Броненосный крейсер «Асама» в бою у мыса Шантунг. Часть I. Подготовительные мероприятия

Броненосный крейсер «Асама» в бою у мыса Шантунг. Часть I. Подготовительные мероприятия


В мае-июне 1903 г. на поставленном в док военно-морского арсенала в Куре броненосном крейсере «Асама» был осуществлёны ремонт силовой установки и замена износившихся узлов и механизмов. Однако на последовавших затем ходовых испытаниях проявился ряд новых неисправностей механизмов главной энергетической установки. В начале осени того же года крейсер опять был отправлен на капитальный ремонт в Куре, во время которого, помимо ремонта и регулировки машин с заменой смазки и баббита, были заменены все воздуховоды, огнеупорные кирпичи топок, водогрейные трубки, а также подшипники на линиях главных валов.


Во второй половине сентября 1903 г. «Асама», имея водоизмещение 9 855 т, во время ходовых испытаний развил при естественной тяге и мощности механизмов 14 021 л. с. ход 19,5 уз.

В январе 1904 г., в рамках подготовки крейсера к боевым действиям, на корабле был осуществлён ряд мероприятий. Дополнительную защиту членов экипажа, элементов спардека, ходового мостика и командного пункта старшего артиллерийского офицера, а также палубной артиллерии среднего калибра и противоминной артиллерии были призваны обеспечить щиты, сплетённые из стальных тросов различного диаметра. Также были проведены работы по устройству теплоизоляции всех расположенных выше нижней палубы подъёмных механизмов, трубопроводов и паропроводов, а также насосов, вентиляторов и электродвигателей. Одновременно были устранена девиация, выверены дальномеры и оптические прицелы, а также отрегулирована станция беспроволочного телеграфа. После начала войны с Россией на корабле была интенсифицирована боевая подготовка во всех её аспектах.



Накануне боя 28 июля 1904 г. на крейсере отсутствовали штатные паровые катера, гребной баркас, шлюпки и гичка. Паровые катера постоянно использовались для постановок мин в районе Порт-Артура, обычно три катера и муляж (предназначенный для введения в заблуждение дозоры противника). Баркас и вёсельный катер были оставлены на базе, вельбот и гичка вместе со шлюпбалками хранились в Куре. Два паровых и два гребных катера были замотаны в брезент и обмотаны тросами. Также на крейсере оставались три плоскодонных лодки, две из которых висели на шканцах, на траверзе кормового барбета.

Внутри батареи, под палубным покрытием, были сложены пулемётные щитки и лафеты, четыре секции противоторпедных сетей, а также несколько чехлов. В командирском салоне всё осталось на своих местах — столы с тумбами, серванты, печки, диваны, зеркала и прочая обстановка.



В офицерских каютах, кают-компании и спальнях вся мебель и предметы быта остались на месте. «Впечатление было такое, — писал в своём рапорте английский наблюдатель кэптен Хатчисон (captain J. de M. Hutchison), — будто ответственные люди полагали, что они просто идут на учебную стрельбу».
Носовая боевая рубка была частично прикрыта дополнительной защитой из свёрнутого брезента длиной 12 футов, закреплённого на леерах двухдюймовым тросом. Одновременно вся рубка была покрыта обычными окрашенными тентами. Эти меры не могли не ухудшить обзор из рубки, что, впрочем, учитывая намерение командира корабля, капитана 1-го ранга Ясиро Рокуро, командовать крейсером и контролировать ведение огня с боевого марса, не имело принципиального значения.



На марсе был установлен дальномер фирмы «Barr and Stroud», имелся рупор и индикатор дистанций, установленный на 500 ярдов.
Вокруг находящихся у боевой рубки двух скорострельных двенадцатифунтовых орудий, как и вокруг двух на кормовой надстройке, были установлены канатные ограждения, усиленные навешенными на них матросскими койками и двойным слоем гамаков.



На миделе палубные 6" орудия, помимо канатных ограждений, получили дополнительную защиту из скатанных гамаков и брезента.



С целью сведения к минимуму вероятности детонации погребов у казематных орудий находилось по пятьдесят снарядов и соответствующее количество зарядов. Количество фугасных и бронебойных снарядов при этом колебалось от 38 до 40 и от 12 до 10 соответственно.

Для управления средней артиллерией и движением корабля были разработаны следующие меры. Распоряжения о курсе должны будут передаваться в рубку с марса, направление стрельбы и цель должно были передаваться в виде распоряжений, написанных на досках. Если условия стрельбы позволяют, два специально назначенных офицера, находящиеся в зоне слышимости, с помощью рупоров передают командирские распоряжения.



Офицер в носу прикомандирован к пяти 6" орудиям — четырём передним казематным 6" и одиночному казематному, расположенному по левому борту. Второй офицер, находящийся в корме, также у пяти 6" орудий — четырёх задних казематных 6" и одиночного казематного, расположенного по правому борту. К четырём палубным 6" орудиям были подведены строенные пожарные шланги, проложенные вдоль ограждений. Верхние и нижние орудия казематов имеют прямую связь. Находящийся на верхней палубе в районе миделя посыльный должен будет служить связующим звеном между боевым марсом и казематами.

Источники:
1. Совершенно секретная война на море 37-38 г. г. Мэйдзи. Отдел VI «Корабли и суда», приложения.
2. Русско-японская война 1904-1905 гг. Рапорты морских атташе.
Автор:
Валентин Мальцев
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

94 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти