Марокко: политическая стабильность и религиозные фундаменталисты в «жемчужине Магриба»

Парламентские выборы в Марокко закончились победой Партии справедливости и развития (ПСР). Напомним, что это исламистская, но умеренная политическая партия, придерживающаяся религиозно-консервативных позиций. В победе ПСР нет ничего удивительного — она завоевала парламентское большинство и в 2011 году. Тогда премьер-министром Марокко стал лидер партии Абделила Бенкиран (род.1954). Политик занимает пост главы правительства страны и в настоящее время. Партия справедливости и развития возникла в 1960-е годы как марокканский филиал «Братьев-мусульман», но со временем заняла более умеренные позиции. Сегодня эта политическая организация выступает под лозунгами социального консерватизма, демократизации политической системы страны. Марокко: политическая стабильность и религиозные фундаменталисты в «жемчужине Магриба»

Среди североафриканских государств Марокко стоит особняком. Несмотря на то, что в стране, разумеется, присутствуют многочисленные социальные и экономические проблемы, Марокко, тем не менее, умудряется сохранять политическую стабильность. В этом отличие страны от всех соседних государств — Мавритании с периодическими военными переворотами, Алжира с кровавым противостоянием фундаменталистов и правительства, Туниса, где во время Арабской весны был свергнут режим Бен-Али, Ливии, в которой после падения Каддафи наступил настоящий хаос, Египта, где также, несмотря на жесткий военный режим, продолжается противостояние радикальных фундаменталистов и правительственных сил.

Политическая ситуация в Марокко существенно отличается от ситуации в других странах Северной Африки и Ближнего Востока. Прежде всего, эти отличия связаны с формой правления в стране. Марокко — конституционная монархия. Это куда более традиционалистское государство, чем остальные страны Северной Африки. Правящая династия Алауитов находится у власти в Марокко с середины XVII века. Род Алауитов происходил из Тафилальта и возводил свое происхождение к шерифам — потомкам Хасана, внука Пророка Мухаммада. Несмотря на то, что в 1912 г. Франция установила протекторат над Марокко, и лишь 2 марта 1956 г. страна вновь обрела полную политическую независимость, династия Алауитов сохраняла свою власть. В 1957 г., уже после провозглашения независимости, был изменен титул монарха — теперь правитель Марокко именовался не султаном, а королем, что было связано с европейским культурным и политическим влиянием и с позицией тогдашнего монарха Мухаммеда V (1909-1961) — человека, получившего не только традиционное мусульманское, но и современное европейское образование.


Королевская власть династии, правящей более трехсот лет, естественно, выглядит куда более легитимной для человека из традиционного общества, чем власть пришедших к власти в результате военных переворотов диктаторов или избранных президентов. В арабском мире король Марокко всегда пользовался большим уважением, хотя бы потому, что после свержения монархии в Египте и Ливии Марокко осталось единственной на Африканском континенте мусульманской монархией. Кроме того, Марокко всегда претендовало на особую роль в африканской и арабской политике. Руководители этой страны выбрали мудрый путь сотрудничества как с арабскими и африканскими странами, так и с Западом. В свою очередь, США и европейские страны всегда рассматривали Марокко как наиболее надежного партнера в Северной Африке. Этому способствовало и участие Марокко в поддержке консервативных режимов в африканских странах. Особые отношения Марокко с Западом способствовали тому, что страна стала играть посредническую роль во многих конфликтах на Ближнем Востоке и в Африке. В частности, Марокко участвовало в подготовке израильско-египетских переговоров в Кэмп-Дэвиде, именно в Марокко впервые встретились обсудить возможность мирного соглашения президент Египта Анвар Садат и премьер-министр Израиля Менахем Бегин.

Марокко: политическая стабильность и религиозные фундаменталисты в «жемчужине Магриба» Предыдущий король Хасан II Алауи (на фото), правивший Марокко с 1961 по 1999 годы, с 1979 года возглавлял также Комитет AL QODS, объединяющий глав государств арабского мира. Стремясь обезопасить свой режим от попыток свержения и видя перед собой печальный пример судьбы монархии в Ливии, Хасан Алауи жестко подавлял деятельность оппозиционных политических организаций. Но, несмотря на обвинения в нарушении прав человека, король встречал поддержку стран Запада, которые видели в марокканском режиме естественного союзника в борьбе против арабских левонационалистических режимов Алжира, Ливии, Сирии, пользовавшихся поддержкой Советского Союза. Хасан II пережил два покушения, организованных марокканскими военнослужащими, недовольными проводимой им политикой. Именно в годы правления Хасана II и начала свою деятельность Партия справедливости и развития, находящаяся в последние годы у власти в стране. До 1998 г. она носила название «Партия народное конституционно-демократическое движение» (ПНКДД). В 1999 году, после смерти Хасана II, королем Марокко стал Мухаммед VI Алауи — человек молодой (он родился в 1963 году) и ориентированный на реальные политические изменения в Марокко, в том числе и на возможность сотрудничества с умеренной оппозицией.

Когда в 2011 году в ряде ближневосточных и африканских стран вспыхнули события, названные «Арабской весной», Мухаммед VI отреагировал на них быстро и разумно. Он принял решение не подавлять фундаменталистскую оппозицию, а позволить умеренным исламистам принимать активное участие в политической жизни страны. Готовность поделиться властью с оппозицией и спасла марокканский режим от судьбы египетского, ливийского, тунисского, йеменского режимов. Хотя, с другой стороны, в низвержении монархии и дестабилизации ситуации в Марокко отнюдь не были заинтересованы США и НАТО, поэтому марокканская оппозиция не получала ту информационную и материальную (а в ливийском случае — и военную) поддержку, которую получали радикальные организации в других странах.

Следует отметить, что Партия справедливости и развития впервые приняла участие в выборах в Палату представителей Марокко еще в 1997 году, когда она называлась Партией народное конституционно-демократическое движение. Однако тогда она не добилась серьезного успеха — из 325 мест в Палате представителей партия получила всего 9 мест. Но, с другой стороны, это также было немало, учитывая, что до 1997 года религиозно-политические организации не были представлены в марокканском парламенте. Дальнейший рост популярности партии был связан не только с ее подчеркнутой ориентацией на консервативные ценности, но и с социальной составляющей. Несмотря на высокий, по сравнению с другими странами Африки, уровень политической стабильности, в Марокко очень велика социальная поляризация, много безработных и бедных. Десятки тысяч марокканцев регулярно покидают страну, отправляясь на заработки в Европу. Многие из них попадают под влияние радикальных фундаменталистских организаций, которые спекулируют и на социальных проблемах, связывая их с «безнравственностью» и «несправедливостью» светских политических режимов в арабских и африканских странах. Учитывая многочисленные социально-экономические проблемы Марокко, в 2011 году не исключался и сценарий возможного восстания протестно настроенных масс обездоленных марокканцев, которое могли бы возглавить радикальные фундаменталисты. Но взвешенная политика руководства страны такое развитие событий предотвратила.

В июле 2011 г. была принята поправка к Конституции Марокко, в соответствии с которой были существенно расширены свобода слова, а также полномочия правительства и премьер-министра. На досрочных парламентских выборах Партия справедливости и развития одержала уверенную победу и завоевала относительное большинство мест в марокканском парламенте. Это также стало судьбоносным событием — впервые религиозно-политическая партия сформировала правительство Марокко. Правда, в его формировании участвовали еще три политические партии светского толка, но это обстоятельство только придало марокканскому правительству более уверенный и сбалансированный характер.

Чем объясняется пятилетний успех Партии справедливости и развития у марокканского избирателя? Во-первых, Партия справедливости и развития в парламентской политике Марокко участвует сравнительно недавно. Это в выгодную сторону отличает ее от других политических партий, представленных в парламенте, вне зависимости от идеологической ориентации последних. Марокканцы все меньше доверяют «старым» политическим партиям, поскольку деятельность предыдущих правительств не привела к сколько-нибудь значительным изменениям в социальном и экономическом положении большинства населения страны. Значительная часть населения Марокко проживает за чертой бедности, каждый пятый марокканец и каждый третий марокканец в возрасте до 30 лет — безработные. И это — на фоне настоящего процветания политической элиты страны, начиная от королевской фамилии и заканчивая коррумпированными чиновниками. На протяжении десятилетий марокканские политические партии не делали каких-либо реальных шагов в сторону изменения существующей ситуации. Естественно, что такое их поведение вызывало недовольство их деятельностью со стороны большинства марокканцев.

Во-вторых, в Марокко достаточно высокий уровень коррупции. Поскольку Партия справедливости и развития вплоть до конца 1990-х годов вообще не была парламентской партией и не участвовала в формировании органов власти, она оказалась в списке практически некоррумпированных политических сил, что также не могло не вызывать симпатии и уважения со стороны народных масс. Голосовавшие за ПСР избиратели считают, что партия рано или поздно сможет если не покончить с коррупцией в органах власти, то, по крайней мере, ее существенно снизить. Поэтому Партия справедливости и развития получила голоса как фундаменталистов, так и многих людей других взглядов, заинтересованных в обновлении марокканского политического режима. Тем более, что политическую платформу Партии справедливости и развития вряд ли можно называть типичной для фундаменталистов. Строго говоря, ПСР является нетипичной исламистской партией. Ее лозунги — Ислам, уважение конституционной монархии и осуждение насилия — вполне укладываются в центристскую политическую платформу, не несущую угрозы существующему политическому строю.

Умеренность Партии справедливости и развития позволила королевскому режиму Марокко без особых проблем выстроить линию взаимоотношений с этой партией и с возглавляемым ею правительством. Партия справедливости и развития намеревается развивать торговлю Марокко со странами Евросоюза, в том числе посредством создания свободных экономических зон, что уже свидетельствует о ее умеренности, так как радикальные фундаменталисты выступают против развития связей с Западом. В социальной сфере партия стремится к увеличению темпов строительства социального жилья, к постепенному решению проблемы безработицы, которая очень остро стоит перед страной. Проект «Город без трущоб» подразумевает переселение обездоленных марокканцев в социальное жилье, что будет способствовать улучшению качества жизни населения. Также партия озабочена вопросом развития образования в стране. В Марокко действительно удручающая ситуация в сфере образования. До сих пор 30% населения страны неграмотны. Каждый третий марокканец не умеет читать и писать. Естественно, что неграмотность трети населения в современном мире является серьезнейшим тормозом на пути к социально-экономическому развитию страны. Поэтому ПСР выступает за борьбу с неграмотностью, но, прекрасно понимая масштабность этой цели, пока реалистично говорит лишь о снижении доли неграмотных с 30% до 20% населения страны. Марокко: политическая стабильность и религиозные фундаменталисты в «жемчужине Магриба»

За пять лет пребывания у власти ПСР показала, что является умеренной партией, которая не будет проводить политику «возврата к средневековью», в чем партию обвиняли критики из числа представителей «светских» политических организаций. Королю Мухаммеду VI (на фото) удалось договориться с ПСР и Марокко сохраняет политическую стабильность, хотя в стране с большой частотой происходят протестные выступления. Дело в том, что чем дольше ПСР находится у власти, тем яснее рядовые марокканцы понимают отсутствие каких-либо масштабных изменений в своем социальном и экономическом положении. Красивые цели и правильные задачи это, конечно, хорошо, но лишь тогда, когда они реализуются на практике. Пока у ПСР получается хотя и медленное, но все же улучшение экономической и социальной ситуации в стране. Главным противником существующего строя теперь выступают радикальные группировки фундаменталистов, которые не входят в парламент и рассматриваются в стране в качестве экстремистских организаций.

Крупнейшая оппозиционная организация Марокко — «Аль-Адль ва-ль-исхан» — насчитывает несколько сотен тысяч сторонников и выступает за ликвидацию конституционной монархии и замены власти короля властью совета улемов. В отличие от Партии справедливости и развития, поддерживающей конституционную монархию, эта организация считает единственно возможным путем политического и экономического развития страны только строительство исламского государства. Правда, надо отдать должное, «Аль-Адль ва-ль-ихсан» отвергает насильственный путь прихода к власти и стремится к легальной политической деятельности. Этого не скажешь о более радикальных группировках, с которыми, впрочем, активно борются марокканские спецслужбы. Учитывая, что в самом Марокко контрразведка достаточно жестко подавляет радикальные организации, значительная часть марокканских радикалов давно перебралась в Европу. Среди террористов, участвовавших в терактах в Бельгии и ряде других европейских стран, были и выходцы из Марокко. Сегодня для марокканского руководства главная задача — не допустить усиления экстремистов и сохранить политическую стабильность в стране. Надежным оплотом стабильности в стране остаются силовые структуры. О них мы расскажем в следующем материале.
Автор: Илья Полонский


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 9
  1. Jackking 13 октября 2016 15:30
    Прям как у нас - процветание элиты и коррупция :) И чем мы отличаемся от африки...
    1. СТАРПЕР 13 октября 2016 18:44
      Апельсины помню "Мороко" , во времена СССР...Ну их на фиг, "подоили" они нас неплохо...
    2. dmi.pris 13 октября 2016 20:20
      Да много чем..Во всяком случае при слове "Марокко"у "заклятых партнеров"не начинается запор мысли и понос слов как от слова "Россия"
  2. СТАРПЕР 13 октября 2016 18:46
    Цитата: Jackking
    Прям как у нас - процветание элиты и коррупция :) И чем мы отличаемся от африки...

    Вы в данном комменте ничем от них... hi
  3. dmi.pris 13 октября 2016 20:15
    Поделился властью с оппозицией..И это его спасло???Просто заштатники туда свое рыло не сунули- вот и тихо..Но это пока.Выборы пройдут-посмотрим.
  4. максим1987 13 октября 2016 20:20
    если еще и Марокко рванет, то чую придется нам в Сибири мутить Автономную республику немцев приенисенья, французов поленья и т.д.
    1. rotmistr60 14 октября 2016 16:26
      А вас так беспокоит Марокко? Так вы, как в том анекдоте - не трогайте и беспокоить не будет.
  5. rotmistr60 14 октября 2016 07:38
    Парламентские выборы в Марокко

    Тут бы со своими проблемами разобраться, а не думать как прошли выборы в Марокко.
  6. Игорь К-град 16 октября 2016 23:09
    Помимо засилья исламизма с гротескными супергигантскими мечетями у Марокко есть ещё ряд проблем. Марокко уже много лет оккупирует Западную Сахару и грабит её полезные ископаемые (фосфаты и т.д.) - это одна проблема. Далее уйма марокканцев живет во Франции и Испании. И эти переселенцы активно пытаются влиять на эти страны и почти не пытаются интегрироваться. Это вторая проблема. Ну и помимо арабов в Марокко есть еще и берберы. Это третья проблема.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня