Две крепости

Две крепости


18 октября 1855 года состоялось последнее сражение Крымской войны, хотя, сражением его назвать сложно. Скорее, это был почти безнаказанный расстрел англо-французским флотом русской крепости Кинбурн, который продолжался 5 часов и закончился капитуляцией гарнизона во главе с генерал-майором Кохановичем.

Крепость Кинбурн, охранявшая вход в Днепровский лиман, была выстроена на длинной косе, отделяющей залив от Черного моря. Она состояла из каменного форта с 60 орудиями и двух отдельных десятиорудийных береговых батарей с земляными укреплениями. Гарнизон насчитывал 37 офицеров и 1447 нижних чинов. Атаковавшая крепость эскадра включала 10 линкоров, 17 фрегатов и шлюпов, 22 канонерки и 11 мортирных бомбардирских судов. Но главным козырем нападавших были первые в мире паровые броненосцы - французские плавбатареи "Лав", "Тоннант" и "Девастасьон". Их борта покрытые кованой железной броней, не пробивалсь пушечными ядрами.


Уторм 17 октября броненосцы бросили якоря на минимально возможной дистанции в 550 метров от форта, ближе не позволяло подойти мелководье. Линкоры и канонерки заняли позиции в 1100-1200 метрах от берега, а мортирные суда - в 2,5 километрах. В 9.05 (по другим данным, - в 9.30) начался обстрел. Одновременнно примерно в трех километрах позади форта на косе высадились восемь тысяч морских пехотинцев во главе с генералом Базеном, которые отрезали гарнизону путь к отступлению.

За три часа перестрелки союзники выпустили по небольшой крепости более трех тысяч ядер и бомб. В результате все орудия форта и береговых батарей, стоявшие на обращенных к морю позициях, были выведены из строя. Погибли 45 артиллеристов, еще 130 получили ранения. Ответный огонь поначалу велся активно и довольно метко, но почти безрезультатно. "Девастасьон" получил 75 попаданий, "Лав" - 66 и "Тоннант" - 60, но ни одно из ядер не пробило броню, а бомбы разбивались о железные борта как стеклянные шары. Только одно ядро, влетевшее "Девастасьону" в открытый пушечный порт, убило двоих моряков, и это были единственные потери союзников в Кинбурнской битве.

К полудню смолкли последние орудия крепости. После этого безответный огонь продолжался еще полтора часа, причем к обстрелу присоединились подошедшие к берегу безбронные канонерки, уже не опасавшиеся получить сдачи. По описаниям союзников, примерно в 13.45 над руинами крепости был поднят белый флаг. Наши источники описывают обстоятельства капитуляции несколько по-иному: командир объединенной эскадры французский адмирал Брюэ отправил к Кохановичу парламентеров, которые убедили коменданта в бессмысленности дальнейшего сопротивления.

Как бы там ни было, а к 14 часам Кинбурн сдался. Все выжившие при обстреле солдаты и офицеры сложили оружие. В марте 1856 года война завершилась, а в следующем году вернувшегося из плена Кохановича и начальника артиллерии Кинбурна полковника Полисанова арестовали по обвинению в измене. Однако следствие пришло к выводу об их неподсудности, так как на момент сдачи оборонительные возможности Кинбурна были исчерпаны, а надежда на помощь извне - отсутствовала. Но Коханович этого уже не узнал. Вскоре после ареста он умер в возрасте 59 лет.

На заставке - рисунок из британского альманаха "Великая восточная война", на котором генерал Коханович, почему-то без головного убора, разряжает в землю свои пистолеты, прежде чем отдать их офицерам союзников. На заднем плане русские солдаты, сдаваясь в плен, бросают на землю ружья.

Две крепости


Броненосная плавбатарея "Девастасьон". Длина - 53 метра, водоизмещение - 1575 тонн, мощность паровой машины - 155 л.с., скорость - 4 узла, экипаж - 282 человека, вооружение - 16 50-фунтовых и два 12-фунтовых гладкоствольных орудия. Толщина брони - 110 мм.

Две крепости


Французские броненосцы ведут перестрелку с артиллерией Кинбурна.

Две крепости


Кинбурн после капитуляции. На переднем плане - захваченные союзниками пушки и ядра.

Две крепости


Французские солдаты на работах по расчистке и уборке территории крепости. В дальнейшем, по условиям Парижского мирного договора, Кинбурн был полностью разрушен и более не восстанавливался. Сейчас от него практически ничего не осталось.

Две крепости


Французские броненосцы, вмерзшие в лед Черного моря у Кинбурнской косы зимой 1855-56 годов. Картина художника Пьера-Эмиля де Крисснуа.
Автор: Вячеслав Кондратьев
Первоисточник: http://vikond65.livejournal.com/549990.html


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 10
  1. samarin1969 22 октября 2016 07:47
    Пройдёт 60 лет и монарх прикажет спасать "партнёров" на Мазурских болотах и устилать крестами Карпаты в 1916 году.
    1. Хапфри 23 октября 2016 09:57
      монарх прикажет спасать "партнёров"

      Царь был мудрее генсека.
      Вступил в войну с союзниками а не с "партнерами". Генсек воевал в одиночку.
      устилать крестами Карпаты в 1916 году.

      Потери Российской империи в войне 1млн 300тыс
      Потери СССР в войне 8 млн 500 тыс. Без ополчения. Ополченцев никто не считал.
      Общие более 20
      Могилы не успевали рыть. Не то что Карпаты крестами. ....
      1. Vladislav 73 23 октября 2016 21:18
        Ну ну....мудрый Николай II belay Особенно,если вспомнить,в каком виде оставил страну "мудрый" Николай,и КАКУЮ - Сталин! Да и вообще,сравнивать ПМВ и ВОВ,войну на уничтожение,когда основной процент потерь пришёлся на мирное население,скажем так,совершенно не корректно!Разве нет?
  2. parusnik 22 октября 2016 08:01
    Имеет смысл процитировать дневниковую запись английского капитана Джеймса Кардигана, опубликованую газетой "Daily News" от 23 ноября 1856 года. Вот она: "…Генерал-майор Коханович шел вперед с саблей в одной руке и пистолетом в другой. Он бросил свою саблю к ногам офицера и разрядил пистолет в землю. Он был взволнован до слез, покидая крепость, обернулся и горячо воскликнул на русском, из чего переводчик смог только разобрать: "О! Кинбурн! Кинбурн! Слава Суворова и мой позор, я оставляю тебя" или что-то подобное…Когда войска маршем покидали гарнизон, был отдан приказ составить винтовки в , но многие бросали их на землю к ногам победителей с выражением ярости и унижения на лицах… Коханович плакал, бросая ручку, которой он подписал пункты капитуляции, но у него не было причины стыдиться того, как он защищался. По условиям капитуляции гарнизону было разрешено отступить, взяв все, за исключением оружия, боеприпасов и орудий; офицерам было разрешено иметь при себе сабли, рядовым захватить свои ранцы, обмундирование, полковые горны, церковные принадлежности, реликвии и портреты… В течение дня пленников погрузят на корабли и отправят в Константинополь. Они распродали свое личное обмундирование, снаряжение, телеги, продовольствие и все, от чего смогли избавиться, организовав утром на намывной косе что-то вроде примитивного аукциона".
  3. Мур 22 октября 2016 09:18
    Серьёзная девушка Клио, конечно, не знает сослагательных наклонений.
    Но как было бы интересно, если бы в чью-нибудь военно-чиновничью голову пришла идея заблаговременно произвести в нужных количествах, своевременно доставить и закидать район Кинбурна да и той же Балаклавы изделиями господ Якоби и Нобеля...
    1. V.ic 22 октября 2016 09:51
      Цитата: Мур
      идея заблаговременно произвести в нужных количествах, своевременно доставить и закидать район Кинбурна да и той же Балаклавы изделиями господ Якоби и Нобеля...

      Прочитайте внимательно какого года образец, указанный на приведённом Вами рисунке. am
      1. Мур 23 октября 2016 07:19
        Я знаю это и без дополнительного прочтения, что Вас в этом не устраивает? Год между событиями.
        Финский залив забросать ими успели. Что мешало бы разернуть их производство на базе ремонтных мощностей ЧФ при соответствующем техническом контроле?
  4. Molot1979 22 октября 2016 11:06
    Французики наверняка вспомнят об этом эпизоде буквально через 16 лет под Седаном. И русские не бросятся помогать, наоборот, посмотрят с нехорошей ухмылкой.
  5. Aleksander 22 октября 2016 12:11
    Только одно ядро, влетевшее "Девастасьону" в открытый пушечный порт, убило двоих моряков, и это были единственные потери союзников в Кинбурнской битве.

    А почему бы не продолжить? Иначе картина останется абсолютно незавершенной..

    После штурма в крепости был оставлен французский гарнизон, который сам попал в жесточайшую блокаду со стороны казаков и штормового зимнего моря на долгие три месяца. Жрали кожу и дохли от холода и голода, пока их остатки не смогли эвакуировать. Результат был прекрасный: за три месяца нахождения в крепости от болезней погибло 119 солдат и офицеров из состава гарнизона, а 48 было взято русскими в плен.

    Так что общий итог-в нашу пользу..... yes
  6. Партизан Крамаха 22 октября 2016 13:09
    Какая-то нестыковка-в статье сказано что все орудия крепости были уничтожены и отстреливаться было уже нечем,а на снимке штабель захваченных пушек no

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня