Проект крылатой ракеты 15ХМ «Шторм»

Вскоре после окончания Великой Отечественной войны в нашей стране развернулись активные работы по созданию и развитию проектов ракетного вооружения. Первые результаты новых работ появились достаточно быстро. К примеру, уже в начале пятидесятых годов начались испытания первых отечественных противокорабельных ракет. Одним из первых представителей этого класса вооружения стал комплекс «Шквал». В случае удачного завершения работ он должен был защищать побережье страны от нападения с моря.

Начало активных работ по ракетной тематике в 1946 году сопровождалось массой реорганизаций. Так, для упрощения разработки новых систем было решено вывести из состава НИИ-1 Минавиапрома несколько отделов, на базе которых были созданы новые институты, конструкторские бюро и заводы. В частности, результатом такого преобразования стало появление ОКБ-293 при заводе №293 в г. Химки. Директором завода и главным конструктором был назначен Матус Рувимович Бисноват, ранее активно занимавшийся ракетными технологиями. На новом месте М.Р. Бисноват и его коллеги должны были продолжить работы над перспективными видами вооружения.

В конце 1947 года конструкторское бюро завода №1 начало работу по тематике управляемой ракеты для военно-морского флота, предназначенной для поражения кораблей противника. Проект подразумевал создание управляемого боеприпаса, способного достигать цели и самостоятельно наводиться на него. Новая разработка получила условное обозначение 15ХМ. КБ завода №1 занималось новым проектом всего несколько месяцев. Уже в 1948 году было принято решение передать создание противокорабельной ракеты в ОКБ-293, имевшему некоторый опыт создания ракетных систем. После передачи новому разработчику проект получил шифр «Шторм».


Проект крылатой ракеты 15ХМ «Шторм»
Ракета 15ХМ на транспортировочной тележке


Изначально коллектив М.Р. Бисновата продолжил работы по идеям, заложенным в переданном ему проекте. Однако позже появился новый вариант технического задания, который привел к серьезной переработке проекта. За исключением некоторых общих черт, проект фактически был разработан заново. При этом разрабатывать обновленный проект пришлось не только ОКБ-293. Важным участником проекта 15ХМ «Шторм» было ОКБ-3 во главе с М.М. Бондарюком. Его задачей было создание силовой установки для ракеты. После изменения требований понадобилось создание нового двигателя с другими характеристиками.

Помимо «двигательного» ОКБ-3 к проекту «Шторм» были привлечены некоторые другие организации, задачей которых было создание тех или иных элементов комплекса. Так, разработку систем управления ракеты и пусковой установки поручили НИИ-49 Минсудпрома, автопилот делал завод №181 Минавиапрома, головки самонаведения нескольких типов проектировались в НИИ-10, НИИ-20 и НИИ-885, конструкция пусковой установки создавалась КБ Ленинградского Кировского завода, а разработку стартового ускорителя доверили КБ-2 Минсельхозпрома и НИИ-1. Подобная кооперация позволила упростить и в некоторой мере ускорить работы.

К проекту «Шторм» предъявлялись достаточно жесткие требования по срокам реализации. Уже к июню 1949 года требовалось представить первую партию опытных ракет, а к концу года начать их летные испытания. В ходе заводских и государственных испытаний планировалось использовать по 30 ракет с различными системами наведения. Ввиду сложности работ на практике сроки заметно сдвинулись. Кроме того, уже в ходе проектирования вскрылись недостатки имеющихся предложений. Из-за сложностей и необходимости доработок к началу 1949 года в график укладывались только ОКБ-293 и несколько организаций-субподрядчиков. При этом по некоторым дополнительным проектам наметилось серьезное отставание.

Конструкторское бюро М.Р. Бисновата разработало планер ракеты, но не могло продолжать работы ввиду отсутствия других комплектующих. По этой причине испытания начались со строительства нескольких макетов ракеты 15ХМ различного назначения. Масштабные (1:2) копии предназначались для перевозки на летающей лаборатории Ту-2 с целью изучения поведения ракеты в полете. Полномасштабный макет без двигателя использовался для проверки радиокомандной системы управления. Пусковую установку испытывали при помощи макетов-имитаторов нужного веса, оснащенных твердотопливными ускорителями.

Еще одним интересным средством проверки предложенных идей стал пилотируемый вариант самолета-снаряда. Еще в 1948 году было предложено построить полномасштабный макет ракеты, оснащенный кабиной пилота. Строительство такого аппарата, получившего название «Изделие 19П», стартовало в следующем году. Оно имело планер, аналогичный ракете, но оснащенный кабиной пилота. Первый прототип «19П» оснастили двигателем РД-14, разработанным для «Шторма». Второй получил менее мощный двигатель РД-20.

Проект крылатой ракеты 15ХМ «Шторм»
Проекции ракеты


В 1950 году «19П» впервые поднялись в воздух. Бомбардировщик Пе-8 поднимал прототип на высоту 2000м, после чего сбрасывал его. «19П» включал двигатель и совершал самостоятельный полет. Прототипы испытывались пилотами Г.М. Шияновым и Ф.И. Бурцевым. Интересно, что второй прототип со сравнительно слабым двигателем мог только планировать со снижением, поскольку тяга силовой установки не обеспечивала горизонтальный полет. В рамках испытаний «Изделий 19П» было выполнено 26 полетов: 17 полетов основной программы проверок и 9 в ходе дополнительной.

Основные особенности конструкции ракеты 15ХМ были определены на ранних стадиях разработки и в дальнейшем лишь дорабатывались по тем или иным соображениям. Итоговый вариант проекта, подготовленный в начале 1949 года, подразумевал применение вытянутого сигарообразного фюзеляжа с мотогондолой под днищем. В средней части фюзеляжа располагалось крыло стреловидностью 35° (по линии ¼ хорд). В хвосте фюзеляжа разместили Т-образное оперение с большими углами стреловидности. На всех плоскостях располагались рулевые поверхности для управления в полете.

Фюзеляж разделили на шесть отсеков. Унифицированный головной отсек предназначался для размещения аппаратуры самонаведения, его заполнение зависело от типа ГСН. При этом форма и размеры корпуса были общими для всех вариантов оборудования. Второй отсек заполнялся аппаратурой управления и системами инициации боевой части. Третий отдали под заряд взрывчатого вещества, а в четвертом поместили два топливных бака, бак для сжатого воздуха и часть электроники. Два хвостовых отсека так же вмещали разные элементы аппаратуры управления.

Общая длина ракеты «Шторм» определялась на уровне 8,9 м при максимальном диаметре фюзеляжа 0,9 м. Размах крыла – 5,5 м. Полная высота изделия достигала 2,75 м. Стартовый вес ракеты задавался на уровне 4300 кг, из них 800 кг приходилось на фугасную боевую часть с контактным взрывателем.

Проект крылатой ракеты 15ХМ «Шторм»
Компоновка ракеты с радиолокационной ГСН. 1 — антенный блок ГСН; 2 — передатчик ГСН; 3 — блок радиовизирования; 4 — электровзрыватель и ПИМ; 5 — контактный взрыватель; 6 — боевая часть; 7 — прямоточный двигатель; 8 — бак №1; 9 — баллоны сжатого воздуха; 10 — бак №2; 11 — рулевая машинка элеронов; 12 — приемник ГСН; 13 — блок радиовысотомера; 14 — аккумулятор; 15 — рулевая машинка рулей высоты; 16 — блок радиоуправления; 17 — рулевая машинка руля направления; 18 — гироблок автопилота; 19 — стабилизатор стартового двигателя; 20 — стартовый двигатель.


Предварительные расчеты, проведенные на ранних стадиях проекта, показали, что новую ракету следует оснащать прямоточным воздушно-реактивным двигателем (ПВРД). Такая силовая установка могла развивать требуемую мощность, а также отличалась от других систем сравнительной простотой конструкции. По совокупности характеристик ПВРД посчитали оптимальным вариантом двигателя для противокорабельной ракеты. Разработку изделия поручили ОКБ-3 во главе с М.М. Бондарюком.

В 1948 году в ОКБ-3 стартовал проект РД-700, подразумевавший создание прямоточного двигателя с камерой сгорания диаметром 700 мм. В дальнейшем началась разработка двигателя РД-1А, отличавшегося иной геометрией и повышенными характеристиками. Для проверки опытных двигателей новой модели применялась летающая лаборатория на базе бомбардировщика Ту-14. После испытаний и доводки максимальную тягу РД-1А удалось довести до 1500 кг. Ресурс конструкции позволял двигателю непрерывно работать в течение 10 минут.

Прямоточный двигатель РД-1А предлагалось устанавливать в мотогондоле под фюзеляжем ракеты. В заднюю часть мотогондолы, а также в сопло маршевого ПВРД планировалось помещать стартовый пороховой ракетный двигатель. Это изделие выполнили в виде цилиндрического блока с соплами в хвостовой части. Для компенсации изменения балансировки ракеты в сборе стартовый двигатель получил Н-образное оперение с широким стабилизатором. При общем весе 1450 кг стартовый двигатель имел заряд массой 526 кг и в течение 3-4 с развивал тягу порядка 25-35 т, обеспечивая старт и первоначальный разгон ракеты. После выработки топлива стартовый двигатель должен был выпадать из сопла ПВРД, позволяя ему начать работу.

Первые масштабные макеты изделия 15ХМ оснащались радиокомандной системой управления, позволявшей выполнять полет без использования еще не разработанных головок самонаведения. Для решения различных боевых задач ракета «Шторм» должна была использовать головки трех типов. Так, специалисты НИИ-20 должны были создать радиолокационную ГСН, НИИ-10 поручили проектирование инфракрасной, а НИИ-380 должно было представить телевизионную систему наведения. Ввиду несовершенства технологий тех лет аппаратура наведения должна была занимать большой объем и заметно увеличивать вес ракеты. Так, радиолокационная ГСН должна была весить порядка 130 кг, тепловая – 55 кг, а телевизионная – 70 кг.

Помимо головок самонаведения ракета «Шторм» должна была комплектоваться радиовысотомером, автопилотом и другими системами, отвечающими за управление полетом и преобразование сигнала с ГСН в команды для рулевых машинок. Различная радиоэлектронная аппаратура должна была располагаться в нескольких отсеках фюзеляжа ракеты. Широкое применение радиоламп не позволяло сократить габариты оборудования и использовать более плотную компоновку с использованием меньших объемов.

Проект крылатой ракеты 15ХМ «Шторм»
"Шторм" в транспортном положении. На переднем плане шайба стабилизатора стартового двигателя


Ракетный комплекс «Шторм» предлагалось использовать в качестве береговой системы. Для монтажа на огневой позиции была разработана специальная рельсовая пусковая установка с направляющими длиной 35 м. Ракету следовало устанавливать на направляющие при помощи четырех отдельных ползунов, монтируемых на крыле и оперении стартового двигателя. Перед запуском направляющая поворачивалась в направлении точки встречи с целью.

В 1951 году совместно с ЦНИИ-45 (ныне «Крыловский государственный научный центр») началась проработка проекта корабельной пусковой установки для ракет 15ХМ. Ракетный комплекс предлагался для установки на эсминцы проекта 30бис. Удалив кормовые башни главного калибра и часть зенитного вооружения, на такой корабль можно было установить пусковую установку для ракеты. В трюмах в таком случае размещалось до 12 ракет. Также рассматривался вариант установки «Шторма» на эсминцы проекта 56. Подобный корабль полностью лишался артиллерии главного калибра, но получал две направляющие для ракет с боекомплектом в 16 изделий.

Наиболее выгодным и перспективным вариантом вооружения кораблей посчитали установку пусковых направляющих на легкие крейсера проекта 68бис. В таком случае на месте кормовой башни следовало ставить поворотный бронированный агрегат с двумя пусковыми установками. В защищенном объеме корабля удавалось разместить до 24 ракет. Такой вариант оснащения кораблей выглядел лучше всего, однако подробно не прорабатывался. Из-за затягивания работ по комплексу «Шквал» проект модернизации эсминцев и крейсеров не разрабатывался и не предлагался для реализации.

Помимо пусковой установки и ракеты в состав противокорабельного берегового ракетного комплекса должны были входить несколько радиолокационных станций. Для упрощения работ было решено использовать только существующие или разрабатываемые изделия. РЛС «Риф» должна была производить обнаружение надводных целей. Сопровождение цели и расчет данных для запуска ракеты возлагались на станцию «Залп». Третья РЛС, «Якорь», должна была следить за полетом ракеты и передавать данные на систему управления. Отдельный элемент комплекса получал сведения о цели и ракете, на основании которых вырабатывал команды для управления по радиоканалу.

Предполагаемый способ применения ракеты 15ХМ выглядел следующим образом. РЛС «Риф» производит обнаружение цели и передает данные о ней на станцию «Залп». Та берет цель на сопровождение и обеспечивает предварительный расчет траектории ракеты с наведением пусковой установки. Далее следует запуск ракеты, за которой начинает следить РЛС «Якорь». С пусковой установки ракета сходит при помощи твердотопливного двигателя, который после выработки топлива сбрасывается. Разогнавшись, ракета включает маршевый ПВРД и с его помощью летит в направлении цели. Ввиду несовершенства систем самонаведения большую часть пути к цели ракета должна проделывать по командам с пункта управления. Обнаружение и захват цели ГСН должен был происходить на дистанции не более 12-15 км.

Проект крылатой ракеты 15ХМ «Шторм»
Стартовый двигатель со стабилизатором, вид сзади


Минимальная дальность атаки целей определялась на уровне 27 км. Максимальная – 80 км. При помощи ПВРД типа РД-1А ракета «Шторм» могла лететь со скоростью до 270 м/с. Аппаратура управления позволяла подниматься на высоту до 1500 м, однако перед встречей с целью последний участок полета происходил на высоте порядка 9-10 м. Для полета на минимальную дальность требовалось не более 110 с, на максимальную – около 300 с. При применении радиолокационной головки самонаведения обнаружения цели производилось на дистанции до 15 км в секторе шириной 30° в пределах от +10° до -10° в вертикальной плоскости. Характеристики других ГСН отличались незначительно.

Ввиду сложности создания тех или иных компонентов ракетного комплекса начало испытаний серьезно сдвинулось. До конца 1951 года было построено полтора десятка ракет-прототипов с штатными силовыми установками. Вторая партия из 15 ракет была почти готова к сдаче. При этом изготовленные прототипы имели лишь радиокомандную аппаратуру наведения, поскольку производство некоторых других компонентов бортового оборудования еще не началось. Только в самом конце 51-го на ракеты начали монтировать автопилоты и радиовысотомеры.

Не дожидаясь поставки головок самонаведения, завод №293 и смежные организации начали предварительные испытания ракет. Проверялся старт с имеющейся пусковой установки, а также возможность применения ракет с самолетов-носителей Пе-8 и Ту-4. Также отрабатывалась работа радиоуправления и телеметрии. Эти работы продолжались до весны 1952 года, когда на испытания были выпущены ракеты 15ХМ с системами автоматического управления. На этом этапе специалистам пришлось столкнуться с серьезными проблемами.

Запуски ракет с самолетов проходили успешно и без значительных неполадок. В начале лета 52-го на берегу Черного моря состоялся первый запуск ракеты с электроникой, в котором использовалась наземная пусковая установка. Два запуска окончились неудачей. Как вскоре выяснилось, стартовый двигатель создавал перегрузку около 12 единиц, которая попросту ломала всю бортовую аппаратуру. Как следствие, ракета не могла управлять своим полетом и падала в воду. После ряда доработок испытания были продолжены и сопровождались определенными успехами. К примеру, 6 сентября 1952 года ракета пролетела 22 км и только после этого упала в море по причине поломки систем. При этом большая часть доработанных ракет падала недалеко от пусковой установки.

Проект крылатой ракеты 15ХМ «Шторм»
Телевизионная головка самонаведения, разработанная для "Шторма"


27 октября того же года был выполнен еще один испытательный пуск. На этот раз ракета должна была лететь над землей на дистанцию 16,5 км. Изделие успешно взлетело и преодолело заданный маршрут без неполадок. Тем не менее, анализ телеметрии показал, что перегрузки при старте продолжают оказывать негативное влияние на аппаратуру и все равно могут приводить к поломкам. По результатам этого запуска было решено продолжить доводку систем, в том числе с переработкой проекта. Заниматься этим планировалось в течении зимы и в заводских условиях. Следующие испытания назначили только на середину апреля следующего года.

В начале 1953 года произошло очередное обострение ситуации с интригами в оборонной промышленности. Завод №293 заинтересовал руководство других организаций, что привело к неприятным преобразованиям. 19 февраля Совмин СССР постановил передать завод №293 в ведение КБ-1, которым руководили П.Н. Куксенко и С.Л. Берия. Конструкторское бюро завода расформировывалось, а его сотрудники распределялись между другими организациями. В дальнейшем такие преобразования позволили создать новое ракетное вооружение различных классов, но судьба текущих проектов была незавидной.

1 марта 1953 года работы по проекту 15ХМ «Шторм» были официально прекращены. Документацию и построенные изделия передали новому «хозяину» в лице КБ-1. К этому времени на заводе №293 имелось два пилотируемых прототипа «19П», 5 ракет с автопилотами (еще 10 уже были потеряны при испытаниях) и 15 изделий с ГСН разных типов. Кроме того, на разных стадиях производства находились еще две дюжины ракет. Все эти изделия подверглись консервации и более не использовались по прямому назначению.

В июле 1953 года, после известных событий в высших кругах власти, бывшие сотрудники ОКБ-293 и коллеги М.Р. Бисновата отправили в ЦК КПСС письмо, в котором предлагали восстановить конструкторский коллектив и позволить ему завершить разработку комплекса «Шторм». Вопрос был рассмотрен руководителями оборонной промышленности и вооруженных сил. Возможность завершения создания нового ракетного вооружения была несомненным плюсом продолжения работ. Тем не менее, на полноценное восстановление завода №293 и его конструкторского бюро требовалось около года. Кроме того, к моменту закрытия состояние проекта 15ХМ было неудовлетворительным. Отсутствовало большое количество необходимых агрегатов, что могло привести к очередному затягиванию работ.

Таким образом, по самым скромным подсчетам, на завершение разработки «Шторма» требовалось не менее двух-трех лет. Тем временем на вооружение был принят комплекс КС-1 «Комета», созданный ОКБ-155 А.И. Наличие готовой ракеты воздушного базирования позволяло разработать береговой ракетный комплекс без особых затруднений и в кратчайшие сроки. В итоге было решено не возобновлять проект «Шторм». Основой для перспективного берегового комплекса должна была стать ракета КС-1. К концу пятидесятых годов на вооружение были приняты стационарный береговой комплекс «Стрела» и подвижный «Сопка», вооруженные существующими ракетами.

Проект крылатой ракеты 15ХМ «Шторм»
Ракета на береговой пусковой установке


В конце 1953 года на базе завода №293 и нескольких подразделений КБ-1 было основано ОКБ-2. Ныне эта организация носит название МКБ «Факел» им. П.Д. Грушина. Примерно через год коллектив М.Р. Бисновата вновь был возвращен к работам по ракетной тематике. Специалистов собрали в составе ОКБ-4, которому поручили создание управляемых авиационных ракет «воздух-воздух». Конструкторы успешно справились с поставленной задачей, разработав ряд образцов вооружения. В дальнейшем ОКБ-4 было переименовано в КБ «Молния», а в середине семидесятых годов вошло в состав НПО «Молния».

Несмотря на все усилия множества специалистов, противокорабельная крылатая ракета 15ХМ «Шторм» так и не дошла до серийного производства и принятия на вооружение. Разработка подобного оружия оказалась крайне сложной задачей, из-за чего работы затянулись с соответствующим печальным результатом. Кроме того, завершению работ на определенном этапе помешали интриги отдельных представителей оборонной промышленности. Как следствие, войска получили ракетные комплексы на основе изделия КС-1 и другие подобные системы, а проект 15ХМ был закрыт.

Проект «Шторм» не привел к ожидаемым результатам, однако позволил конструкторам получить ценный опыт, который в дальнейшем активно применялся при создании нового управляемого ракетного вооружения. При этом, несмотря на неудачу, изделие 15ХМ оставила за собой почетное звание первого отечественного берегового ракетного комплекса с противокорабельной ракетой, дошедшего до испытаний. Это был первый шаг в долгом и важном пути.


По материалам:
http://missiles.ru/
http://alternathistory.com/
http://aviapanorama.su/
http://telenir.net/
Широкорад А.Б. Оружие отечественного флота. 1945-2000. – Мн.: «Харвест», 2001
Автор: Рябов Кирилл

Использованы фотографии: Широкорад А.Б. Оружие отечественного флота. 1945-2000, Alternalhistory.com

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 3
  1. jurikberlin 21 марта 2016 16:30
    спасибо! очень интересный материал.
  2. Dimon19661 22 марта 2016 05:16
    Спасибо,отличная статья!
  3. Olegi1 28 марта 2016 02:22
    Автору - безусловный плюс и спасибо за экскурс в историю.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня