Чилийская герилья. Как коммунисты воевали против Пиночета

11 сентября 1973 года в Чили произошел военный переворот. Легитимный президент страны Сальвадор Альенде, не желая сдаваться в руки мятежникам, покончил с собой. Тысячи чилийцев подверглись политическим репрессиям, а в стране на десятилетия установился военный режим генерала Аугусто Пиночета. Его правление до сих пор вызывает противоречивые оценки.

Чилийская герилья. Как коммунисты воевали против Пиночета



Когда генерал Аугусто Пиночет пришел к власти, в Чили начались массовые репрессии против левых сил – социалистов и коммунистов. Согласно оценкам историков, только в первый месяц после военного переворота было убито около 30 тысяч человек. Пожалуй, наиболее известной жертвой пиночетовцев стал всемирно известный певец Виктор Хара, которого зверски убили в концлагере, созданном на стадионе в Сантьяго. По левому движению Чили был нанесен сильнейший удар. Репрессивную политику Пиночета одобряли и покрывали Соединенные Штаты Америки, которые рассматривали действия чилийской хунты как противодействие дальнейшему расширению советского политического влияния в Новом свете. Усиления просоветских настроений в Латинской Америке в Вашингтоне, как известно, боялись как огня.

Жесткость действий военной хунты ошеломила чилийских левых и не дала им оперативно мобилизовать свои силы для сопротивления. Да и не могло на первых порах это сопротивление ни к чему привести – слишком неравными были силы. На стороне Пиночета была мощная армия, финансовая поддержка чилийских олигархов и США, спецслужбы. В свою очередь, чилийские левые организации понесли серьезнейшие потери от действий пиночетовцев уже в первые месяцы после переворота. Так, в ходе военного переворота были уничтожены или брошены в тюрьмы практически все активисты Левого революционного движения (МИР) – крупнейшей леворадикальной организации Чили (Компартия находилась на более умеренных, чем МИР, позициях). Серьезнейший удар был нанесен и по Коммунистической партии Чили.

Единственным методом сопротивления, который левые могли противопоставить военному режиму, оставалась партизанская война. Но, в отличие от многих других стран Латинской Америки, в Чили традиции «герильи» отсутствовали. Это в Колумбии, Гватемале, Боливии, Перу, Никарагуа, Сальвадоре были собственные богатые традиции партизанской войны коммунистических организаций против проамериканских правительств. Чилийские коммунисты опыта партизанской войны не имели. Да и географическое положение Чили существенно затрудняло развертывание партизанского сопротивления Пиночету. Достаточно вспомнить, как выглядит на карте эта страна – узкая и длинная полоска земли между Андами и Тихим океаном. Таких лесных массивов как в Колумбии, в Чили не было. На открытом пространстве высокогорий партизаны долго действовать не могли – их бы настигли удары военно-воздушных сил, а затем подоспели бы и подразделения правительственной армии.

Тем не менее, практически сразу же после военного переворота среди уцелевших чилийских левых, которые сумели спастись и затаиться в подполье или покинуть страну, началось обсуждение возможных путей развертывания антипиночетовской борьбы на территории страны. Большую поддержку чилийским коммунистам оказывала Куба, которая взяла своеобразное шефство над уцелевшими остатками чилийского левого движения.

Еще в середине 1960-х годов было создано Левое революционное движение (МИР), достаточно быстро превратившееся в крупнейшую леворадикальную организацию страны. МИР ориентировалось на кубинский опыт революции, а единственно возможной формой политической борьбы признавало вооруженное восстание с целью захвата власти и строительства социализма. На первом этапе своего существования, впрочем, активисты МИР сосредоточили свои усилия на листовочных кампаниях и периодических столкновениях с полицейскими патрулями. Когда в 1973 г. в Чили произошел военный переворот, члены МИР, разумеется, стали одной из главных мишеней политических репрессий и расправ. В то же время, некоторым мировцам и коммунистам удалось покинуть Чили. Принимали политических беженцев на Кубе. «Остров Свободы» чилийцев принимал практически с распростертыми объятиями. Выходцы из Чили получали жилье, их трудоустраивали на кубинские предприятия, но при этом кубинские власти не уставали напоминать чилийским единомышленникам, что на самом деле им следовало бы вести вооруженную борьбу с режимом Пиночета, а не отсиживаться в эмиграции. К руководству социалистической и коммунистической партий Чили предъявлялись и более серьезные обвинения – что они не смогли должным образом организовать защиту правительства Сальвадора Альенде и проиграли сражение за социалистическое будущее Чили. Тем не менее, в июле 1974 г. произошла встреча кубинского лидера Фиделя Кастро с лидерами Компартии Чили Володей Тейтельбоймом (на фото) и Родриго Рохасом.

Кастро предложил чилийским коммунистическим лидерам то, от чего сложно было отказаться – организовать полноценную военную подготовку чилийской коммунистической молодежи в кубинских военных училищах. Причем речь шла не о каких-то краткосрочных курсах «молодых партизан», а о полноценном военном образовании, по завершении которого чилийцы получили бы офицерские звания Революционных вооруженных сил Кубы. Большинство молодых чилийских коммунистов были зачислены в военную школу имени Камило Сьенфуэгоса, считавшуюся элитной. Здесь им предстояло пройти годичное обучение и стать младшими офицерами пехотных и артиллерийских подразделений. Учили чилийцев и по другим специальностям, вплоть до военно-морских и военно-воздушных. Фактически, под эгидой Фиделя Кастро на Кубе создавалась параллельная чилийская «красная армия». Кстати, чилийская коммунистическая молодежь проходила подготовку и в ГДР – в политической школе имени Вильгельма Пика. Еще одна группа отправилась получать военное образование в Болгарию. Впоследствии именно выпускники болгарских военных школ станут основой наиболее боеспособных партизанских подразделений.

Однако, бросать чилийских коммунистов, даже получивших военную подготовку, сразу в Чили – для борьбы с хорошо вооруженной и обученной армией Пиночета, было бы роковой ошибкой. Фидель Кастро это прекрасно понимал. Поэтому кубинское командование решило провести «боевую обкатку» чилийских коммунистов. Лучшим местом для этого было Никарагуа, где уже вовсю шла война между сандинистами и их противниками. Так был сформирован легендарный «Батальон Чили», воевавший в Никарагуа на стороне сандинистов.

В начале 1979 года первый отряд чилийских коммунистов вошел на территорию Никарагуа. Здесь следует отметить, что прибывшие чилийцы, к тому времени успевшие получить на Кубе профессиональное военное образование, стали отличной поддержкой для сандинистов, особенно если учитывать, что сандинисты испытывали большую потребность именно в военных специалистах – артиллеристах, зенитчиках, тогда как пехотных командиров у них было много и своих. Чилийские интернационалисты участвовали в большинстве крупнейших сражений сандинистов, в том числе и непосредственно во взятии никарагуанской столицы Манагуа. Одним из бойцов – сандинистов, ворвавшихся в бункер Сомосы, был Гальварино Апабласа Гера (на фото) – один из будущих лидеров партизанского движения в Чили. Воевал в Никарагуа и Рауль Пельегрин Фридман – будущий командующий Патриотическим фронтом имени Мануэля Родригеса – крупнейшей партизанской организацией Чили. После победы сандинистов многие чилийские коммунисты остались в Никарагуа – продолжать службу в составе никарагуанских революционных вооруженных сил на командных и инструкторских должностях.

Между тем, в 1980 году Коммунистическая партия Чили официально объявила о переходе к вооруженной борьбе против режима Пиночета. К этому времени отдельные леворадикальные группы давно устраивали периодические вылазки на территории Чили. Уже в 1975 году повстанцам удалось провести 132 партизанские операции. Прежде всего, они нападали на склады и казармы армии и карабинеров для захвата оружия. Партизанские базы были оборудованы в горах, на территории соседней Аргентины. Здесь партизаны тренировались и проживали в промежутках между вылазками. Но в 1976 г., после того, как в Аргентине произошел военный переворот, базы чилийских партизан в аргентинских горах были уничтожены во время налета аргентинских военно-воздушных сил. Бомбардировка баз стала сильнейшим ударом по повстанческому движению. На некоторое время в Чили наступило относительное затишье. Однако уже 11 мая 1983 года в Сантьяго прошло первое крупное антипиночетовское выступление. Манифестантов жестоко разогнали карабинеры, двое протестовавших погибли, 29 человек получили ранения, 652 человека были арестованы.



В июне 1983 года в Гаване состоялось очередное совещание чилийских левых, на котором было предложено все боевые операции Компартии Чили совершать от имени «Команды Мануэля Родригеса». Так появился Патриотический фронт Мануэля Родригеса (ПФМР), ставший крупнейшей леворадикальной вооруженной организацией Чили. Свое название фронт получил в честь Мануэля Родригеса Эрдоисы (1785-1818) – одного из борцов за независимость Чили от испанских колонизаторов. Создание ПФМР положило начало новому этапу в истории антипиночетовского вооруженного сопротивления. Уже в конце лета 1983 года в Чили проникли пятеро командиров, которым предстояло возглавить партизанские отряды и приступить к развертыванию вооруженной борьбы против режима.

Непосредственную поддержку ПФМР оружием и деньгами осуществляли кубинские спецслужбы. Костяк же командного состава фронта составили те самые чилийцы, которые прошли подготовку в военных учебных заведениях Кубы и Болгарии, а также воевали в Никарагуа на стороне сандинистов. То есть, это были люди опытные, обладавшие воинскими профессиями и в выгодную сторону отличавшиеся по своим профессиональным качествам от чилийских партизан образца конца 1970-х годов. ПФМР стал центром объединения всех чилийских левых сил, готовых с оружием в руках бороться против диктатуры Пиночета. В ряды фронта вступали коммунисты, социалисты, леворадикалы, а споры на идеологическую тематику были отложены «на потом» - в этом фронт повторял путь кубинских партизан 1950-х годов. Численность ПФМР стремительно росла. Уже в 1985 г. она составляла примерно 1500 вооруженных бойцов, сплоченных в 500 боевых групп.


Уже в 1984 году ПФМР приступил к боевым операциям против правительственных войск и карабинеров Чили. Кроме того, бойцы фронта стали совершать регулярные атаки на отделения чилийских ультраправых партий и движений, которые составляли основу поддержки курса Пиночета в чилийском обществе. Боевики ПФМР нападали на типографии правых газет, партийные офисы, склады агитационной литературы. В 1987 году начались нападения на полицейские патрули и патрули карабинеров. Вскоре партизаны перешли и к нападениям на оружейные склады полицейских и армейских частей. Другим важным направлением деятельности чилийских партизан стали экспроприации. Только за первое полугодие 1988 года партизаны провели 193 экспроприации. Объектом партизанских атак стали и североамериканские компании, которые при Пиночете еще больше укрепили свои позиции в стране. Ситуация в Чили стремительно накалялась. К 1989 году в ряде провинций Чили существовали целые районы, где правительственные силы фактически не контролировали ситуацию. Полиция и армия могли еще днем патрулировать эти территории, но ночью предпочитали там не показываться, не желая подвергнуться нападениям со стороны партизан.

Следует отметить, что, несмотря на формальный статус вооруженного крыла Коммунистической партии Чили, фактически Патриотический фронт Мануэля Родригеса быстро превратился в абсолютно автономную организацию. Объяснялось это и тем, что взгляды высшего командования ПФМР были значительно радикальнее, чем позиции просоветских коммунистических руководителей. Главным информационным органом ПФМР стал «El Rodriguista» - журнал, издававшийся под редакцией Алекса Войтовича.

Финансовая и материально-техническая поддержка ПФМР по-прежнему осуществлялась кубинскими спецслужбами, но активное участие в помощи чилийским партизанам принимали и спецслужбы ГДР. Командующий ПФМР Рауль Пельегрин (на фото) неоднократно приезжал в ГДР, где встречался с восточногерманскими представителями. Но денежных средств, которые передавала Куба, на нужды партизан все равно не хватало. Поэтому ПФМР и занималось экспроприациями, а затем перешло к практике обкладывания предпринимателей «революционным налогом» и к похищениям состоятельных людей и их родственников, которых освобождали взамен на выкуп. Иногда жертвами похищений становились высокопоставленные военные. К примеру, в 1986 г. партизаны похитили полковника Марио Аберле Риваденейру – начальника протокола военного гарнизона Сантьяго. Однако через три дня его освободили, причем без всякого выкупа – очевидно, похищая полковника, партизаны демонстрировали, что им не составляет проблем «взять» даже крупных военных чиновников. 7 сентября 1986 г. Патриотическим Фронтом им. Мануэля Родригеса было совершено покушение на самого Пиночета. Погибли пять телохранителей генерала, однако сам он остался жив.

К концу 1980-х гг. экономическая ситуация в Чили значительно ухудшилась, что привело к массовым народным манифестациям. Одновременно на Пиночета стали давить и американцы – мировая ситуация изменилась и им уже не было резона поддерживать одиозного военного диктатора. Генерал согласился на проведение плебисцита 5 октября 1988 года. Вопреки его ожиданиям, более 55% чилийцев проголосовали против сохранения военной диктатуры. Учитывая, что за происходящим наблюдали США, Пиночет был вынужден начать процедуру передачи власти гражданскому правительству. 11 марта 1990 года Аугусто Пиночет ушел с поста главы государства. Однако, уход Пиночета не означал прекращения боевых операций ПФМР, который теперь выступал с антиамериканскими лозунгами и атаковал объекты американских компаний на территории Чили. Лишь в 1999 году фронт прекратил свои боевые операции.
Автор:
Илья Полонский
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

27 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти