Настоящий преемник

40 лет назад 6 октября в Пекине была арестована так называемая банда четырех, возглавляемая Цзян Цин, вдовой Мао, и 42-летним Ван Хунвэнем, официальным преемником кормчего с 1973 года. 21 октября им предъявили обвинение в организации попытки государственного переворота. Это радикально изменило курс Пекина.

Внешняя политика КНР стала откровенно антисоветской и более проамериканской (до второй половины 80-х). Затевались дэнсяопиновские рыночные реформы, начатые уже в 1978 году. Концепция дружить с США против СССР вступила в действие, как известно, с помпезного визита нового лидера КНР Дэн Сяопина в конце января – начале февраля 1979 года («Социализм с антисоветской спецификой»).

Пророчество Мехмета Шеху


Ван Хунвэнь предвидел такое развитие событий. Будучи в начале 1976 года в союзной Китаю (до 1978-го) Албании, преемник Мао сетовал, что поддержка Пол Пота позорит Китай и марксизм. И что в руководстве страны и партии «на фоне стареющего Мао укрепляются влиятельные силы, ратующие чуть ли не за прямой союз с США против Москвы и даже за признание Тайваня отдельным государством, за отказ от политики дружбы с Албанией, Вьетнамом, Северной Кореей, а также за прозападные реформы». Ван отмечал: «Борьба с советским ревизионизмом против кремлевского шельмования и искажения Сталина должна оставаться принципиальной, политико-идеологической, но не сопровождаться американскими подачками за нагнетание конфликтности с СССР. Ибо у США совсем другие цели в СССР и Китае». По свидетельству тогдашнего премьера Албании М. Шеху (после той встречи с Ваном): «Борьба за власть в Пекине обостряется, 82-летний Мао уже мало что контролирует. Китай может встать на путь гегемонизма и сговора с США после Мао, а в общем-то, умеренный Ван Хунвэнь может в таких условиях не удержаться у власти». Так и случилось...

Кстати, в 1973–1975 годах активизировалась торговля КНР с Советским Союзом, частично восстанавливались контакты в сферах культуры и науки. В 1974-м начались консультации о регулярном железнодорожном сообщении СССР – через Монголию и Китай – с Вьетнамом и Лаосом, а также о ситуации на Корейском полуострове. В тот период, напомним, действовали договоры с КНДР о ее военно-политической поддержке со стороны Пекина и Москвы. За этими тенденциями не мог не стоять новый преемник кормчего.

После предательства в 1971 году маршала Линь Бяо, который с 1969-го был официальным преемником Мао, выбор последнего остановился на Ван Хунвэне – выдвиженце небезызвестной Культурной революции, выходце из пролетарских низов, хорошо разбиравшемся в экономических проблемах страны. Достаточно поработав на текстильных фабриках, Ван предложил несколько проектов по модернизации отрасли – по сей день одной из основных в китайской экономике. И руководил их реализацией, весьма успешной.

Ван стал появляться рядом с Мао на официальных мероприятиях почти сразу после разоблачения и неудавшегося бегства Линь Бяо в начале сентября 1971-го. Выдвинутый во власть текстильщик был первым «сопровождающим» кормчего на встречах последнего в Пекине с Николае Чаушеску в 1971 и 1973 годах. Цзян Цин познакомила Вана как «талантливого, энергичного нашего работника» с Киссинджером и Никсоном в ходе их визитов в КНР соответственно в 1971 и 1972-м.

Вскоре сказал свое слово кормчий: в сентябре 1973 года во время беседы с Жоржем Помпиду, где наряду с премьером Китая Чжоу Эньлаем присутствовал Ван, Мао, указав на него президенту Франции, сказал: «Это Ван Хунвэнь, во всех странах говорят о нем. Во время войны в Корее он был в армии китайских народных добровольцев, позже – рабочим в Шанхае. В 1970 году на Лушаньском пленуме ЦК КПК Ван Хунвэнь первым разоблачил интриги Линь Бяо».

Да, открыто выступить против тогдашнего преемника было сродни подвигу. Но Линь Бяо по существу не ответил на обвинения Вана в «бонапартизме маршала», в его «стремлении поставить армию над ЦК партии и правительством, парализовать принятие стратегических решений товарищем Мао». Сам кормчий эти обвинения многозначительно не комментировал, а маршал сказал лишь: «У товарища Вана, видимо, больное воображение и чрезмерная подозрительность...»

К вам посыльный из Шанхая

Ван Хунвэнь родился в январе 1935 года в деревне невдалеке от города Чанчунь в Маньчжурии. В детстве присоединился к частям Народно-освободительной армии Китая. В 1950-м Ван – тогда ему было только 15 лет – пошел воевать в Корею в составе китайской добровольческой армии маршала Пэн Дэхуая. Там он был полевым посыльным, вступил в КПК. После демобилизации работал около десяти лет на 17-й хлопчатобумажной фабрике в Шанхае.

Настоящий преемникВ начале Культурной революции (июль – декабрь 1966 года) интересовался профсоюзной деятельностью и, как отмечала в тот период китайская пресса, на этом поприще вскоре товарищ Ван проявил большие организаторские и ораторские способности. Он в те годы и позже нередко выступал с лекциями о произведениях Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина, Мао Цзэдуна на предприятиях, в школах, училищах. Основной акцент делал на экономических аспектах наследия этих деятелей.

В ноябре 1966 года Ван со сподвижниками лег на рельсы железной дороги на станции Аньтин (вблизи Шанхая), прервав на 30 часов железнодорожное сообщение. Они требовали поездки в Пекин лично к Мао для разоблачения прохрущевской и прозападной линии Шанхайского горкома. И добились своего. Ван Хунвэнь прибыл в Пекин, где его тут же приняли в Группе по делам Культурной революции при ЦК КПК (Цзян Цин, Чэнь Бода и Чжан Чуньцяо). А на следующий день Ван Хунвэня пригласили к себе Мао Цзэдун и Линь Бяо. Он прямо говорил своим пекинским собеседникам: «Местные хрущевы и их последователи появляются при забвении идеологической и контрольной работы со стороны Центра. Что случилось в руководстве СССР в марте 1953 года и позже, мы все знаем, но это не должно повториться в Китае. Иначе социализм и партия у нас начнут также перерождаться».

Вскоре началось быстрое продвижение к властным вершинам. В апреле 1969 года Ван Хунвэнь избран в Президиум IX съезда КПК, а сразу после съезда – членом Центрального комитета КПК. Как заявил Мао: «Выдвижение Ван Хунвэня, известного деятеля нового поколения, вовлечет в Культурную революцию больше молодежи».

В мае 1973 года Цзян Цин добилась включения Вана в состав политбюро ЦК. Затем 4 июля была встреча с Мао: он в беседе с Ваном согласился, что в стране и партии сохраняются прохрущевские кадры, опасные для социализма.

А на открытии Х съезда КПК 24 августа 1973 года Мао демонстративно оказал Ван Хунвэню самую высокую честь, посадив его по правую руку от себя. На этом съезде преемник выступил с докладом «Об изменениях в Уставе КПК». Был избран одним из пяти заместителей главы ЦК КПК, членом политбюро ЦК и постоянного комитета политбюро (то есть узкого круга руководителей страны и партии).

Мао и будущая «банда четырех», опасаясь непредвиденных действий сторонников маршала Линь Бяо, постановили создать к 1975 году народное ополчение (миньбин). Ван стал его руководителем.

Но Мао до последних дней вел свою игру: 28 декабря 1973 года кормчий официально объявил Вана своим преемником. Но после того как 1 июля 1974-го премьер Чжоу Эньлай был помещен в госпиталь, Мао Цзэдун назначил Дэн Сяопина, адепта «рыночного социализма», заместителем премьера Госсовета КНР. Ван Хунвэнь заявил Мао о своем недоверии Дэну, но глава Китая предписал ему налаживать сплочение с товарищем Сяопином.

В самом начале 1976 года после кончины Чжоу Эньлая Ван Хунвэнь претендовал на его пост главы Госсовета КНР, при этом обвиняя Дэн Сяопина в прозападных настроениях, двурушничестве и лицемерии. Мао вроде бы внял этой оценке: Дэн в середине января был снят со всех постов (в том числе одного из заместителей Мао и главы Генштаба НОАК). Но премьером Госсовета был в противовес Вану назначен другой выдвиженец кормчего – Хуа Гофэн.

Именно Ван 18 сентября 1976 года от имени руководства страны и партии открыл траурный митинг памяти Мао на площади Тяньаньмэнь. Он ни слова не сказал о «советском гегемонизме», но отметил «бескомпромиссную борьбу товарища Мао с хрущевско-брежневским и титовским ревизионизмом». Премьер Госсовета КНР Хуа Гофэн выступал вторым, но его речь была более длительной и более антисоветской.

А тучи вокруг Ван Хунвэня сгущались. 4 октября газета «Гуанмин жибао» (вторая по статусу после «Жэньминь жибао») опубликовала обширную редакционную статью «Вечно следовать курсом, определенным председателем Мао Цзэдуном», которую приписывают Ван Хунвэню: «Фальсификация курса, определенного тов. Мао Цзэдуном, как в свое время курса Сталина, и представляет собой предательство по отношению к марксизму, к социализму, предательство по отношению к великому учению Маркса-Энгельса-Ленина-Сталина и Мао Цзэдуна о продолжении революции при диктатуре пролетариата».

Похоже, этот материал был направлен не только против Дэна, вернувшегося на пост вице-премьера КНР почти в то же самое время. Но и против Пол Пота, которого руководство тогдашней Кампучии вскоре после кончины Мао по настоянию Вана и Цзян Цин отправило в отставку.

Назначенный в «банду»

К вечеру 6 октября 1976 года Ван Хунвэнь вместе с другими участниками будущей «банды четырех» (Цзян Цин, Чжан Чуньцяо и Яо Вэньюанем) был арестован спецназом личной охраны Мао. В борьбе за власть победили во главе с премьером Хуа Гофэном сторонники «половинчатого» курса в экономике и более антисоветского-проамериканского – во внешней политике. А новый премьер вскоре после ареста соперников отправился с визитами в КНДР, Румынию и Югославию (которую китайский лидер посещал впервые), пытаясь сколотить из этих стран, Албании и Кампучии антисоветский блок. Тирана отказалась принимать Хуа Гофэна, а поехать к красным кхмерам он не решился...

Через две недели после ареста «банды» Пол Пот был восстановлен на всех постах. А накануне Дэн Сяопин вернул себе должность вице-премьера КНР.

Секретный документ ЦК КПК № 24 (март 1977-го) характеризовал Вана как представителя новой буржуазии, который тщетно пытался свергнуть диктатуру пролетариата в стране, а на международной арене – капитулировать перед империализмом. Требования Вана выступить в СМИ с опровержением этих обвинений были проигнорированы. Он без суда четыре года находился в тюрьме вблизи Пекина. На процессе над «бандой четырех» (20 ноября – 29 декабря 1980 года) признал, что организовал бунты в Шанхае, но в то же время говорил об опасности сближения с США и повторения случившегося в СССР и КПСС после Сталина и особенно после его дискредитации хрущевской кликой. Небезынтересно, что в полном объеме материалы того процесса поныне не опубликованы...

25 января 1981 года – к тому времени Дэн, сместив Хуа Гофэна, стал руководителем КНР – Ван Хунвэня приговорили к пожизненному тюремному заключению и лишению политических прав. В 1986-м он был госпитализирован из-за болезни печени. Скончался в пекинской больнице 3 августа 1992 года.

В советских СМИ начала – середины 70-х годов критика китайского руководства обходила молчанием Ван Хунвэня. Лишь кратко сообщалось, что он выдвиженец Культурной революции, долго работавший на производстве. Возможно, в Москве полагали, что приход к власти этого деятеля по крайней мере не усилит антисоветскую линию Пекина, и без того небезопасную для обеих стран, и не ускорит дальнейшее сближение КНР с США на антисоветской почве. Но как-либо вмешаться в пользу Вана в борьбу за власть в Пекине на фоне ее все большей непредсказуемости в Кремле не решились. Тем более что провал с маршалом Линь Бяо в 1971 году ухудшил и без того напряженные советско-китайские отношения.

А вот рыночные реформы, вскоре инициированные в Китае Дэн Сяопином, вряд ли были бы возможны при Ван Хунвэне – во всяком случае такими темпами, как при Дэне. Вероятно, застопорилось бы и сближение США с КНР на антисоветской почве.
Автор: Алексей Балиев
Первоисточник: http://vpk-news.ru/articles/33022


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 2
  1. parusnik 23 октября 2016 10:19
    Культурная революция в Китае, это по сути гражданская война..была...Спасибо, интересная статья
    1. Монархист 28 октября 2016 08:27
      Возможно, Вы и правы определяя культурную революцию как своеобразную гражданскую войну. Только война была почти"гуманная"по крайней мере она не сопровождалась таким обилием крови и диких эксцессов

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня