Баннокбёрн: «битва среди луж»

Битва при Бэннокбёрне вошла в анналы британской истории как одно из важнейших сражений в войнах между Англией и Шотландией XIII-XVI веков, которые последняя вела за свою независимость. Этой битвой был развенчан миф о непобедимости рыцарской конницы. А дело было так...

Предыстория…


Английская армия, сопровождавшая своего короля Эдуарда II во время его военного похода на север, наверняка была самой сильной среди участвовавших в войнах между англичанами и шотландцами. Указывалось количество в 100 000 человек, что, однако, весьма сомнительно. Одеть-обуть-накормить, обеспечить оружием такую массу солдат для Британии XIV века было непосильной ношей. Ударной силой армии тогда была тяжелая кавалерия. Армия состояла из представителей разных слоев общества: рыцарей, сквайров и прочих, весьма небедных граждан Британии. Кавалеристы носили кольчуги, покрытые сверху пластинчатыми доспехами, и сюрко с гербом, чтобы рыцаря было легче опознать в бою. Главным оружием рыцаря было двенадцатифутовое деревянное копье с железным наконечником. В ближнем бою применялись меч, палица и боевая секира. Кавалерийская тактика была примитивной: нестись вперед и по инерции разнести или растоптать все, что попадется на пути. Обычно кавалеристам противостояли легковооруженные и слабо обученные пехотинцы, поэтому рыцари редко атаковали друг друга. Стычки рыцарей переходили обычно в одиночные поединки. Легко можно представить себе состояние воинов, оказавшихся на пути тяжелой кавалерии, несущейся полным галопом. Дрожь земли, топот сотен лошадиных копыт, лязг доспехов, сверкание металла: кто может иметь мужество оказать сопротивление этим тяжеловесам? Таких тяжеловооруженных кавалеристов у Эдуарда II было 2000.


Поединок короля Шотландии Брюса с английским рыцарем Генри де Боуном. Рисунок XIX века.

Около 17 тысяч лучников, пехотинцев и копейщиков поддерживали кавалерию. У копейщиков основным вооружением являлось также двенадцатифутовое копье, а в дополнительном вооружении применялся короткий меч или кинжал. Для защиты от стрел и ударов мечей одевали кожаные или стеганые куртки, а также кольчужные рукавицы и корсеты из стальных пластинок, связанные ремешками из кожи. На голову надевался бацинет, стальной шлем, простой конический или широкополый. Неизвестно точное соотношение лучников и копейщиков, но последних, по-видимому, было больше. Лучник использовал длинный лук из тиса и нес колчан с 24 стрелами, каждая в ярд длиной и с металлическим наконечником. Лучники выходили вперед для ведения огня, выстраиваясь в линию, на расстоянии в пять-шесть шагов друг от друга. В основном лучники Эдуарда происходили из Ирландии, северной Англии и из Уэльса.


Вид на место битвы со стороны англичан. Лето 2012 года.

Армия Эдуарда, способная выиграть любую битву за счет тяжелой кавалерии, имела слабое командование, управлявшее своим контингентом на чрезвычайно низком уровне. У пехотинцев было слабое руководство, так как английская знать и рыцари не ходили пешком и сражались в рядах рыцарской конницы. И наоборот, шотландская знать и их рыцари сражались вместе со своими людьми пешими и таким образом могли оперативно влиять на изменение ситуации, а также поддерживали дисциплину и мораль. А это немаловажный фактор в любой битве. Еще один нюанс прямо указывал на слабость короля или недостаток воли с его стороны. Среди всех рыцарей английского войска отсутствовали важные феодальные лорды. Вместе с королем на север приехали лишь Глостер, Херефорд и Пембрук. Все было иначе при отце Эдуарда. Шотландия была благодарна Богу за то, что старик, «шотландобоец», отошел в мир иной семь лет назад. Самому страшному врагу Шотландии было 68 лет, и он умер, когда руководил карательной экспедицией на север, пытаясь наказать шотландцев, отравлявших последние годы его жизни.

В армии Эдуарда кого только не было: англичане, уэльсцы и ирландцы, рыцари Франции и Германии, Голландии и Бургундии. Там были даже шотландцы, из традиционных врагов семьи Брюса и также те, кто считал, что на службе Эдуарду сумеют достигнуть большего. Потребовался импульс великой победы, чтобы проявился дух шотландского самосознания.

Брюс и его шотландцы

Противостоящие Эдуарду шотландцы значительно отличались от наполнявшего ряды англичан блестящего рыцарства. Атакующих англичан не встречали красочные шелковые знамена или роскошные попоны на покрытых броней лошадях. Шотландцы были грубыми и неприхотливыми, закаленными тысячами стычек партизанского типа. Столкновения происходили по всей территории Шотландии, и у жителей-шотландцев не было необходимости надевать великолепные одежды для сражения. Здесь собрались люди, которые были с Уоллесом, а теперь в этот летний день 1314 года пришли к Брюсу сами, а не только их сыновья. Их значительная часть не знала другой жизни, кроме жизни воина, и они были готовы сражаться. С момента призыва Стерлингского замка о помощи Брюс использовал время до прибытия «гордой армии Эдуарда» для обучения своей армии приемам, которые они могли и должны были использовать в ходе неизбежной битвы. Они стали дисциплинированными, хорошо обученными воинами, прекрасно проявившими себя, когда пришло время сразиться с доблестными рыцарями.

Баннокбёрн: «битва среди луж»

На поле боя королю Брюсу поставлен вот такой памятник.

Хроники того времени указывают число воинов Брюса в 20 000, но это маловероятно. Соотношение шотландцев и англичан, скорее всего, записано правильно, и наверняка Эдуард имел четырехкратное численное превосходство. Ядром, мощью армии Брюса, были его копейщики, которых насчитывалось по разным данным от 4500 до 5000 человек. «Группой поддержки» было небольшое количество лучников из Эттрикского Леса, а также почти 500 легковооруженных кавалеристов. Но что такое легкая кавалерия в сравнении с тяжелой рыцарской конницей короля Эдуарда?

Шотландские копейщики воевали двенадцатифутовыми копьями, с обычным металлическим наконечником. Специальные рукавицы, кожаные куртки-безрукавки да кольчужные наплечники – вот и вся амуниция, назначением которой было защищать тело воина от вражеских стрел.

Одно из первых описаний битвы в манускрипте «Шотландская хроника» 1440 года Уолтера Воувелла. Британская библиотека.

По ходу сражения копейщики выстраивались в скилтроны (был такой особый способ построения войск), которые затем мгновенно перестраивались в маневренную линию при наступлении. Если же была необходимость обороняться, скилтрон вмиг трансформировался в «ежа», представлявшего из себя группу плотно стоящих друг к другу воинов, выставивших вперед копья.

К слову сказать, лучше подготовленной пехоты, чем у Брюса, во всей Европе на тот момент было и не сыскать. Превосходно выученная, с железной дисциплиной, маневренная – все эти качества были присущи войску Брюса. И лишь с появлением через два века испанских терций пальма первенства перешла именно к ним.

Брюс принимает решение распределить своих копейщиков на четыре основных отряда. Первым отрядом стал командовать Рэнлолф, граф Морэй. Сэр Эдуард Брюс, брат короля, возглавил второй отряд. Третий отряд встал под командование молодого Уолтера Стюарта, Верховного Сенешаля. Однако фактическим командиром отряда стал сэр Джеймс Дуглас, как раз в силу юного возраста Уолтера. Ну а четвертый остался под командованием самого Брюса. Кавалерия досталась сэру Роберту Кейту, а «на хозяйстве», смотрящим за обозом, был сэр Джон Эйрт.

А тем временем за Коксетским холмом, поближе к полю боя, стал подтягиваться простой люд: горожане, ремесленники, рабочие и фермеры числом около 2000 человек. Не имея хорошего оружия, и не будучи обученными военному делу, добровольцы шли в «ополчение» как резерв, который мог быть востребован лишь при благоприятном для шотландцев течении боя.

СРАЖЕНИЕ

День первый

Армия Брюса прибыла в Уарке через пять дней с момента сбора. Позиция, выбранная Брюсом, была весьма сильной. Четыре отряда копейщиков он разместил на правом фланге своей армии, располагавшемся севернее Бэннокбёрна и западнее римской дороги. Далее, к востоку от дороги, дислоцировался отряд Эдуарда Брюса. Отряд Дугласа размещался в тылу отряда Эдуарда Брюса. Рядом с храмом Св. Ниниана путь соединялся с римской дорогой и здесь стояли люди Морэя и Рэндолф. С правого фланга отряд Брюса прикрывали лес и кустарник. Река Бэннокбёрн и ее топкие берега защищали отряды Брюса и его брата спереди. Для усиления этой позиции прямо перед шотландской линией по приказу короля были выкопаны и прикрыты ветками сотни ям, глубиной в три фута и шириной в фут. Металлические ежи и ямы сделали переднюю линию отрядов Брюса для наступающей кавалерии весьма опасной. Ниже отрядов Дугласа и Рэндолфа была мягкая плодородная почва, которая не могла выдержать тяжелую кавалерию. У короля Эдуарда было всего лишь два варианта – фронтальная атака на стоящие за рекой Бэннокбёрном два отряда и попытка флангового обхода шотландцев по неподходящей земле для последующей атаки на шотландских копейщиков, расположенных на возвышенности.


Карта битвы. День первый.

Вера Эдуарда II в свои силы позволила ему сделать и то и другое. Авангард армии англичан двинулся прямиком на два шотландских отряда, стоящих за рекой Бэннокбёрном. Одновременно Эдуард отправил под командованием Клиффорда примерно 700 кавалеристов в направлении Стерлингского замка. Скорее всего, Эдуард считал неизбежным отступление шотландцев и хотел между шотландцами и замком расположить Клиффорда, чтобы превратить в полное бегство отступление шотландцев. Когда авангард под командованием графов Херефорда и Пембрука двинулся вперед, то шотландские стрелки неожиданно отступили в находившийся позади них лес. Английские рыцари пришпорили своих лошадей и атаковали отходящего противника. Чуть раньше Брюс выехал из рядов своего войска, чтобы лучше увидеть наступление противника. Он был на маленьком пони, на голове простой шлем с золотым венцом. Его единственное оружие – боевая секира. Когда он выехал перед своей армией, английский рыцарь Генри де Боун сын графа Херефорда его узнал. Пришпорив своего боевого коня, де Боун опустил свое копье и атаковал Брюса. У всех на виду он обрушился на короля. Ужас охватил шотландцев, которые увидели, что их король почти безоружный остался против такого мощного противника один на один. А ведь он олицетворял все их надежды на свободу и его усилиями они пришли сюда в этот день. Тем неожиданнее было произошедшее: когда одетый в броню Боун мчался к Брюсу, король отшатнулся в сторону, поднялся высоко в своем седле и секирой разбил Боуну шлем и череп до подбородка. Удар был настолько силен, что в щепки разлетелась рукоятка его боевой секиры. Это вызвало восторженные крики шотландцев линии и горестные вопли англичан. Это было очень символично: грубая бронированная мощь против искусства и отваги.


Тема убиения Боуна стала и в Шотландии, и в Англии очень популярной. Рисунок из детской исторической книги «Шотландская история» H. E. Маршалла, опубликованной в 1906 году.

Шотландцы осуждали своего короля за то, что он подверг себя опасности, но сам он лишь посетовал на потерю своей доброй боевой секиры, и внешне остался совсем невозмутимым. Англичане, решив отомстить за своего столь легко убитого товарища, быстро приближались. Но здесь их ждала неожиданность в виде скрытых ям и металлических ежей, что очень не понравилось их лошадям. Они спотыкались, вставали от боли на дыбы и скидывали своих седоков. Атака англичан захлебнулась, а люди Брюса и его брата двинулись на дезорганизованную кавалерию с опущенными копьями. Английские трубачи протрубили отступление и те рыцари, что смогли пересечь Бэннокбёрн, присоединились к главным силам английской армии.


Вот так он раскроил ему голову! Вариации на эту тему разных художников просто бессчетны!

В это время Клиффорд со своим отрядом кавалерии перешел Бэннокбёрн и поскакал через мягкие поля по направлению к Стерлингскому замку. Брюс увидел, что левый фланг шотландцев не помешал англичанам, и они прошли. Брюс разгневался на Рэндолфа, который очевидно не заметил английскую кавалерию и корил его словами: «Роза упала с вашего венка». Тогда Рэндолф повел свой отряд, чтобы противостоять Клиффорду.

Клиффорд, увидевший приближение шотландцев, отдал приказ своей кавалерии атаковать наглого врага. Наконец-то долгожданный приказ на атаку. Гремя броней, сверкая блеском стали, орава давно не мытых спесивых рыцарей в великолепных одеждах начала грозно разгоняться навстречу своей гибели…

Шотландцы Рэндолфа быстро и умело перестроились в скилтрон для обороны. Спокойные и уверенные в своих навыках и опыте они стояли и ждали приближение английской кавалерии. Первые рыцари, столкнувшиеся с рядами непоколебимых шотландских копий, отвернули в сторону или были пронзены ими. Не имея сил прорвать скилтрон, англичане кружились вокруг него, отчаянно стараясь найти слабое место. Это им не удалось и в отчаянии английские рыцари метали свои боевые секиры и палицы в скилтрон, чтобы пробить проход. Дуглас уговаривал Брюса разрешить ему оказать помощь Рэндолфу. Брюс сначала отказал, но затем смягчился, хотя к этому моменту необходимость в помощи уже отпала, а скилтрон пошел вперед и прогнал оставшихся английских рыцарей с поля боя. Многие из них были убиты, в том числе и сам Клиффорд. Потери Рэндолфа состояли всего из одного человека, триумф его был полный. Обратно в венок водворена упавшая роза.


Вот так были снаряжены для боя и сражались воины в битве при Баннокбёрне, судя по этой миниатюре из «Библии Холкхэма», 1327–1335 гг. Британский музей.

День перевалил через середину, и позже столкновений не было. На моральном состоянии английских войск и командиров сказался шок от двойного отпора, оказанного тяжелой кавалерии, и король Эдуард II созвал военный совет. Атака через реку Бэннокбёрн на отряды шотландцев выглядела безумной. Обходы с флангов после неудачи Клиффорда тоже сомнительны. Совет решил дать армии отдохнуть после долгого похода с юга на север и остаться на месте. Но армии нужна была вода, причем в огромных количествах. Тысячи животных и огромное войско мучила жажда. Поэтому Эдуард решил двинуться вперед и лагерем остановиться где-нибудь в районе слияния рек Бэннокбёрна и Форта. Местность здесь была сильно пересеченной, испещренной большим количеством всевозможных оврагов и ручьев. Поэтому на переход было потрачено гораздо больше времени, чем планировалось. В итоге на отдых оставалось лишь несколько ночных часов, которые британцы смогли использовать для сна.


Памятник Роберту Брюсу у замка Стирлинг.

Тем временем под кронами деревьев в Нью Парке, при свете костров шел совет командиров во главе с Брюсом. Мнения высказывались противоположные: одни полагали, что бой против Эдуарда, безусловно, будет проигран, поскольку силы слишком неравны, а потому необходимо отступить на запад и вернуться к тактике партизанской войны, весьма успешной до этого времени. Очень может быть, что Брюс соглашался с ними, но могло быть и по-другому. Его копейщики в скилтронах два раза за день отлично показали себя, да и сам он победил де Боуна с легкостью, казавшейся почти невозможной.


Замок Стирлинг: фотографическая открытка начала ХХ века.

Тем временем шотландский рыцарь сэр Александр Сетон, служивший Эдуарду II, решил вернуться к своим соотечественникам и с помощью полезной информации смягчить стыд своего прибытия. Он уверял Брюса, что атака на следующий день принесет его армии победу, так как англичане деморализованы. Он поклялся своей жизнью, если его слова не сбудутся. Слова перебежчика подкрепили решение Брюса остаться и утром решить дело. О том, что утром предстоит наступление, шотландская армия узнала лишь поздно ночью.

Продолжение следует…
Автор:
Светлана Денисова
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

19 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти