Сожжённый дом и неравный бой

...Этот дом подожгли фашисты, отступая из белорусского села. Дом горел без людей и животных внутри, но не пустым. Сюда гитлеровцы собрали всё, что отобрали у жителей. А так как продукты они забрали себе ещё в самом начале оккупации (и продолжали грабить в течение всего времени), то у селян не оставалось почти ничего. Только самое простые, но жизненно необходимые вещи: орудия труда, одежда (самую лучшую тоже взяли в первые дни, речь идёт об остатках), кое-какая мебель, одеяла, простыни. Словом, всё, что горит, и без чего жизнь окончательно превращается в выживание.

Сожжённый дом и неравный бой


В каждую избу ворвались немцы утром того дня 1944 года. В каждой нашли то «лишнее», что должно было подвергнуться немедленному уничтожению. Селянам нести вещи в «пункт сбора» не доверили, всё собрали сами. Потом согнали жителей — «погреться у огонька» и посмотреть. Подожгли.


Пламя сжирало человеческий мирный труд. Ведь и изготовлены вещи трудом, и служили для труда или заслуженного отдыха. У людей уже не было, что поесть. А теперь погибало и то, на чём спать, во что одеться и чем можно работать. У них оставались только жизни. И кабы только свои, так ведь ещё детские. А ребятишки хоть и стали в то время взрослыми маленького роста, но ведь это по пониманию, а не по силам и выносливости. Что с малышами делать, во что одеть в холод? Да ладно, одеть, - во что хотя бы завернуть?!

К зрелищу привели наших пленных. Специально за несколько сёл привели (держали их в другой деревне). Посмотрите, мол, как вы смогли свою землю и людей защитить.

И пленные — а было-то их не более двадцати — не выдержали. Измученные голодом, неимоверной работой, побоями, они стали выскакивать их строя. У них не было никакого оружия, только кулаки против автоматов. Но тот наш солдат, который выскочил первым, всё-таки успел врезать ближайшему фашисту по морде — простите мне это выражение. На того же ближайшего фашиста налетел второй наш солдат, и даже сбил с ног, и дал ногой по той же морде. Фашисты начали стрелять, бойцы падали один за другим. Но падали они уже в бою, а не на казни. В тот момент они перестали быть пленными. Падали, защищая свою землю и людей. Они не просто стояли и смотрели, они боролись так, как было в их силах. И это сводило на нет мифическую победу фашистов в тот миг. Потому как пока у человека не сломан дух — не побеждённый он. До последнего мига своей жизни не примет он нового положения вещей, а стало быть, и положение это устойчивым не будет. А маятник или флюгер — что же в них постоянного и благополучного?

...Их, погибших в неравном сражении, уложили вдоль дороги. Посмотрите на второй снимок Ивана Александровича. На многих нет обуви, потому что тот, кто дал фашисту ногой в морду, был обут. Удар получился тяжёлым и даже сломал немцу челюсть.

Сожжённый дом и неравный бой


Наши вошли в село на следующий день. Есть у Нарциссова снимок того фашиста с перевязанной челюстью, но я его не нашла, к сожалению. Только обнаружила ещё строчку о том, что в день освобождения кто-то из селян раскопал спрятанную бочку с солониной и разделил между всеми жителями. И на глазах у пленных фашистов, которых вели по селу, пошёл отсчёт новой жизни — безмерно трудной, полной боли, но с надеждой. Не маятник и не флюгер, а отсчёт стрелок на часах в старом, но крепком доме.
Автор: Софья Милютинская


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 18
  1. EvgNik 24 октября 2016 07:07
    Вспомнилась почему то песня на стихи Исаковского:
    ВРАГИ СОЖГЛИ РОДНУЮ ХАТУ

    Враги сожгли родную хату,
    Сгубили всю его семью.
    Куда ж теперь идти солдату,
    Кому нести печаль свою?

    Пошел солдат в глубоком горе
    На перекресток двух дорог,
    Нашел солдат в широком поле
    Травой заросший бугорок.

    Стоит солдат - и словно комья
    Застряли в горле у него.
    Сказал солдат: "Встречай, Прасковья,
    Героя - мужа своего.

    Готовь для гостя угощенье,
    Накрой в избе широкий стол,-
    Свой день, свой праздник возвращенья
    К тебе я праздновать пришел..."

    Никто солдату не ответил,
    Никто его не повстречал,
    И только теплый летний ветер
    Траву могильную качал.

    Вздохнул солдат, ремень поправил,
    Раскрыл мешок походный свой,
    Бутылку горькую поставил
    На серый камень гробовой.

    "Не осуждай меня, Прасковья,
    Что я пришел к тебе такой:
    Хотел я выпить за здоровье,
    А должен пить за упокой.

    Сойдутся вновь друзья, подружки,
    Но не сойтись вовеки нам..."
    И пил солдат из медной кружки
    Вино с печалью пополам.

    Он пил - солдат, слуга народа,
    И с болью в сердце говорил:
    "Я шел к тебе четыре года,
    Я три державы покорил..."

    Хмелел солдат, слеза катилась,
    Слеза несбывшихся надежд,
    И на груди его светилась
    Медаль за город Будапешт.
  2. Molot1979 24 октября 2016 07:43
    Тогда погибла почти вся ГА "Центр". Так что не долго фрицы радовались сожжённому дому.
    1. EvgNik 24 октября 2016 08:49
      Цитата: Molot1979
      Так что не долго фрицы радовались сожжённому дому.

      После войны им оставалось радоваться, что живы остались и строить, строить, строить. На Урале, в Сибири.
      1. Molot1979 24 октября 2016 08:49
        И это было справедливо. Там у них было время подумать о своем поведении.
        1. EvgNik 24 октября 2016 10:13
          Цитата: Molot1979
          Там у них было время подумать о своем поведении.

          Насколько знаю, они и детям своим завещали дружить с Россией. В отличии от подонков Бандеры. Посмотрите на сына Шухевича и всё станет понятно.
          1. Микадо 24 октября 2016 10:35
            Шухевич-младший - обычный бандеровский убийца. Который будет убивать с улыбкой, долго, с оттягом.. Жалко, что этот выродок еще жив .
          2. Molot1979 26 октября 2016 12:10
            А что на него смотреть? Дурное дерево не даст добрых плодов, сказано давно, но точно.
      2. петька слесарь 24 октября 2016 14:27
        о, они на Урале цеплялись за жизнь как могли... Многие наши знакомые бабушки с дедами жили в домах, построенных пленными немцами, а у некоторых и внуки и правнуки и по сию пору в этих домах живут...
        Дедуля Петя рассказывал, что немчура строила эти дома на совесть - в лагерь обратно никому не хотелось....за премию почитали на строительстве работать- хоть какая-то гарантия от голода и поноса не сдохнуть и дожить до дому
  3. parusnik 24 октября 2016 07:46
    Софья, Ваши миниатюры великолепны...пробирают до глубины души...
    1. Софья 24 октября 2016 08:16
      Большое Вам спасибо!
      1. Микадо 24 октября 2016 09:37
        если у Нарциссова есть фото этого палача с перевязанной челюстью, и Нарциссов сам делал этот снимок, - получается, немец тоже в плен попал?
        Надо было бы его тоже на том же месте, по законам военного времени, да и просто из человеческих чувств..
        иногда жалеешь, что мы настолько мягко с немцами поступили.. Воистину, великий гуманист был Иосиф Виссарионович! (сарказм, но с изрядной долей правды).
        Хотя, как говорил маршал Гречко в 60-х годах: в случае третьей мировой войны можно надеяться только на восточных немцев, остальные (в смысле, представители Варшавского договора, "братушки" там всякие и прочая шелупонь) сдадутся сразу же. Значит, "замирение" в какой-то степени удалось!
        1. Софья 24 октября 2016 15:23
          Да, Вы правы, тот немец тоже попал в плен. Об этом Нарциссов писал в газетной заметке, там же и был опубликован снимок фашиста. Я очень хорошо помню эту фотографию - там перевязано было чем-то похожим на оторванный рукав. Корпус Нарциссова эту деревню и освободил. А вот что стало с немцами - не знаю.
          1. Микадо 24 октября 2016 16:25
            хочется верить, что палачи ответили за все.. Если выродки "пойманы на горячем", совершив военное преступление - то, надеюсь, их довели, максимум, до ближайшей стенки. Спасибо Вам за статью!
  4. igordok 24 октября 2016 14:10
    Среди сожженных деревень Псковской обл. в качестве мемориалов оставлены две. На севере, в районе Порхова - Красуха, уничтоженная карателями после успешных действий партизан (сожжено 230 человек). На юге, в районе Великих Лук, - Андрюково, уничтоженная вместе с населением, как и в статье, при возведении оборонительных позиций. Жители Андрюково и ближайших деревень в количестве 360 человек были заживо сожжены, что бы просто не мешали.
    1. Микадо 24 октября 2016 14:29
      у нас в Ленобласти тоже есть такая деревня - Большое Заречье. Впервые упоминалась в летописях аж в 1500-м году, была сожжена в октябре 43-го года. Причина - за отказ жителей на угон в Германию и из-за подозрений в связях с партизанами. Были зверски убиты 66 человек. Сейчас на месте деревни мемориал - печи. Сколько еще таких мест....
      1. Reptiloid 24 октября 2016 15:19
        Большое спасибо за ещё один рассказ о той войне,Софья.

        О деревне Большое Заречье,к сожалению не знал.
        В Питере есть места,куда хотел бы попасть,но не сложилось.
        1. Микадо 24 октября 2016 16:16
          посмотрите Викимапию - Ломоносовский, Волосовский, Гатчинский район. Куча мест с названием "урочище". Из этих урочищ многое - деревни, сожженные нацистами, или так или иначе уничтоженные во время войны. Я эту деревню (выше) за счет Викимапии нашел. Буду в тех краях - заеду.
  5. Русский ватник 26 октября 2016 11:21
    И пыль смахнув с убийственных орудий,
    вздохнут " и что за тайну знали люди,
    Коль в них и в пекле выжила душа"..... soldier

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня