Турецкий «нейтралитет», Или невоюющий союзник Гитлера

Если кто и показал во Второй мировой войне пример искусного лавирования и тончайшей дипломатии, так это Турция. Как известно, в 1941 году Турция объявила о своем нейтралитете и всю войну строго его соблюдала, хотя испытывала колоссальное давление как со стороны стран Оси, так и со стороны антигитлеровской коалиции. Во всяком случае, так утверждают турецкие историки. Однако это лишь официальная версия, сильно расходящаяся с действительностью.

Турецкий «нейтралитет», Или невоюющий союзник Гитлера

Пулемёты MG 08 на минарете Ай-Софиии в Стамбуле, сентябрь 1941 года. Фото с сайта ru.wikipedia.org


А действительность была совсем иная – на протяжении 1941-1944 гг. Турция фактически выступала на стороне Гитлера, хотя турецкие солдаты и не сделали ни одного выстрела в сторону советских солдат. Вернее, сделали, и не один, но все это было отнесено к разряду «пограничных инцидентов», которые выглядели сущей мелочевкой на фоне кровопролитных сражений советско-германского фронта. Во всяком случае, на пограничные инциденты обе стороны – советская и турецкая - никак не реагировали и далеко идущих последствий они не вызвали.

Хотя за период 1942-1944 гг. перестрелки на границе были не такой уж и редкостью и нередко заканчивались гибелью советских пограничников. Но Сталин предпочитал не обострять отношения, так как прекрасно понимал, что если Турция вступит в войну на стороне стран Оси, то положение СССР из незавидного может моментально превратиться в безнадежное. Особенно это актуально было в 1941-1942 гг.

Не форсировала события и Турция, хорошо помня, чем для неё закончилось участие в Первой мировой войне на стороне Германии. Турки не спешили очертя голову кидаться в очередную мировую бойню, предпочитая наблюдать за схваткой издалека и, разумеется, извлекать максимальную для себя выгоду.

Отношения между СССР и Турцией до войны были достаточно ровными и стабильными, в 1935 году на очередной десятилетний срок был продлен договор о дружбе и сотрудничестве, а с Германией Турция подписала договор о ненападении 18 июня 1941 года. Через два месяца, уже после начала Великой Отечественной войны, СССР заявил, что продолжит соблюдать положения конвенции Монтрё, регламентирующей правила судоходства в проливах Босфор и Дарданеллы. А также не имеет никаких агрессивных планов в отношении Турции и приветствует её нейтралитет.

Всё это позволило Турции на совершенно законных основаниях отказаться от участия в мировой войне. Но сделать это было невозможно по двум причинам. Во-первых, Турция владела стратегически важной для воюющих сторон Проливной зоной, а, во-вторых, турецкое правительство собиралось придерживаться нейтралитета лишь до определенного момента. Чего оно, собственно и не скрывало, в конце 1941 года утвердив закон о призыве на военную службу призывников старших возрастов, что обычно делается в преддверии большой войны.

Осенью 1941 года Турция перебросила на границу с СССР 24 дивизии, что заставило Сталина усилить Закавказский военный округ 25 дивизиями. Которые явно были не лишними на советско-германском фронте, учитывая положение дел на тот период.

С началом 1942 года намерения Турции уже не вызывали сомнений у советского руководства, и в апреле того же года в Закавказье были переброшены танковый корпус, шесть авиаполков, две дивизии, а 1 мая официально был утвержден Закавказский фронт.

Фактически война против Турции должна была начаться со дня на день, так как 5 мая 1942 года в войска поступила директива о готовности начать упреждающее наступление на турецкую территорию. Однако до боевых действий дело не дошло, хотя оттягивание Турцией значительных сил Красной Армии заметно помогало вермахту. Ведь если бы 45-я и 46-я армии находились не в Закавказье, а участвовали в боях с 6-й армией Паулюса, то ещё неизвестно, каких «успехов» добились бы немцы в летней кампании 1942 года.

Но гораздо больший ущерб СССР наносило сотрудничество Турции с Гитлером в экономической сфере, особенно фактическое открытие Проливной зоны для кораблей стран Оси. Формально немцы и итальянцы соблюдали приличия: военные моряки при прохождении проливов переодевались в гражданскую одежду, вооружение с кораблей убиралось или маскировалось, и вроде бы придраться было не к чему. Формально конвенция Монтрё соблюдалась, но вместе с тем через проливы свободно плавали не только немецкие и итальянские торговые суда, но и боевые.

А вскоре дошло до того, что турецкий военный флот начал конвоировать в Черном море транспорты с грузами для стран Оси. Практически партнерские отношения с Германией позволили Турции неплохо заработать на поставках Гитлеру не только продуктов, табака, хлопка, чугуна, меди и пр., но и стратегического сырья. Например, хрома. Босфор и Дарданеллы стали важнейшей коммуникацией воюющих против СССР стран Оси, которые чувствовали себя в Проливной зоне если и не как у себя дома, то уж точно как в гостях у близких друзей.

А вот редкие корабли советского флота шли через Проливы фактически, как на расстрел. Что, впрочем, было недалеко от истины. В ноябре 1941 года четыре советских корабля – ледокол и три танкера - было решено перевести из Черного моря на Тихий океан ввиду их бесполезности и дабы они не стали жертвами немецких пикировщиков. Все четыре корабля были гражданскими судами и не имели вооружения.

Турки их беспрепятственно пропустили, но едва корабли вышли из Дарданелл, как танкер «Варлаам Аванесов» получил в борт торпеду от немецкой подводной лодки U652, которая – вот совпадение! - оказалась точно на пути следования советских кораблей.

То ли немецкая разведка оперативно сработала, то ли «нейтральные» турки поделились с партнерами информацией, но факт остается фактом – «Варлаам Аванесов» и по сей день лежит на дне Эгейского моря в 14 километрах от острова Лесбос. Ледоколу «Анастас Микоян» повезло больше, и он смог уйти от преследования итальянских катеров недалеко от острова Родос. Спасло ледокол только то, что катера были вооружены мелкокалиберными зенитными пушками, которыми потопить ледокол было достаточно проблематично.

Если немецкие и итальянские корабли шастали через Проливы, как через свой проходной двор, провозя любые грузы, то корабли стран антигитлеровской коалиции не могли провезти в Черное море не то что вооружение или сырье, но даже продукты. Тогда турки сразу превращались в злобных церберов и, ссылаясь на свой нейтралитет, запрещали кораблям союзников идти в черноморские порты СССР. Вот и приходилось возить грузы в СССР не через Проливы, а через далекий Иран.

Маятник качнулся в обратную сторону весной 1944 года, когда стало ясно, что Германия терпит поражение в войне. Сначала турки нехотя, но все же уступили нажиму Англии и прекратили снабжать немецкую промышленность хромом, а затем стали более тщательно контролировать пропуск немецких кораблей через Проливы.

А дальше произошло невероятное: в июне 1944 года турки вдруг «обнаружили», что через Босфор пытаются пройти не безоружные немецкие суда, а военные. Проведенный досмотр выявил спрятанное в трюмах оружие и боеприпасы. И случилось чудо – турки немцев банально «завернули» обратно в Варну. Неизвестно, какие фразы в адрес турецкого президента Исмета Инёню отпускал Гитлер, но наверняка все они были явно не парламентские.

После Белградской наступательной операции, когда стало ясно, что с немецким присутствием на Балканах покончено, Турция повела себя, как типичный падальщик, почуявший, что вчерашний друг и партнер скоро испустит дух. Президент Инёню разорвал с Германией все отношения, а 23 февраля 1945 года на него явно снизошел воинственный дух султанов Мехмета II и Сулеймана Великолепного – Инёню вдруг взял да и объявил Германии войну. И попутно – чего уж мелочиться, воевать так воевать! - война была объявлена и Японии.

Разумеется, ни один турецкий солдат до конца войны так и не принял в ней участие, а объявление войны Германии и Японии было пустой формальностью, позволившей партнеру Гитлера – Турции - совершить шулерский трюк и примазаться к странам-победительницам. Избежав попутно серьезных проблем.

Можно не сомневаться, что после того, как Сталин разделался бы с Германией, у него был бы веский повод задать турками ряд серьезных вопросов, которые могли закончиться, например, Стамбульской наступательной операцией и советским десантом на оба берега Дарданелл.

На фоне победоносной, имеющей колоссальный боевой опыт Красной Армии, турецкая армия выглядела даже не как мальчик для битья, а как безобидный боксерский мешок. Поэтому с ней было бы покончено за считанные дни. Но после 23 февраля Сталин уже не мог взять да и объявить войну «союзнику» по антигитлеровской коалиции. Хотя, сделай он это на пару месяцев раньше, ни Англия, ни США не стали бы сильно протестовать, тем более, что Черчилль ещё на Тегеранской конференции не возражал против передачи Проливной зоны СССР.

Остается только догадываться, сколько судов – как торговых, так и военных - стран Оси прошли через Босфор и Дарданеллы в 1941-1944 гг., сколько сырья поставила Турция Германии и на сколько продлила этим существование Третьего рейха. Также никогда не узнать, какую цену заплатила за турецко-германское партнерство Красная Армия, но то, что советские солдаты оплатили его своими жизнями, сомневаться не приходится.

Практически всю войну Турция была невоюющим союзником Гитлера, исправно выполняя все его пожелания и снабжая чем только можно. И если, например, Швецию также можно упрекнуть в поставках железной руды в Германию, то Турцию можно упрекнуть даже не столько за торговое сотрудничество с нацистами, сколько в предоставлении им Проливной зоны – важнейшей мировой коммуникации. Которая в военное время всегда приобретала и будет приобретать стратегическое значение.

Вторая мировая война и турецкий «нейтралитет» лишний раз доказали то, что было хорошо известно ещё с византийских времен: без обладания Проливной зоной ни одна страна черноморско-средиземноморского региона не может претендовать на звание великой.

В полной мере это относится и к России, которая рухнула в 1917 году во многом благодаря тому, что русские цари не взяли под контроль Босфор и Дарданеллы в XIX веке, а в Первую мировую войну из рук вон плохо – если это так можно назвать - планировалась десантная операция в Босфор.

В наше время проблема Проливной зоны менее актуальной не стала и не исключено, что ещё не раз Россия с этой проблемой столкнется. Остается только надеяться, что это не будет иметь таких фатальных последствий, как в 1917 году.
Автор:
Александр Плеханов
Первоисточник:
http://www.km.ru/science-tech/2016/04/12/istoriya-vtoroi-mirovoi-voiny/774934-turetskii-neitralitet-ili-nevoyuyushchi
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

24 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти