруженному конфликту. Она сопровождалась и пропагандистской кампанией в прессе. Провал московских переговоров делал военное столкновение лишь вопросом времени. Впрочем, если бы финская сторона сразу же после инцидента в Майнила пошла на уступки, возможно, масштабного кровопролития удалось бы избежать.

…В то время в Майнила, расположенном у реки Сестра, по которой тогда проходила граница двух стран, находилась советская погранзастава, а в окрестностях были размещены подразделения 68-го стрелкового полка 70-й стрелковой дивизии, прикрывавшие границу.

Советская версия произошедшего в воскресенье, 26 ноября, была изложена на следующий день в опубликованной центральными газетами «Ноте правительства СССР», которую накануне вечером вручили посланнику Финляндии в Москве. В ней случившееся однозначно было истолковано как провокация со стороны Финляндии.

«По сообщению Генерального Штаба Красной Армии сегодня, 26 ноября, в 15 часов 45 минут, наши войска, расположенные на Карельском перешейке у границы с Финляндией, около села Майнила, были неожиданно обстреляны с финской территории артиллерийским огнем. Всего было произведено семь орудийных выстрелов, в результате чего убито трое рядовых и один младший командир, ранено семь рядовых и двое из командного состава. Советские войска, имея строгое приказание не поддаваться провокации, воздержались от ответного обстрела».

Далее в подписанной главой Совнаркома и наркомом иностранных дел Вячеславом Молотовым ноте говорилось: «Теперь (…) Советское правительство вынуждено констатировать, что сосредоточение финляндских войск под Ленинградом не только создает угрозу для Ленинграда, но и представляет на деле враждебный акт против СССР, уже приведший к нападению на советские войска и к жертвам».

Публично заявив о своем стремлении «не раздувать» инцидент в Майнила и готовности трактовать его как эксцесс «со стороны частей финляндской армии, может быть, плохо управляемых финляндским командованием», Москва предложила Хельсинки «незамедлительно отвести свои войска подальше от границы на Карельском перешейке — на 20−25 километров, и тем предотвратить возможность повторных провокаций».

Однако появившиеся одновременно с публикацией ноты материалы в советской прессе свидетельствовали как раз о том, что Москва хочет придать случившемуся в Майнила максимальный серьезный резонанс, а предложение об отводе войск следует воспринимать не иначе как ультиматум.
Историк Николай Волковский в своей книге «История информационных войн» приводит заголовки номера «Ленинградской правды» за 27 ноября 1939 года: «Наглая провокация финляндской военщины», «Поджигатели войны не уйдут от ответственности», «Дать по рукам зарвавшимся провокаторам». Орган Красной Армии, газета «Красная звезда» в тот же день публиковала отклики военнослужащих на пограничный обстрел под заголовками: «Не потерпим провокаций», «Враг будет уничтожен», «От ответа не уйдут», «Проучить провокаторов войны», «Ответим сокрушительным ударом», «В любую минуту готовы к бою», «Сметем с пути все препятствия».

«Судя уже по заголовкам, что подтверждалось и текстами под ними, пресса призывала не к оборонительной войне, а наступательной, этот настрой передавали и отзывы красноармейцев», — считает Волковский.

Маршал Мерецков в своих послевоенных мемуарах вспоминал, что сразу же после обстрела в Майнила из Москвы ему «пришло указание готовиться к контрудару». «На подготовку отводилась неделя, но на практике пришлось сократить срок до четырех дней, так как финские отряды в ряде мест начали переходить границу, вклиниваясь на нашу территорию и засылая в советский тыл группы диверсантов», — писал Мерецков, подтверждая версию о неизбежности войны после приграничного инцидента.

Власти Финляндии, понимая, к чему идет дело, оперативно отреагировали на советское послание и даже, как утверждали в ответной ноте Молотову от 27 ноября 1939 года, успели провести расследование инцидента. По его результатам, Красную Армию финны фактически обвинили в «самостреле».
"Пушечные выстрелы, о которых Вы упоминаете в письме, были произведены не с финляндской стороны. Напротив, из данных расследования вытекает, что упомянутые выстрелы были произведены (…) с советской пограничной стороны, близ упомянутого Вами селения Майнила. С финляндской стороны можно было видеть даже место, где взрывались снаряды, так как селение Майнила расположено на расстоянии всего 800 метров от границы, за открытым полем», — говорилось в ноте.

По расчетам финской стороны, «орудия, из которых произведены были эти выстрелы, находились на расстоянии около полутора-двух километров на юго-восток от места разрыва снарядов», — то есть, на советской же территории. В Хельсинки все же не решились прямо обвинить Москву в провокации и высказали версию «о несчастном случае, происшедшем при учебных упражнениях», решительно отвергнув обвинение во враждебном акте в отношении СССР. В финляндской ноте утверждалось, что у границы «расположены главным образом пограничные войска; орудий такой дальнобойности, чтобы их снаряды ложились по ту сторону границы, в этой зоне не было вовсе».

В ответ на советское требование отвести войска подальше от пограничного рубежа для полного исключения повторных инцидентов финская сторона предложила «приступить к переговорам по вопросу об обоюдном отводе войск на известное расстояние от границы» и поручить пограничным комиссарам обеих сторон на Карельском перешейке провести совместное расследование инцидента в Майнила.

Стремление Хельсинки к тому, чтобы советские войска убрались от границы в предместья Ленинграда взбесило Москву. Тон и содержание ноты СССР от 28 ноября фактически не оставляли шансов на мирный исход противостояния. В ней обстрел в Майнила был назван «злодейским», его объяснение с финской стороны — издевательством, прямо было сказано об угрозе, которую представляют финские войска в 32 км от Ленинграда, и отсутствии ответной угрозы крупным городам Финляндии. «Правительство Финляндии совершило враждебный акт в отношении СССР, несовместимый с пактом о ненападении, заключенным между обеими странами», — констатировали власти СССР и объявили о расторжении этого пакта.

Перед лицом войны финские политики в последний момент попытались отыграть назад и подключить к посредничеству другие страны, но было уже поздно. Тогдашний министр финансов Финляндии и участник провалившихся московских переговоров Вяйнё Таннер в своих мемуарах отмечал, что 29 ноября финское правительство предложило СССР «создать согласительную комиссию для рассмотрения ситуации. В качестве альтернативного варианта Финляндия предлагала передать вопрос для арбитража третьей, незаинтересованной стороне».

В последней перед войной ноте финского правительства выражалась готовность «выработать соглашение об отводе оборонительных сил на Карельском перешейке, за исключением пограничной и таможенной стражи, на такое расстояние от Ленинграда, которое не позволит считать их угрозой», и при этом уже не упоминалось требование об одновременном отводе советских войск.

Однако, неторопливые финны опоздали. Еще до получения этой ноты советское правительство обвинило финскую сторону в новых вооруженных провокациях на границе, уже не только на Карельском перешейке, и объявило о разрыве всех отношений с Финляндией.

«Правительство дало (…) распоряжение Главному Командованию Красной Армии и Военно-Морского Флота — быть готовым ко всяким неожиданностям и немедленно пресекать возможные новые вылазки со стороны финляндской военщины», — заявил Молотов в своем выступлении по радио 29 ноября.
А уже на следующий день вместо дипломатов заговорили пушки: утром 30 ноября советские бомбардировщики нанесли удар по целям в Финляндии, а Красная Армия перешла в наступление. Началась советско-финская война 1939−1940 гг.

В приказе войскам Ленинградского военного округа от 29 ноября 1939 года, который подписали командующий ЛВО Мерецков и член военного совета Жданов было дано указание «…перейти границу, разгромить финские войска и раз и навсегда обеспечить безопасность северо-западных границ Советского Союза и города Ленина — колыбели пролетарской революции». Таким образом, во всяком случае, первоначальные военные планы СССР не отличались от тех требований, которые выдвигали на переговорах в Москве советские дипломаты.

…Карл Маннергейм в своих мемуарах ожидаемо называет инцидент в Майнила «неуклюжей провокацией» советской стороны. Уже упомянутый Вяйнё Таннер утверждает, что сам инцидент и последовавший трехдневный обмен предвоенными нотами «ясно показывает, что Советский Союз действовал в соответствии с заранее разработанным планом», а Финляндия, якобы, до последнего «считала невозможным, чтобы Советский Союз предпринял военные действия».

Оставив за скобками подробности Майнильского инцидента, необходимо признать, что повод к войне в данном случае не играл никакой существенной роли, а условия для ее начала, как уже говорилось, окончательно сложились осенью 1939 года.

О невозможности мирного решения вопроса после отказа финской стороны от компромисса на московских переговорах сразу после окончания войны говорил председатель Совнаркома и нарком иностранных дел Вячеслав Молотов: «Из этих переговоров ничего не вышло, ввиду занятой финляндскими представителями недружелюбной позиции. Решение вопроса перешло на поля войны».

«После того, как пролилась — не по нашей вине — кровь наших бойцов (…) мы должны были вопрос о безопасности Ленинграда поставить на более надежную основу и, кроме того, должны были поставить вопрос о безопасности Мурманской железной дороги и Мурманска, являющегося единственным нашим незамерзающим океанским портом на Западе», — заявил Молотов на заседании Верховного совета СССР 29 марта 1940 года.

В 1960−80-х годах, в неофициальных беседах с писателем и публицистом Феликсом Чуевым Молотов ни на шаг не отступил от своей позиции, заодно отвергнув обвинения в желании СССР присоединить к себе всю Финляндию.

«Ленинград надо было защищать. Финнам мы так не ставили вопрос, как прибалтам. Мы только говорили о том, чтобы они нам часть территории возле Ленинграда отдали. От Выборга. Они очень упорно себя вели, — цитирует Чуев бывшего главу советского правительства в своей книге «Сто сорок бесед с Молотовым». — Финляндию пощадили как! Умно поступили, что не присоединили к себе. Имели бы рану постоянную (…) Там ведь люди очень упорны, очень упорны».

Война завершилась подписанием мирного договора 12 марта 1940 года. Вместо изначально предлагавшихся Москвой 50 километров от Ленинграда граница между СССР и Финляндией оказалась отодвинута на 120−130 км. Финляндия потеряла 11% своей прежней территории, включая Выборг и весь Карельский перешеек, западное и северное Приладожье, ряд островов Финского залива и острова Выборгского залива. Советский Союз также получил желанную базу ВМФ на полуострове Ханко. Однако предотвратить последующее участие Финляндии в войне против СССР на стороне гитлеровской Германии Москве так и не удалось.
Автор: Владислав Краев
Первоисточник: http://regnum.ru/news/polit/2020688.html


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 15
  1. василий50 1 декабря 2015 20:44
    Автор как и прочие *демократы* опускают предыдущие ДВЕ ВОЙНЫ которые начинали фины. В 1939-м году началось всё точно так-же как и в предыдущих войнах. Фины нападали, получали отпор и были вынуждены для начала переговоров о мире, объявлять войну СОВЕТСКОМУ СОЮЗУ именно накануне мирных переговоров. Ещё автор не упомянул что фины провели полную мобилизацию и уже к началу октября полностью отмобилизовались и сформировали *добровольцев*, примерно такие-же нацистские подразделения как на Украине сегодня.
    И в 1941-м году фины, накануне нападения немцев, провели минирование территориальных вод СОВЕТСКОГО СОЮЗА, и так-же начали обстрел без объявления войны.
    1. igordok 2 декабря 2015 08:35
      Цитата: василий50
      Автор как и прочие *демократы* опускают предыдущие ДВЕ ВОЙНЫ которые начинали фины.

      Автор как и прочие *демократы* опускают предыдущие ДВЕ ВОЙНЫ и многочисленные инциденты на границе, которые благодаря растущей РККА, не стали военными столкновениями.
  2. Иван Тартугай 1 декабря 2015 20:51
    «Взамен оставляемых территорий на Карельском перешейке Финляндия могла получить вдвое большие территории в Восточной Карелии».
    Не просто получить «вдвое большие территории в Восточной Карелии», но и дополнительно Советский Союз предлагал оплатить Финляндии стоимость всех зданий, инженерных сооружений, мостов, дорог, коммуникаций и т.п., которые остались бы на передаваемых СССР территорий Карельского перешейка. Но финская элита зная, что территорий Карельского перешейка к северу от Ленинграда жизненно необходимы СССР, откровенно провоцировало Советский Союз на конфликт, надеясь на помощь Запада.
  3. Иван Тартугай 1 декабря 2015 21:04
    «Однако власти Суоми, поддержанные финским общественным мнением отказали Советскому Союзу в выполнении главного требования …».
    Основная поддержка властям Суоми не финское общественное мнения, а обещания Запада в материальной поддержке и в обещание прислать войска. Но Запад как всегда был, есть и будет щедр на обещания и предельно скуп на исполнение данных им же обещаний. Помощь Финляндии от стран Запада ограничилась как всегда выгодными для себя санкциями по отношению к СССР и исключением его из Лиги Наций, и конечно ещё моральной поддержкой Финляндии. Если была бы только одна поддержка финским общественным мнением, то финская элита-верхушка вела бы себя на переговорах с СССР много более скромнее.
  4. Иван Тартугай 1 декабря 2015 21:57
    «…утром 30 ноября советские бомбардировщики нанесли удар по целям в Финляндии, а Красная Армия перешла в наступление. Началась советско-финская война 1939−1940 гг».
    К сожалению советская авиация под управлением «жертвы сталинских репрессий» генерала Птухина отбомбилась по жилым районам Хельсинки и по кварталу дипломатических представительств. Хотя имела задания бомбовыми ударами нарушить работу промпредприятий и ж/д узла, которые так и остались целыми и невредимыми.
    Бомбежка же жилых районов города вызвало естественное ожесточение финского населения против Советского Союза и очень облегчила работу финской верхушки по мобилизации сил и средств страны на войну против СССР.
  5. Альф 1 декабря 2015 22:38
    В качестве альтернативного варианта Финляндия предлагала передать вопрос для арбитража третьей, незаинтересованной стороне».

    Интересно, какую страну Финляндия посчитала бы незаинтересованной ?
    Германия мощно торговала с СССР-отпадает.
    Франция разрабатывала планы бомбежки нефтепромыслов СССР-отпадает.
    Британия-смотри выше-отпадает.
    США вообще не интересовало, что происходит в Европе и кто там кого топчет-отпадает.
    Даже cрaная Швеция и то помогала финнам оружием-отпадает.
    Великая Польша-та вообще спала и видела, как проклятых русских бьют всем миром-отпадает.
    Тогда кто ?
    Просто финны решили протянуть время по принципу-А, может, русские испугаются ? Дело в том, что даже не самый большой любитель СССР Карл-Густав Маннергейм заявил в правительстве-Армия воевать не способна и надо принимать условия СССР, пока еще не поздно.
    Но было уже ПОЗДНО.
    1. Scraptor 2 декабря 2015 01:03
      Польша тогда уже потеряла себя и свои колонии на Востоке и превратилась в некое генерал-губернаторство.

      То что финны записались в союзники к кому-угодно против Большой России это было прогнозируемо, то что они пошли на сближение с нацистами, которые с началом чисток 1937г готовились к войне с СССР, не оставляло никаких сомнений в таких же их намерениях. Если бы они держались только за наглосаксов и хранцузов то войны возможно бы не было (это уже зависело больше от этих стран). Кроме того финны постоянно точили зубы на советскую Карелию в границах максимального распространения шведских владений на Россию - Кемска волость, и все такое...
      1. василий50 2 декабря 2015 04:37
        Финам войну против СОВЕТСКОГО СОЮЗА запланировали французы с англичанами. Фины слишком быстро сдались и поломали все планы Англии и Франции по войне с СОВЕТСКИМ СОЮЗОМ. Немцы, захватив Париж, опубликовали планы бомбардировок СОВЕТСКОГО нефтепромыслов на Кавказе французской и английской авиацией.
  6. Александр2012 2 декабря 2015 01:32
    По поводу обмена территорий, всё таки давайте объективно смотреть на вещи. Карельский перешеек-обжитая, развитая территория с инфраструктурой и дорогами. Выход к Ладоге и восточной части Финского залива. А теперь, сравните с территориями, которые им предлагали в восточной Карелии. Каменисто холмистый рельеф с непроходимыми лесами и болотами, совершенно лишённый дорог и инфраструктуры.
    1. Scraptor 2 декабря 2015 01:39
      Было что то написано про компенсацию стоимости зданий, строений, мостов и прочих обьектов, которую предлагали финикам. Дороги были с твердым покрытием? Не проецируйте то что сейчас, на то что было.
    2. Поморянин 2 декабря 2015 11:10
      Город Олонец с прилегающими районами, тем более данный вариант обмена финны сами предлагали в 1918 году.
    3. Комментарий был удален.
  7. Поморянин 2 декабря 2015 11:14
    "В Хельсинки все же не решились прямо обвинить Москву в провокации и высказали версию «о несчастном случае, происшедшем при учебных упражнениях», решительно отвергнув обвинение во враждебном акте в отношении СССР. В финляндской ноте утверждалось, что у границы «расположены главным образом пограничные войска; орудий такой дальнобойности, чтобы их снаряды ложились по ту сторону границы, в этой зоне не было вовсе».
    Ловко как. Артиллерийские орудия, может, и были отведены, а вот 81 мм миномёты, коих на вооружении финской армии было по 4 штуки на полк, разные исследователи предпочитают не замечать. А ведь лёгкий и малозаметный миномёт можно было спрятать где угодно и легко перенести куда угодно и откуда угодно открыть огонь.
  8. Александр2012 2 декабря 2015 11:53
    А можно подробнее по поводу компенсации которую предлагали финнам, желательно со ссылкой на документы? Не стоит также забывать, что Выборг в то время был второй по величине город Финляндии. Кроме того финны понимали, что в военном отношении Советский Союз намного сильнее.Надежда была только на то, что Сталин блефует и не начнёт войну. Поэтому провокация со стороны финнов кажется крайне сомнительной версией.
    Несколько лет назад решил глубже изучить историю зимней войны и очень многое меня удивило.В истории войны очень много белых пятен, а в последнее время вообще пропаганда заменяет исторические факты. Причём с обоих сторон. Да и ВОВ стёрла много событий зимней войны.Также большинству малоизвестны потери нашей армии в северном приладожье. До сих пор нет единого мнения сколько мы потеряли народу. Попадались цифры до 800 тысяч, хотя мне более правдоподобной кажется цифра в 250-300 тысяч. На линии маннергейма до сих пор на одном квадратном метре можно найти до 5 человек.
    1. Поморянин 2 декабря 2015 14:00
      Так и было, взамен 2761 км² территории на Карельском перешейке, предлагалось 5529 км² с населёнными пунктами Реболы, Поросозеро и городом Олонец, что по злой иронии судьбы полностью соответствовало финским требованиям выдвинутых во время заключения Тартусского мирного договора 1920 года. Могу сказать навскидку об одном из источников. Книга Александра Широкорада "Финляндия.Через три войны к миру".Могу попозже посискать ссылки на другие ресурсы. Я года три назад писал статью для одного питерского журнала аккурат по Советско-финскому конфликту, начиная с войны 1918 года и заканчивая операцией Седякина в Центральной Карелии в 1922 году, краем задевая и Талвисоту, посему тему изучил достаточно хорошо. По поводу потерь, убитыми и умершими стороны потеряли:126 875 русских и 48 243 финна. Остальные цифры от лукавого. Доморощенные либерал-исследователи лукавят, учитывая потери только финской армии, ВВС и ВМФ. Но против нас воевал Шюцкор, корпус пограничной стражи ( 2 по численности группировка после сухопутных сил), Шведский корпус Линдера и девчата из Лотта Свярд, правда девах погибло, простите за цинизм, 132 штуки, но и они входят в общий состав финских потерь, про которые всё время забывают. И потери в северном Приладожье тоже известны. Возьмите книгу Баира Ириничева "Забытая победа Сталина", если цифр не боитесь, там всё есть. Насчёт 5 чел на км, возможно, я сам по молодости занимался копательством, находили и по 10 человек на площаке 2Х2 метра.Война.Бывает.
    2. Комментарий был удален.
  9. Александр2012 2 декабря 2015 20:28
    48 тысяч финнов,это усреднённая цифра потерь из наших и финских источников. Финские источники: около 25 тыс., советские около 60 тыс. В тоже время по нашим потерям : финские источники-280 тыс., советские 130 тыс.А цифра в 250-300 тысяч у меня вышла, когда я взял калькулятор и список потерянных дивизий,стрелковых корпусов и т.д., хотя я, конечно же, на историческую точность не претендую.
    1. Поморянин 2 декабря 2015 22:00
      Ну большинство адекватных историков оперируют цифрами, которые я вам привёл. Вы считаете складывая дивизии совершенно неправильно. Например, германская танковая дивизия в конце войны по численности была равна мехкорпусу РККА. Дивизии-то РККА ни одной не потеряло полностью. Наибольшие потери были у 44-й механизированной - 1001 человека убитыми, 1430 ранеными, 2243 пропавшими без вести.Остальные вышли из окружения. У 163 стрелковой - 890 человек убитыми, 1415 ранеными, почти 300 обмороженными и 500 пленными. У 18 дивизии и 34 танковой бригады потери 14 тысяч человек - самые большие потери. Из окружения вышли 1 237 человек. Я хотел тут статейку более подробную про финскую войну, но что-то не срослось.
  10. Fei_Wong 2 декабря 2015 22:47
    Что интересно, финны при Российской Империи как сыр в масле катались. В сравнении с жизнью простого люда в наших губерниях. Но верно говорят (говорили, точнее... причём в Америке): дай негру палец - он откусит по локоть.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня