Заокеанский театр Семилетней войны. Падение Квебека

Заокеанский театр Семилетней войны. Падение Квебека

Высадка английских войск в бухте Анс-дю-Фулон


Командующего, которого уносили с поля проигранного боя, провожали взглядами разные люди: усталые солдаты в запыленных мундирах и грязных от копоти париках, бородатые и совсем юные ополченцы, индейцы в боевой раскраске. Лица большинства из них выражали целую гамму чувств, и чувств безрадостных. Лишь коренные жители американского континента были традиционно невозмутимы и непроницаемы. Луи-Жозеф де Монкальм, маркиз де Сен-Веран, генерал и командир этого разноплеменного воинства, был смертельно ранен. Вместе с прославленным и неутомимым командующим французскими объединенными силами в Новой Франции умирали надежды удержать Квебек, этот главный оплот наихристианнейшего короля Людовика XV в Новом Свете. Битва на равнине Авраама была проиграна, а вместе с ней безжалостно решилась участь великолепного по здешним меркам детища Самюэля де Шамплена – города Квебека.

Новые земли для короля


Раскаленные искры от бодро занявшегося за океаном американского костерка во многом способствовали масштабному пожару Семилетней войны, охватившему далекую Европу. В век просвещенного абсолютизма (впрочем, как и не просвещенного) пушки извергали из жерл ядра не реже, чем философы – афоризмы. Их Величествам уже стало тесно на истоптанных полях Европы, и они азартно делили Новый Свет, Индию и Мировой Океан. На политическую карту мира с неподдельным интересом взирали многие, но лишь некоторые могли менять на ней цвета. Англия и Франция – ревностные соперники в моде, политике и на войне, – не особо пряча взаимную неприязнь за лицемерными улыбками и вежливыми поклонами, скрещивали шпаги в самых оживленных и удаленных уголках Земного шара. В это соперничество так или иначе было вовлечено большинство европейских государств – каждое выбирало или получало роль в зависимости от величины территории, размера армии или полноты глупости или хитрости правителя.

Англия и Франция пришли в Новый Свет, когда там уже вовсю хозяйничали испанцы и португальцы. Новички корсарскими набегами урывали со стола старожилов куски колониального пирога, потихоньку обустраиваясь на новом месте. Североамериканский континент (поскольку над территориями, распложенными южнее, развевались знамена владетелей Пиренеев) стал местом экспансии молодых колониальных держав, полем, где прилагаются усилия, золото и всё это обильно поливается кровью.

В 1534 г. французский король Франциск I отправил к берегам Северной Америки известного корсара Жака Картье. Инструкции, полученные им от Его Величества, были предельно просты: отправиться на запад и открыть земли, в которых есть много золота. Выйдя из Сен-Мало на двух небольших кораблях, Картье спустя три недели увидел берега Ньюфаундленда. Двигаясь далее, экспедиция обогнула Лабрадор и 24 июля 1534 г. оказалась в большом заливе, который Картье назвал в честь архидиакона Лаврентия Римского. Эта дата считается днем открытия Канады. Недалеко от устья реки, позже также названной рекой Святого Лаврентия, на берегу был установлен деревянный крест с соответствующим текстом, извещающим, что эти земли принадлежат отныне французскому королю. Так началась более чем двухсотлетняя история Французской Америки, или, как ее называли позже, Новой Франции.

Освоение Нового Света французами шло умеренными темпами, поскольку в самой стране было не так уж спокойно. В 1595 г. умевший вовремя включать режим многовекторности король Наварры под именем Генриха IV объединил расхлябанное королевство. Франция вновь находит средства и время для заморских дел. В 1603 году известному ученому и географу Самюэлю де Шамплену было поручено отправиться в Америку и подыскать подходящие места для поселений. Французы решили обосноваться там всерьез и надолго. Шамплен много путешествовал по континенту, воевал и заключал союзы с индейскими племенами. Именно ему принадлежит честь основания первого крупного французского поселения в Канаде – города Квебека. Квебек был заложен 3 июля 1608 г. на месте заброшенной ирокезской деревни. Позже появились и другие поселения, ставшие впоследствии городами, например, Монреаль, основанный в 1642 г.

Население Новой Франции увеличивалось медленно – количество желающих пересечь океан в поисках лучшей доли было невелико. Жизнь колонистов осложнялась весьма не простыми отношениями с племенами ирокезов, часто перераставшими в вооруженные конфликты. Король-солнце был увлечен масштабными политическими и военными играми в Европе, ресурсов на нужды Новой Франции выделялось мало. Хотя попытки закрепить свое положение предпринимались: во время правления Кольбера владения в Америке были административно разделены на пять больших областей под общим управлением генерал-губернатора. Французские интересы в Новом Свете неизбежно соприкасались с интересами английскими, поскольку Великобритания так же, как и ее континентальная соперница, осваивала огромный и богатый материк. Многочисленные войны между двумя государствами в конце XVII – первой половине XVIII вв. неизбежно проецировались и на их колониальные владения. Не стала исключением и Семилетняя война.

Конкурирующие эскадры

В течение первой половины XVIII ст. градус взаимных противоречий между французскими и английскими колониями постоянно возрастал. Расширялись подконтрольные территории, а с ними и охотничьи угодья и рынки торговли с местным населением. Миссионеры, агенты и просто дельцы обеих соперничающих сторон пытались завладеть симпатиями индейцев, суля в случае поддержки много занимательных вещей и огненной воды. Динамика развития британских колоний была выше, чем у французов, за счет более масштабной миграции из Европы и эффективного развития хозяйства. Кризис в отношениях перешел в фазу острого, когда интересы сторон лоб в лоб столкнулись в долине реки Огайо. Французы стремились соединить свои колонии – Луизиану и Канаду – прочным сухопутным маршрутом. Владение устьями рек Святого Лаврентия на севере и Миссисипи на юге позволило бы ограничить британские колонии восточным водоразделом Аппалачских гор. Естественно, Туманный Альбион не мог стоять в стороне, спокойно взирая на такое совершеннейшее безобразие.

В Лондоне политическими и не только процессами руководил в это время сообразительный и не лишенный занимательных чудачеств Уильям Питт Старший, известный своим самым искренним негативным пристрастием к Франции, и публично клявшийся положить конец колониальным потугам Версаля. Так что открытие боевых действий в Новом Свете было лишь вопросом времени. Осознавая слабость своих сил в Америке, король Людовик XV весной 1755 г. отправил в Канаду подкрепления: флотилию транспортных судов под охраной эскадры адмирала Дюбуа де ла Мотта. Официальный Лондон болезненно воспринял это усиление «конкурирующей фирмы» и выразил публичный и гневный протест. Более того, вдогонку французам была послана британская эскадра адмирала Эдварда Боскауэна с инструкциями воспрепятствовать пока еще конкуренту, а не противнику доставить войска и припасы в Новый Свет. Как показали последующие события, адмирал имел широкие полномочия и инструкции, трактующиеся весьма свободно, и они вовсе не предусматривали какого-либо «конструктивного диалога».

Однако де ла Мотту благополучно удалось достичь пункта назначения. Только лишь два его корабля отстали. 8 июня 1755 г. бриг «Алкид» и транспорт «Лисс» были окружены британскими военными кораблями. На вопрос командира «Алкида» де Окара через рупор, мир или война сейчас между Англией и Францией, британцы прокричали: «Мир, мир!» – после чего борт фрегата под флагом Святого Георгия окрасился дымом. «Алкид» спустил флаг, только потеряв около 90 человек команды. Транспорт был захвачен беспрепятственно. Эти факты в очередной раз показали, на что способны англичане, когда кто-то пытается оспаривать их интересы, особенно морские или колониальные. Инцидент захвата французских кораблей в формально мирное время стал первым боевым эпизодом в очередном противоборстве между Англией и Францией, очень скоро переросшем в Семилетнюю войну.

В лесных чащах и на озерах

Заокеанский театр Семилетней войны. Падение Квебека
Луи-Жозеф де Монкальм-Гозон, маркиз де Сен-Веран


Официальное объявление войны последовало почти через год, в мае 1756-го, когда в Новом Свете уже широкими ручьями лилась кровь. Главнокомандующим французскими сухопутными силами в Канаде был назначен Луи-Жозеф де Монкальм, опытный военачальник, участник войн за Польское и Австрийское наследство. Это был человек, отличающийся неистовым темпераментом, личной храбростью (за что и был удостоен в 1744 г. высшей награды Франции, ордена Святого Людовика), бескомпромиссностью суждений – он был полной противоположностью губернатору Новой Франции, Пьеру де Водрёй.

Водрёй откровенно считал себя большим региональным начальством и высокомерно относился к армейским командирам. Дело в том, что формально Новая Франция, как и вся ее администрация, принадлежала морскому ведомству, и к личному соперничеству добавлялись традиционные межведомственные трения. Для боевых операций на такой обширной территории французы располагали весьма ограниченными силами: в начале войны в распоряжении губернатора и Монкальма было не более 6–7 тыс. человек регулярной армии и несколько тысяч вооруженных ополченцев-охотников – прекрасных бойцов в условиях леса, но совершенно не подготовленных к уставному полевому сражению на европейский манер. Большим подспорьем для французов было сотрудничество с местными индейскими племенами. Англичане вызывали негодование у коренных жителей своей бесцеремонностью – постоянно растущие английские колонии вынуждали, и зачастую насильно, индейцев покидать собственные земли. Французов было меньше – они часто вступали в браки с местными, использовали индейские приемы на охоте. Монкальм широко привлекал своих краснокожих союзников для ведения боевых действий против англичан. Новая Франция во многом зависела от метрополии, а в Атлантике господствовал британский флот, и поэтому приходилось рассчитывать на местные ресурсы.

Начало войны в Америке было успешным для французов. В августе 1756 г. Монкальм отправил экспедицию в форт Осуиго, британский опорный пункт на границе, полностью его разорив и уничтожив хранящиеся там большие запасы. Был установлен контроль над озером Онтарио, и английские колонии стали подвергаться массированным нападениям индейцев. На следующий, 1757, год был предпринят поход с целью захвата английского форта Уильям-Генри, расположенного на берегу озера Лейк-Джордж. Энергичные мероприятия противника застали англичан врасплох – британский командующий в Америке лорд Лаудон был во всех отношениях посредственен и безынициативен, губернаторы колоний постоянно сорились и интриговали между собой в вопросах организации ополчения и снабжения армии. Командующий войсками в регионе генерал Уэбб тоже не отличался излишней храбростью.

В результате 35-му пехотному полку под командованием Джорджа Монро пришлось рассчитывать на собственные силы. Исчерпав все возможности сопротивления, 9 августа 1757 г. англичане согласились на почетную капитуляцию. Монкальм провел разъяснительные беседы с вождями своих индейских союзников, однако у местных было свое представление о правилах войны, и после выхода гарнизона из форта началась резня, в которой погибло, по разным оценкам, от 200 до тысячи человек. С большим трудом солдатам и офицерам Монкальма удалось утихомирить индейцев и прекратить бесчинства. Впоследствии именно этот эпизод вдохновил писателя Фенимора Купера на создание самого лучшего из его романов. Недостаток войск (многие недовольные индейцы разошлись по домам, а часть ополченцев пришлось отпустить для сбора урожая) не позволила французам развить успешно начатое наступление, и дальнейшее проникновение вглубь английских колоний было решено перенести на следующий год.

Однако в ход событий внутренних неизбежно и ожидаемо вмешались события внешние. Из-за ряда просчетов и близорукости Людовика XV, бурной деятельности маркизы де Помпадур, помогавшей своей приятельнице Марии-Терезии в борьбе против короля Фридриха, Франция была ввергнута в войну против Пруссии на стороне Австрии. Эта война и сопутствующая ей помощь австрийской короне поглощали все имеющиеся у Версаля, хоть и немалые, ресурсы. Вольтер с присущей ему едкостью заметил: «Союз с Австрией в течение 6 лет стоил Франции больше денег и людей, нежели все ее войны против Австрии за 200 лет». На заморские театры боевых действий просто не хватало сил и возможностей. Людовик XV поставил не на того туза. Находящаяся у берегов Северной Америки французская эскадра Дюбуа де ла Мотта в составе 16 кораблей была вынуждена вернуться в Европу из-за начавшихся в экипажах болезней. В Луисбурге были оставлены 5 наиболее потрепанных кораблей.

В самой Англии тоже происходили перемены и не в лучшую для французов сторону. Уильям Питт, наконец, пришел к власти и из личности, к мнению которой прислушиваются, стал навигатором британской политики. Он указал сомневающимся, что исход войны для Британии лежит не только в успехах или неудачах ее прусского союзника, не в удержании Ганновера, вотчины английских королей, а в первую очередь в полном уничтожении власти французской короны в Америке. Проштрафившегося Лаудона сменил энергичный генерал Джеймс Аберкромби, в помощники которому Питт назначил полковника Джеффри Амхерста, хорошо проявившего себя в Германии и вскоре получившего чин генерал-майора. В Америку были направлены значительные подкрепления: около 12 тыс. солдат. Численность британской эскадры в тамошних водах достигла 23 линейных кораблей.

Попытка французов доставить в Канаду свежие войска для Монкальма не удалась – в начале 1758 г. из Тулона вышли 8 кораблей с десантом и различными запасами, которые вскоре были перехвачены английской эскадрой вице-адмирала Осборна, базировавшейся в Гибралтаре, и загнаны в Картахену. Монкальму приходилось рассчитывать только на собственные силы – еще бы, на 1758 год англичанами были запланированы в Канаде три военные операции.

Падение Луисбурга и перелом в кампании

Заокеанский театр Семилетней войны. Падение Квебека

Осада Луисбурга, 1758 г.


Первый удар был направлен против французского форта Дюкен в Пенсильвании, который был захвачен после ожесточенного сопротивления. Сам Аберкромби с большой по американским меркам армией в 10 тыс. солдат и внушительным осадным парком (16 пушек, 11 мортир и 3 гаубицы) переправился через Лейк-Джордж и осадил другой форт, Карильон (Тикондерога). Обычная энергичность генерала в американских реалиях подвела, и он вместо быстрого окружения французов начал топтаться на месте. Возможность установить осадную артиллерию на господствующей высоте (на Горе Гремучих Змей) была также не реализована. Пассивность противника позволила Монкальму возвести вокруг Карильона дополнительные укрепления, состоявшие из траншей, укрепленных земляными брустверами и поваленными стволами деревьев.

Далее Аберкромби допустил еще одну ошибку, оказавшуюся фатальной: отправил в сомкнутом строю 7 тыс. своих солдат на французские укрепленные позиции, как будто надеялся, что обилие красных курток заставит врага испугаться и поднять белый флаг. Французы подпустили бодро марширующих под «The British Grenadiers» англичан поближе к собственным укреплениям, а потом открыли огонь. Потери были огромными – оставив под стенами форта Карильон более 2 тыс. убитых и умирающих, армия Аберкромби поспешила эвакуироваться на кораблях озерной флотилии.

Однако главной задачей британского командования было овладение Луисбургом. Генерал Амхерст высадился с примерно 14 тыс. солдат на остров Кейп-Бретон и приступил к планомерной осаде по методике маркиза де Вобана. Луисбург был сильнейшей французской крепостью в Северной Америке, которая должна была прикрывать пролив Кабота – от проникновения английских кораблей в залив Святого Лаврентия. Луисбург был вторым по величине французским портом в Канаде и за свои каменные укрепления был прозван «Северным Гибралтаром» и «Американским Дюнкерком». На возведение этой мощной крепости ушло 30 миллионов ливров. Оборонный комплекс базировался на двух больших каменных бастионах, названных «Король» и «Королева», и на двух меньших полубастионах – «Дофин» и «Принцесса». Гарнизон Луисбурга насчитывал 6 тыс. солдат и моряков, располагавших 100 орудиями. Англичане подтягивали траншеи все ближе к стенам крепости, и к 3 июля 1758 г. войска генерала Амхерста были от Луисбурга уже в 500 метрах. Британские мортиры регулярно обстреливали крепость, нанося большой урон строениям внутри стен. В близлежащих водах безраздельно господствовал английский флот, находящиеся в гавани оставленные де ла Моттом поврежденные корабли были окончательно выведены из строя. 26 июля 1758 г. «Американский Дюнкерк» капитулировал. Ворота во Французскую Канаду были открыты.

Квебек

Заокеанский театр Семилетней войны. Падение Квебека
Генерал Джеймс Вольф


На 1759 год неутомимый Питт планировал окончательно превратить надпись на географических картах «Французская Америка» в анахронизм. Все необходимые силы и возможности для этого имелись. Аберкромби, показавшего себя не самым лучшим образом у стен Карильона, сменил Амхерст. Теперь острие английской шпаги должно было вонзиться в самое сердце владений наихристианнейшего короля в Новом Свете – в Квебек. Через океан были направлены свежие войска – почти 10 тыс. человек. Транспортную флотилию сопровождала мощная эскадра адмирала Чарлза Сондерса из 23 линейных кораблей. Возглавил эту экспедицию 31-летний бригадный генерал Джеймс Вольф. Как и его главный противник, он тоже был опытным военным, участником войны за Австрийское наследство. При подавлении восстания якобитов (сторонников короля Якова Стюарта) Вольф категорически отказался принимать участие в показательных акциях устрашения, проще именуемых резней, за что снискал большое уважение солдат-шотландцев, находящихся у него в подчинении.

Положение Монкальма к этому времени было куда как безрадостно: за плечами британских экспедиционных сил стояла безудержная энергия Уильяма Питта и ресурсы империи, за спиной маркиза – лишь мелочный скряга и интриган губернатор Водрёй, главная польза от которого состояла бы в полном его отсутствии. Регулярные полки, с таким трудом переброшенные из Франции, из-за потерь постоянно разбавлялись ополченцами из местного населения. Логистические механизмы французов все чаще давали сбои, что самым печальным образом сказывалось на обеспечении всем необходимым. К весне 1759 г. под ружье было поставлено всё боеспособное население французских колоний, что дало Монкальму 14 тыс. бойцов, но качество большинства из них оставляло желать лучшего.

Квебек хоть и уступал по мощи укреплений Луисбургу, был тем не менее орешком с твердой скорлупой. Город возвышался на скалистом мысе, омываемый с трех сторон реками Святого Лаврентия и Святого Карла. Построенная в 1749 г. каменная стена от одного берега полуострова к другому имела два существенных недостатка. Во-первых, перед ней не было рва (из-за каменистого грунта для этого потребовались бы взрывные работы), а в тех местах, где ров на бумаге числился, его роль выполняла 1,5–2-метровая канава. Во-вторых, стены не располагали амбразурами, и все орудия стояли жерлами поверх их гребня. Кроме того, крепость не имела внешнего пояса укреплений – еще в 1702 г. французы планировали выстроить пару каменных фортов в местечке Пуэн-Леви по ту сторону реки Святого Лаврентия. Возведение в этом месте батарей позволило бы беспрепятственно обстреливать город, что впоследствии и случилось. Большая часть ресурсов, выделяемых на фортификационные работы в Канаде, уходила на строительство Луисбурга и на улучшение скромного благосостояния господ из колониальной администрации. От строительства фортов в Пуэн-Леви отказались «из экономии». А как известно, экономия на безопасности приводит к огромным расходам на последующие неизбежные печальные мероприятия.

Монкальм, как мог, пытался повысить обороноспособность Квебека, используя имеющиеся у него ограниченные ресурсы. Весной 1759 г. армия Вольфа, сконцентрировавшись в Луисбурге, готовилась совершить бросок вверх по течению реки Святого Лаврентия. Северный берег реки в районе Квебека очень высок и крут. Французы соорудили здесь целую полосу укреплений, получившую название линии Бопора, – от водопадов Монморанси до места слияния рек Святого Карла и Святого Лаврентия. Экипажи мелких кораблей были свезены на берег и усилили оборону города. Всего у французов было 106 орудий. Имелось несколько брандеров. Проблема заключалась в том, что у Монкальма не хватало людей на все возведенные укрепления.

9 июня 1759 г. британская армада вошла в реку. 114 транспортов везли 10-тысячную армию генерала Вольфа, их сопровождал 21 линейный корабль. 26 июня англичане высадились на остров Орлеан недалеко от Квебека, где оборудовали свой главный лагерь. Спустя два дня французы пустили на англичан свои брандеры, на которые возлагались большие надежды. Однако, подожженные преждевременно, они произвели скорее эффект развлекательный, нежели результативный – англичане без труда отбуксировали их берегу, где те и сгорели. Адмирал Сондерс, командующий военно-морской составляющей экспедиции, указал Вольфу на необходимость занятия Пуэн-Леви, которую как было сказано выше, экономные французы не удосужились даже укрепить. Генерал не заставил себя долго уговаривать, и 29 июня британцы занимают этот пункт. В скором времени тут возводятся осадные батареи, присутствие которых сильно осложнило будни населения Квебека. Начались регулярные бомбардировки – в городе множились разрушения, участились пожары.

Несмотря на успехи англичан, динамика операции замедлилась, и ее исход оставался неопределенным. Штурмовать линию Бопора с воды было делом трудным – берега были круты и скалисты. Обойти город и высадиться юго-западнее считалось английским командованием неосуществимым – высокий, обрывистый берег обрамлял местность и в этом районе, известном как равнина Авраама. Монкальму, маневрирующему своими силами между разными группами укреплений, оставалось продержаться до поздней осени, когда начало сезона штормов заставит противника, вся логистика которого была завязана на реку Святого Лаврентия, убраться в захваченный Луисбург.

Пробная попытка осуществить вылазку против редутов линии Бопора с высадкой одного гренадерского полка в местечке, известном как Пойнт-Лесси, привело к неудаче и обошлось Вольфу почти в 500 убитых, причем большинство из них было оскальпировано воевавшими на стороне французов индейцами. Английский командующий начал тогда войну на истощение: специальные отряды разоряли и сжигали французские деревни вдоль берегов реки и в окрестностях Квебека, что сильно затруднило подвоз продовольствия в город. К регулярным бомбардировкам прибавился еще и голод. Впрочем, последнее досадное обстоятельство никак не касалось господина де Водрёй, который не только закатывал званые обеды для избранных, но и пытался давать советы Монкальму, как правильно воевать.

Но вскоре удача показала сквозь тучи свое капризное лицо и улыбнулась генералу Вольфу. Оказалось, что один из его офицеров, капитан Роберт Стэб находился некоторое время во французском плену, в Квебеке, откуда весной 1759 г. ему удалось бежать. Он и поведал генералу о существовании узкой и извилистой тропы, ведущей с берега на равнину Авраама из маленькой бухточки Анс-дю-Фулон. Положение англичан было неустойчивым, и Вольф готов был ухватиться за любую возможность добиться скорейшей победы. Адмиралу Сондерсу было приказано устроить демонстрацию против редутов Бопора. Утром 11 сентября английские корабли встали на якорь и открыли огонь, спуская шлюпки якобы для подготовки высадки. Обеспокоенный Монкальм клюнул на эту уловку и отправил сюда полковника Бугенвиля (того самого, который станет впоследствии известным путешественником) с 1500 лучших солдат, преимущественно регулярных войск.

Заокеанский театр Семилетней войны. Падение Квебека
Английские солдаты взбираются на равнину Авраама

Тем временем Вольф, собрав большое количество лодок и посадив на них 1,5 тыс. солдат, с наступлением темноты 12 сентября 1759 г. начал движение на юго-запад, вверх по реке. Британцы шли на веслах почти в полной темноте – дважды их окликал французский патруль, и дважды находившийся в рядах англичан солдат-шотландец, свободно говоривший по-французски, отзывался. Французов ввели в заблуждение, и в темноте они приняли английские лодки за продовольственный конвой, который должен был доставить снабжение в город. В 4 часа утра англичане высадились в бухте Анс-дю-Фулон. Небольшой пикет французских ополченцев, охраняющий тропу, был взят гренадерами в штыки. К утру на равнине Авраама было уже почти 5 тыс. британских солдат.

Монкальм, всю ночь ожидавший вражеской активности у Бопора, был захвачен врасплох. Враг был практически у стен Квебека, а стены, как уже говорилось, не имели рва. Французский командующий оказался перед дилеммой. Или атаковать имеющимися силами немедленно – губернатор желал, чтобы подразделения, входящие собственно в гарнизон, оставались непременно в городе, так что Монкальм имел под рукой не более 4,5 тыс. бойцов. Или он мог подождать возвращения отличных солдат полковника Бугенвиля, но те могли вернуться с укреплений Бопора только к вечеру. Монкальм опасался, что за это время противник может выстроить у него под боком полевые укрепления, к тому же провианта в Квебеке оставалось не более чем на два дня. Это последнее обстоятельство, очевидно, и сыграло главную роль в решении Монкальма атаковать немедленно. Два фактора сильно повлияли на ход сражения: во-первых, подавляюще большинство французских сил составляли нерегулярные войска, не обученные организованному бою; и, во-вторых, Монкальм имел только две полевые пушки (военно-морское руководство в лице коменданта де Рамсе больше не предоставило, так как «орудия нужны были для обороны города»).

Французы атаковали 13 сентября 1759 г. в 9 утра. В центре наступали лучшие войска: три потрепанных регулярных полка (700 человек). Более крупные отряды из ополченцев и индейцев двигались по флангам. Британская армия была выстроена побатальонно, в две линии. Вольф приказал своей пехоте залечь, чтобы избежать преждевременных потерь от метких стрелков противника, а вперед выдвинул собственных застрельщиков, по большей части шотландских хайлендеров. Примерно до 10 часов бой развивался в виде хаотической перестрелки – французы приближались скорым шагом. Когда расстояние между противниками сократилось до 200 шагов, Вольф приказал пехоте встать и зарядить мушкеты. Подпустив противника на близкую дистанцию, не более 40 шагов, британцы по команде дали прицельный залп, потом еще один. Эти залпы не только произвели страшное опустошение в рядах войск Монкальма, но и обратили их в бегство. Сказалось превосходство отличной выучки регулярных войск над плохо организованным ополчением и многочисленными индейцами, для которых полевые сражения были несвойственны.

Заокеанский театр Семилетней войны. Падение Квебека


Огонь французов начал слабеть, тем не менее на этой, заключительной, стадии сражения генерал Вольф получил смертельное ранение: две пули пробили его навылет. Получив донесение, что враг бежит, генерал спокойно заметил: «Слава Богу, теперь и умереть можно спокойно». Вскоре он умер. Его храбрый противник, маркиз де Монкальм, тоже не избежал роковой пули. Пытаясь с обнаженной шпагой остановить бегущих подчиненных, он получил ранение, оказавшееся смертельным. Раненого маркиза отвезли в город – 14 сентября 1759 г. он скончался. В сражении на равнине Авраама французы потеряли около 1200 убитых, пленных и раненых. Недешево победа досталась и англичанам: от меткого огня французских стрелков и индейцев были убиты и ранены более 600 англичан. К вечеру 13 сентября в город пришел полковник Бугенвиль, и силы французов получили преимущество. Однако смертельное ранение Монкальма оказало на армию и губернатора деморализующее воздействие. Генерал Таунсенд, сменивший Вольфа, начал строить полевые укрепления у стен Квебека. Бугенвиль вывел основную часть армии из города и, переправившись через реку, начал отход к Монреалю. 18 сентября Квебек пал.

Борьба за Канаду продолжилась и после падения столицы Новой Франции. Окончательно французы были сломлены в 1760 г., когда пал Монреаль. 10 февраля 1763 г. был подписан Парижский мирный договор между Англией и Францией, по которому последняя теряла все свои владения в Северной Америке. Знамя с золотыми лилиями Бурбонов над бескрайними просторами лесов, рек и озер Канады было навсегда спущено. Долго пустовавшая и находившаяся в полуразрушенном состоянии крепость Луисбург была в 1960-х гг. восстановлена по инициативе правительства Канады и ряда общественных организаций, и теперь этот уголок королевской Франции XVII века является национальным парком и памятником той далекой войне.
Автор: Денис Бриг


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 14
  1. parusnik 19 сентября 2016 07:47
    В принципе Семилетнюю войну можно назвать мировой..принимали участие разные народы, боевые действия шли в разных странах и континентах..Благодарю Денис..
  2. alexej123 19 сентября 2016 11:09
    Спасибо Денис.
  3. Morrrow 19 сентября 2016 14:26
    Северная Америка была не нужна Франции, имеющей длинную сухопутную границу.
    1. Хапфри 19 сентября 2016 16:40
      Просто эммиграция из Франции была весьма незначительна.
      В британские же колонии шёл большой поток народа, и из Англии и из Германии
      Французскую же Америку просто некому было удерживать
      1. voyaka uh 22 сентября 2016 15:13
        Существует шутка: "Почему англичане
        распространились по всему миру, основали кучу
        стран, колоний, а французы - нет?"
        Ответ: "сравните английскую кухню и французскую...
        от своей безвкусной бурды англичане готовы были бежать на край света."
        1. Santino 22 сентября 2016 19:29
          Если бы только кухня. Британские порядки кого угодно до бунта доведут.
  4. tiaman.76 19 сентября 2016 14:43
    да спасибо за подробный материал
  5. Хапфри 19 сентября 2016 16:37
    Совершенно неизвестные страницы истории
  6. Trapper7 21 сентября 2016 11:25
    Здорово! Спасибо за статью!
    Вот ради таких и подобных этому материалов и захожу на сайт. Спасибо автору!
  7. Ретвизан 21 сентября 2016 18:48
    присоединяюсь к необходимости(хотя всего 8 комментариев говорят сами за себя) таких статей.
    Насчет победы англичан над Новой Францией. Ну и так долго держались и были занозой в одно месте те немногочисленные французы. Достали они изрядно со своими племенами союзниками(гуроны например) англичан. И стычки не прекращались даже в мирное время.Стычки, скальпы,захват пленных, разорение фортов...
    Когда терпение лопнуло и предоставилась возможность--англичане медленно, но методично уничтожили противника.У Франции не было ни одного шанса удержаться.Причины хорошо показаны в статье.
  8. SERg0008 21 сентября 2016 23:23
    Спасибо за статью, интересно наблюдать за британцами. Никогда не имея супер мощную сухопутную армию, но имея финансы, создают союзы и интригуют, все время в стане победителей. Доказательства правильной политики, пол мира говорят на английском языке.
  9. voyaka uh 22 сентября 2016 15:14
    Очень живо написано. Кроме детских обрывков из Фенимора
    Купера ничего не знал об этом куске истории.
  10. JääKorppi 29 сентября 2016 13:56
    Франкоканадцы всё это помнят..
  11. JääKorppi 29 сентября 2016 14:01
    Огораживание, а затем буржуазная революция выбросила огромное количество людей, в основном баптистов, из Англии в колонии, а из тёплой Франции кто бы поехал. Это к слову о славянской колонизации 9-10 веков ростовской, ярославской, московской и суздальской и муромский земель. В учебниках она есть, а археологически нет. Вплоть до вторжения татаро-монгол, например находки кладов, указывают на отсутствие славян в этих землях.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня