Рубрика "Мнения" : Здесь выкладываются абсолютно различные мнения-статьи посетителей сайта, а также статьи с других сайтов для обсуждения. Администрация сайта по поводу этих новостей может иметь мнение, отличное от мнения авторов материалов.

Гибридная война: интерпретации и реальность

Гибридная война: интерпретации и реальностьВ течение последних лет тема гибридной войны активно обсуждается в СМИ и на различных научных форумах. Специалисты дают разные, нередко взаимоисключающие определения этого феномена, который до сих пор так и не приобрел терминологической устойчивости и ясности.

Подобная разноголосица обусловлена, например, тем, что, по мнению некоторых российских политологов, «не существует научных критериев, которые позволили бы идентифицировать войну как гибридную или утверждать, что речь идет о революции в военном деле». А раз так, то и заниматься этой проблемой, мол, незачем. Однако практика показывает, что термины «гибридные войны» (как и «цветные революции») описывают объективные, реально существующие явления, которые оказывают заметное влияние на национальную и международную безопасность. Причем качественный эволюционный скачок этих двух феноменов пришелся на начало XXI века.

ДЕТЕРМИНАНТЫ РЕВОЛЮЦИИ В ВОЕННОМ ДЕЛЕ


Известно, что революция в военном деле связана с коренными изменениями, происходящими под влиянием научно-технического прогресса в развитии средств вооруженной борьбы, в строительстве и подготовке ВС, способах ведения войны и военных действий.

Современная революция в военном деле началась после Второй мировой войны в связи с оснащением ВС ядерным оружием, радиоэлектронной техникой, автоматизированными системами управления и другими новыми средствами. Таким образом, детерминантами революции выступали технологические изменения.

Гибридная война ничего подобного с собой не принесла. Неоднократно отмечалось, что она не требует разработки новых систем оружия и использует то, что есть. Скорее всего она представляет собой модель, базирующуюся на более медленной эволюции, в которой технологический прогресс играет меньшую роль в сравнении с организационными, информационно-технологическими, управленческими, логистическими и некоторыми другими общими нематериальными изменениями. Таким образом, если революция в военном деле и происходит, то без резких изменений в методах и организации противостояния, которое включает невоенные и военные средства. По-видимому, современная наука только «нащупывает» критерии этого феномена, однако значимость и необходимость этой работы нельзя переоценить. Так что отсутствие революционных сдвигов еще не причина для отказа от изучения этого явления.

Более того, один из родоначальников термина «гибридная война» американский военный эксперт Ф. Хоффман утверждает, что XXI век становится веком гибридных войн, в которых противник «мгновенно и слаженно использует сложную комбинацию разрешенного оружия, партизанскую войну, терроризм и преступное поведение на поле боя, чтобы добиться политических целей». От столь масштабных и смелых прогнозов не далеко и до утверждения об очередной революции в военном деле, связанной с развитием гибридных технологий.

Пока же в результате существующей неопределенности термин «гибридная война» широко используется в научных дискуссиях, однако в открытых российских официальных документах и в выступлениях политиков и военных практически не встречается. Расплывчатость этого термина отмечают некоторые российские политологи: термин «гибридная война» «не является операциональным понятием. Это образная характеристика войны, она не содержит четких, однозначных показателей, раскрывающих ее конкретику». Далее следует вывод о том, что в военно-профессиональном дискурсе на сегодня этот термин контрпродуктивен, а «сосредоточение внимания и усилий на подготовке к гибридной войне чревато забвением инвариантных основ и принципов военной стратегии и тактики и, следовательно, не полной, односторонней подготовкой страны и армии к возможной войне».

Это верно при том понимании, что нельзя готовить страну и ВС только к гибридной войне. Именно поэтому Военная доктрина, Стратегия национальной безопасности и другие доктринальные документы России должны носить комплексный характер и учитывать всю гамму возможных конфликтов от цветной революции – гибридной войны – масштабной конвенциональной войны и вплоть до всеобщей ядерной войны.

Однако не все согласны с идеей отказа от изучения проблем, связанных с гибридизацией современных конфликтов. Так, политолог Павел Цыганков со своей стороны отмечает, что «преобладающей стала точка зрения, авторы которой считают, что гибридные войны – это совершенно новое явление», они «становятся реальностью, которую трудно отрицать и которая актуализирует потребность изучения их сути и возможностей противодействия им в отстаивании национальных интересов Российской Федерации».

Подобная разноголосица среди отечественных военных специалистов является одной из причин, по которой понятие «гибридная война» не встречается в документах стратегического планирования России. Вместе с тем наши противники под прикрытием изощренных стратегий информационной войны, с одной стороны, уже сейчас используют сам термин для надуманных обвинений России в коварстве, жестокости и использовании грязных технологий на Украине, а с другой стороны, сами планируют и осуществляют комплексные «гибридные» подрывные мероприятия против нашей страны и ее союзников по ОДКБ на Украине, на Кавказе и в Средней Азии.

В условиях использования против России широкого спектра подрывных гибридных технологий вполне реальной является перспектива превращения современной гибридной войны в особый вид конфликта, который кардинально отличается от классических и рискует трансформироваться в перманентное, крайне жестокое и нарушающее все нормы международного права разрушительное противостояние.

ЗЫБКАЯ ГРАНИЦА МЕЖДУ СОВРЕМЕННЫМИ КОНФЛИКТАМИ

В противостоянии с Россией США и НАТО делают ставку на использование базовых стратегий любого вида войн – стратегий сокрушения и измора, о которых говорил выдающийся русский военный теоретик Александр Свечин. Он отмечал, что «понятия о сокрушении и изморе распространяются не только на стратегию, но и на политику, и на экономику, и на бокс, на любое проявление борьбы и должны быть объяснены самой динамикой последней».

В этом контексте стратегии сокрушения и измора реализуются или могут быть реализованы в ходе полного спектра конфликтов современности, которые связаны между собой и образуют своеобразный многокомпонентный разрушительный тандем. Составные части тандема: цветная революция – гибридная война – конвенциональная война – война с использованием всего спектра ОМУ, включая ядерное оружие.

Цветная революция представляет собой начальный этап дестабилизации обстановки и строится на стратегии сокрушения правительства государства-жертвы: цветные революции все больше обретают форму вооруженной борьбы, разрабатываются по правилам военного искусства, при этом задействуются все имеющиеся инструменты. В первую очередь – средства информационной войны и силы спецназначения. Если сменить власть в стране не удается, то создаются условия для вооруженного противостояния с целью дальнейшего «расшатывания» неугодного правительства. Отметим, что переход к масштабному использованию военной силы представляет собой важный критерий развития военно-политической ситуации от этапа цветной революции к гибридной войне.

В целом цветные революции построены преимущественно на невоенных способах достижения политических и стратегических целей, которые в ряде случаев по своей эффективности значительно превосходят средства военные. В рамках адаптивного применения силы они дополняются мероприятиями информационного противоборства, использованием протестного потенциала населения, системой обучения боевиков и пополнения их формирований из-за рубежа, скрытым снабжением их оружием, использованием сил спецопераций и частных военных компаний.

В случае если в сжатые сроки достичь цели цветной революции не удается, на определенном этапе может быть осуществлен переход к военным мерам открытого характера, что представляет собой очередную ступень эскалации и выводит конфликт на новый опасный уровень – гибридную войну.

Границы между конфликтами достаточно расплывчатые. С одной стороны, это обеспечивает непрерывность процесса «перетекания» конфликта одного вида к другому и способствует гибкой адаптации используемых политических и военных стратегий к реалиям политических ситуаций. С другой стороны, пока недостаточно разработана система критериев, позволяющих четко определять базовые характеристики отдельных видов конфликтов (прежде всего «связки» цветной революции – гибридной и конвенциональной войны) в процессе трансформации. При этом конвенциональная война по-прежнему остается наиболее опасной формой конфликта, особенно по своим масштабам. Однако более вероятны все же конфликты иного плана – со смешанными способами ведения военных действий.

Именно к такому противостоянию с Россией готовит Запад украинские вооруженные силы. С этой целью на юго-востоке Украины создаются условия для дальнейшей эскалации насилия от гибридной к полномасштабной конвенциональной войне с применением всех современных систем оружия и военной техники. Свидетельством качественных изменений является переход к тактике диверсионно-террористических действий на российской территории. Авторы такой стратегии, похоже, недооценивают угрозу перерастания провоцируемого ими локального конфликта в широкомасштабное военное столкновение в Европе с перспективой его расширения до глобальных масштабов.

ГИБРИДНАЯ ВОЙНА ПРОТИВ РОССИИ УЖЕ ИДЕТ. И ЭТО ТОЛЬКО НАЧАЛО…

Активизация подрывных действий Запада против России в начале 2000-х годов совпала с отказом нового российского руководства послушно следовать в фарватере политики США. До этого согласие правящих «элит» России на роль ведомой страны длительное время определяло внутреннюю и внешнюю стратегию государства в конце 80-х и в завершающем десятилетии прошлого века.

Сегодня в условиях наращивания угроз нужно уделять гораздо больше внимания многомерным конфликтам или гибридным войнам (дело не в названии), чем это делалось до сих пор. Причем подготовка страны и ее ВС к конфликту такого вида должна охватывать широкий спектр направлений и учитывать возможность трансформации гибридной войны в конвенциональную, а в дальнейшем и в войну с использованием ОМУ вплоть до применения ядерного оружия.

Именно в таком контексте в последние годы о феномене гибридной войны начинают всерьез говорить союзники России по ОДКБ. Так, реальную опасность гибридной войны отметил министр обороны Республики Беларусь генерал Андрей Равков на 4-й Московской конференции по международной безопасности в апреле 2015 года. Он подчеркнул, что «именно «гибридная война» интегрирует в своей сущности весь диапазон средств противоборства – от наиболее современных и технологичных («кибервойна» и информационное противоборство) до использования примитивных по своей природе террористических способов и тактических приемов в ведении вооруженной борьбы, увязанных по единому замыслу и целям и направленных на разрушение государства, подрыв его экономики, дестабилизацию внутренней социально-политической обстановки». Как представляется, в определении содержится достаточно четкий критерий, определяющий отличие гибридной войны от других видов конфликтов.

Развивая эту мысль, можно утверждать, что гибридная война многомерна, поскольку включает в свое пространство множество других подпространств (военное, информационное, экономическое, политическое, социокультурное и др.). У каждого из подпространств – своя структура, свои законы, терминология, сценарий развития. Многомерный характер гибридной войны обусловлен беспрецедентным сочетанием комплекса мер военного и невоенного воздействия на противника в реальном масштабе времени, разнообразие и различная природа которых обусловливает свойство своеобразной «размытости» границ между действиями регулярных сил и иррегулярным повстанческим/партизанским движением, действиями террористов, которые сопровождаются вспышками неизбирательного насилия и криминальными акциями. Отсутствие четких критериев гибридных действий в условиях носящего хаотический характер синтеза как их организации, так и применяемых средств существенно усложняет задачи прогнозирования и планирования подготовки к конфликтам такого вида. Ниже будет показано, что именно в подобных свойствах гибридной войны многие специалисты Запада видят уникальную возможность для использования этого понятия в военных исследованиях прошлых, настоящих и будущих конфликтов при стратегическом прогнозировании и планировании развития ВС.

В ФОКУСЕ ВОЕННЫХ ПРИГОТОВЛЕНИЙ США И НАТО

Гибридная война: интерпретации и реальностьПока единого мнения по вопросу о гибридной войне нет и в военных кругах США. Американские военные для описания современных многомерных операций, в которых участвуют регулярные и иррегулярные формирования, применяют информационные технологии, ведется кибервойна и используются прочие характерные для гибридной войны средства и методы, предпочитают использовать термин «операции полного спектра». В связи с этим понятие «гибридная война» практически не встречается в документах стратегического планирования ВС США.

Иной подход к проблеме будущих конфликтов в условиях сложных нетрадиционных или гибридных войн демонстрирует НАТО. С одной стороны, руководители альянса утверждают, что гибридная война сама по себе не несет ничего нового и с различными гибридными вариантами военных действий человечество встречается уже многие тысячелетия. По словам генерального секретаря альянса Й. Столтенберга, «первая известная нам гибридная война была связана с Троянским конем, таким образом, это мы уже видели».

Вместе с тем признавая, что в концепции гибридной войны мало нового, западные аналитики рассматривают ее как удобное средство для анализа прошедших, настоящих и будущих войн и выработки предметных планов.

Именно такой подход обусловил решение НАТО перейти от теоретических дискуссий по теме гибридных угроз и войн к практическому использованию концепции. На почве надуманных обвинений России в ведении гибридной войны против Украины НАТО стала первой военно-политической организацией, в которой об этом феномене заговорили на официальном уровне – на саммите в Уэльсе в 2014 году. Уже тогда Верховный главнокомандующий ОВС НАТО в Европе генерал Ф. Бридлав поднял вопрос о необходимости готовить НАТО к участию в войнах нового типа, так называемых гибридных войнах, которые включают в себя проведение широкого спектра прямых боевых действий и тайных операций, осуществляемых по единому плану вооруженными силами, партизанскими (невоенными) формированиями и включающих также действия различных гражданских компонентов.

В интересах совершенствования способности союзников противостоять новой угрозе было предложено наладить координацию между министерствами внутренних дел, привлекать силы полиции и жандармерии для пресечения нетрадиционных угроз, связанных с пропагандистскими кампаниями, кибератаками и действиями местных сепаратистов.

В дальнейшем альянс сделал проблему гибридных угроз и гибридной войны одной из центральных в своей повестке. На саммите НАТО в Варшаве в 2016 году были предприняты конкретные «шаги для обеспечения своей способности к эффективному преодолению вызовов в связи с гибридной войной, при ведении которой для достижения своих целей государственные и негосударственные субъекты применяют широкий, комплексный диапазон, сочетающий в различной конфигурации тесно взаимосвязанные обычные и нетрадиционные средства, открытые и скрытные военные, военизированные и гражданские меры. В ответ на этот вызов мы приняли стратегию и предметные планы по осуществлению, касающиеся роли НАТО в противодействии гибридной войне».

В открытом доступе текст этой стратегии не появлялся. Однако анализ достаточно обширного пласта научных исследований и документов НАТО по проблеме гибридных войн позволяет сделать некоторые предварительные заключения по подходам альянса.

В стратегии НАТО важное место отводится вопросу, как убедить правительства стран-союзниц в необходимости использовать все организационные возможности для парирования гибридных угроз и не пытаться действовать только с опорой на высокие технологии. В этом контексте подчеркивается особая роль наземных сил в гибридной войне. Одновременно считается необходимым развивать потенциал сотрудничества с невоенными акторами, оперативно выстраивать военно-гражданские отношения, предоставлять гуманитарную помощь. Таким образом, планируется использовать формат гибридной войны для своеобразной игры на повышение и понижение, применения технологий «мягкой и жесткой силы» на размытой границе между миром и войной. Такой набор средств и методов предоставляет в распоряжение государства-агрессора новые уникальные инструменты для давления на противника.

Одна из основных задач гибридной войны – удерживать уровень насилия в государстве-объекте агрессии ниже планки вмешательства существующих организаций обеспечения международной безопасности на постсоветском пространстве, таких как ООН, ОБСЕ или ОДКБ. Это, в свою очередь, требует разработки новых адаптивных концепций и организационных структур для ползучего развала и удушения государства-жертвы и собственной защиты от гибридных угроз.

ТРАНСФОРМАЦИЯ ОЦЕНОК УГРОЗ БЕЗОПАСНОСТИ НАТО

Вызовы, риски, опасности и угрозы (ВРОУ) являются ключевым, системообразующим фактором действующей стратегической концепции НАТО, а результаты анализа ВРОУ в документе «Многочисленные угрозы в будущем» представляют собой научно-практическую основу для стратегического прогнозирования и планирования военной составляющей деятельности альянса. Часть этих угроз уже перешли в категорию реальных.

По оценке аналитиков, к числу наиболее существенных относятся угрозы, связанные с изменением климата, нехваткой ресурсов и увеличением разрыва между государствами с развитой рыночной экономикой и странами, не сумевшими вписаться в процессы глобализации и инновационного развития. Трения между этими странами будут усиливаться за счет роста национализма, увеличения народонаселения в бедных регионах, что может привести к массовым и неконтролируемым миграционным потокам из этих регионов в более благополучные; угрозы, связанные с недооценкой вопросов безопасности правительствами развитых стран. Считается, что многие страны НАТО уделяют неоправданно много внимания решению внутренних проблем, в то время как пути поставок стратегического сырья находятся под угрозой или уже нарушены, активизируются действия пиратов на море, растет наркотрафик; угрозы, связанные с объединением технологически развитых стран в своеобразную глобальную сеть, на которую будет усиливаться давление со стороны менее развитых государств и авторитарных режимов в условиях повышения зависимости от доступа к жизненно важным ресурсам, усиления терроризма, экстремизма, обострения территориальных споров. И наконец, угрозы, связанные с увеличением числа государств или их союзов, использующих экономический рост и распространение технологий производства ОМУ и средств его доставки для проведения политики с позиции силы, сдерживания, обеспечения энергонезависимости и наращивания военного потенциала. В мире не будут доминировать одна или две сверхдержавы, он реально станет многополярным. Это будет происходить на фоне ослабления авторитета международных организаций, усиления националистических настроений и стремления ряда государств повысить собственный статус. Следует также отметить, что угрозы в каждой из групп носят гибридный характер, хотя этот термин в то время в документах НАТО не использовался.

В последние годы аналитики альянса уточнили географию и содержание ВРОУ, с которыми НАТО сталкивается в современных условиях. Это две группы стратегических вызовов и угроз безопасности, источники которых находятся на восточных и южных рубежах блока. Угрозы носят гибридный характер, обусловленный разными субъектами – источниками угроз, масштабами, составом и плотностью самих угроз. Приводится и определение гибридной войны, которая рассматривается как «комбинация и смесь различных средств конфликта, регулярных и иррегулярных, доминирующих на физическом и психологическом поле боя под информационным и медиаконтролем с целью уменьшения риска. Возможно развертывание тяжелого вооружения для подавления воли противника и предотвращения поддержки населением законных властей».

Объединяющим фактором для комплексов угроз считается вероятность использования на востоке и юге баллистических ракет против сил и объектов НАТО, что требует совершенствования системы ЕвроПРО. При этом, если на востоке имеет место межгосударственное противостояние, в котором альянс имеет дело с достаточно широким спектром угроз с различными характеристиками, то угрозы на юге не связаны с межгосударственными противоречиями, а спектр их заметно более узкий.

По оценке военных специалистов НАТО, для совокупности угроз на «восточном фланге» характерен изощренный, комплексный адаптивный подход к использованию силы. Умело применяется сочетание не силовых и силовых методов, включая кибервойну, информационную войну, дезинформацию, фактор неожиданности, ведение борьбы чужими руками и применение сил спецопераций. Используются политический саботаж, экономическое давление, активно ведется разведка.

От государств-членов НАТО в качестве стратегической ключевой задачи требуется своевременно вскрывать подрывные действия, направленные на дестабилизацию и раскол отдельных членов альянса и всего блока в целом. При этом решение этой задачи входит прежде всего в компетенцию национального руководства.

Угрозы на «южном фланге» НАТО принципиально отличаются от противостояния, которое развивается в межгосударственном формате на востоке. На юге стратегия НАТО нацелена на предотвращение и обеспечение защиты от угроз гражданской войны, экстремизма, терроризма, неконтролируемой миграции и распространения ОМУ. Детонаторами этих видов угроз являются недостаток продовольствия и питьевой воды, бедность, болезни, развал системы управления в ряде стран Африки. В результате, по оценке НАТО, в дуге нестабильности, которая простирается от стран Северной Африки к Центральной Азии, появилось выраженное «европейское ответвление», что требует от альянса повышения способности к незамедлительному реагированию. Важнейшими инструментами, позволяющими планировать операции с учетом специфики угроз с востока и юга, являются Силы быстрого и сверхбыстрого реагирования НАТО, предназначенные для использования по всем направлениям, откуда исходят гибридные угрозы. На южном направлении для парирования угроз предполагается дополнительно привлекать партнеров после их соответствующего оснащения и подготовки.

ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ НАТО И ЕС

Гибридная война предполагает дозированное использование арсеналов жесткой и мягкой силы. В этом контексте НАТО как военно-политическая организация осознает ограниченность собственных возможностей в сфере «мягкой силы», экономических санкций и гуманитарных операций. Для компенсации такого системного недостатка альянс активно привлекает ЕС в качестве союзника по противостоянию гибридным угрозам.

В рамках единой стратегии США, НАТО и ЕС намерены объединить усилия своих правительств, армий и разведок под эгидой США в рамках «всеобъемлющей межведомственной, межправительственной и международной стратегии» и максимально эффективно использовать методы «политического, экономического, военного и психологического давления с учетом того, что гибридная война представляет собой использование комбинации обычных, нерегулярных и асимметричных средств в сочетании с постоянными манипуляциями политическим и идеологическим конфликтом. Основополагающая роль в гибридных войнах отводится ВС, для чего НАТО и ЕС договорились в 2017–2018 годы углубить координацию планов военных учений по отработке задачи противодействия гибридным угрозам.

Совместные усилия США, НАТО и ЕС приносят ощутимые плоды. Потеряна (возможно, временно) Украина. Под угрозой позиции России в Сербии – единственном нашем союзнике на Балканах, где в парламенте нет ни одной партии, выступающей за союз с нашей страной. Слабо используются возможности «мягкого влияния» российских СМИ, общественных организаций, недостаточны военные, образовательные и культурные контакты. Выправление положения стоит недешево, но потери обойдутся дороже.

В этом контексте важным направлением противодействия наращиванию давления «мягкой силы» на Россию, ее союзников и партнеров должны стать скоординированные меры по созданию соответствующего «мягкого барьера» против проникновения подрывных технологий, направленных на развал и разобщение как российского общества, так и связей России с союзниками и партнерами. Задача состоит в объединении и координации усилий экспертного сообщества.

Неотложный характер такого шага определяется тем обстоятельством, что сегодня в НАТО активно ведется разработка стратегий так называемого переходного периода от относительно расплывчатой военно-политической ситуации, свойственной гибридной войне, к классической конвенциональной войне с применением всего спектра обычных вооружений. При этом пока остается за скобками возможность выхода событий из-под контроля из-за ошибочной оценки, случайного инцидента или преднамеренной эскалации, что может привести к неконтролируемому расширению масштабов конфликта.

ВЫВОДЫ ДЛЯ РОССИИ

Важнейшей составляющей стратегии сдерживания, одобренной на саммите НАТО в Варшаве, является гибридная война, которая ведется против России и государств-членов ОДКБ с целью их ослабления и развала. Особого размаха и изощренности сегодня достигли стратегии информационной войны, которые охватывают культурно-мировоззренческую сферу, вмешиваются в спорт, образовательные и культурные обмены, в деятельность религиозных организаций.

Гибридная война против России ведется уже давно, однако своего апогея она пока не достигла. Внутри страны в крупных городах и в регионах при поддержке пятой колонны усиленно укрепляются плацдармы для цветной революции, ведется подготовка к развертыванию масштабных действий по всем направлениям гибридной войны. Тревожные «звоночки» уже прозвучали из ряда центральных и южных регионов.

Кумулятивный эффект военных приготовлений и подрывных информационных технологий формирует реальную угрозу национальной безопасности российского государства.

Для структур обеспечения национальной безопасности важными организационными выводами из сложившейся угрожающей ситуации должно стать обеспечение адаптации доктринальных документов, личного состава ВС РФ и других силовых структур и техники к изменяющемуся спектру угроз и наращивание мероприятий по военной подготовке при определяющей роли разведки с опорой как на новые технологии, так и гуманитарные и культурные инструменты. Важно на государственном уровне обеспечить выверенный баланс потенциалов «жесткой и мягкой силы». Особое внимание следует уделять вопросам защиты русского языка и его изучению в России и за рубежом, особенно в исторически и культурно тяготеющих к России странах.

В этом контексте дискуссия в российском военно-научном сообществе по вопросам гибридной войны и противостояния гибридным угрозам безусловно необходима и уже сегодня создает основу для более обстоятельных оценок и рекомендаций. С учетом реальной опасности современных подрывных действий Запада в рамках создания государственной системы перспективных исследований и разработок в области науки и военных технологий следует предусмотреть создание специального центра с задачей углубленного изучения всего спектра конфликтов современности, включая цветные революции и гибридные войны, а также стратегии их сочетания с информационными войнами и технологиями управляемого хаоса.
Автор: Александр Бартош
Первоисточник: http://nvo.ng.ru/concepts/2016-09-16/1_war.html


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 16
  1. данил ларионов 18 сентября 2016 06:26
    Колеги мне вот интересно, либералы постоянно пiшутъ это число 2017 что оно обозначаетъ.
    1. андрей юрьевич 18 сентября 2016 06:33
      Цитата: данил ларионов
      Колеги мне вот интересно, либералы постоянно пiшутъ это число 2017 что оно обозначаетъ.

      может,следующий год,...?(при условии,что нынче:2016й...)
      1. данил ларионов 18 сентября 2016 06:45
        Они вроде пiшут что в 2017 должна проiзойти какая то революция, или что то подобное ти-по переворот.
  2. РПК 18 сентября 2016 06:27
    Война,а по новому,Операция Полного Спектра,идёт и не просто идёт а стремительно разгорается.Но попробуйте объяснить это нашим Атаманам,они рассуждают как женщины и пока не выбьют,как в 41ом,этот класс руководителей,не придёт им на смену новое поколение,Победа нам достанется нелегко.
  3. кедр 18 сентября 2016 08:49
    Задача творцов гибридной войны - сеять хаос, разрушая им целостные национальные системы. На их развалинах сионисты мечтают построить свою новую мировую систему контроля и управления человечеством, во главе с сионистским мировым правительством. Идеал, к которому стремятся сионисты через века и тысячелетия - захват власти над Землёй, человечеством и её ресурсами. Для этого хороши абсолютно все средства ("Цель оправдывает средства"). Войны различных видов, в том числе гибридные, из одной и той же обоймы глобальной сион-войны против землян.
  4. rotmistr60 18 сентября 2016 09:10
    следует предусмотреть создание специального центра

    Этих центров уже как кур не резанных. Сегодня ни кому не известный, но уже аналитик объясняет остальным, что такое "гибридная война". Что в стране много денег или появились лишние, чтобы плодить новые структуры со штатом, оргтехникой, зарплатой? МО РФ этим занимается, спецслужбы занимаются и т.д. По моему достаточно.
  5. народник 18 сентября 2016 09:30
    Отсутствие четких критериев гибридных действий

    Пока единого мнения по вопросу о гибридной войне нет и в военных кругах США

    Начнём с того, что термин "гибридная война" является лживым.
    Война - это, как правило, боевые действия крупного и среднего масштаба между вооружёнными силами противоборствующих сторон. Если нет боевых действий, то нет и войны. Содержит какая-нибудь " ...ная" война боевые действия, значит - это война. Не содержит - не пудрите людям мозги.
  6. erik cartman 18 сентября 2016 11:14
    Цитата: данил ларионов
    Колеги мне вот интересно, либералы постоянно пiшутъ это число 2017 что оно обозначаетъ.

    Это ничего не обозначает. Кроме даты следующего года. Либералы постоянно питают иллюзии, что за ними пойдет народ. Майдан на Украине и его результаты на сегодня, самая лучшая "прививка" от " революций достоинства" и им подобных. И Вы посмотрите, в основном либералы люди далеко не бедные. Ребятишки хотят придти к власти и получить доступ к не ограниченным ресурсам России. На население им насрать. За красивыми лозунгами желание получить сверх прибыль и по тихому свалить.
  7. Лелёк 18 сентября 2016 11:46
    ( Важно на государственном уровне обеспечить выверенный баланс потенциалов «жесткой и мягкой силы».)

    Не уверен, что это у нас хорошо получается. Зачастую мы мямлим там, где нужно показать зубы и "нахмуриваем брови" без последующего реального действия. Понятно, что политика в нынешних сложных международных условиях - хождение по лезвию, но уж, если бросил вызов, провозгласил себя мировой державой, то и действовать нужно соответствующим образом, иначе наплюют на твоё "нахмуривание" yes .
  8. gladcu2 18 сентября 2016 14:03
    Статье поставил плюс. За мощный материал и попытки классификации.

    Но автор не дал ответ на самим же собой поставленный вопрос. Что такое гибридная война? К сожалению так же не указан принцип на чем построить систему гибридной войны. Хотя описание инструментов гибридной войны хорошее, точное. Но не классифицированное.

    Почему сложно найти ответ, что такое гибридная война? Потому, что цель этой войны не вписывается в исторически сложившийся стандарт. Цель гибридной войны не захват территорий, а разрушение структуры противника. И всё. Больше не надо.

    Смотрите. Несколько последних войн. Югославия, Ирак, Ливия, Серия. На какой территории происходит восстановление экономики для получения доходов страной победившей в войне? Какая цель победы? Территория Югославии, правда оправилась экономически, но это скорее потому, что соседние страны оказали помощь.

    Вывод в следующем. Трудно дать правильное однозначное определение, потому что цель гибридной войны не может быть определена однозначно. Возможно потому что исторически подробного не происходило. А человек мыслит по типу и подобию.

    Тем не менее.

    Тем не менее гибридная война это порождение экономической системы принципы которой заложены в образовательных системах стран. А поэтом изменилась поведенческая система обывателя. Если раньше общество получало развитие за счёт совместных действий людей, то сейчас эгоизм каждого становится приоритетом поведения.

    Чтобы противостоять гибридной войне нужно на государственном уровне создавать правильную ОБРАЗОВАТЕЛЬНУЮ СИСТЕМУ. Результат проявит себя в течение поколения. Дело долгое но необходимое.

    Для государства, для выживания этноса ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ СИСТЕМА, важнее чем АРМИЯ И ФЛОТ.
    1. gladcu2 18 сентября 2016 17:02
      Теперь попробую показать, как экономическая система приводит к ситуации хаоса и зачем это необходимо.

      Начнем с возврата в историю. Ответ именно там. Возьму пример из истории Российской империи потому, что он более понятен. Капитализм в Европе и в России развивался не одинаково.

      Капитализм в России получил развитие с упразднение крепостного права. Идея заключалась в том, чтобы создать большое количество собственников, но с огромными не выполнимыми и передающимися в наследство долговыми обязательствами за якобы купленную у помещика землю. Обратите на современную аналогию с ипотечным кредитом и неоправданно завышенными услугами ЖКХ.
      Зачем это нужно?
      Ответ это самая совершенная форма рабства. Мотивирующаяся стремлением к свободе от долга.

      Любой человек, профессионал, работник стремится добится свободы и не зависимости через свой труд. Задача капитализма не дать человеку выйти из под зависимости. Капитализм всегда создает ситуацию, когда обещает счастливое будущее. Вешают морковку перед осликом.

      Теперь я вас подвел под ситуацию понимания следующего.

      Чтобы власть придержащие, а это финансовая банковская система, могли сохранять свою власть. Могли постоянно продавать деньги за деньги необходимо весь мир лишить системы накопления материальных рессурсов. Не дать человеку альтернативы создания запаса, кроме как через банковскую систему. А банковская система уже сможет управлять распределением и владением этим материальным рессурсом.

      Поэтому создана система управления хаосом. Задача которой усложнение жизни человека. Когда страна приходит к успеху и проявляет признаки независимости сразу создают хаос, что бы разрушить общество и экономику. Таким образом управляемый хаос есть форма удерживать власть финансистами.

      Продолжу линию дальше и покажу, почему современные арми оказались не у дел. Более того НАТО одряхлело до степени практического разрушения.

      Финансовому сектору не нужны территории и заводы, страны. Деньгам нужен только труд человека. Постоянный труд, который в принципе хоть и ведет к прогрессу, но и прогресс этот не нужен от слова вообще. Только труд. И вот только армии предназначены для захвата стран. Но армии уже не нужны так, как цели решаются другими средствами. Я утрирую, армии это элемент государственности. Они будут пока существуют государства. Хоть и либералы и хотят обезличить государства.

      Подведу резюме.

      Гибридная война - это управляемый хаос . Цель гибридной войны разрушение системы производства и НАКОПЛЕНИЯ материальных ресурсов, как результат это контроль власти. Возглавляет гибридную войну - мировая финансовая система. Причина войны это экономическая система - капитализм который не может перейти в социализм в силу сознательного противоборства.

      Подобному утверждению соответствуют цели двух предыдущих мировых войн. Обнуление долгов. Разрушение инфраструктуры. Дрезден, ядерная бомбардировка Японии.
      1. gladcu2 18 сентября 2016 17:30
        И дополню картину, всем кто служил в армии известным примером.

        Что бы в части был порядок и контроль над личным составом, должен неукоснительно выполняться распорядок дня. Как только солдат получает личное время, тут же начинаются проблемы. А поэтому солдат должен быть постоянно занят физически и ментально. Должен таскать круглое и катить квадратное.

        А страны должны иметь постоянные проблемы. То иммиграционный кризис. То гипотетическую угрозу войны. То нарушение климата. То ещё черт знает что.

        То терроризм. Цели которых с трудом понятны. Ну вот как солдат должен понимать зачем ему тащить круглое и катить квадратное?

        Ответ. Это контроль власти.
  9. mr.redpartizan 18 сентября 2016 16:31
    Все это уже было во времена холодной войны, поэтому термин "гибридная война" не несет в себе ничего нового.
    Для борьбы с подрывной деятельностью внутри страны требуется эффективная работа контрразведки и правоохранительных органов. У нас почему-то боятся применять жесткие меры по отношению к врагам народа, а боятся не следует. Предателей страны необходимо уничтожать физически, а не закрывать глаза на их деятельность.
    В ответ на террор или действия иностранных диверсантов считаю допустимым встречные действия подобного характера, в т.ч. по отношению к гражданскому населению противника.
    На военные провокации следует отвечать симметрично. Если же в ходе провокации был совершен акт агрессии против страны и ее граждан, то ответ должен быть исключительно военным.
    1. gladcu2 18 сентября 2016 18:38
      mr.redpartizan

      Вы озвучили способ борьбы с хаосом. Но вы не сможете устранить причину пока не поймёте зачем и кому это нужно. Им важен даже сам процесс этой борьбы.

      В Вы думаете территория Сирии кому-то нужна? Кому, кроме сирийцев? А сирийцы кому-то нужны? Никому. Они слабы и этого достаточно, что бы ими управлять. Говорят, что причиной войны в Сирии послужила какето газовая труба. Но потери и разрушения в Сирии уже давно превзошли возможные прибыли от этого проэкта.

      Примеры подобного иррационализма можно приводить до бесконечности.

      Ни деньги ни территории не делают никого богатым и независимым, пока в руках у него не будет власти. Власть берется путем ослабления противника, а реализуется путем финансовой зависимости. Через международную банковскую систему.
  10. poma 18 сентября 2016 20:53
    Сложно написано. Размыта мысль.
  11. Ал.Пересвет 19 сентября 2016 00:48
    Все эти "гибридные,цветные" войны-были раньше.Однако назывались они-диверсанты,шпионы.+предатели внутри страны.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня