Русско-прусско-французская война 1806–1807 гг.

Русско-прусско-французская война 1806–1807 гг.


210 лет назад, 14 октября 1806 года, в решающей битве при Йене и Ауэрштедте армия Наполеона Бонапарта сокрушила прусскую армию под общим командованием герцога Карла Брауншвейгского. В результате этой военной катастрофы Прусское королевство было деморализовано и утратило волю к сопротивлению. 27 октября, то есть менее, чем через две недели после Йенской катастрофы, французский император с триумфом въехал в Берлин. Вскоре Пруссия пала.


Поражение и капитуляция Пруссии, вызванные глупостью, зазнайством и бездарностью прусского верховного командования, предопределило поражение IV антифранцузской коалиции (Великобритания, Россия, Пруссия, Саксония, Швеция). Россия опять осталась одна перед лицом победоносной французской армии. Военно-политическая обстановка была очень тяжёлой — одновременно Российская империя вела войну с Османской империей и Персией. Русская армия не могла в одиночку противостоять противнику и после ряда сражений отступила за Неман. Россия вынуждена была в июне 1807 года подписать Тильзитское соглашение.

Предыстория

Русско-австро-французская война 1805 г. (Война третьей коалиции) завершилась полным поражением антифранцузской коалиции. Из-за ошибок Австрии, которая переоценила свои силы, не стала ждать прихода русской армии и первой начала наступление против Франции, коалиция потерпела полное поражение.

Наполеон, действуя энергично и наступательно, окружил австрийскую армию Макка у города Ульм на р. Лех и заставил ее капитулировать до подхода русских войск. Французская армия, таким образом, перехватила в свои руки стратегическую инициативу, имея к тому же значительное превосходство в силах над разбитыми и деморализованными австрийцами и русской армией под началом М. И. Кутузова.

Однако Кутузов, прикрываясь сильными арьергардами, совершил блистательный марш и спас армию от окружения и уничтожения (или капитуляции). Тем самым Кутузов дал верховному командованию Австрии и России (к ним должна была присоединиться и Пруссия) шанс переломить ситуацию и выиграть войну. Однако австрийский и русский императоры, которых поддерживали многие генералы и советники, вопреки мнению Кутузова, решили дать решительный бой «корсиканскому чудовищу». 20 ноября (2 декабря) 1805 г. состоялось Аустерлицкое сражение, которое Наполеон Бонапарт назвал впоследствии самой большой звездой в созвездии его многочисленных побед на полях сражений. Наполеон блестяще воспользовался промахами противников и разгромил союзную армию.

Война была проиграна. Третья антифранцузская коалиция развалилась. Колеблющаяся Пруссия не решилась выступить против Наполеона и даже пошла на союз с ним. Австрия была вынуждена заключить с Францией в Пресбурге (Братиславе) тяжелый для неё мирный договор. Россия отвела войска на свою территорию. Это позволило Наполеону кроить карту Европы в своих интересах. Так, согласно Пресбургскому мирному договору император Франции отнял у Австрии Венецию, Истрию, Далмацию, Каттаро и Фриуль. С потерей этих территорий Австрия лишилась шестой части всего населения империи. В июле 1806 г. Наполеон создал под своим протекторатом на территории Западной Европы новое государственное образование — Рейнский союз. В него вошли Бавария, Баден, Вюртемберг и 13 других, более мелких, германских княжеств. Этим актом была ликвидирована «Священная Римская империя». Ее император Франц II принял титул императора Австрии — Франца I. Весной 1806 года Наполеон I лишил власти Бурбонов в Неаполе, где был провозглашен королем его брат Жозеф.

Пруссия вынуждена была уступить давлению Франции. Наполеон потребовал заключения оборонительного союза, подписанного в декабре 1805 года. В плату за это Наполеон пообещал отдать Пруссии Ганновер — занятое французами владение английской короны. Тем самым Пруссия превращалась из потенциального союзника Англии в ее врага. Весной 1806 года Англия объявила Пруссии войну, а Швеция (союзник Британии) установила морскую блокаду прусских балтийских портов. Всё это вызвало раздражение Пруссии, которая в итоге решилась в союзе с Россией и Англией выступить против Франции.

Россия и Франция

После поражения и развала Третьей антифранцузской коалиции состояние войны между Россией и Францией формально сохранялось, но, учитывая отсутствие общей границы, реальные боевые действия не велись. Петербургу не пошёл впрок урок Аустерлицкой катастрофы. Русское правительство решило продолжить борьбу с Наполеоном, хотя у России не было коренных противоречий с Францией, общей границы с территориальными спорами и противостояние русских с французами было крайне выгодно Лондону, Вене и Берлину.

Кроме того, политика Наполеона по отношению к России оставалась подчеркнуто доброжелательной, почти дружественной, хотя между двумя великими державами формально шла война. После Аустерлица Наполеон фактически прекратил боевые действия против русской армии, он дал ей спокойно уйти. Более того, он вернул России пленных солдат (с такого же дружеского жеста началась дружба Наполеона с императором Павлом).

Таким образом, Наполеон оставался верным своей внешнеполитической стратегии 1800 года. То есть стратегическому курсу на союз с Россией. Спустя две недели после «Битвы трёх императоров» в беседе с Гаугвицем Наполеон говорил: «Что касается России, то она будет со мною, — не сейчас, но через год, через два, три. Время сглаживает все воспоминания, и этот союз, быть может, был бы самым для меня подходящим». Наполеон лелеял старый план тройственного союза — Франции, Пруссии и России, который должен был поддерживать мир в Европе и устранить влияние Англии на континенте. При этом главным Наполеон считал союз с Россией.

Однако Александр Павлович не оценил дружественные жесты Наполеона. Курс на противостояние, к полному удовольствию англичан, был сохранен. Более того, в общественном мнение петербургского высшего общества, где Аустерлиц сначала был воспринят с растерянностью и тревогой, снова преобладали «ура-патриотические» настроение. Аустерлиц теперь расценивали как случайность, виноваты были австрийцы, англичане, но не верховное главнокомандование, которое ввязалась в ненужную русскому народу войну.


Поэтому русское правительство пыталось решить несколько важных задач. Во-первых, использовать передышку для поиска новых партнёров для продолжения войны — выяснить позиции Австрии и Турции, определиться с Пруссией. Во-вторых, укрепить союз с единственным оставшимся «партнером» — Англией. В-третьих, внимание России теперь было приковано не к Балтике и Северной Германии (в связи с захватом французами Ганновера), а к Балканам, Средиземноморью и Ближнему Востоку. Французы продолжали наращивать своё присутствие в Средиземноморье, и этот процесс принял угрожающий характер.

Адам Чарторыйский в своей записке на имя императора сообщил, что России необходимо срочно усилить свои войска на Ионических островах — в 1798-1799 годах русская Средиземноморская эскадра и турецкие силы под общим командованием Фёдора Ушакова освободили от французов Ионические острова, Павел I образовал из них республику Семи Островов под покровительством Петербурга и Стамбула, и укрепить Средиземноморскую эскадру. Кроме того, он считал, что Россия должна усилить своё военное присутствие на Балканском полуострове и сосредоточить войска у границ Молдавского княжества. Таким образом, курс на полномасштабное противостояние с Францией был сохранен.

Ситуация в Южной Европе была действительно напряжённой. Франция значительно усилила свои позиции в регионе. По условиям заключённого 26 декабря 1805 года в Пресбурге (Братислава) австро-французского мира, Вена отдала Наполеону как итальянскому королю Венецианскую область, Истрию (кроме Триеста) и Далмацию и признавала все французские захваты в Италии. Таким образом, французы резко укрепили свои позиции в Средиземноморье, получив большую часть восточного побережья Адриатического моря, и выходили на рубеж Балканы — Восточное Средиземноморье.

В результате французы получили возможность захватить Ионические острова, полностью вытеснив Россию из Средиземного моря. Ухудшало положение России переориентация Стамбула на Париж. После битвы при Аустерлице турецкий султан Селим III (годы правления 1789 — 1807) признал императорский титул Наполеона Бонапарта и приветствовал «самого давнего, самого верного и необходимого союзника» Османской империи. В августе 1806 года в Стамбул прибыл французский посланник генерал Себастиани, который при поддержке турецкого султана пытался модернизировать Османскую империю на европейски лад, он начал проводить реформы. Среди этих реформ были преобразования, направленные на создание регулярной армии по западным стандартам (реформы Низам-и Джедид). Стамбул планировал для восстановления военной мощи: создать призывную систему и мобилизационный резерв, заменить территориальные ополчения армейско-дивизионным делением, создать военную промышленность, закупить современное оружие и корабли, использовать помощь западных военных советников.

Себастиани имел указание испортить отношения между Россией и Турцией, чтобы турки закрыли для русского флота проливы и восстановили своё влияние в Дунайских княжествах (Молдавии и Валахии). Кроме того, французы установили контакты с Персией и намекнули туркам, что если те будут долго раздумывать, тогда Франция будет ориентироваться на Тегеран (персы были традиционными врагами османов).

Под влиянием французов османский султан сместил прорусских господарей Молдавии (Александра Музури) и Валахии (Константина Ипсиланти). По русско-турецким соглашениям назначение и смещение правителей этих княжеств должно было происходить с согласия Петербурга. Таким образом, появился повод к войне.

11 ноября 1806 года русская 40 тыс. армия под командованием Ивана Михельсона стала переходить Днестр и без боя заняла ряд крепостей. Эти действия не противоречили условиям Кючук-Кайнарджинского мира 1774 года. 18 декабря Стамбул объявил войну России, началась новая длительная русско-турецкая война 1806-1812 гг. Британцы пытались остановить этот конфликт, их эскадра даже прорвалась через Дарданеллы и встала у султанского дворца. Лондон предъявил Порте ультиматум — изгнать французскую миссию, объявить войну Франции, передать Дунайские княжества России, отдать британцам укрепления Дарданелл и корабли турецких ВМС. Турки, по совету французов, стали затягивать переговоры, а в это время с помощью французских инженеров укрепляли Дарданеллы, чтобы блокировать британские корабли. Адмирал Джон Дакворт понял всю опасность ситуации и отступил — британская эскадра с боем прорвалась в открытое море. В результате Османская империя перешла на сторону Франции, начав войну с Россией и Англией.

Дипломатические игры

В начале 1806 года царь Александр I в рескрипте послу России в Британии С. Р. Воронцову сформулировал основные задачи внешней политики Петербурга на данном этапе. Россия собиралась продолжить борьбу с французами, сохранить союз с Британией, удержать Австрию от полного подчинения Наполеону, помешать Пруссии и Франции укрепить союз и постараться привлечь Берлин к союзу с Петербургом. Особое внимание уделялось укреплению и сохранению союза с Англией. Мир между Лондоном и Парижем был крайне нежелателен. Без поддержки британского флота в Средиземном море ситуация резко изменялась в пользу Франции. Русская Средиземноморская эскадра не могла противостоять более мощному французскому флоту и воспрепятствовать переброске французских войск из Италии на Балканы, в Далмацию.

В этот период Лондон вёл переговоры с Парижем, чтобы не вести войну в одиночку. Но как только стало ясно, что Пруссия и Россия выступят против Франции, Лондон сразу свернул переговоры с Парижем. Английские министры были вновь готовы вести войну против Франции до последнего прусского и русского солдата.

Одновременно Петербург прощупывал почву в Париже. Во Францию был направлен Пётр Убри, официально он должен был решить вопрос об обмене пленными, а неофициально узнать о возможности заключения длительного перемирия между Россией и Францией или даже всеобщего мира, который гарантирует стабильность в Европе. Соглашение должно было остановить французскую экспансию на Балканы и в Восточное Средиземноморье.

Переговоры шли трудно. Россия не считала себя побежденной, в Европе возникли новые спорные вопросы. На словах всех говорили о готовности идти на уступки, но как только дело доходило до практики, всё приходилось начинать сначала. Всё же Убри решился на свой страх и риск подписать 20 июля 1806 года с генералом Кларком франко-русский мирный договор. Он был компромиссным. Франция признавала права России на Ионический архипелаг и обязывалась не вводить в Турцию свои войска. Франция сохраняла за собой Далмацию и обязывалась вывести войска из Северной Германии при условии вывода русских сил из Адриатики. Между двумя великими державами устанавливался мир на вечные времена.

Таким образом, при всех его недостатках, договор 20 июля мог стать фундаментом для мира между Францией и Россией. Жизненные интересы ни одной из держав не были ущемлены, можно было найти точки общих интересов, и самое главное прекращалась война, очень выгодная для Англии.

Однако к тому времени, когда договор Убри — Кларк поступил к Александру на ратификацию, царь уже слишком далеко зашёл на пути создания новой антифранцузской коалиции. Петербург и Берлин в это время заключили союз, направленный против Франции. В подписанной 1 (13) июля 1806 г. в Берлине секретной декларации прусский король Фридрих-Вильгельм III заявил о своей верности России и заверил, что никогда «не присоединится к Франции». В конце июля Александр I подписал аналогичную декларацию.

В августе Александр Павлович собрал закрытое совещание Государственного совета по вопросу ратификации мирного договора от 20 июля с Францией. М. И. Кутузов, А. Б. Куракин, Н. П. Румянцев высказались в пользу утверждения договора. Они считали, что это даст возможность с честью и без ущерба избавиться от новой войны с Францией. Но Будберг и другие министры из ближайшего окружения царя, знавшие воинственные и антифранцузские настроения Александра, и умело приспосабливающиеся к ним, высказались против ратификации соглашения. То есть за войну с Францией. Александр решился на новую войну с Францией, которая в итоге принесет большую кровь уже в саму Россию и подписал манифест «О предстоящей войне с Францией».

Наполеон же до последнего верил, что здравый смысл победит в Петербурге. Он придавал мирному договору огромное значение и ждал хороших вестей из России, чтобы вернуть армию во Францию, соответствующие распоряжение уже были отданы начальнику штаба Бертье. В письме Жозефу 27 августа 1806 г. он пишет, что «хотели породить сомнения в его ратификации», но этому не следует верить. Когда 3 сентября Наполеон узнал об отказе Александра утвердить договор, он сразу же дал приказ вернуть армию. При этом Наполеон до последнего верил, что кризис смогут преодолеть. Однако ошибся.

Россия также старалась поддержать Вену, побудив Австрию противостоять давлению Наполеона, который хотел добиться транзита французских войск в Далмацию через австрийскую территорию. В итоге Вена уступила давлению Парижа, но сохранила дипломатическую поддержку России.

Большие усилия были направлены на создание союза с Пруссией. В начале 1806 года прусское направление внешней политики стало основным как для Франции, так и для России. Для Наполеона подчинение Пруссии воле Франции означало полный контроль над Германией, над северогерманским побережьем, что усиливало возможности по борьбе с Англией. Кроме того, союз с Пруссией наносил сильнейший удар Австрии, которая хоть и подчинилась воле Наполеона, но таила в себе ненависть Франции и революционным переменам в Европе. Для Петербурга стратегический союз с Пруссией означал возможность сдерживать натиск Франции на рубеже Германии или даже нанести военное поражение Франции в Центральной Европе (прусская армия считалась одной из самых мощных в Европе), плюс сохранение своего влияния в Германии. Берлин собирался извлечь выгоды из такого положения, став посредником между Россией и Францией. При этом король Пруссии Фридрих Вильгельм III хотел быть равноправным партнёром, повышая статус Берлина.

А. Чарторыйский в переговорах с уполномоченным прусского короля герцогом Брауншвейгским отверг идею тройственного союза Франции, Пруссии и России, а также планы посреднической деятельности Берлина. Российский МИД доказывал, что противоречия между Францией и Пруссией носят непримиримый характер и рано или поздно между ними возникнет конфликт, поэтому Берлину лучше вступить в антифранцузский союз. Но Фридрих Вильгельм III сначала предпочёл продолжать линию на союз с Францией. 5 марта 1806 года Пруссия ратифицировала новый договор с Францией. По нему Франция передавала прусской короне Ганновер, а Берлин закрывал северогерманские порты для британских судов, присоединяясь к морской блокаде Англии. Лондон в ответ объявил войну Пруссии. Петербургу эта война была не выгодна не только с точки зрения военно-политических интересов, но и экономических — конфликт принёс огромные убытки балтийской торговле. Кроме того, ситуация ещё более обострилась из-за включения в конфликт Швеции, давней союзницы Лондона.

При этом король Фридрих-Вильгельм послал Александру письмо, в котором снова клялся в верности своей дружбы. Таким образом, Пруссия вела двойную игру. С одной стороны, Берлин официально стал союзником Парижа, с другой — искал возможность сохранить особые отношения с Россией и Британией. Так, 20 марта секретная декларация установила тайный союз Гогенцоллернов и Романовых.


Прусский король Фридрих Вильгельм III

В июне 1806 года Александр отправил в отставку главу МИД Чарторыйского, который в своей деятельности ориентировался на Лондон, стараясь, основное внимание России сосредоточить на делах Ближнего Востока и Балканского полуострова. При этом Адам Чарторыйский был противником союза России с Пруссией, считая, что это ухудшит возможности по восстановлению государственности Польши. Александр негативно относился к планам восстановления Польши, понимая, что это резко ухудшит отношения с Австрией и Пруссией, приведёт к изоляции России.

12 июля 1806 года в Париже был заключён Рейнский союз. Кроме того, Наполеон сообщил английскому представителю о своем решении возвратить Англии Ганновер, если она согласится наконец подписать мир. Английская дипломатия тотчас поставила в известность прусского короля о «вероломстве» Наполеона. Это окончательно вывело из себя Берлин, патриоты потребовали войны с Францией. Королевская дипломатия начала энергичную работу по поиску союзников. И Пруссия пошла на союз с Россией.

Таким образом, используя ситуацию, Лондон сколотил четвертую антифранцузскую коалицию, которая окончательно сформировалась к сентябрю 1806 года. В неё вошли Англия, Пруссия, Россия и Швеция. Англия, как всегда, взяла на себя обязательства денежный вопрос (субсидировать войну, используя прусское и русское «пушечное мясо»), а остальные участники — дать свои войска. Независимо от этого Пруссия заключила союз с Саксонией.

Продолжение следует…
Автор:
Самсонов Александр
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

27 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти