Медали Николаевской эпохи: персидская и турецкая войны

Русский народ, освободивший Европу от наполеоновской тирании, сам остался в тенётах крепостного права. Но пробуждённое Отечественной войной общественное сознание оказалось невозможным усыпить вновь. К сер. 1820-х годов стало очевидно, что назревает кризис, решать который никому не хотелось. Удивительный контраст: всё предшествующее столетие на российский престол лезли, отталкивая друг друга, разного рода авантюристы с довольно призрачными державными правами, а теперь не находилось желающего занять трон даже и по закону.

Медали Николаевской эпохи: персидская и турецкая войны


Сам император Александр I высказывал в интимном кругу мысли о сложении с себя царских регалий. Его брат Николай был потрясён, узнав, что следующий по старшинству за Александром великий князь Константин Павлович не собирается ни при каких обстоятельствах становиться Константином I и что ему, Николаю, никогда не помышлявшему о высшей власти, а самое главное, совершенно не подготовленному к столь высокой судьбе (воспитание его и младшего из братьев, Михаила, было вверено безмозглому генералу Матвею Ламздорфу, использовавшему на своих подопечных отупляющие иезуитские методы), возможно, придётся со временем встать у руля колоссального государства.


Когда же смена царя всё же произошла при известных обстоятельствах петербургского декабрьского мятежа 1825 года, русским самодержцем сделался человек ничем особенно не выдающийся, кроме, пожалуй, высоченного роста. Ну, интересовался артиллерией и фортификацией. Иногда чего-то наигрывал на трубе. Не любил удобства и с презрением относился к смерти. Ну да, был сильной личностью. Это позволяло ему собственной персоной усмирять холерные бунты, взглядом доводить впечатлительных особ до обморока и зачать помимо семи детей от законной супруги ещё дюжину побочных.

Напуганный размахом вскрывшегося либерального заговора, Николай решил контролировать каждый чих в своей империи, однако не следует считать его и каким-то исключительным извергом. Да, душитель свободы. Но всё-таки не маньяк: имея дело с такими чудовищами, как Павел Пестель и Пётр Каховский, намеревавшимися, между прочим, истребить под корень всю правящую династию, проявил неожиданную мягкость, заменив им следовавшее по закону четвертование повешением, а многих из их подельников избавил от смертной казни отправкой в сибирскую каторгу.

Александр Пушкин, двуликий Янус нашей литературы, не говоривший и не писавший ни слова в простоте, возвращённый новым царём из ссылки и имевший с ним беседу в Зимнем дворце, откликнулся на это событие наделавшими много шума верноподданническими «Стансами», а затем, оправдываясь перед возмущёнными друзьями-либералами, — посланием «Друзьям», как бы тоже верноподданническим, в котором, однако, рискованно жонглируя образами, дал весьма нелицеприятный портрет Николая:

Его я просто полюбил:
Он бодро, честно правит нами.
Россию вдруг он оживил
Войной, надеждами, трудами.

Оживить войной? Помилуйте, как же, кого же можно этим «оживить»?! «Надеждами»? Но как раз таки надежду и пришлось оставить России, вошедшей в пору николаевской реакции. Под «трудами» же, надо полагать, хитрый наш стихотворец подразумевал тот самый «скорбный труд», который не пропадёт «во глубине сибирских руд».

Медали Николаевской эпохи: персидская и турецкая войны


Что же можно вывести из такой характеристики, где одно противоречит другому и само себя аннулирует? Да в том-то и дело, что ничего. Решительно перед нами портрет какого-то чрезвычайно деятельного… ничтожества.

Показательна реакция царя на эти стихи (он ведь объявил себя личным цензором Пушкина). Через шефа жандармов графа Александра Бенкендорфа поэту передали следующую устную резолюцию монарха: «Это можно распространять, но нельзя печатать». Мол, читай, брат Пушкин, своим либеральным друзьям за чаем, пусть повеселятся, а на широкий общественный резонанс рассчитывать нечего. Ответ, кстати, вполне в стиле пушкинского послания (даже слишком остроумный для Николая, хотя ему, вероятно, подсказал всё тот же Александр Христофорович). Фига в кармане.

Справедливости ради следует отметить, что в полицейском государстве, созданном Николаем I, совершались и полезные дела вроде начала строительства железных дорог, расширения функций Собственной Его Императорского Величества Канцелярии и других, менее памятных, но вполне разумных преобразований. Однако всему этому изначально был задан черепаший темп. Хвастливое заявление царя французскому императору Наполеону III о том, что-де Россия в 1854-м та же самая, что и в 1812-м, имело, к сожалению, совсем иной смысл, отличный от желаемого.

Медали Николаевской эпохи: персидская и турецкая войны


В середине века Российская империя оставалась всё той же аграрной по преимуществу страной с зачатками промышленности, с отсутствием жизненно необходимой при таких гигантских расстояниях и хорошо устроенной сети путей сообщения.

Да, исторической выбор, сделанный Николаем в пользу более широкой, чем в остальной Европе, железнодорожной колеи, можно сказать, спас Москву осенью 1941 года, когда у немцев не хватало подвижного состава, чтобы обеспечить всем необходимым рвущиеся к советской столице дивизии группы армий «Центр». Но и негативные — для экономики, например, — последствия этого выбора дают о себе знать до настоящего времени.

Не говорим здесь о повальном воровстве, пронизавшем при Николае все слои общества, начиная с его верхушки — министров и практически всех губернаторов (сам-то царь, по справедливому замечанию Пушкина, правил честно), а также и тех, кому по роду службы следовало пресекать растраты и взятки. Николай Гоголь весьма удачно высмеял в своей прославленной комедии, как ловко брали в оборот приезжих ревизоров губернские чиновники. Однако даже армия, казалось бы, предмет особенной заботы государя, на содержание которой расходовалось более половины бюджета империи, к середине века была вооружена так плохо, что самопожертвование солдат на поле боя оказывалось чаще всего бесполезным и приводило к напрасным потерям.

Медали Николаевской эпохи: персидская и турецкая войны


Постепенно возраставшее не только социально-общественное, но и материально-техническое отставание России от Запада особенно сильно проявилось в Крымскую войну, при Альме и под Севастополем. Гладкоствольные русские ружья стреляли на дистанцию, вполовину меньшую, чем нарезное оружие их противников — англичан и французов, что в условиях огневого боя совершенно исключало успех в наступлении и мало чем могло помочь в обороне. О превосходстве парового флота над парусным рассуждать здесь также считаем излишним.

Не абсурд ли, что основные потери русские войска продолжали нести не на полях сражений, а ещё в пути, на марше по разбитым дорогам. Обмундировать их как следует не могли: так, деньги, выделенные на пошив шинелей для защитников Крыма и Севастополя, разворовали до последней копейки. А когда всё-таки пошили некоторое количество, наступило лето, и шинельки так и остались гнить на армейских складах.

Правда, это случится потом, а пока, в самом начале николаевского царствования, для внутреннего, так сказать, употребления и для ратоборствования с врагами помельче кое-как обходились имеющимися средствами.

Первой попробовать на прочность Россию при новом монархе решилась Персия. Это была с её стороны последняя попытка вернуть господство в Восточном Закавказье, утраченное по итогам русско-персидской войны 1804–1813 годов. Согласно Гюлистанскому мирному договору персы уступили русским Грузию и Дагестан, часть территории современных Азербайджана и Армении.

Медали Николаевской эпохи: персидская и турецкая войны


И вот в июле 1826 года армия шаха, предводительствуемая наследным принцем Аббасом-Мирзой, неожиданно перешла границу и вторглась в пределы Карабахского и Талышского ханств. У принца имелись некоторые основания для оптимизма: его вооружённые силы были модернизированы западными «спецами». Много надежд возлагалось и на дикую курдскую конницу.

Когда же дошло до настоящего дела, выяснилось, что персы едва могут держать ружья наперевес. Что до курдских кавалеристов, то они зарекомендовали себя исключительно как каратели, вырезавшие до последнего человека мирные армянские сёла.

Сорокатысячное войско Аббаса-Мирзы сначала бесполезно потопталось у Шуши, а 25 сентября (13 октября) Отдельный Кавказский корпус под командованием героя Отечественной войны генерал-адьютанта и будущего генерал-фельдмаршала Ивана Паскевича разнёс его, невзирая на более чем трёхкратное превосходство персов в живой силе, в пух и прах под Елисаветполем (современная Гянджа в Азербайджане). Только в самом начале боя противнику удалось внести некоторое смятение в ряды иррегулярной конницы, составленной из местного закавказского ополчения. Да и то ненадолго. А затем вперёд двинулись батальоны Херсонского гренадерского полка, эскадроны нижегородских драгун, и вскоре сражение завершилось. Паскевич получил за победу золотую шпагу с алмазами, а Аббас-Мирза — головную боль: о планах отогнать неверных за Терек следовало забыть, приходилось теперь опасаться, что вскоре русские омоют сапоги в Индийском океане.

Однако военные действия затянулись ещё на год, пока в следующем октябре наши не взяли Эривань и Тавриз. Угроза нависла над шахской столицей. И персы предпочли сдаться: после переговоров 10 (22) февраля 1828 года стороны заключили Туркманчайский мирный договор, подтверждавший все прежние территориальные утраты Персии, кое-что добавлявший к ним и обязывавший шаха выплатить России гигантскую контрибуцию (20 млн тогдашних рублей). Сумма превышала платёжные возможности Персии, что привело к бунту в Тегеране, во время которого от рук религиозных фанатиков погиб русский посланник, выдающийся дипломат, один из умнейших людей своего времени, чью смерть впоследствии «задобрили» подарком — украшавшим некогда трон Великих Моголов знаменитым алмазом «Шах»… Ну, конечно! Это был Александр Грибоедов, автор бессмертной комедии «Горе от ума».

Медали Николаевской эпохи: персидская и турецкая войны


Серебряной медалью «За персидскую войну» (1828), той самой, что, по выражению Пушкина, «оживила» Россию, награждались все без исключения участники конфликта с нашей стороны: генералы, офицеры и рядовые, как строевые, так и нестроевые. По кругу на аверсе пущены две лавровые ветви, связанные внизу ленточкой. Вверху же сияет лучами «всевидящее око». В центре три даты — три года войны. На реверсе трёхстрочная надпись: «ЗА — ПЕРСИДСКУЮ — ВОЙНУ». И фигурная черта под нею. Носить медаль полагалось на комбинированной ленте — Георгиевско-Владимирской.

Не успел Николай подписать в марте 1828-го указ об учреждении этой награды, как в апреле произошла новая сшибка — русско-турецкая. Собственно говоря, Россия и Турция лишь в более широком масштабе возобновили боевые действия, уже ведшиеся минувшей осенью и стоившие туркам флота, разгромленного соединённой русско-англо-французской эскадрой в Наваринском морском сражении 8(20) октября 1827 года.

Последнее событие связано с национально-освободительной борьбой греческого народа против многовекового турецкого владычества. Великие державы в той или иной степени сочувствовали мужественным грекам, из разных стран на свой страх и риск отправлялись в Элладу добровольцы (известно, что «наше всё» Александр Пушкин одно время носился с идеей такой поездки, а Джордж Байрон не просто приехал в Грецию, но и погиб там). Вместе с тем западноевропейцы боялись и слишком ослабить Турцию, чтобы в нужный момент можно было использовать турок и прочих азиатских сателлитов в качестве псовой своры против русского «медведя». В противном случае Османское государство давно уже прекратило бы своё существование.

Двурушническая позиция англичан и французов стала причиной того, что османцы, недавно получившие, казалось бы, сокрушительный пинок, вновь осмелели. И вот, подзуживая персов на продолжение вооружённой борьбы с русскими, султан Махмуд II в декабре 1827 года объявил «газават» России.
Николай медлил с ответом, рассчитывая, что турки образумятся, и лишь весной следующего 1828 года открыл военные действия. 25 апреля (7 мая) 1828 русская армия под командованием графа Петра Витгенштейна форсировала Прут, быстро заняла Дунайские княжества и в июне перешла через Дунай, по пути захватывая вражеские крепости. К сожалению, хозяйственная часть армии оставляла желать лучшего: вследствие проблем со снабжением только 29 сентября (11 октября) русские смогли взять Варну; осада Шумлы и Силистрии окончилась неудачей. Более успешно действовал в Закавказье корпус Ивана Паскевича, овладевший стратегически важным Карсом. Осенью флот блокировал Дарданеллы, чему султан не мог воспрепятствовать: после поражения под Наварином его морские силы практически ничего не значили.

Попытку турок весной 1829 года очистить Болгарию от русских штыков пресёк новый главнокомандующий — граф Иван (Иоганн Карл) Дибич, прусский выходец, будущий генерал-фельдмаршал и последний в истории Российской империи полный кавалер ордена Святого Георгия.

30 мая (11 июня) Дибич наголову разбил вдвое превосходившую по численности турецкую армию великого визиря Решид-паши под Кулевчами. 18 (30) июня сдалась Силистрия, а в начале июля русская армия перешла Балканы. 8 (20) августа капитулировал Эдирне, античный Адрианополь; путь на Царьград был открыт. В то же время на Кавказе Паскевич захватил Эрзерум и подступил к Трабзону. Ещё немного — и оба театра военных действий, соединившись, исполнили бы финальный акт драмы на Босфоре. Реальная угроза османской столице заставила поджигателя войны Махмуда вступить в переговоры.

Напрасно надеялся он затянуть перемирие, уповая на вмешательство Австрии: единственным реальным следствием восточных хитростей являлось то, что Дибич двинулся на Стамбул. На самом же деле падение города и полный разгром Турции не входили в планы ни Запада, ни даже России,

руководствовавшейся принципом: «Выгоды сохранения Османской империи в Европе превышают его невыгоды». Поэтому великие державы настояли на заключении 2 (14) сентября Адрианопольского мира. Султан уступал царю Черноморское побережье Кавказа и дельту Дуная, предоставлял автономию Молдавии, Валахии и Сербии, признавал также автономию Греции, превратившуюся в следующем году в полную независимость, открывал проливы для свободного торгового судоходства. Нелишней оказалась и крупная контрибуция.

Медали Николаевской эпохи: персидская и турецкая войны


Очередной «газават» бесславно завершился. В память о нём серебряная на Георгиевской ленте наградная медаль русских солдат и офицеров несёт на лицевой стороне изображение православного креста, стоящего на поверженном полумесяце. Слева от креста указан год начала войны — «1828», а справа — её завершения, «1829». На оборотной стороне горизонтальная надпись в три строки: «ЗА ТУРЕЦКУЮ ВОЙНУ». И вокруг две лавровые ветви.
Автор: Максим Лаврентьев
Первоисточник: http://историк.рф/special_posts/медали-николаевской-эпохи-персидска/


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 9
  1. V.ic 10 сентября 2016 05:57
    Джордж Байрон не просто приехал в Грецию, но и погиб там Автор: Максим Лаврентьев

    Погиб не в бою, а в постели, "залеченный" врачами. Чтобы поиметь такую кончину не обязательно было ехать так далеко.
    Решительно перед нами портрет какого-то чрезвычайно деятельного… ничтожества. Автор: Максим Лаврентьев

    Однако... наводит на некие аналогии в отношении нынешнего...
    Хотя вполне ожидаемая характеристика Николая Павловича, что не расходится с "генеральной линией", предписанной либералами 19 века и одобренной коммунистическими идеологами (какое трогательное единство!).
    Выбор автором стержнем статьи фалеристики, при описании эпохи правления Николая 1, не вполне обоснован. Лучше было бы: мух - отдельно, а котлеты - отдельно, иначе эклектика какая-то! Хотя всегда интересно лицезреть чеканку. Оценка статьи - минус уравновешенный плюсом. (-)&(+)=0.
    1. Розмысел 11 сентября 2016 08:28
      после янычарского подавления 1826г Турция совсем ослабла. Янычарский корпус был самой боеспособной частью турецкой армии и оплотом государства и веры. Произошло это кстати по наущению запада. После уничтожения янычаров Турецкая империя стала разваливаться.
      1. Reptiloid 11 сентября 2016 09:20
        Именно вот это-----"наущение Запада" очень важные слова.
        После победы России над Наполеоном началась информационная война против России и ее постоянное демонизирование.
  2. Reptiloid 10 сентября 2016 06:58
    Написано,что Автор не говорит о повальном воровстве,пронизавшем всё общество при Николае.....
    Нехорошие мысли---как пронизало---так и пронизывает до сих пор..только действующие лица меняются,а воровство всё больше распространяется.А если вспомнить,что ,как было сказано,на 1 сворованный рубль----4 потраченных впустую...........
    А по существу---- буквально сегодня дочитываю,как раз про это время----попозже и допишу ещё
  3. semirek 10 сентября 2016 08:30
    Статья о воровстве или наградах?Да и как можно прославлять победы русского оружия и в то же время охаивать строй,поэтов и т.д,нельзя отделять одно от другого,да и общество было патриотичным и слало ни шаху ни султану поздравительных телеграмм,как в 905м.
  4. Горный стрелок 10 сентября 2016 08:50
    С автором - не согласен. Россия под управлением Николая Первого вполне себе прирастала новыми землями и успешно громила врагов. И даже Крымская война, однозначно записанная либералами как разгром России, ничем особо значимым не закончилась, разве что "подстегнула" модернизацию и скорую отмену крепостного права. Даже по отношению к "нашему всему" - Пушкину, царь вёл себя благородно, после гибели поэта заплатил его долги и подарил права на издание его рукописей потомкам. На 50 лет, кажется. Из-за чего широкая публика ( парадокс) узнала его достаточно поздно.
  5. parusnik 10 сентября 2016 10:44
    Автор с Дж.Байроном погорячился ,оно как было : Летом 1823 года Джордж Байрон отправился в Грецию, чтоб своим состоянием и своею кровью помочь грекам приобретению той свободы, которую воспевал в стихах. Он принял на себя начальство над организованной и снаряженной за его счёт бригадой , но, еще не успев предпринять задуманное нападение на Лепанто, занемог от лихорадочного возбуждения и от влияния климата и умер 19 апреля 1824 на тридцать шестом году от рождения. Английское духовенство не позволило похоронить Байрона в Вестминстерском аббатстве,и он был похоронен в деревенской церкви ...И потом , автор , не лестную Вы характеристику николаевскому правления дали.. smile Не в тренде это сейчас...Идеологически статья не выдержана... smile Благодарите админов за отмену минусов... smile Если уж занимаетесь фалеристикой...уж лучше о ней и пишите ..На святое не замахивайтесь.. smile Пушкин был настоящий "Бивень"! (хф "Бакенбарды")
  6. ranger 10 сентября 2016 16:09
    Автор ошибается утверждая, что последним полным кавалером ордена св.Георгия был Дибич-Забалканский.
    Этим человеком был Паскевич-Эриванский, который также был и единственным полным кавалером ордена св.Владимира.
    Паскевич-Эриванский надолго пережил Дибича-Забалканского, скончавшегося от холеры в 1831 г.
  7. Reptiloid 11 сентября 2016 09:28
    Почему выше ушёл в сторону---про воровство,пошли мысли,вспомнил,что Пикуль писал,как в разные времена какие шинели доставались солдатам из-за этого воровства,А Солдаты всё равно стояли насмерть! потом вспомнил,как в 2011 зимой лежал в В.М.А., там много солдат лечилось от пневмонии,очень исхудавшие

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня