«Белочехи» на улицах Пензы

Вообще-то этот материал надо давать 28 мая, в память, так сказать, событий, о которых в нем идет речь. Но поскольку тема «белочешского мятежа» заинтересовала многих читателей ВО, я подумал, что есть смысл обратиться к своему архиву, где материал на эту тему имеется. Он когда-то был опубликован в журнале «Танкомастер», но значительно переделан на основе газетных статей 1918 года.


Броневики, присланные в Пензу.


Ну, а начать его следует с того, что еще студентом Пензенского педагогического института им. В.Г. Белинского (где в 1972 году я стал учиться на историко-филологическом факультете, получая одновременно специальность учителя истории и английского языка) я решил заниматься наукой, и записался в научный кружок профессора Всеволода Феоктистовича Морозова, нашего тогдашнего первого доктора наук по истории КПСС, который нескольким нашим студентам дал писать доклад о том, как в 1918 году в мае «белочехи» захватили Пензу. При этом он велел им обратиться к воспоминаниям еще живых свидетелей тех событий.

Доклад был зачитан, и уже тогда я подумал, что явно чего-то в собранной ими информации о тех событиях не достает. Концы с концами не связываются! Так, например, из него явствовало, что состав с чехами, прибывший на станцию Пенза-3, пушек не имел, они все были сданы до этого. Однако по воспоминаниям одного очевидца, чехи вели по городу огонь из пушек, и одно «ядро» попало в угол дома на Советской площади. Дальше больше: весь центр Пензы, который штурмовали «белочехи», находится на горе, и от станции, где стояли их эшелоны, его отделяет река. Да, туда вели деревянные мосты, но на колокольне кафедрального собора и на берегу реки стояли пулеметы. У советских войск, что обороняли город, была артиллерия. И как же это чехи под огнем артиллерии и пулеметов сумели перебраться через эти два моста и подняться вверх на гору? Туда и налегке-то идти тяжело, а тут беги под пулеметным огнем с полной выкладкой!

При наступлении перевес в силах должен быть на уровне 6:1, так неужели у чехов был такой перевес? В общем, нашему докладчику на той конференции было очень нелегко. Когда же он начал рассказывать, что «белочехи вошли в город по мостам», его стали спрашивать, как такое может быть, ведь абсолютно ясно, что если у каждого моста поставить по пулемету, то перебраться пехота через него не сможет. Причем пулеметов у большевиков в Пензе было тогда предостаточно, если они находились и на колокольне городского кафедрального собора, и в доме Совета на той же Соборной площади, и в разных других местах города.

В отношении же чехов был зачитан приказ: «В каждом эшелоне оставить для собственной охраны вооружённую роту численностью в 168 человек, включая унтер-офицеров, и один пулемёт, на каждую винтовку 300, на пулемет 1200 зарядов. Все остальные винтовки и пулемёты, все орудия должны быть сданы русскому правительству в руки особой комиссии в Пензе, состоящей из трёх представителей чехословацкого войска и трех представителей советской власти…» [1]. Так что пушки корпус сдал, еще когда уходил с Украины в Россию. Но ни докладчик, ни содокладчики, ни сам наш профессор Морозов на вопросы разных дотошных студентов тогда так исчерпывающих ответов и не дали.

Участник трех войн
Выходило так, что или «наши» были в полном меньшинстве, или «не умели воевать», либо уж «чехи» имели слишком значительный перевес в силах и были отважны до безумия! Или чего-то мы обо всем этом не знали… Однако рассказ о тех событиях лучше всего начать с выяснения причин этого «мятежа», и его предыстории, которая по-своему весьма поучительна. Но прежде всего, следует сказать о том, кто были эти самые чехи и что они делали у нас в России в 1918 году. Коротко о них можно сказать так: это коллаборационисты, тогдашние… «власовцы».

Уже в начале Первой мировой войны воевавшие в армии Австро-Венгерской империи чехи и словаки дезертировали целыми полками и сдавались русским в плен (ну не любили они ни австрийцев, ни венгров – что тут поделаешь?!), так что в итоге из них был сформирован целый корпус (создан 9 октября 1917 года) в 40 тысяч солдат, призванный воевать вместе с русской армией за независимость Чехии и Словакии, то есть против своего государства – Австро-Венгерской монархии. После победы им было обещано создание независимого государства, так же, как Гитлер обещал нашим казакам республику «Казакию» и, естественно, за это они пошли воевать очень даже охотно. Чехословаки, естественно, считали себя частью войск Антанты, а воевали против немцев и австрийцев на территории Украины. Когда Российская империя приказала долго жить, части Чехословацкого корпуса стояли под Житомиром, потом отступили к Киеву, а оттуда на Бахмач.

И вот тут-то Советская Россия и подписала «Брестский мир» и стала фактическим союзником Германии, которой передавалась Прибалтика, Белоруссия, Украина до Ростова и весь черноморский флот. В соответствии с ним все войска Антанты (в России, где кроме чехословаков, находились еще английский и бельгийский бронедивизионы, и многие другие подразделения) должны были быть срочно удалены из страны, союзниками которой они были еще совсем недавно. И хотя газета «Правда» и местные газеты в марте 1918 года и писали, что «50 000 чехо-словаков перешли на сторону советской республики» [2], на самом деле это было далеко не так!

Никуда они не «переходили», а было так, что руководители Чехословацкого корпуса вместе с Иосифом Сталиным – в то время народным комиссаром по делам национальностей, был подписан договор, в соответствии с которым корпус должен был выехать во Францию через Владивосток, а все свое тяжелое вооружение сдать.

Пунктом сдачи оружия была назначена Пенза, где бывших союзников грузили в эшелоны и по Транссибу отправляли к Тихому океану. Кто не хотел ехать на Западный фронт здесь же, в Пензе, мог записаться в чехословацкий полк, организованный в Красной Армии.

Но тут в конце апреля 1918 года немецкая сторона потребовала отправку эшелонов с чехословаками прекратить. Зато дали «зеленую улицу» эшелонам с пленными австрийскими и германскими солдатами, которых начали срочно возвращать на родину из лагерей на территории современного Казахстана. И понятно, что немецкой армии, воевавшей на Западном фронте, нужны были пополнения, и совсем не нужно было появление 50-тысяч чехословаков на фронте во Франции. Ну, а большевикам пришлось «отдавать долги». Все по поговорке: любишь кататься, люби и саночки возить. На черноморских кораблях, тех, что не были потоплены в Новороссийске, уже развевались кайзеровские флаги, а вот как насчет чехословаков? А насчет них было так: что 14 мая в Челябинске австро-венгерские военнопленные бросили с проходящего поезда железку и ею «вроде бы случайно» тяжело ранили одного чешского солдата. Поезд с пленными венграми чехословаки остановили, а виновного нашли и… самосудом тут же расстреляли.

В местном совете выяснять дело не стали, а арестовали зачинщиков. Тогда 17 мая 3-й и 6-й полки Чехословацкого корпуса заняли Челябинск и освободили арестованных товарищей. В этот раз конфликт чехов с советской властью сумели решить миром. Но 21 мая чехи перехватили телеграмму, посланную за подписью Льва Троцкого – народного комиссара по военным делам, в которой содержался приказ все чехословацкие части немедля расформировать или же вместо отправки во Францию превратить… в трудармию! В ответ чехословаки… решили ехать во Владивосток вопреки всему самостоятельно.


Троцкий не любил, когда кто бы там ни было подрывал его авторитет неисполнением его распоряжений. Поэтому 25 мая он издал приказ: любыми доступными способами чехословацкие эшелоны остановить, а любого чехословака, с оружием в руках находящегося в районе магистрали, расстреливать немедленно.

Таким образом, именно советская власть первой объявила корпусу войну. И он принял вызов, хотя тем самым сделался участником сразу четырех войн – войны Антанты с Германией и ее союзниками, гражданской войны с теми чехами, что остались верными Австро-Венгерской монархии, «красными чехами», что передались большевикам, а еще гражданской войны на территории России, и превратился в одного из активных участников всех этих войн.

Газетные страницы свидетельствуют…
Я и сегодня не могу понять, почему в тот раз наш профессор Морозов не отправил нас в городской архив, чтобы мы прочитали обо всех этих событиях в пензенских газетах, ведь нам тогда пришлось удовлетвориться воспоминаниями очевидцев и вторичными источниками. Зато, когда я все наши газеты смог прочитать, в них обнаружилось много всего интересного. Например, в Бюллетене «Пензенских известий Совдепа» и в газете «Молот» в разделе «О событиях» прямо сообщалось, что «о причинах кровавых событий, разыгравшихся по городу, ходят (так написано в тексте – В.О.) много самых разнообразных толков…» – и «надо прояснить». Потом было написано, что «чешские эшелоны – это остатки русской армии…, попавшие под влияние своих контрреволюционных офицеров, что «поезда с продовольствием… совсем не пропускались насильниками» (из Сибири). Далее, что утром 28-ого мая «чехо-словацкие войска захватили три броневика, присланные Совету, начав этим военные действия». «Уже в 1-2 часу начали раздаваться выстрелы и кое-где начали стрекотать пулеметы. И, наконец, загрохотала артиллерия…» [3]. Затем газета давала красочное описание того повального грабежа, что учинили чехи в Пензе (Кому там в комментариях к прошлой статье «про чехов» хотелось узнать о грабежах? Вот вам!), и о «трусливом» отходе мятежников по железной дороге. Сообщалось о 83 трупах пензенцев, что предлагались в морге городской больницы для опознания, и 23 трупах при часовне в одной из городских церквей.

Обращалось внимание, что многие красноармейцы были убиты разрывными пулями, которые у чехов почему-то были в изобилии. То есть чехи в Пензе нарушили еще и международную конвенцию – вот оно как! В газете «Известия пензенского совета рабочих, крестьянских и солдатских депутатов» от 2 июня 1918 года о вооруженной борьбе с чехословаками сообщалось по часам: «12 часов (28 мая) Пенза объявлена на осадном положении. В городе рабочая Красная гвардия взялась за оружие. Роются окопы и строятся баррикады. 2 часа – нашими заняты переходы через реку Пенза и ведется их обстрел ружейным и пулеметным огнем. 4 часа дня – началась артиллерийская стрельба. 12 часов ночи – стрельба не стихает…» [4] О том, что происходило дальше, газета написать не могла, так как вышла только 2 июня, когда эшелоны чехословаков из Пензы уже ушли. То есть, тут и пушки стреляли, и были даже броневики, но вот более подробно узнать об этом ни из газет, ни из иных архивных материалов ГАПО (Государственный архив Пензенской области) было невозможно.


Пенза. Вокзал Рязано-Уральской железной дороги (Ныне станция Пенза-3).

«Белочехи» на улицах Пензы

То же самое здание. Вид со стороны железнодорожных путей.

Подарок от судьбы
Из советской исторической литературы известно, что на просторах России Чехословацкий корпус растянулся вдоль всей Транссибирской магистрали, и при этом в нем было шесть групп – Пензенская, Челябинская, Новониколаевская, Мариинская, Нижнеудинская и Владивостокская, которые в достаточной степени были изолированы друг от друга.

Пензенская группа была при этом одной из самых крупных и хорошо вооруженных. В нее входили: 1-й стрелковый полк имени Яна Гуса, 4-й стрелковый полк Прокопа Голого, 1-й резервный Гуситский полк и 1-ая артиллерийская бригада Яна Жижки из Троцнова, которые смогли сохранить часть положенного по штату вооружения. Однако взять штурмом город на холме, причем такой большой, как Пенза, для них бы очень трудно, если не было здесь каких-то неведомых нам обстоятельств. И тут закономерно возникает вопрос: что это были за такие обстоятельства?


Чехи у трофейного броневика.

В советское время обычно писали, что «наиболее сильная и опасная для большевиков группа находилась на железнодорожной линии Сердобск-Пенза-Сызрань и имела общую численность примерно 8 тыс. бойцов». Но эти 8 тысяч не были именно в Пензе, поэтому вряд ли можно утверждать, что чехословаки имели значительный перевес в живой силе. Следовательно, не числом бойцов чехи победили пензенский гарнизон. Дело было в чем-то еще. Но тогда в чем?

И вот тут в чешском журнале НаРМ мне попался на глаза материал о… чешских броневиках, что участвовали в штурме… Пензы! Редакция журнала связала меня с Пражским дифрологическим обществом (общество любителей истории бронетанковой техники), и вот оттуда-то и прислали мне информацию о тех событиях из частных архивов Чехии и Словакии, а также фото из коллекции Б. Пануша и еще схемы И. Ванека. Все эти материалы были напечатаны в журнале «Танкомастер» [5], вот только там не было ссылок на источники, поскольку материалы прислали мне в машинописном виде, да и ссылки в нем мы не публиковали. И вот неизвестный фактор удалось выяснить. Оказывается, восставшим чехословакам помогли... сами большевики, которые послали в Пензу на «подавление чехов» три броневика, прибывшие по железной дороге на станцию Пенза-3. Прислали их пензенскому Совету, из-за явного головотяпства и по стечению обстоятельств все броневики попали в руки к чехам. Причем броневики привезли в Пензу... китайцы(!), и они чехам и не очень-то и сопротивлялись, и передали все три броневика неповрежденными. И самое интересное, что не знали об этом лишь у нас в СССР, а в социалистической Чехословакии об этом хорошо знали, так как мемуары С. Чечека – одного из командиров мятежного корпуса, где все эти подробности давались, были опубликованы в 1928 году! [6]


БА «Остин»


БА «Гарфорд-Путиловский»

Ну а для чехословаков броневики, присланные для их «усмирения», стали просто «подарком судьбы». БА «Грозный», например, представлял собой тяжелую пушечную машину «Гарфорд-Путиловский» с 76,2-мм пушкой во вращающейся башне в задней части корпуса и с тремя пулеметами «Максим» в башне и в спонсонах. БА «Армстронг-Уитворт-Фиат» под названием «Адский» имел две пулеметные башни с 7,62-мм пулеметами, а третий, тоже с двумя пулеметами, был собран из деталей броневиков «Остин» 1-й и 2-й серий. Один пулемет на нем стоял рядом с водителем, другой – в башне. Причем, на его башне даже корниловская эмблема сохранилась, т.е. череп и кости! И в то время это была грозная сила. Оставалось лишь ее правильно применить, что чехи и сделали!


Лебедев мост по своему значению считался важнейшим в городе. Ибо он соединял центр города с Рязано-Уральским вокзалом Пенза III, с заречными порядками и военным лагерем, находившимся за железной дорогой. Но посудите сами, можно ли по такому мосту прорваться пехоте под огнем хотя бы одного пулемета «Максим»?


Вид на тот же самый мост со стороны Песков. Скорее всего, сфотографирован праздник Водосвятия. Как видите, колоколен, на которых можно было установить пулеметы, в городе тогда хватало!

Главное – иметь хороший план
Именно эти БА в итоге судьбу Пензы и решили, так как штурмовать ее без их поддержки было просто немыслимо. В то время станция Пенза-3 (в 1918 году - Уральский железнодорожный вокзал) от центральной части города была отделена рекой Пенза и еще Староречьем – старым руслом реки Пенза, которое в половодье заливалось водой, что превращало в остров поселок Пески, находившийся напротив этой станции. Когда Староречье после паводка просыхало, по нему тек небольшой ручей, над которым устраивался мост (больше походивший на хлипкие мостки с перилами). Пехота могла бы по ним пройти, и через Пески, по Лебедевскому мосту, пробраться в центр города. Но мост с набережной защитники города простреливали пулеметным огнем. Здесь можно было пройти только под прикрытием броневика, хотя и неизвестно, как чехи перетащили его через старореченский ручей.


Вид на город с востока. На первом плане Старореченский ручей и русло реки, затапливавшееся в половодье. Здесь, по идее, должны были продвигаться к Лебедевскому мосту мятежные чехословаки.


«Вид на Пензу от Драгунского перехода в конце Предтеческой улицы (ныне - Бакунина). В 1914 году на том месте построен Красный мост (ныне Бакунинский)». Такая фотография на сайте истории Пензы есть, и данная подпись взята оттуда. Однако на самом деле здесь изображена отнюдь не Пенза. Такого места в Пензе в то время не было нигде.

Впрочем, может быть, им это и не понадобилось. Ведь ниже по реке был еще один прочный мост – Татарский, но взять его силами одной пехоты было нельзя, так как и этот, и все другие мосты простреливались пулеметным огнем, о чем, кстати, сообщали и пензенские «Известия».

29 мая чехи пустили впереди своих частей броневик «Адский», который должен был демонстративно изобразить атаку по мосту через реку в районе Песков. Однобашенный «Остин», вооруженный двумя пулеметами, двигался по улице Московской – главной улице Пензы. Сейчас она пешеходная, потому что очень уж крутая, и зимой по ней запросто можно кататься на санках. А еще она была вымощена булыжником, так как булыжник скользкий, и тут у «Остина», когда он ехал в гору, неожиданно забарахлил мотор. Сцепления тормозов с булыжной мостовой не хватило, и броневик пополз вниз, хотя водитель и старался всеми силами завести двигатель, да и солдаты толкали его сзади.

Но тут на счастье атакующих мотор броневика заработал, и «Остин» медленно двинулся дальше. Но уже на самом верху улицы Московской он остановился опять, так как поперек улицы там свисали телеграфные провода, и он в них запутался. Но и это его не очень задержало, и около 11 часов утра он наконец-то выехал на Соборную площадь и огнем своих пулеметов заставил замолчать пулеметы красных в здании Совета и на соборной колокольне. А дальше в атаку пошла пехота и еще до полудня чехи уже полностью контролировали город. Трофеями их стало значительное количество оружия и боеприпасов и 1500 пленных красноармейцев, которых они не расстреляли, а отпустили по домам [7].


Бронеавтомобиль «Грозный», 1-ый чешский полк в Пензе, 28.05.1918 г. «Гарфорд» в 6 часов утра 29 мая чехи поставили на железнодорожную платформу (хотя вполне может быть и так, что они его даже с нее и не снимали!), и в качестве поддержки частей 4-го полка отправили на запад, к городу Сердобску, где находился 1-ый батальон 4-го полка, связь с которым была прервана.

Оказавшись на месте, этот «бронепоезд» огнем своей пушки разогнал части Сердобского совета, а затем вступил в бой с подошедшим бронепоездом красных, и вынудил его отступить. Благодаря этому 1-ый батальон смог уйти в Пензу. Заметим, что, видимо, этот БА так на этой платформе до конца боев и ездил, так как из-за большого веса использовать его на грунтовых дорогах России было затруднительно. Так что в противостоянии пензенских большевиков с чехословаками все решило превосходство последних в технике. Путь домой, путь на новую войну!

После того, как чехи оставили Пензу, хотя местные богатеи и предлагали им два миллиона "царских", если они останутся, они, используя броневики, сначала захватили Самару, а потом установили контакт с частями корпуса челябинской группы. А вот дальше к ним зачастили делегации российской общественности, которые просили их остаться. Кроме того, зачастую им противостояли части красных из завербованных в лагерях военнопленных мадьяр, с которыми у чехов были свои счеты, поэтому они и решили остаться на Волге и воевать против них на стороне Антанты здесь.

И да, действительно, решение это было очень важным, так как в итоге 40 тысяч чехословаков просто заблокировали в лагерях военнопленных в Сибири и Казахстане... до одного миллиона военнопленных немцев и австрийцев, которые на Западный фронт так и не попали. Вот почему действия чехословацкого корпуса в России Атланта оценила очень высоко и оказывала ему всяческую поддержку, хотя он, в общем-то, воевал и не слишком активно!

Первый пароход с солдатами корпуса и присоединившимися к ним женщинами и детьми отплыл из Владивостока в ноябре 1919 года, а последний покинул Россию в мае 1920 года. С советской властью чехи договорились, что сосредоточившиеся во Владивостоке части корпуса остаются нейтральными, но и не разоружаются. И теперь уже Троцкий против этого ничего не имел.

Командующий корпусом генерал Гайда постарался большое количество легкого стрелкового оружия передать корейцам, сражавшихся против японцев, за что корейцы благодарны чехам до сих пор! Ну, а три бронеавтомобиля неустановленного типа из числа трофеев, захваченных в боях с Красной Армией, они продали китайцам в Харбине. Так что в итоге коллаборационизм пленных чехословацких солдат увенчался… полным успехом!


Памятник жертвам белочешского мятежа в центре Пензы.

Источники
1. См. подробнее: Цветков В. Ж. Легион гражданской войны. «Независимое военное обозрение» № 48 (122), 18 декабря 1998.
2. Известия пензенского Совета рабочих, крестьянских и солдатских депутатов» №36 (239). 2 марта 1918 г. С.1.
3. «О событиях». Там же. С.1
4. Известия пензенского Совета рабочих, крестьянских и солдатских депутатов» №36 (239). 2 марта 1918 г. 3105(208), 29 мая 1918 г. С.2.
5. Суславячус Л., Шпаковский В. Мятежная броня. Танкомастер, №6, 2002. С.17-21.
6. Чечек С. От Пензы до Урала – Воля народа (Прага), 1928, №8-9. С.252-256.
7.Л.Г.Прайсман. Чехословацкий корпус в 1918 г. Вопросы истории, №5, 2012. С.96.

Рис. А. Шепса.
Автор:
Вячеслав Шпаковский
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

78 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти