Рубрика "Мнения" : Здесь выкладываются абсолютно различные мнения-статьи посетителей сайта, а также статьи с других сайтов для обсуждения. Администрация сайта по поводу этих новостей может иметь мнение, отличное от мнения авторов материалов.

Чистая работа

Выполняя взятые на себя обязательства по международной Конвенции о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении, Россия ликвидировала 95 процентов имевшихся запасов боевых отравляющих веществ – 37 950 тонн. О ситуации на режимных объектах и перспективах их использования в народном хозяйстве «Военно-промышленному курьеру» рассказал начальник Федерального управления по безопасному хранению и уничтожению химического оружия генерал-полковник Валерий Капашин.

– Долго, в сложной политической и экономической обстановке наша страна развертывала процесс промышленного уничтожения запасов химического оружия и досрочно завершает эту работу. Валерий Петрович, очередное подтверждение того, что русские медленно запрягают, но быстро едут?

– Это закономерно, так и должно быть. Федеральная целевая программа «Уничтожение запасов химического оружия в Российской Федерации», которой в текущем году исполнилось 20 лет, реализуется поступательно в соответствии с заданиями гособоронзаказа на каждый год. Первые пять лет были чисто подготовительными, уничтожение отравляющих веществ даже не началось. Объект в поселке Горный Саратовской области был введен в эксплуатацию только зимой 2002 года. Еще пять лет нам потребовалось, чтобы уничтожить 20 процентов имевшихся запасов ОВ. Затем темпы резко увеличились, и за последующие пять лет мы уничтожили более 60 процентов. Но в настоящее время этот процесс вновь замедлился, потому что из семи созданных объектов шесть полностью выполнили поставленные им задачи, и с 2016 года у нас остается только один – в поселке Кизнер Удмуртской Республики.


Определенные проблемы возникали на каждом этапе, и естественно, что их было больше вначале. Тогда мы не имели никакого опыта в организации промышленного уничтожения химического оружия, не было подготовленных кадров, с нуля разрабатывалась нормативно-правовая база, проверялись технологии, строились сами объекты. Все это осуществлялось параллельно наряду с просвещением населения в регионах. А когда механизм был создан и отлажен, «поехали быстро», что также естественно. Но никогда никакой спешки, тем более нарушений технологической или производственной дисциплины, мы не допускали. Процесс уничтожения химического оружия в России проходит под контролем, и он управляем.

– Остается пять процентов общего объема имевшихся в стране запасов химического оружия, около двух тысяч тонн ОВ. Программа рассчитана до декабря 2018-го. То есть можно спокойно уничтожать по 2,5 процента запасов в год, а Федеральное управление предлагает ускорить этот процесс и завершить его до конца 2017-го?

Чистая работа– Да. И при этом не будет допущено никакой спешки. Если по технологии положено выдерживать ОВ с реагентами в реакторе-дозревателе определенное время, то оно ни на секунду сокращено не будет. На нашем последнем действующем объекте в Кизнере хранятся артиллерийские химические боеприпасы, а они требуют больших трудозатрат. К примеру, в авиабомбу снаряжено полтонны ОВ. А в артиллерийском химическом боеприпасе содержится всего три или пять килограммов. Сколько их нужно подать на линию расснаряжения, чтобы уничтожить 500 килограммов? У нас есть резерв – можем привлечь много людей, использовать одновременно две поточные линии, организуем работу круглосуточно, в три смены и так далее. То есть без суеты и спешки опытные специалисты ни в коем случае не в ущерб безопасности могут уничтожить остатки химического оружия к декабрю 2017 года. Мы все просчитали. Свои выкладки и предложения направили в Государственную комиссию по химическому разоружению и в Министерство промышленности и торговли.

– Чем вызвана такая необходимость? Президентская программа химического разоружения тоже попала под секвестр?

– Сокращение финансирования коснулось всех федеральных программ и наша не исключение. Мы недополучили в текущем году значительную сумму. Помимо этого, Федеральному управлению поручено выполнить работы по ликвидации последствий деятельности объектов по хранению и уничтожению химического оружия после завершения программы. Эти мероприятия уже проводятся на двух объектах («Горный» в Саратовской области и «Камбарка» в Удмуртской Республике), на четырех мы к ним приступаем («Почеп» в Брянской, «Щучье» в Курганской, «Леонидовка» в Пензенской и «Марадыковский» в Кировской области). Программа ликвидации последствий деятельности также довольно затратная, на ее выполнение потребуется несколько десятков миллиардов рублей. Необходимо построить дополнительные производственные мощности – дробилки, термопечи, а что-то, наоборот, демонтировать. Предстоит дегазация оборудования и производственных корпусов. Такая программа нами разработана, прошла согласование в большинстве министерств и ведомств, но ее принятие по известной причине, связанной с бюджетом, задерживается. Я считаю, что сегодня никому не позволено сидеть, почивая на лаврах, и требовать финансирования. Каждый должен искать возможности для оптимизации расходов. В нашем случае это еще и судьбы тысяч людей, честно и самоотверженно выполнивших поставленную задачу. Мы не можем сократить коллективы объектов, на которых завершена основная работа, потому что только трудившиеся там высокопрофессиональные специалисты могут грамотно и безопасно провести ликвидацию последствий деятельности. Столь же качественно этого не сделает никто. А без приведения объектов в безопасное состояние на них невозможно организовать новые производства. Такая задача поставлена, создана специальная комиссия по поиску инвесторов для перепрофилирования всех наших объектов. Есть конкретные предложения на этот счет. Более того, нас уже торопят некоторые инвесторы, например в Курганской области. Они готовы хоть завтра задействовать несколько корпусов объекта «Щучье» в организации фармацевтического производства. Но как я могу пустить их на территорию объекта, если там еще нужно провести мероприятия по ликвидации последствий деятельности. Эти факторы и сподвигли нас разработать предложение по ускорению завершения процесса уничтожения химического оружия, оптимизации расходов, чтобы сохранить коллективы и приступить к ликвидационным работам.

– Если принятие новой программы по ликвидации последствий деятельности объектов задерживается, чем сегодня занимаются ваши филиалы?

– Как я уже сказал, на шести из семи наших объектов в настоящее время запасы химического оружия полностью уничтожены. Четыре из них справились со своими задачами в конце 2015-го, «Горный» и «Камбарка» завершили уничтожение своих запасов отравляющих веществ в 2005 и 2009 годах соответственно. Там мы приступили к проведению ликвидационных работ раньше и первый этап уже завершили. Производственные площадки и в Горном, и в Камбарке санированы, они чисты, безопасны и готовы к приходу инвесторов. Остается провести работы по выводу из эксплуатации складов хранения химического оружия.

Чистая работа


На объектах, завершивших уничтожение отравляющих веществ в прошлом году, из-за отсутствия финансирования мы вынуждены были сократить весной часть гражданского персонала. Видя наши трудности, председатель правительства летом подписал распоряжение о выделении на проведение работ по ликвидации последствий деятельности объектов по хранению и уничтожению химического оружия 2,7 миллиарда рублей. Мы вернули уволенных специалистов, можем содержать имущество, внося коммунальные и иные платежи. На этих объектах сейчас разворачиваются работы по ликвидации последствий деятельности. Понятно, что у нас нет возможности строить необходимые для этого капитальные сооружения, но подготовка – та, которая возможна в данных условиях, – проводится.

– Какова судьба военнослужащих подразделений, несших охрану и находившихся в постоянной готовности ликвидировать последствия чрезвычайных ситуаций, которых, к счастью, не случилось? Ведь их миссия на шести объектах завершилась.

– Военнослужащие с честью выполнили свой долг. Ни одного несанкционированного проникновения посторонних лиц не допущено, не было других нештатных ситуаций, связанных с обеспечением охраны режимных территорий. На шести объектах воинские подразделения расформированы, всем предоставлены новые места для дальнейшего прохождения службы в войсках РХБЗ и частях других родов войск. Наших офицеров мы торжественно проводили на общем собрании в Федеральном управлении в Москве. Не сомневаюсь, что они будут достойно нести службу в тех местах, куда их направила Родина. Это опытные, прошедшие отличную школу офицеры, многие из них, несомненно, достигнут больших высот в военной карьере. Спасибо им еще раз за службу, за ту историческую миссию по уничтожению запасов химического оружия, которую они успешно выполнили.

– А военные городки, которые они занимали, тоже кому-то переданы? Приходилось бывать в них и видеть, как по-современному они обустроены.

– Там действительно созданы все необходимые условия для несения воинской службы. Мы построили новые системы охраны, казарменный фонд, штабные помещения, плацы, столовые. Занимающие городки военнослужащие очень высоко все это оценивают, мне лично поступают слова благодарности от командиров за то, какое наследство им передаем.

– Какова дальнейшая судьба Федерального управления и его специалистов?

– Наши офицеры и гражданский персонал на деле продемонстрировали умение работать в условиях строжайшего соблюдения технологической и производственной дисциплины, высокий профессионализм и мужество. Накопленный ими опыт можно и нужно использовать на благо страны. Не случайно нам поручено провести ликвидацию последствий деятельности объектов. Выполнение этой программы займет еще несколько лет, так что Федеральному управлению на ближайшие годы есть чем заниматься.

– Как складываются отношения с региональными властями. Чувствуете их поддержку?

– Я постоянно общаюсь с руководителями регионов, в которых расположены наши объекты. Совсем недавно состоялась встреча с исполняющим обязанности губернатора Кировской области Игорем Васильевым. Увидел заинтересованность в поиске дальнейшего пути использования созданного высокотехнологичного объекта «Марадыковский». Такую же позицию занимают руководители Брянской, Пензенской, Курганской областей и Удмуртской Республики. Они готовы предоставить все имеющиеся у них ресурсы и возможности для привлечения на созданные производственные мощности инвесторов, чтобы объекты были перепрофилированы, а местные жители имели хорошо оплачиваемые рабочие места. Однако предварительно нам нужно привести площадки в безопасное состояние. Чтобы это не стало тормозом, нужно принимать программу ликвидации последствий деятельности и открывать финансирование. Над этим мы вместе с региональными властями и работаем.

– В центре Кирова торжественно открыли стелу в память об успешном уничтожении запасов химического оружия на Вятской земле. Это дань четко и безопасно проведенной работе. Мы видим разворот общественного мнения местного населения – вначале большинство было против того, чтобы химическое оружие уничтожалось в местах его хранения, а сегодня монументы воздвигают.

– Это уже четвертая подобная стела, такие же установлены в Курганской, Пензенской и Брянской областях. Мы благодарны людям за эту память. Я считаю, что выполненная Федеральным управлением и коллективами наших филиалов-объектов работа того заслуживает. Они трудились самоотверженно, героически, не допустили при выполнении столь опасной задачи загрязнения окружающей среды.

– Федеральное управление расформировывает свои полки, сокращается число военнослужащих в других подразделениях, а победителями конкурса «Воин Содружества-2016» среди армий стран СНГ вновь стали представители ваших частей, причем как среди мужчин, так и среди женщин. И это не в первый раз…

– В восьмой раз подряд наши воины занимают первые места сначала во всеармейском конкурсе, проводимом среди призванных на службу по контракту, а затем становятся победителями и международного конкурса. Кстати, и в спартакиаде Вооруженных Сил Российской Федерации наш небольшой по меркам ВС коллектив неоднократно становился чемпионом.
Автор: Валерий Капашин , Петр Чачило
Первоисточник: http://vpk-news.ru/articles/32747


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 5
  1. Александр С. 9 октября 2016 08:03
    До сих пор помню, как нам показывали эксперимент по действию фос на кошке....жесть.
  2. dmi.pris 9 октября 2016 09:13
    А в нынешних условиях,что есть необходимость их уничтожения?Я имею в виду БОВ...Тут надо пересмотреть договоренности.С гадами надо и вести по гадски..
    1. тол100в 9 октября 2016 15:06
      Цитата: dmi.pris
      А в нынешних условиях,что есть необходимость их уничтожения?

      Скорее всего такая необходимость назревала давно! Накопили огромное количество БОВ, которое не собирались применять против супостатов. А хранить такие количества "химии" становилось с каждым годом все затратней и ОПАСНЕЙ для своего же населения! Примеров "полетов" арсеналов по всей стране в избытке. И слава Богу, что среди них не было баз хранения ХО!
  3. avg-mgn 9 октября 2016 11:00
    Приятно читать такие материалы, во первых потому, что интервью с первым лицом непосредственно занимающимся управлением сложнейшими технологиями и знающим свое дело, о чем говорить и как (а ведь по утверждениям времен ЦК КПСС, хим. оружия у нас не было, а тут ....!!! ). Во вторых - радует, что люди задействованные в программе не будут брошены по окончании комплекса работ, а это свидетельствует о том, что программа добротно продумана. Честь и хвала таким специалистам!
  4. Rostislav 9 октября 2016 12:58
    А как у наших "заклятых друзей" дела обстоят с уничтожением БОВ?
    Надеюсь, что ситуация отличается от плутониевой?
    Просветите, кто в курсе.
  5. Starik72 9 октября 2016 15:46
    Кто в курсе,просветите,как уничтожается БОВ нашими "западными друзьями". И если плохо,или совсем не уничтожается,то может быть НАМ приостановить уничтожение БОВ,а то может возникнуть дисбаланс. У нас его не будет,а у НИХ останется,а ведь это очень важно,в случае возникновения военной угрозы со стороны"западных друзей".
    1. Охотолюб 9 октября 2016 15:58
      Приветствую Вас Владимир! Что у Вас с настроением сегодня? То тополя на Америку посылаете, теперь вот БОВ решили не уничтожать, все всегда проходит. Предлагаю по случаю первого взятия Берлина в 1760 году клюкнуть грамм по двести пятьдесят! А западные друзья, нехай живут, там тоже люди есть хорошие! Вам плюс, как говориться все что могу.
      1. Starik72 9 октября 2016 22:39
        Охотолюб. А я не отрицаю того что на западе есть хорошие люди. По этому я не настаиваю на посадке "ТОПОЛЕЙ" а просто предлагаю,что бы не разумные подумали о последствиях. За взятие Берлина в 1760 году пить не буду,а вот за взятие в 1945 с удовольствием с ВАМИ остограммлюсь,больше не разрешают врачи.
        1. Охотолюб 10 октября 2016 07:44
          Меня зовут Алексей.
  6. mr.redpartizan 9 октября 2016 17:57
    Наиболее сильные БОВ типа зоман, циклозарин и VR неплохо было бы оставить, а устаревшие фосген и иприт - ликвидировать. БОВ можно эффективно применять в локальной войне против слабого противника или партизанских формирований. Против серьезного противника нет ничего равного ТЯО по эффективности.
  7. mr.redpartizan 9 октября 2016 18:21
    Эффективность применения ОВ сильно зависит от погодных условий, что является их очень серьезным недостатком. Против высокотехнологичного противника практически бессмысленно применять существующие ныне ОВ, поэтому разработка более стойких и токсичных рецептур должна продолжаться непрерывно. В СССР в конце 80-х были созданы несколько типов ОВ под шифром "Новичок", которые токсичнее американского газа VX примерно в десять раз. Продолжение исследований в этой области необходимо с целью сохранения паритета с потенциальными противниками в данной области, а также с целью выработки новых методов защиты личного состава и разработки антидотов.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня