Кто защищал Парижскую Коммуну. Что представляла собой Национальная гвардия коммунаров?

18 марта 1871 г., ровно 145 лет назад, в столице Франции Париже, произошло вооруженное народное восстание, в результате которого была провозглашена Парижская коммуна. Просуществовавшая два месяца, Парижская коммуна рассматривается историками и политическими деятелями левых взглядов как первый пример реализованной на практике «диктатуры пролетариата». С 1872 г. 18 марта отмечается как День Парижской коммуны. Естественно, что такое событие, как вооруженное восстание в столице одной из сильнейших европейских держав, не могло остаться без внимания классиков мировой социалистической мысли. Разумеется, к этой теме обращались Карл Маркс, Фридрих Энгельс, Владимир Ленин.

— Монмартр, 18 марта 1871 г. Рисунок Д. Дероша


О Парижской коммуне писали марксистские, социалистические, анархистские авторы. И в качестве одной из важных причин поражения коммуны многие из них отмечали и военную слабость восставших. Революционерам так и не удалось создать боеспособную вооруженную силу, которая могла бы противостоять их политическим противникам — «версальцам», не говоря уже о прусской армии — сильнейшей в Европе, которая стояла тогда у самого Парижа. Ниже мы расскажем о том, что представляли собой вооруженные силы Парижской коммуны в те два месяца, когда Париж жил под красными знаменами.

Как и следовало ожидать, после захвата власти в Париже революционными силами, они сразу же столкнулись со сложнейшим вопросом организации обороны коммуны. Фактически в распоряжении восставшего Парижа находились лишь вооруженные отряды пролетариата и люмпен-пролетариата, объединенные в Национальную гвардию, но не обладавшие ни крепкой дисциплиной, ни развитой организационной структурой, ни должным уровнем военной подготовки. Если бы Парижская коммуна обладала более организованными вооруженными силами, вполне вероятно, что события развивались бы в ином ключе.

29 марта 1871 г. декретом Парижской коммуны были ликвидированы регулярная армия и всеобщая воинская повинность. Карл Маркс в работе «Гражданская война во Франции» пишет, что, поскольку Коммуна рассматривалась как базовая форма политической организации французского общества — от деревни или городского квартала до масштабов всего государства, то и регулярные вооруженные силы подлежали роспуску как механизм власти дореволюционного правительства, а их функции передавались народной милиции — вооруженному народу.

В первые дни существования Парижской коммуны ее вооруженные силы были представлены, во-первых, Национальной гвардией, комплектуемой на добровольной основе и состоявшей, прежде всего, из парижских рабочих, а во-вторых — небольшими добровольческими отрядами революционеров, которые имели более четкую дисциплину и идейную мотивированность. Национальная гвардия была создана в 1870 г. для обороны Парижа, однако, поскольку она комплектовалась из рабочих и ремесленников, то представляла собой крайне ненадежную для дореволюционной власти силу. Собственно, именно отсутствие в Париже подразделений регулярной армии, замененных Национальной гвардией, и позволило коммунарам взять власть в свои руки. Из 270 дислоцированных в Париже батальонов Национальной гвардии на сторону Коммуны перешли 215 батальонов.

Таким образом, численность личного состава Национальной гвардии, перешедшего на сторону коммунаров, достигала 100 тысяч человек. Подразделения Национальной гвардии комплектовались по территориальному принципу, поэтому в батальонах и ротах оказывались соседи по кварталу. Фридрих Энгельс, характеризуя уровень дисциплины и боевой подготовки национальной гвардии, отмечал, что дисциплина зависит, в первую очередь, от личного авторитета выборных командиров. Что касается уровня боевой подготовки, то Энгельс обращал внимание на его слабость, отсутствие должного числа профессиональных военных, способных организовать полноценную подготовку подразделений. Наиболее идейно мотивированными были батальоны, укомплектованные рабочими — жителями парижских предместий.

Кто защищал Парижскую Коммуну. Что представляла собой Национальная гвардия коммунаров? Структура Национальной гвардии Парижа выглядела следующим образом. Командование Национальной гвардией осуществлял командующий, затем — военный делегат (министр обороны) Парижской Коммуны, при котором действовал Центральный комитет Национальной гвардии — коллегиальный орган командования. Сформированные в кварталах Парижа батальоны объединялись в легионы Национальной гвардии, соответствовавшие двадцати административно-территориальным округам французской столицы. В каждый легион входило от семи до двадцати пяти батальонов Национальной гвардии, а управление легионом осуществлял совет легиона. Численность легиона определялась численностью населения конкретного административного округа — отсюда и столь значительная разница между легионами с 7-батальонным и 25-батальонным составом. При этом легионы не были оперативно-тактическими единицами, а представляли собой лишь военно-административные структуры.

Первое время военное руководство в Парижской Коммуне осуществлял 47-летний Густав Поль Клюзере (1823-1900) — профессиональный военный, выпускник прославленного военного училища Сен-Сир, участвовавший в Крымской войне, а затем бывший добровольцем в рядах армии Джузеппе Гарибальди и сражавшийся во время Гражданской войны в США в составе армии северных штатов, где дослужился до генеральского звания. Клюзере (на фото) рассчитывал превратить Национальную гвардию в армию численностью в 50-60 тыс. штыков, однако эту задачу он так и не смог выполнить. В первую очередь, он столкнулся с противостоянием «анархистов», отстаивавших необходимость добровольчества и выборности при организации Национальной гвардии.

Слабость легионов Национальной гвардии руководство Коммуны осознало уже к концу марта 1871 г. Прежде всего, стала очевидным практическая невозможность использования подразделений Национальной гвардии за пределами Парижа, что исключало возможность проведения полноценных боевых операций против версальских войск. Поэтому было принято решение о реорганизации Национальной гвардии. 5 апреля 1871 г., в условиях возрастающей угрозы со стороны версальцев, Коммуна приняла решение о введении всеобщей воинской обязанности. Кроме того, Национальная гвардия разделялась на полевые войска и местные войска. Полевые войска включали маневренные батальоны и комплектовались из холостых парижан в возрасте 17 — 35 лет. Они предназначались для ведения боевых действий за пределами города. Местные войска состояли из территориальных батальонов и комплектовались женатыми жителями Парижа и людьми в возрасте старше 35 лет.

Однако, учитывая, что большинство парижских мужчин были женатыми людьми, из боевого состава Национальной гвардии после реорганизации исключались фактически 60% личного состава. Тем более, что в маневренных батальонах оказывались неженатые юноши 17-20 лет без боевого опыта и опыта военной службы, а взрослые мужчины оказывались в составе местных батальонов. Впрочем, руководство Коммуны практически сразу осознало свою ошибку. Уже 7 апреля был принят новый декрет, изменяющий организационные принципы Национальной гвардии. Теперь в маневренные батальоны стали призывать и женатых мужчин, а возраст службы в них был поднят до 40 лет. Но и эта система комплектования привела не к укреплению, а к дезорганизации Национальной гвардии, поскольку были разрушены уже укомплектованные личным составом батальоны.

На посту военного делегата Коммуны Клюзере сменил 27-летний Луи-Натаниэль Россель (1844-1871), прежде занимавший должность начальника главного штаба Национальной гвардии. Как и Клюзере, он был профессиональным военнослужащим — полковником инженерной службы французской армии. Участник франко-прусской войны 1870-1871 гг., Россель придерживался патриотических убеждений и именно потому примкнул к Коммуне, считая ее более патриотичной, чем правительство «генералов — капитулянтов». С 22 марта по 2 апреля Россель командовал XVII-м легионом Национальной гвардии, затем возглавил главный штаб Национальной гвардии. 30 апреля он сменил Клюзере на посту военного делегата Коммуны.

Россель планировал создать, помимо милиции — Национальной гвардии, небольшую маневренную и регулярную армию, причем если Национальная гвардия комплектовалась по территориальному признаку, то маневренные части Россель планировал выстроить в соответствии с правилами военной науки, сформировав не легионы, а полноценные полки с максимально четкой иерархией и максимальным ограничением выборности начальников. Для этого предлагалось выбрать лучшие батальоны Национальной гвардии. В состав полка численностью в 2 тыс. человек должны были входить пять батальонов, каждое — с одним артиллерийским орудием. Всего Россель рассчитывал создать 8 полков, которые объединялись бы в маневренный корпус. Однако, как и следовало ожидать, планы Росселя столкнулись с неприятием со стороны Центрального комитета Национальной гвардии и выборного командования легионов и батальонов.

К началу мая 1871 г. численность Национальной гвардии определялась в 6500 офицеров и 162 тыс. рядовых. В маневренных батальонах служили 3413 офицеров и 85 тыс. рядовых, в местных батальонах — 3094 офицера и 77 тыс. рядовых. Но в действительности численность реально действующих войск Коммуны была значительно ниже. Так, прусское военное командование говорило о 48 тыс. рядовых бойцов и 2225 офицерах. Многие бойцы числились в Национальной гвардии лишь по спискам, однако в действительности не несли службу и участия в боевых действиях и обороне Парижа не принимали. Наиболее боеспособными формированиями Национальной гвардии командовал генерал Ярослав Домбровский, однако и под его началом служило не более 6 тыс. бойцов, пусть и отличающихся высоким боевым духом и идейной мотивированностью. После подавления Парижской Коммуны версальцами было взято в плен около 25 тыс. коммунаров, а еще 30 тыс. человек погибли во время обороны Парижа. Исходя из этих цифр, можно представить и примерную численность личного состава Национальной гвардии — около 60 тыс. человек.

Как мы уже отмечали выше, очень важной проблемой Национальной гвардии было отсутствие квалифицированных офицерских кадров. Реально в гвардии служило не более сотни офицеров старой французской армии, а революционные командиры, несмотря на личную храбрость, обладали большими пробелами в военных знаниях и не могли наладить хорошую подготовку личного состава. Наиболее явно нехватка квалифицированных кадров проявлялась в тех родах войск, где была наибольшая потребность в командирах со специальным образованием. Так, в артиллерии Парижской Коммуны по спискам служило 2500 человек, но в действительности в обороне города участвовало лишь 500 артиллеристов. На 500 человек было лишь 2 офицера — артиллериста с военным образованием.

Слабость Национальной гвардии объяснялась и преимущественно «пехотным» составом. Очень слабыми были кавалерийские части Национальной гвардии — Коммуне удалось сформировать лишь три эскадрона. Причем уже 3 мая было принято решение их распустить, поскольку в баррикадных боях кавалерия оказывалась бесполезной. Что касается инженерных войск, то Коммуна располагала лишь одним инженерным батальоном в составе 9 саперных и 1 электротехнической рот. Однако, в распоряжении Коммуны находились 5 бронепоездов, воздухоплавательный отряд, предназначенный для обеспечения связи Парижа с внешним миром, и речная флотилия на р. Сене с 1 плавучей броненосной батареей, 5 канонерскими лодками, 6 паровыми катерами и 1 яхтой.

— бой у заставы Майо. Гравюра 1871 г.

Но главным недостатком Национальной гвардии был крайне низкий уровень дисциплины. Фактически гвардейцы участвовали в боях, если этого хотели, а если не хотели — то не участвовали. Участие батальонов и рот в боевых действиях было исключительно добровольным делом. Подразделения отличались текучестью личного состава. И, тем не менее, нельзя не отдать должное защитникам Парижской Коммуны в их идейности и храбрости. Тысячи национальных гвардейцев сражались до последнего и сражались неплохо, несмотря на слабую военную подготовку или вообще ее полное отсутствие. В боевых действиях участвовали даже подростки 12-13 лет, поражавшие своей храбростью не только сослуживцев, но и противника.

21 мая 1871 г. войска версальцев смогли ворваться в Париж через полуразрушенные ворота Сен-Клу. Неделю продолжались баррикадные бои на улицах Парижа, пока 28 мая версальским войскам не удалось подавить сопротивление защитников последней баррикадой Коммуны на улице Рампоно. Парижская Коммуна прекратила свое существование, но ее политический и военный опыт впоследствии был использован революционерами многих стран, в том числе — и во время Октябрьской революции 1917 г. в России.
Автор:
Илья Полонский
Использованы фотографии:
http://historic.ru/
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

35 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти