Мишень — Эйфелева башня. Почему Франция не может искоренить терроризм?

Из Франции приходят новости о задержании очередных подозреваемых в терроризме. На этот раз французскими спецслужбами были арестованы три женщины, в том числе 29-летняя Орнелла Гиллигман, которую обвиняют по статьям «участие в террористическом акте» и «покушение на убийство». Отпечатки пальцев Орнеллы были обнаружены французскими криминалистами в груженной газовыми баллонами машине, которую обнаружили неделю назад, 4 сентября, поблизости от всемирно известного собора Нотр-Дам. Как сообщили представители французских спецслужб, Орнелла давно известна правоохранительным органам Франции из-за своих симпатий к радикально-фундаменталистским взглядам. Женщина планировала в ближайшее время отправиться в Сирию, чтобы принять участие в вооруженной борьбе запрещенной в России организации «Исламское государство». Задержанные женщины, по сообщениям французских СМИ, оказывали всестороннюю помощь террористической организации, а одна из них даже принесла письменную присягу на верность и неоднократно пыталась пробраться на Ближний Восток.

Еще 2 сентября прокурор Парижа Франсуа Моленс сообщил, что в стране существует высокая вероятность новых террористических актов. По мнению прокурора, значительно усилилась пропаганда радикальных фундаменталистов среди молодежи, причем эмиссары радикальных организаций активно используют преимущества Интернета, в том числе социальные сети, посредством которых и организуют вербовку активистов. Орнелла Гиллигман, арестованная по обвинению в подготовке терактов — одна из таких завербованных. Она уже дала показания. Как сообщила женщина, после неудавшегося теракта она собиралась выехать в Марсель, для чего покинула город Монтаржи в департаменте Луаре на востоке Франции вместе со своим сожителем и тремя детьми. По пути в Марсель семья и была задержана бойцами спецподразделения по борьбе с терроризмом французской жандармерии.

Мишень — Эйфелева башня. Почему Франция не может искоренить терроризм?



Французские следователи начали допрос и еще одной задержанной — Инес Мадани. Ей всего 19 лет, но юный возраст не помешал девушке примкнуть к террористическому подполью. Когда Инес задерживали в окрестностях Парижа, она набросилась с кухонным ножом на полицейского и успела ранить офицера в плечо, после чего побежала, но полицейские открыли огонь по ногам. Раненую в ноги террористку отправили в больницу. Выяснилось, что она, как и ее сообщницы, планировала также организовать взрыв на Лионском вокзале в Париже и устроить теракт у Эйфелевой башни.

Между тем, известия о задержании во Франции очередных террористов уже никого не удивляют. В последнее время Франция превратилась в главную брешь европейской безопасности. Если есть в Европе страна, которую можно назвать настоящим плацдармом ближневосточных террористов, так это именно Франция. О миграционной ситуации в этом государстве написано большое количество научных и публицистических статей, но изменить реальную обстановку они не способны. Не стоит недооценивать французское правительство — в Париже прекрасно понимают, в каком положении сегодня находится страна, но сделать ничего не могут, по крайней мере, в той системе политических и идеологических координат, которая сформировалась и утвердилась в современной Европе.

«Бомба под Францию» закладывалась еще в послевоенные годы, когда начался массовый приток иммигрантов из бывших французских владений в Северной Африке. Первоначально в прибытии тысяч алжирцев, тунисцев, марокканцев не видели ничего плохого — Франция нуждалась в рабочей силе, готовой трудиться за небольшие деньги. Но потом ситуация стала меняться. Миграция не прекращалась, за работниками прибывали их семьи, рождались дети — уже на территории Франции. Многие районы французских городов и даже целые населенные пункты постепенно полностью меняли свой этнокультурный облик. Некоторые южнофранцузские города стали больше напоминать населенные пункты Северной Африки, чем Западной Европы. Но до недавнего времени французские левые и либеральные партии упорно не хотели видеть в иммигрантах реальную угрозу для безопасности французского общества. Любые призывы к ужесточению контроля над миграционными потоками, введению требований по аккультурации мигрантов рассматривались леволиберальными силами как проявления нацизма и фашизма, хотя, по сути, это была вполне понятная реакция французских граждан на происходящие процессы.

Однако, «масла в огонь» подлили сами мигранты. Ведь именно они оказались сначала той силой, которая устроила волну массовых беспорядков в парижских предместьях в начале 2000-х годов, а после начала боевых действий в Сирии и Ираке североафриканские и ближневосточные мигранты оказались замешанными в целом ряде террористических актов, сотрясших Францию в 2015 — 2016 гг. Почему именно Франция? Прежде всего, потому, что именно во Францию направляется основная часть арабо-африканской миграции. К примеру, в Германии оседают турки, а в Великобритании — индийцы и пакистанцы. И те, и другие гораздо в меньшей степени восприимчивы к радикальным идеям на чужбине, чем выходцы из стран Северной Африки. За несколько десятилетий во Франции выросли потомки мигрантов во втором и третьем поколениях, которые, однако, так и не смогли интегрироваться во французское общество. Более того, многие из них поставили себя в радикальную оппозицию, что объяснялось маргинальным социальным положением и стремлением подчеркнуть и сохранить свою «инаковость», «чуждость» европейскому населению.

Мишень — Эйфелева башня. Почему Франция не может искоренить терроризм?


В 2011 году французские аналитики провели очень показательное социологическое исследование. Его результатом стала публикация доклада о национальной идентичности и миграционной ситуации в современной Франции «Banlieue de la Rеpublique» («Пригороды Республики»). Проделанная работа впечатляет — только доклад насчитывает 2200 страниц. Почему именно «пригороды»? Ответ на этот вопрос очень прост — дело в том, что окраины и предместья крупных французских городов, в силу дешевизны жилья, еще несколько десятилетий тому назад стали облюбовывать трудовые мигранты из Северной Африки. Постепенно в пригороды подтягивались их земляки, затем — мигранты и беженцы из других частей Африки и Азии. Формировалась своеобразная культурная среда — анклавы мигрантов, которые некоторые современные авторы успели прозвать «современными гетто». В 2005 году эти анклавы стали эпицентром массовых беспорядков, охвативших Францию. Наибольшая концентрация мигрантов из Северной и Западной Африки наблюдается в районе Сан-Сен-Дени, где проживает 1,4 млн. человек. Из них свыше 600 тыс. человек — выходцы из стран Северной и Западной Африки.

Мигрантские анклавы европейских городов, о чем мы уже неоднократно писали, давно превратились в фактически автономные от центральных властей сообщества. В них люди живут по своим правилам, формируют свои системы горизонтальных социальных связей, которые не вписываются в общий уклад жизни принимающей страны. Происходит воспроизводство традиций афроазиатских обществ, но уже на французской территории. Парадоксально, но люди, которые покинули свои родные страны в том числе по причинам политического и экономического характера, в Европе начинают придерживаться еще более консервативных и радикальных идей, чем их соплеменники на родине. Это связано, прежде всего, с потребностью в сохранении национальной и религиозной идентичности. Многие мигранты опасаются, что их идентичность будет размыта и у последующих поколений исчезнет — ведь не секрет, что среда современного космополитичного города унифицирует, нивелирует культурные различия, происходит этническое и культурное смешение.

Достаточно внушительная часть мигрантской молодежи не желает принимать условия жизни в принимающем обществе, которые кажутся ей неправильными, в религиозной плоскости — греховными. Действительно, в массовой культуре, пропаганде потребления и «животного» образа жизни, в котором главной ценностью становится сугубо материальное благополучие, можно выделить массу негативных черт. Правда, справедливо критикуя современное западное общество, мигранты все же забывают о том, что они пользуются результатами его упадка и ослабления. В той Европе, где идея, религиозная или политическая, стояла выше потребительских ценностей, подобное поведение мигрантов было невозможно. Прошли многие столетия после Реконкисты, прежде чем в Европе вновь появились африканские и ближневосточные иммигранты, претендующие уже не только на защиту собственных прав, но и на трансляцию собственных культурно-политических представлений и интересов.

В том, что Франция превратилась в легкую мишень для террористов, виноваты сами французские власти. Именно они сначала создали режим наибольшего благоприятствования для въезда мигрантов, а затем совершенно не занимались вопросами их социальной адаптации и интеграции во французское общество. В результате либеральной миграционной политики во Францию проникло большое количество мигрантов, которые и не собирались здесь работать, а приехали жить на социальные пособия. С другой стороны, выросшие во Франции дети мигрантов не получали должного образования, их социализация происходила в маргинальных анклавах, а путь скромного наемного работника многих из них не прельщал, особенно в условиях роста потребительских запросов. Мигрантские «гетто» стали рассадниками преступности, нищеты, наркомании, молодежь криминализовалась, а когда в мигрантской среде все активнее стали работать религиозно-фундаменталистские пропагандисты и проповедники, то они быстро нашли внушительную прослойку сторонников и сочувствующих.

Отдельный вопрос — появление террористов и их пособников среди этнических французов и представителей других европейских народов. Как правило, это женщины и девушки, поддерживающие любовные связи или находящиеся замужем за выходцами из африканских и азиатских государств. Такие женщины находятся под полным идеологическим влиянием своих мужей, чаще всего принимают их религию, а затем и взгляды на жизнь и мироустройство. Фактически, они разрывают связи со своей исконной средой, часто не общаются со своими родителями и родственниками, покидают дружеские компании, формировавшиеся по месту учебы или работы. Среди террористов есть и мужчины — французы, для которых вступление в ряды радикальных организаций — вопрос идейного самоопределения. Как правило, они, сменив религию, воспринимают наиболее радикальные фундаменталистские течения, становятся еще жестче и воинственнее, чем новые товарищи из среды африканских и ближневосточных мигрантов.

Вовлечению европейцев в деятельность ближневосточных террористических организаций способствует активная пропагандистская кампания, развернутая последними в социальных сетях. Многим французам, бельгийцам, британцам также не нравится культурная трансформация западных обществ, социальная бесперспективность капиталистической системы, что заставляет их искать пути для радикального изменения окружающего мира. Возможно, боевые и сплоченные общины радикальных фундаменталистов, действующие в мигрантской среде, представляются им куда более привлекательными и перспективными, чем унылые «секточки» догматичных и пассивных европейских левых.

Мишень — Эйфелева башня. Почему Франция не может искоренить терроризм?


Есть и еще один нюанс. Безусловно, что на радикализацию мигрантских диаспор во Франции повлияли абсолютно непродуманные действия французского правительства, направленные якобы в поддержку светского характера французского общества. Так, еще более десяти лет назад во Франции началась кампания по «секуляризации» французского общества, которая вылилась в запреты на ношения хиджабов женщинам — мусульманкам. Между тем, всем известно, что многие верующие мусульманки считают ношение хиджабов обязательным. Получается, что французские власти пошли на оскорбление чувств верующих мусульман. Вряд ли они не могли предвидеть последствия своих действий, учитывая, что правительство располагает большим штатом аналитиков, включая и специалистов по религиям, по менталитету этнических и конфессиональных групп. Но именно запреты на ношения хиджабов способствовали росту антиправительственных настроений в мигрантской среде. На самом деле, надо было либо вообще минимизировать возможности для въезда во Францию «неподготовленных» мигрантов, то есть людей, не готовых принимать секулярные ценности, либо учитывать права и интересы приезжих. Но французское руководство не стало выбирать ни первый, ни второй пути, а попыталось совместить несовместимое — с одной стороны, продолжило пускать мигрантов, которые теперь именуются «беженцами», а с другой стороны — сохранило линию на «секуляризацию», которая, по вполне понятным причинам, вызывает раздражение и радикализацию влиятельной во Франции мусульманской общины.

Недовольством французских мусульман умело пользуются заинтересованные круги — представители международных радикально-фундаменталистских организаций, в том числе финансируемых некоторыми государствами Ближнего Востока. Финансовые вливания в мигрантскую среду становятся вторым, а в некоторых случаях — и первым фактором, побуждающим некоторых мигрантов и даже, как мы видим, коренных французов браться за оружие и становиться на путь противозаконной деятельности.

Ясно, что одними полицейскими методами справиться с волной терроризма, захлестнувшей Францию, не представляется возможным. Франции нужна кардинальная смена самих основ своей внутренней и внешней политики, серьезные, если не сказать — трансформационные, изменения контроля за миграционными процессами. Но, судя по тому, как действует и французское правительство, и власти многих других европейских стран, решение проблемы радикализации мигрантских сообществ не входит в их подлинные цели. Поэтому французскому обществу, включая как этнических французов, так и тех же самых мигрантов, не собирающихся стать следующими жертвами очередного взрыва или тарана на грузовике, остается рассчитывать исключительно на свои силы. Вполне вероятно, что лишь смена власти в стране, ее переход к национально ориентированным силам, сможет спасти Францию от дальнейших дестабилизационных процессов.
Автор: Илья Полонский

Использованы фотографии: www.rtl.fr, http://www.france24.com/, http://www.directmatin.fr/

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 26
  1. vobels 12 сентября 2016 17:25
    "..Некоторые южнофранцузские города стали больше напоминать населенные пункты Северной Африки, чем Западной Европы.." Сами захотели иметь дешёвых рабов, вот и получили то, что заслужили.
    1. Владимирец 12 сентября 2016 17:31
      Цитата: vobels
      Сами захотели иметь дешёвых рабов, вот и получили то, что заслужили.

      Теперь рабы имеют хозяев. yes

      "в Париже прекрасно понимают, в каком положении сегодня находится страна, но сделать ничего не могут, по крайней мере, в той системе политических и идеологических координат, которая сформировалась и утвердилась в современной Европе. "

      Ситуация запущена донельзя, теперь может помочь только жесткая диктатура.
      1. 34 регион 12 сентября 2016 20:15
        17.31. Какая диктатура? Национально ориентированная? Тогда ещё вопрос какой национальности? Французской? По количеству мигрантов возможна другая диктатура. Если отбросить теракты то как обстоят дела в Москве с приезжими? Париж в Москве не повторится?
        1. Serhiodjan 14 сентября 2016 01:26
          Не повторится, не волнуйся!
    2. xetai9977 12 сентября 2016 18:28
      А европейцы и не смогут искоренить терроризм, пока будут проводить излишне толерантную политику. Летом побывал в Париже и Брюсселе. Такое ошущение, что пребывал в Африке. На улицах из 10 встречных 5 негров и 3 араба. Бездельничают, просиживают штаны в кафе и даже не думают работать. Нам настойчиво рекомендовали не выходить на улицы после захода солнца и быть постоянно настороже. И это в столицах ведущих европейских стран!! Так и будет продолжатся,пока будут впускать в страны разных отщепенцев и тунеядцев
      1. Serhiodjan 14 сентября 2016 01:28
        тоже был недавно в Париже: везде грязь, вонь какая-то, бомжи валяются прямо в метро и на улицах, попрошаек куча, впечатление отвратительное... Ну насчет из 10 восемь это может в районе вокзалов где-то, но по сути половина где-то да. Вообщем если сравнивать Париж и Москву, то современная Москва мне нравится намного больше
    3. megavolt823 13 сентября 2016 11:37
      не хочу выглядеть паникёром но мы чего то не понимаем . явно не понимаем . вся эта хрень с терроризмом это : манёвр , оправдание для нападения , средство давления и много чего ещё . говорить вот французы лохи можно . но я думаю что мы невидим картину в целом . время покажет куда пробирка покатится . hi
      1. михаил3 15 сентября 2016 11:39
        Цитата: megavolt823
        не хочу выглядеть паникёром но мы чего то не понимаем . явно не понимаем . вся эта хрень с терроризмом это : манёвр

        Американцы много лет работали в одном направлении - тщательно опускали интеллектуальный уровень европейских властей. Отрицательный отбор по уму и привел французов к этому положению. "Не видим" мы простую пороховую бочку в виде всех этих мигрантских городов. А использовать их можно как угодно. Правда всего один раз, как всякую взрывчатку. Взорвут - увидим. Думаю, что "хитрого плана" пока что просто нет.
  2. ДядяПаша 12 сентября 2016 17:34
    Ну если подозреваемых в терроризме содержать под домашним арестом...то чего они хотят добиться то?
  3. Rusik.S 12 сентября 2016 17:35
    Поздно уже менять что-то. Сегодняшнее правительство ничего особо делать не будет, так как все эти радикальные мусульмане это их электорат. Вроде как по имеющемся данным, сейчас в стране находится до 15000 ! радикально настроенных элементов. Они как-бы под наблюдением, но что-то мне не верится. Что будет если хотя бы 100 из них скооперируются и проведут одновременно атаки? Это-же хаос наступит. О чём они там думают...
  4. Андрей Гладких 12 сентября 2016 18:29
    Жан Мари Ле Пен заявил, что будет финансировать избирательную компанию дочери Марин Ле Пен, с которой был в длительной ссоре. Успехов ей в президентской гонке. Если Марин Ле Пен стала бы президентом, то многое во Франции изменилось бы. Конечно, это всё "бы". Но я буду за неё "болеть".
    1. atalef 13 сентября 2016 06:00
      Цитата: Андрей Гладких
      Если Марин Ле Пен стала бы президентом, то многое во Франции изменилось бы. Конечно, это всё "бы". Но я буду за неё "болеть".

      Ничего не изменится.
      Франция самая большая проститутка Европы.
      Ситуация с Каддафи тому пример.
      Именно Саркози ( с Берлускони ) - заварили всю эту кашу с Ливией ( в первую очередь Саркози ) , а затем так красивенько съехал и все теперь уверены , что Каддафи завалили Штаты 9 хотя они в этом были ни сном ни духом и до последнего уклонялись от этой авантюры )
      Франция продаст всех и вся и ляжет под любого , что бы завтра у них с утречка было кофе и круасон -- ну а потом --- ХОТЬ ПОТОП ( кто сказал ? )
      То то и оно.
  5. andrewkor 12 сентября 2016 19:32
    "Планета обезьян" 21 века!!!
  6. Alekseits 12 сентября 2016 20:02
    Не может, потому что терроризм искоренять надо, а не гладить по головке, как нашкодивших школяров.
  7. Darth Revan 12 сентября 2016 20:16
    Стрелять надо не по ногам, а сразу на поражение, как делают израильтяне. А Францию ожидает очень печальная участь, и "Мечеть Парижской Богоматери" сейчас можно смело называть пророческим романом.
  8. Булат 12 сентября 2016 21:12
    Да не надо их держать,пусть едут,вот обратно анулировать
  9. Галеон 12 сентября 2016 22:45
    Если французы не вернутся к своей вере, причем массово, им не выстоять. Мусульманин будет уважать верующего, а секуляризованный европеец ему хуже собаки.
    1. atalef 13 сентября 2016 06:03
      Цитата: Галеон
      Если французы не вернутся к своей вере, причем массово, им не выстоять. Мусульманин будет уважать верующего, а секуляризованный европеец ему хуже собаки.

      Да ладно ,так они прямо верующих уважают belay
      Французы инфантильны , ленивы и эгоисты высшей пробы.
      Они эту проблему попытаются свалить на другие страны.
      А если не получиться - обвинят всех и вся , а сами примут удобную позу и намажутся вазелином и попытаются получить удовольствие.
  10. certero 12 сентября 2016 22:57
    Европейцы очень быстро позабудут свою толерантность, как только дело дойдет до уровня жизни. В шестидесятых прошлого века, когда Европу сотрясали массовые волнения, тоже многие писали, что это закат. Но всё прошло.
    При необходимости европейцы и гетто обоснуют заботой о безопасности небелых:)
  11. Горменгаст 13 сентября 2016 05:39
    То, что поймали - молодцы.

    Но эта эпизодическая поимка глобальных проблем не решит.
    Увы, чтобы свои анклавы террористов разгромить - даже с привлечением регулярных войск - нужна автократия и Шарль де Голль/Путин.
    Чтобы закрыть границы со странами, где анклавы террористов процветают - нужна, опять же, автократия и человек, похожий на Путина.
    А еще нужно мужество отменить толерантность, мультикультуризм и всеобщее любвЕ. И тут нужно "Такого, как Путин". Начать можно с отмены однополых браков и запрещения содомии под угрозой карательной психиатрии. laughing
    Соцсети должна быть существенно ограничены; все равно толку от них никакой, одно оболванивание. И всякие найемы, пропагандирующие через них государственные преступления, должны быть своевременно выявлены, блокированы и наказаны соответствующим образом.

    Выбор у французов невелик - или жди бомбу, грузовик на тротуаре, топор, нож, зарин и пр. - или автократизируйся, усиливай национальное государство. Ничто иное тут не поможет.
    1. atalef 13 сентября 2016 06:07
      Цитата: Горменгаст
      А еще нужно мужество отменить толерантность, мультикультуризм и всеобщее любвЕ. И тут нужно "Такого, как Путин". Начать можно с отмены однополых браков и запрещения содомии под угрозой карательной психиатри

      Да хватит изображать из Путина панацею.
      Проблема ни в однополых браках.
      Ответьте себе сами на вопрос , с Чечнёй замирились или просто платят дань Кадырову за спокойствие ?И что будет если бабло иссякнет .
      Решать проблему нужно по другому.
      Проблема в самом обществе - если оно не готово отвечать на эти вызовы и бороться с ними - то хоть однополые браки , хоть без них -- толку не будет.
      А французы не готовы .
      1. Александр романов 13 сентября 2016 06:10
        Цитата: atalef
        Ответьте себе сами на вопрос , с Чечнёй замирились или просто платят дань Кадырову за спокойствие ?И что будет если бабло иссякнет .

        Привет Саня! Чечня сейчас один из немногих регионов России,который не получает дотаций из Москвы.
        1. atalef 13 сентября 2016 10:31
          Цитата: Александр романов
          Цитата: atalef
          Ответьте себе сами на вопрос , с Чечнёй замирились или просто платят дань Кадырову за спокойствие ?И что будет если бабло иссякнет .

          Привет Саня! Чечня сейчас один из немногих регионов России,который не получает дотаций из Москвы.

          Привет, Сань ,ты сам то в это веришь ?На свои кровные они Ламбургини покупают ?
          1. andj61 13 сентября 2016 12:12
            Цитата: atalef
            Цитата: Александр романов
            Цитата: atalef
            Ответьте себе сами на вопрос , с Чечнёй замирились или просто платят дань Кадырову за спокойствие ?И что будет если бабло иссякнет .

            Привет Саня! Чечня сейчас один из немногих регионов России,который не получает дотаций из Москвы.

            Привет, Сань ,ты сам то в это веришь ?На свои кровные они Ламбургини покупают ?

            Дотаций, судя по всему, они действительно не получают. На отдельные инфраструктурные объекты деньги, конечно выделяются, но дотаций бюджету (трансфертов) нету.
            А вот все доходы от добычи нефти и нефтяной промышленности остаются в республике. Это и есть эта самая "дань" - ведь все регионы кучу средств, включая акцизы, переправляют в федеральный бюджет, а Чечня себе оставляет. А нефть там - одна из самых качественных в мире. При СССР до 80% всех смазочных масел высокого качества делали именно из грозненской нефти.
  12. Харабад 13 сентября 2016 05:45
    ... И начался тут смертный бой. Первым пронесся боевой клич франков "Монжуа!!!" И следом сами франки несутся во весь опор. Услышали сарацины "Монжуа" - скорее в седла прыгать. А как увидели - стена железная несется, выхватили они сабли свои с клинками кривыми из ножен. Мчатся юркие, верткие всадники, кричат "Алла, Алла!!!" И град стрел на щитах у франков дробь выбивает... (Песнь о Роланде)
  13. aba 14 сентября 2016 03:38
    В данной ситуации Франция форпост Европы, падет Франция и за ней падут по одиночке следующие страны ЕС. Если конечно, ЕС в ближайшее время не изменит правила игры, во что лично я пока не верю...
    aba

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня